С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Как принимать экзамен



Эта рождественская история произошла ровно семь лет назад. Я, однокурсник и его на тот момент жена собирались покинуть первый Гуманитарный Корпус и выкушать бутылочку «Арбатского» вина — оно не имело конкурентов по соотношению цена-качество.

На часах было уже 8 часов вечера, как вдруг к нам подбежал молодой человек.

— Ребята, вы с какого курса? — спросил он нас взволнованно.

— Гм. Мы со старших курсов и не с этого факультета — ответил я — а в чём дело?

— Хотите заработать 50 рублей за полчаса?

Я быстро прикинул, что лишняя бутылка вина нам никак не помешает. Финансы были нужны всегда.

— Что нужно делать?

— У нас сегодня должен быть зачёт по латыни, а препод не пришел. Пацаны уже получили зачёт на той неделе, а девки прогуляли. Кто-нибудь из вас должен провести этот зачёт, но зачёты им не ставить. А мы из-за двери будем на это всё смотреть.

Неплохая идея — поиздеваться над одногруппницами. Кожевников был звездой нашей КВНовской команды, поэтому я сказал:

Витё-ок!

— Нет.— Неожиданно ответил он.— Я не хочу. Иди лучше ты.

Выпить хотелось.

— Методичка есть? — спросил я.

— Есть! — обрадованно сказал студент.

И мы отправились к лифту. По дороге я выяснил, что паренёк — юрист-вечерник со второго курса, что их препода зовут Олег Дмитриевич и что это их первый семестр изучения латыни.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Дело в том, что всеми мировыми языками, кроме русского, я владел тогда примерно в равной степени. В частности, из латыни я знал несколько крылатых фраз и слово «мандибуля» — нижняя челюсть. Зато о приёме зачётов я знал много — к тому времени диплом я уже защитил. Приёмы самых жестоких экзаменаторов я помнил наизусть — они могли бы напугать даже тигра, куда там бедным второкурсницам.

Одернув свитер и угрожающе выпятив нижнюю челюсть, с красной «преподавательской» папкой подмышкой я вышел из лифта.

— Юристы, второй курс? — зычно спросил я, оглядывая группку юнцов и юниц в коридоре.

Д-д-д-даа.— пролепетала одна из жертв.

— В аудиторию.

Затравленно оглядываясь на меня, пятеро девиц вошли в аудиторию. Я прошел к столу, и глядя куда-то в сторону, скучно произнес:

— Здравствуйте. Олег Дмитриевич сегодня не сможет придти, поэтому зачёт у вас проведу я. Меня зовут Александр Юрьевич.

Резко повернув голову к студенткам, я продолжил:

— А вот тетради и учебники я попрошу вас убрать на время зачета. Меня интересует ваше знание предмета, а не умение списывать.

— А Олег Дмитриевич говорил, что можно будет пользоваться во время зачёта! — отчаянно высказалась самая смелая из них.

— Он ошибся, или пошутил.— я постарался вложить в эту фразу максимум нежности, на который бы способен.— Итак,— продолжал я уже направляясь к двери,— я попрошу вас для начала написать 6 фраз на латинском языке. В различных залогах! — я догадывался, что залоги в латинском языке есть.— 20 минут на подготовку.— добил я девочек и выскочил из класса.

Основная проблема преподавателя — не оказаться на экзамене в дураках. Хороший студент знает предмет лучше плохого препа. Я был с девицами в абсолютно равном положении — и у них, и у меня на изучение латыни было по 20 минут. Но кураж придавал мне сил, а страх парализовывал девиц. Через 20 минут, за которые я узнал об иностранных языках больше, чем за все предыдущие годы их изучения, я вернулся к студенткам.

Теперь у меня время как следует их разглядеть. Всё-таки в массе своей студентки-гуманитарии лучше студенток-физиков по внешним параметрам. В умственных способностях мне предстояло убедиться.

Ну-с начнём, пожалуй, зачёт — сказал я, плюхаясь на стул.— Per rectum ad astrum*!, как говорится. Кто первый?

— Я! — бодро сказала одна из девиц.

Я поощрительно улыбнулся и похрустел пальцами.

— Читайте, пожалуйста, фразы и перевод.

Девушка бодро прочла шесть фраз на латинском языке.

— Ну что же. Произношение у вас, надо отметить, даже хуже, чем я ожидал. Переводите.

С переводом красавица справилась вполне успешно — еще бы, за двадцать минут списать текст с учебника много ума не надо. Если бы она еще не заикалась от страха, было бы совсем хорошо.

Следующая девочка стала читать фразы одну за другой, перемежая их переводом.

— Я мыслю, следовательно, я существую.

Преподаватели часто применяют те же приёмы, что и студенты — они цепляются за избранные моменты и перенаправляют русло беседы.

— Стоп! — я прервал её.— Очень хорошо. А кто это написал?

