Автор: Кронин С.

Вступление

Москва. Осень. Вечер. Мелкий моросящий дождь. Из окна автомобиля город ослепляет своим великолепием. Всё, чего касается взгляд, сияет живым мерцающим светом: ослепительно сверкают витрины магазинов, кафе, крыши авто и окна домов. На мокрых машинах пляшут разноцветные блики, и даже асфальт кажется яркой световой дорогой, как будто сияющей изнутри.

Но вот впереди возник уходящий в небо колосс – мистический силуэт Триумфальной Арки. За ним, левее и чуть дальше, просматривается яркая игла шпиля Поклонной Горы. Не секрет, что в Москве существует всего несколько подобных «культовых» мест – символов, которые знает весь мир: Красная Площадь, храм Христа-Спасителя, Поклонная Гора… – впрочем, вряд ли большинству людей понятно истинное наполнение и смысл этого места, по архитектуре, инженерии и задачам полностью соответствующего всем канонам ритуально-храмового комплекса, а по своей монументальности и грандиозности сравнимого с храмовыми комплексами Древнего Мира.

Поэтому не случайно, что именно в этом величественном месте, менее чем в ста метрах от Триумфальной Арки, на Площади Победы в доме номер один, проходит «публичная» часть работы Открытого Темперологического Института.* И именно здесь, сегодня произойдёт историческая лекция, которая оставит свой след в энциклопедии человеческой мысли. Для этого по истине судьбоносного события Поклонная Гора и вид на Триумфальную Арку подходят идеально, как бы подчеркивая и дополняя значимость момента.

Я сворачиваю с Кутузовского проспекта на параллельную улицу и припарковываю машину в трёх метрах от ярко освещённого входа в монументальное сталинское здание среди занявших большую часть стоянки автомобилей слушателей, заблаговременно подъехавших на лекцию. Смотрю на часы – до начала минут десять, время ещё есть.

Я неспешно достаю полную пачку сигарет, распечатываю её и спокойно закуриваю. Сам же погружаюсь в созерцание огромных бронзовых скульптур римских воинов, словно укрывшихся от дождя в нишах Триумфальной Арки. Весь их вид наполнен величием и спокойствием. Кажется, ещё минута, и они шевельнутся…

Тушу сигарету и, не обращая внимания на мелкий моросящий дождь, выхожу из машины. Останавливаюсь и ещё раз окидываю взглядом Кутузовский проспект: общая картина сочетания ярких огней с вечерним полумраком завораживает своей мистической красотой. Практически паря в воздухе, дождевые капли освежают лицо и стразами ложатся на рукава и полы длинного кожаного плаща, делая его похожим на мистическую или военную накидку из какого-нибудь фэнтази. Плотно завернувшись в искрящийся плащ, я ещё какое-то время смотрю на силуэты римских воинов, пытаясь продлить осознание грандиозности момента. Начинает подниматься тёплый восточный ветер, покалывающий лицо прохладными дождевыми каплями, что только усиливает впечатление иной, не московской реальности.

Ну вот, мне пора идти. Я делаю несколько шагов в люминесцентно-яркое освещение свежего, опьяняющего запахами новой мебели, краски и ещё чего-то, чем обычно пахнет хороший ремонт, помещения. Прохожу шагов пятьдесят по длинному гулкому коридору, эхом отзывающемуся на каждый шаг и вхожу в просторный, ярко освещённый лекционный зал. Высокие четырёхметровые потолки, яркие пол и стены, комбинированные из различных сине-жёлтых материалов с блестящими вкраплениями, огромные окна с видом на Кутузовский и сверкающих римских легионеров, достаточно удобные стулья с откидными столиками… Напротив лекционной доски на треноге уже стоит профессиональная камера для съёмки предстоящей лекции. Всё готово для начала.

_____________________________________________________________________________

* Далее – ОТИ (прим. ред.)

