С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Заказ на принца



19-00 Я сижу в офисе, одна-одинешенька, за своим столом, подперев голову ладошками. Мое окно чуть приоткрыто и от ветра шевелятся разнообразные бумажки на моем столе. Сижу я конечно же не просто так, а выполняя важную административную функцию. Дело в том, что в нашем офисе сломалось окно. Вернее, сломался высокотехнологичный шпингалет или еще что-то там еще, внутри этого стеклянного пакета. В общем, окно не закрывается.

Это мое окно. Я сижу около него уже почти месяц, с тех пор как работаю в этой компании. Днем я смотрю в него, и мои глаза отдыхают от мерцания монитора. Когда на улице прохладно, я его открываю и проветриваю свой тощий организм живым, некондинционированным воздухом. Когда идет дождь, разглядываю маленькие серебряные капельки, сползающие по его стеклу. В общем, можно сказать, я люблю мое окно.
Поэтому я жду мастера, который с минуты на минуту придет и все исправит.
Он спасет меня от забвения.

Все мои коллеги уже разошлись по своим важным и неотложным делам. Встречаться с любимыми. Ссориться с мужьями и женами. Есть виноград, смотреть футбол, пить пиво, заниматься спортом в фитнессе, находящимся через дорогу.
Я завидую им. Я бы тоже хотела пить пиво и смотреть футбол со своим любимым. Он как бешеный кричал бы: «гол!», я, счастливая, целовала бы его и поздравляла с победой нашей любимой команды, о существовании которой до сегодняшнего дня не подозревала. Или мы могли бы вместе заниматься в фитнесе. Он показывал бы мне как правильно плавать. Или поднимать вес на тренажере.

В крайнем случае, мы могли бы даже и ссориться. Для того, чтобы после ссоры крепче любить и обнимать друг друга. Все это я могла бы делать сегодня вечером. Однако, я осталась в офисе. Ждать мастера, который починит мое любимое окно с мокрыми серебряными каплями.
Впрочем, у меня и любимого то нет никакого.

19-30. мой любимый мог бы быть, например, таким. Рост сто восемьдесят восемь сантиметров. Атлетическое телосложение. Черные густые, коротко стриженые волосы. Проницательные карие глаза. Волевой взгляд. Уверенная речь и чувство юмора. Сила и мужество во взгляде. Смелость, принципиальность в характере. И тотальное чувство ответственности за нашу семью.
В принципе он мог бы быть немного не таким или совсем другим. Только его нет и все дела. Поэтому серебряные капли продолжают стекать по стеклу моего окна. Как будь то бы я расстроена и плачу. Правда, я внутри офиса. А капли снаружи. Но это неважно. Ведь я часть планеты, значит, в серебряных каплях есть и мои слезы.

19-45. на соседнем столе, принадлежащем кудрявой девушке Ире я нашла женский журнал. Сейчас я все узнаю. Куда нужно ходить и что делать, чтобы стать невообразимо прекрасной.
Хотя, казалось бы, куда уж прекраснее. Трудно даже представить.
Тем не менее, тем не менее. Нет предела совершенству. Наверно мне просто не хватает умения донести свою прекрасность до окружающих меня прекрасных мужчин.
Журнал меня научит этому. Ведь это журнал для прекрасных женщин. Там наверняка есть множество волшебных рецептов, вроде клубнично-огуречной маски или сценария первого свидания. Или, например совет о том, как вести себя в случае если вы задержались на работе, а в ваш офис случайно зашел прекрасный незнакомец.
А вдруг он и правда войдет. Ведь по теории вероятностей наверняка в нашем большом офисном здании каждый день находиться довольно большое количество мужчин, подходящим под мое понимание мужчины моей мечты. И наверняка, согласно той же теории, какому-то количеству этих мужчин я тоже должна понравится. И спрашивается, почему бы тогда хотя бы одному из них на зайти совершенно случайно в мой офис?