— Я.— пролепетало это создание.

— Чудо! Просто чудо. Какие еще есть мнения? — спросил я, обращаясь к аудитории.

Гробовую тишину прервал смех из коридора.

— Девушки, запомните: если вы не мыслите, то с зачётами будут трудности. Это написал Рене Декарт, однако продолжим!

— Скажите, а когда можно сдать зачёт в следующий раз? — обречённо спросила одна из студенток.

— Не знаю,— честно ответил я.— Жизнь сложна и противоречива. А сегодня уже 24-ое декабря. Зайдёте на кафедру, спросите Олега Дмитриевича и сдадите в другой раз.

Девушка собрала вещи и вышла.

Я оглядел оставшуюся четвёрку.

— Sic transit gloria mundi** — печально сказал я, глядя вслед вышедшей.— Кто-нибудь знаёт, как это переводится?

— Пи**ец.— прошептала еще одна будущая юристка.

— Примерно — похвалил я её.

Она вспыхнула и обращаясь ко мне, сказала просительно:

— Олег Дмитриевич, вы меня неправильно поняли!

— Милая девушка — очень ласково, улыбаясь, произнёс я,— трагедия заключается в том,— я повесил театральную паузу — что я — не Олег Дмитриевич. Олег Дмитриевич — это ваш преподаватель латинского языка — за дверью послышался здоровый мужской смех.— Вы что, ни разу его не видели?

Девушка быстро собрала вещи и выбежала из аудитории.

Да-а-а, девушки, что-то у нас с вами не ладится. Знание моего предмета — non vaginus, non rotes legionus! *** А скажите-ка, что такое герундий?

Тягостное молчание надо было прервать — публика ждала крови.

Я написал на доске: «Personae non grata»****.

— Как это переводится? Девушка, вот вы — переведите эту фразу.

— Персона…

— Ну! — подбодрил я несчастную.

— Персона которая…

— Ну!

— Персона которая не….

Каким образом можно учиться на юрфаке, и не знать такой фигни, я понять искренне не мог.

— Ну, а вы, девушка — обратился я к студентке самого бл*дского вида, которая очевидно гордилась норковой шубкой, с которой не расставалась — вы не знаете, случайно, сколько времён в латинском языке? — только что я узнал в методичке, что их 36.

Девица встала и промямлила:

— Два.— я еле успел подхватить свою мандибулу — Настоящее и прошедшее.

— Девушка! А как же будущее?

— А будущее мы не проходили — сказала она чуть не плача.

— Memento mori! ***** — за что же я поставлю вам зачёт?

Развалившись на стуле я придал своему лицу выражение оскорблённой невинности.

— Милые девушки — сказал я, помахивая методичкой.— В этой методичке 156 страниц, из которых 56 занимает словарик. Чтобы её выучить наизусть, человеку с нормальными умственными способностями хватит, максимум, трех недель, с пониженными — двух месяцев. Вы занимаетесь латынью целый семестр, но я не вижу никаких результатов!

— Но мы же — юристы! Мы же не можем знать латинский язык так же хорошо, как и вы! — сказала самая симпатичная из троицы.

Не буду говорить, какие усилия я приложил, чтобы не заржать.

Я подпрыгнул со стула, и направив на них указательный палец, закричал страшным шепотом:

— Вот именно! Вы — юристы! Именно поэтому вы — обязаны — тут я не выдержал и пустил петуха — знать латинский язык лучше меня! — за дверью послышался дикий гогот и звук упавшего тела — Язык Цицерона и Катулла! Язык Нерона и Цезаря! Язык первого права в мире! Римского права! Язык, на котором вплоть до 1917 года защищались все научные работы, на котором написаны величайшие произведения. Вы обязаны его знать.

Я сел обратно. И сказал:

— Но — не знаете.

— А может быть, вы сможете с нами позаниматься факультативно? — спросила девушка с шубкой, игриво поводя плечами.

Это был её последний шанс.

— Факультативно — передразнил я её,— с вами будет заниматься Олег Дмитриевич. Только он вряд ли захочет. Девушки, точек соприкосновения в области латыни мы с вами не нашли — я направился к двери, поскольку опасался предстоящей расправы, если им удастся выйти раньше.— До свидания, девушки! — сказал я и вышел.

За дверью стояли студиозусы с красными от смеха рожами, по которым текли слёзы. Заказчик выдал мне полтинник.

— Дай ему еще стольник — завопили сразу несколько человек.

И мы таки взяли три бутылки «Арбатского».

  • * Через прямую кишку к звёздам
  • ** Так проходит мирская слава
  • *** Ни в красную армию!
  • **** Нежелательное лицо
  • *****Помни о смерти!

Все истории...


Получайте свежие статьи и новости Синтона:



<<< Твоя подружка в компьютерной классификации     Словари >>>

Наверх страницы

Наши Партнеры