Гости о чём-то оживлённо разговаривают. Они стоят в дальнем конце зала, и я не могу разобрать тему, которая их так увлекла, но слышу смех, вижу как наперебой друг другу что-то доказывают. За беседой они меня не замечают, и я спокойно снимаю плащ, складываю его пополам и бросаю на свободный стул. Сажусь и наблюдаю издалека – страсти в разговоре кипят. Интересно, осознают ли его участники, что сегодня они сами тоже становятся частью истории – как осознавали ли когда-то люди, которым, например, Эйнштейн впервые сообщил свою теорию относительности, или Фрейд – объявил о рождении психоанализа, или Менделеев – о таблице химических элементов. Да, сегодня грандиозный момент, к которому сам я шёл более десяти лет. Всегда восхищался мыслителями прошлого – Вольтером, Ломоносовым, Кантом, Циолковским... Но мог ли когда-то подумать о том, что именно я, а не кто-то ещё в наше время, сделает такой колоссальный вклад в основание общественной мысли – вклад, который является настоящим свежим глотком воздуха для многих гуманитарных и общественных наук современного мира...

Наблюдая за слушателями, я погрузился в воспоминания. Много лет назад казалось, что ничто не предвещало этого момента. Я вырос в интеллигентной и обеспеченной московской семье. Отец работал в Генштабе, мать возглавляла отдел в каком-то сверхсекретном НИИ. Как все дети, ходил в детский сад, гулял во дворе, потом учился в самой обычной школе. В восьмом классе сдал экзамены и поступил в Экспериментальную школу при АПН СССР с физико-математическим уклоном. В этой школе возглавлял комитет комсомола и был «по уши» занят в ещё каких-то мероприятиях – олимпиадах физических и математических. Однажды выиграл московскую олимпиаду по физике, организованную в то время достаточно известным научным журналом «Квант». Помню, что вручать грамоту приехал лично главный редактор. Потом как-то «между делом» выиграл олимпиаду по химии в Московском Институте Стали и Сплавов, да так, что в школу пришло официальное письмо, в котором сообщалось, что я досрочно принят в этот институт. При этом успевал заниматься дзю-до, участвовал в московских и международных турнирах – и на момент окончания школы имел звание Кандидат в Мастера Спорта. После школы я не стал подавать документы в МИСиС, и пройдя сумасшедший конкурс, поступил в МВТУ им. Баумана на один из его лучших факультетов и закончил ВУЗ по специальности «Робототехнические системы специального назначения».

На моё студенчество пришлись самые сложные годы Перестройки. Даже двойной «бауманской» стипендии не хватало, и всем студентам приходилось «выкручиваться», кто как мог. В одной группе уживались предприниматели, бандиты, «бедные студенты», просто те, кто подрабатывал в коммерческих палатках. Уже на втором курсе я общался с массой коммерсантов того времени – как московских, так и из других городов России, наладил небольшое производство, на столичных рынках «держал» несколько торговых точек. Что, впрочем, не мешало мне продолжать учёбу, выступать за сборную МВТУ по самбо и дзю-до, ездить на спортивные сборы и ещё – успевать вести бурную студенческую жизнь «на широкую ногу».

Практически перед дипломом я подружился с хозяином одной крупной фирмы, и он предложил мне работать у него с сумасшедшим на тот момент окладом (только официальный в десять раз превышал зарплату обычного менеджера). А так как было крайне не спокойное время, а компания состояла из бывших военных, сотрудников силовых структур, то я имел законное разрешение на ношение нарезного оружия. В то время, на подмосковном полигоне я успел пострелять наверно из всех видов стрелкового оружия, даже из таких моделей, о которых обыватель не имеет никакого представления и которые не показывают в фильмах. При этом у меня был личный водитель, я объехал много российских городов, поучаствовал в жизни «новых русских»… В тот период у меня появилась собственная квартира, был хороший достаток и неплохие карьерные перспективы. Знаю, что очень многие мне тогда завидовали… Интересное, но беспокойное было время.

И неожиданно для всех знакомых я бросаю такую «удавшуюся» жизнь – по сути, ухожу «в никуда». Недолго работаю в Останкино на программе «Время», потом оказываюсь на фондовом рынке практически в момент его зарождения в России, позже работаю в МВТУ, читая лекции по валеологии – на удивление окружающих, за какие-то «копейки». Несколько раз мне предлагают вернуться назад к «социально-успешной жизни», но я отказываюсь, вместо этого поступаю сначала на психфак в МПГУ, потом на психфак МГУ, становлюсь НЛП-Мастером, занимаюсь много ещё чем, ставя в тупик все попытки объяснить мой образ жизни старыми знакомыми. А в 1998 году открываю свой первый «Центр коммуникативных технологий», с которого, по сути, и начинается официальная история Темперологии.