Так, надо срочно подправить макияж. Ведь мысль материальна и вселенная старательно выполняет все наши заказы. Главное не проморгать.
Я много раз наблюдала за тем, как исполняются мои самые дикие фантазии, которые я нарисовала в своей креативной голове. Так почему бы мне не материализовать очередную фантазию. На сей раз сознательно. Главное представить встречу в деталях.
Слава богу, одета я сегодня как принцесса, а не как американский коровий пастух.
Юбочка, туфли цвета блестящей зеленой навозной мухи с бантиком, маечка со стразами.
Что-то я полюбила эти стразы в конце концов. Мировое сообщество сумело вовлечь меня в эти маленькие блестящие стеклышки. Как говорит один мой знакомый; «У меня везде стразы, на кедах, видишь, на рубашке, недавно рентгеновский снимок делал, так даже в печени стразы нашли». После этого выступления я сдалась и пошла купила сверкающую маечку. Поэтому теперь я блестящая женщина. Хотя обычно, честно говоря, на мне драные джинсы. Это сегодня меня вдруг посетило желание побыть гламурной девушкой. И это наверно тоже не случайно. Наверно это знак судьбы.
Я придирчиво оглядываю себя в зеркало. Вроде неплохо. К встрече с прекрасным принцем я готова.
Здорово все-таки, что я задержалась!
Я принимаю изящную позу и беру в руки журнал. Почитаю, пока он не зашел.

20-30. Клубнично-огуречные маски выучены, сценарий первой встречи отрепетирован перед зеркалом, а принца все нет. Оконного мастера тоже. Задерживается, негодяй.
Зато в конце журнала нашелся чрезвычайно «позитивный» рассказ про девушку, которая ждала в офисе мастера по ремонту окон, а дождалась терзаемого сомнениями полупсиха, поднимающегося на верхний этаж, и подумывающего, не выброситься ли ему из окна этого самого этажа. Его, знаете ли, любимая бросила и разные другие несчастья произошли. И вот эта офисная девушка, сильно раздраженная долгим ожиданием мастера видит вошедшего мужчину, принимает его за того, кто должен чинить окно и говорит:
— Господи, входите вы уже побыстрее! Окно, — вот это, видите открытое! Что вы стоите, давайте скорее, делайте свое дело, мне некогда. Уходить пора.
Ну что мужчине оставалось делать, скажите на милость, когда такой явный знак вселенной?
Прочитала я рассказ и сильно задумчивая стала. Что это еще за намеки? Я то как раз мастера жду, который окно должен починить! И разволновалась я вдруг не на шутку, могу вам сказать. Ведь по теории вероятностей в нашем офисном здании вполне может оказаться и этакий полупсих, решивший, что жизнь не удалась и пора выбрасываться в окно. И по той же теории вероятностей он вполне может зайти в мой офис. Тем более что дверь не на замке. Караул, что же я тогда буду делать? Проклятый Ньютон, со своей теорией.
К тому же я верю в знаки.

Я бросаю взгляд на картинку, сопровождающую рассказ и обнаруживаю, что девушка как две капли воды похожа на меня. Те же черные прямые волосы, кругленькое лицо, зеленые глаза... И майка со стразами. Уф..

21-00. Мысли скачут. Сколько времени уже прошло? О боже, уж полночь близится, а мастера все нет. Ну все, теперь точно, психа дождусь! Ведь мысль по-прежнему материальна. Что же тогда делать!? И зачем я только осталась? Что мне, больше всех надо? Все там пиво свое пьют. Надо что-то срочно придумать. Так-так-так.. Соберись, тррряпка! Ты все знаешь..
Я начинаю судорожно вспоминать свои познания, приобретенные на неоконченном факультете психологии. Надо будет его отвлечь, — это раз. Впрочем, это и без неоконченной психологии понятно. Что же дальше? Что же, что же. Я схватила ручку и бумажку. Не могу без них думать. Моя рука тут же начала выводить косматые рожицы с напряженным выражением лица. Да что тут думать, то? Надо вовлечь его в разговор, — это два. Попытаться осторожно выяснить причины поступка, который он намерен совершить — это три. Ну и дальше, просто поговорить, переключить его мысли... Ах, да, очень важно чтобы он выговорился.

21-10.Вдруг в коридоре раздались шаги, и мысли мои прервались так резко, словно я на стену налетела. Я вскочила на ноги и мысленно заметалась по офису.
«Так, что это еще за психоз? А ну, возьми себя в руки. Сама придумала и сама же боишься», — здравый смысл воззвал меня к логике. Я успокоилась и начала прислушиваться.
Однако что-то уж слишком уверенно для полупсиха, он вышагивает. А может просто он уже принял решение и поэтому спокоен. А может это мастер? Или принц? А может вообще мимо пройдет. Хотя нет. Мимо тут некуда идти, мы в тупике вселенной. Ну, то есть этажа, я имела в виду.
В общем, шаги, наконец, остановились. Вернее остановился некто, производящий звук шагов. Дверь открылась, и вошел человек. Мужчина, естественно. Женщин в моем сценарии предусмотрено не было. Зачем мне женщины, я же не лесбиянка.
Так, по виду принц. Хорошо, что осталась. Сейчас он сделает что-нибудь романтичное.
Например, увидев меня, замрет, восхищенный моей неземной красотой и скажет.. Скажет..
— Здрассьте, — недовольно произнес он — и начал шарить по офису глазами.
Гад какой. Принцы так себя не ведут. Взгляд его окончательно остановился на приоткрытом окне. Неужели мастер? Ага, в джинсах Армани и джемпере Этро. И без инструментов. Он даже не похож на работника нашего офисного центра. В нашей дизайнерской конторе все носят, по выражению одного креативщика «заблеваные футболки», а во всех остальных офисах этого здания люди заточены в костюмы и галстуки.
Поэтому в ресторане, расположенном на пятом этаже, все высокомерно стараются отсесть от нас и наших футболок подальше. Я работаю тут только три недели, но уже обнаружила эту маленькую войну миров. Впрочем, это они с нами воюют. Нам же все эти люди в галстуках совсем не мешают. А порой очень даже и помогают, когда деньги приносят, за какие-нибудь бессмертные полиграфические творения нашей конторы, призванные поднять их жалкий бизнес до небывалых высот. Надо сказать, что у нас получается. Я работаю в очень крутой конторе, создавшей не один гениальный бренд.
Так что, откуда взялся мой персонаж в Армани, мне совершенно непонятно.

Неужели все-таки полупсих? Дофантазировалась! Мне тут же опять становится страшно. Я конечно понимаю, что мысль материальна, но не до такой же степени, елки-палки!
Пока все эти мысли очумелыми мартовскими зайцами проносились в моей голове, мужчина, не дождавшись от меня ни звука начал свое крейсерское движение в сторону окна.
Я, внутренне сделав попытку убежать из офиса, в реальности тем не менеее тоже сделала шаг в направлении окна, перекрыв подходы. Мужчина удивленно поднял брови.
А нефиг мне тут бровями угрожать, между прочим! Тьфу. Ну почему мне надо было материализовывать психа вместо принца, спрашивается. Почему с продуктивных мыслей я все время съезжаю в сторону, а всякая ментальная дичь тут же начинает прорисовываться в моем мозгу с точностью до мельчайших деталей. Мой бывший начальник утверждал, что у меня бетон между полушариями. И я мыслю только одним, тем, который за творчество отвечает. Я даже не могу запомнить, правое это или левое. Да это и неважно. Главное, даже мужчины от меня сбегают, не выдержав переворота в моем мозгу и беспорядка квартире.
Однако, у меня тут персонаж стоит, бровями двигает.

— Здрассьте, — наконец произнесла я. Надо же мне как то разговор начинать.
Ну хорошо, а дальше? Не могу же я у него спросить, мол, не собираетесь ли вы уважаемый незнакомец выпрыгнуть из окна?
А ведь лицо то у него расстроенное, думаю я вдруг. Волосы взъерошены. В глазах боль. Бедный человек. А я все о себе да о себе.
— Ну, здрассьте, не очень довольно произнес незнакомец.
— Ммм.. здравствуйте.
— Вы уже здоровались.
— Ах да. Скажите, вы чем-то расстроены?
— Я? — поразился незнакомец,. — откуда такая информация?
— Ну как то так подумалось — начала я выкручиваться, — Даже не знаю. Да у вас в глазах написано, по правде говоря.
— Что написано? — он вытаращил на меня глаза. Удивлен. Люди почти всегда удивляются, когда встречают внимание и заботу от незнакомых людей. Словно это что-то фантастическое и невероятное в современном мире.
— Боль и страх, — ответила я ему честно.
— О госсподи! — незнакомец помотал головой, — как это вы разглядели, интересно?
— Так ведь.. Да они у всех там написаны, вообще то говоря.
Мужчина с ошеломленным видом опустился на стул и уставился на меня.
— Ну-ка, ну-ка, поподробнее с этого места.
— Ну, — нерешительно начала я нести всякую чушь, тоже опустившись на стул, — понимаете, мы все встречаемся в своей жизни со всякими трудностями. С самого детства, понимаете?
— Ну..
— Вот и ну. Представляете себе такую, например, ситуацию, — вы еще совсем маленький, влюблены в белокурую девочку из детского сада. И вы искренне дарите ей свои чувства, помогаете завязывать шнурки, заботитесь... Господи, что за чушь я несу, какая белокурая девочка, какие шнурки, что еще за психоанализ? Откуда весь этот бред появляется в моей голове?
— Ну, ну, продолжайте, — заинтересованно произнес персонаж.
Не нравится мне его ехидное лицо, честно говоря.
— И в один прекрасный день ваша коварная подруга вдруг говорит: «Все, не завязывай мне больше шнурки. Я больше тебя не люблю. Я теперь люблю Вовку Петрова». Представляете?
— Представляете, представляю — смеется персонаж — что-то похожее было в моем детстве. Круто, я на верном пути. Смеется — это хорошо. По крайней мере, он оставил свои попытки прорваться к окну, сидит на стуле верхом и внимательно меня слушает.
— Ну и вот. Вот и первая боль. Первое разочарование. Первые решения о себе, о мире, о людях..
— Какие решения?
— Да обычные. Как у всех. Мир жесток и несправедлив, женщины коварны, люди безразличные гады, искренние чувства проявлять нельзя, я жалкий и никчемный слабак, недостойный любви красивых женщин. И отныне вы становитесь зомби. В вас зашита программа.
— Какая?
— Ну какая. Вы будете сдержанным, неискренним, недоверчивым сухарем. Однако коварные блондинки все равно будут бросать вас всю жизнь. Потому что программа зашита.
— Откуда вы знаете?
— Что конкретно?
— Меня сегодня девушка бросила. Блондинка, кстати сказать.
— Простите. Я не знала.
— Да ничего. Все нормально.
— Мне правда жаль. Но вы поймите, это же не повод вот так все закачивать. Вы же совсем молодой.
— Что все, как заканчивать?
— Ну, в окно там бросаться, я не знаю.
— Какое окно? Слушайте, я понимаю, у вас явно что-то экстраординарное произошло. Что у вас какой-то знакомый из окна выбросился? Или что? О господи, что за психотренинг у нас?
— Это не у вас психотренинг, а у меня. Вы из окна собираетесь бросаться или нет? А то мне прямо уже надоело это все.
— Я?! В окно? Нет, конечно, что за чушь?
— Как нет? А чего вы пришли? Зачем к окну рветесь? Да и видок у вас потрепаный, надо сказать. Волосы дыбом, глаза отсутствующие.
— К окну? Да починить его хотел. А волосы да, — он встал и посмотрелся в зеркало, — ну, они всегда дыбом, я, когда работаю, все время их ерошу. Машинально. Понимаете?
— Понимаю вроде. Я тоже кручу их все время.
— А глаза, ну не знаю, я задачку одну не мог решить, вот о ней и думал, когда зашел. То есть не тут был, мысленно. Может из-за этого?
— Так, я не поняла, вы мастер или кто?
— Какой мастер?
— Оконный.
— Да нет. Я директор этого дома для умалишенных.
— Директор? — что это еще за розыгрыш, не пойму. — Да я вас вижу первый раз.
— Так Вы сколько работаете у нас?
— Три недели.
— Ну а я в отпуске был. Вас мой заместитель принял на работу. Я сегодня вернулся и разговаривал с ним. Он сказал, что вы обладаете очень нестандартным мышлением и немного не от мира сего. Я уж и вижу.
— Это вы что, меня сейчас дурой так деликатно обозвали?
— Ну типа того.
— Ну вот, — расстроилась я, — как так можно было попасть? Ну чего ж вы окна то чините, если директор.
— Да вот решил помочь вам. Раз уж задержался на работе.
Уф. Какой кошмар. Ну что за мозги у меня? Больное воображение. Как же стыдно, фу. Напридумывала. Дура.
— Ну, Вы меня извините. Я просто рассказов странных начиталась и напридумывала себе.
— Да ничего. Тем более вы так угадали все, даже странно. Как вам удалось?
— Да никак, просто плела от страха все, что в голову придет.
— Ну и ну.
Он вдруг встал, подошел ко мне и положил мне руку на голову. Просто приложил, словно температуру хотел померить, только не на лбу а на макушке. Я притаилась как мышка. Чего это он? И кто тут вообще не от мира сего?
— Меня Сергей зовут.
— А меня Наташа.
— Я знаю. Видел анкету Вашу и разговаривал про Вас с замом. Должен же я знать, кем я руковожу. Переходим на ты? У нас тут так заведено.
— Угу.
— А теперь, может ты меня пропустишь к окну? Хочу тебя освободить из заточения.
— А зачем вы, то есть ты, мне руку на макушке держишь.
— Да не знаю. Хотел погладить, но не решился. Как то ты меня умилила своей бестолковостью.
— Приехали. Что, та белокурая девочка из детства бестолковая была к тому же?
— Возможно, — засмеялся он, — не помню. Окно чинить будем?
— Будем.
Хотя на самом деле мне уже расхотелось освобождаться из заточения. Чего мне там делать, на свободе. Тут хоть этот странный Сергей есть в наличии.

21-40. высокотехнологичный шпингалет мужественно починен с помощью кухонного ножика и мы пьем чай, стоя у моего окна, по которому продолжают ползти серебряные капли.
Я уже не хочу домой. Я хочу остаться тут, с Сергеем. Можно даже навсегда. Я смотрю на него и пытаюсь не растаять, как Амели.
Вот сейчас чай закончится и все. По домам.
— Люблю когда дождь по стеклу ползет. — говорю я.
Он протягивает руку и опять кладет мне ее на макушку.
— Что, опять погладить захотелось?
— Ага.
— Так ты уже погладь тогда, что ли? А то как то странно это выглядит, — стоишь с рукой на моей голове. — Не говори.
И он гладит меня. Странный все же тип. Такого я еще не встречала, — обычно все как то заигрывают, целоваться лезут, а этот положит руку на голову и стоит. Ну и кто тут нестандартный?
— Пойдем чай пить, — говорит он.
— А мы чем занимаемся?
— Фу глупая. Это я тебя в кофейню приглашаю.
— В кофейню на чай?
— Да какая разница!?
Действительно никакой.
— Идем.
Кажется, я материализовала оконного мастера, брошенного полупсиха и принца в одном лице. Большей фантасмагории придумать сложно. Я всегда знала, что запрос во вселенную нужно формулировать максимально четко. Ведь что просишь, то и получаешь.

22-40. В кофейне я обливаю его кофе, мы идем отмывать его в туалет и долго там целуемся.
Через год.
— Вот почему ты тогда зашел в офис, скажи? Ведь это же не случайность! Это просто не может быть случайностью!
— Конечно, нет! Мне Анна Семеновна позвонила и сказала: «Сереженька, голубчик, там одна девочка новенькая сидит, совершенно сумасшедшая, как все наши дизайнеры, в четвертом кабинете. Почини ты ей окно ради бога, а то она так и заночует там, с нее станется!»
— Вот негодяй. Мог бы придумать что-нибудь романтичное. Все равно это не случайно. Слушай, а все-таки хорошо, что ты пришел. А ведь мог и реально этот полупсих зайти, чтобы из окна выпрыгнуть!
— Не думаю.
— Почему?
— Киса, у нас офис на первом этаже.
— М.. да. Ну и что, он мог перепутать кнопки в лифте!
— Мог, конечно. Только ты уж определись, он у тебя псих или идиот, ладно? И вообще.
— Что вообще?
— Хватит болтать. Иди сюда.

Наташа Маркович

Все истории...


Получайте свежие статьи и новости Синтона:



<<< Выжить с женщиной, или гендерная мимикрия     Знаки зодиака >>>

Наверх страницы

Наши Партнеры