Но и моему «везению» в институте и после его окончания, и «странному» поведению после ухода с «денежного» места, есть вполне объективное объяснение, да и причины для человека мыслящего ясны.

Дело в том, что ещё на втором курсе я начал увлекаться вещами, как говорили тогда, «аномальными». В то время всё, находящееся «за гранью», считалось в лучшем случае суеверием, в худшем – вещами «антинаучными», недостойными внимания здравомыслящего человека. Поэтому об этом моём «хобби» не знали даже друзья. Но к концу МВТУ у меня уже были вполне устойчивые результаты, которые на тот момент можно характеризовать как экстрасенсорные или «магические». И по окончании института я продолжил углублённое изучение «необычных» областей человеческой мысли, посвящая всё своё свободное время «штудированию» книг по данной тематике, увлечённо читал философов, исследования современных учёных и мыслителей прошлого, постоянно применяя изучаемое на практике и ставя порой достаточно рискованными эксперименты. И когда понял окончательно, что образ жизни «от бизнеса» мне сильно мешает, то от него отказался.

Что говорить, это был рискованный шаг – никто не мог гарантировать мне, что после ухода в эти «метафизические и философские области», я смогу действительно чего-то добиться, а не пополнить ряды голодных «искателей-неудачников», например, коих тысячи в нашем социуме. И я отдавал себе отчёт в том, что на чью-либо поддержку на этом пути мне рассчитывать не приходится. Но, с другой стороны, данная ситуация для меня была не новой: еще в институте мне приходилось принимать подобные решения, и каждый раз я не жалел об этом. Но данный эксперимент над собственной судьбой, – победой в котором были уже не деньги или престижная должность, а само ощущение жизни, – меня крайне заинтересовал. Я увидел смысл в таком вызове: либо достичь чего-то грандиозного в этой области, либо фактически «упасть» на дно общества, став заурядным экстрасенсом, менеджером или клерком (что в принципе равно) – просто ради добывания пропитания и траты всей своей жизни на покупку вещей. Впрочем, это состояние являлось «дном» только для меня: ведь подавляющее большинство людей так и живут – всю жизнь выполняя чьи-то бессмысленные чужие поручения, перебиваясь от зарплаты до зарплаты – и даже не догадываются о том, что такая «серая бессмысленная повседневность» является не нормой жизни, а её дном. Поэтому, не скрою, страшнее всего было оказаться в такой «бытовой возне» без просвета и выхода – которая убивает не что-то там «вообще», а саму индивидуальность человека... Я приехал в офис, который находился напротив Американского Посольства на Новинском бульваре, и попрощался с командой и сослуживцами. В их глазах читалось полное непонимание и звучал только один вопрос: «Тебе что, денег мало?». Денег было достаточно, но хотелось полноценной жизни.

Последующие несколько лет я формально где-то числился, но «работа», хотя её сложно было так назвать, уже не мешала мне заниматься своими делами. Я обложился книгами, сидел в библиотеках, появилась возможность работать с людьми – и я уже получал «сногсшибательные» феноменальные результаты. Как водится, одни «клиенты» рассказывали о «чудесах» другим – и поток клиентов всё время увеличивался. Но не это было моей целью: копаясь в научной и «околонаучной» литературе, изучая скрупулезно всё, что связано с психологией, парапсихологией, философией и проч., я пытался, прежде всего, найти ответы на свои вопросы в разных направлениях и методиках «изучения и познания человека». Естественно, что более всего меня интересовали современные работающие школы и центры, которые заявляли эту тематику, как ведущую. Но, к моему разочарованию, большинство из них при ближайшем рассмотрении каждый раз оказывались лишь красивой «обёрткой», как говорят, «пустышкой» – не более чем «красивой вывеской».

Поэтому к 98-му году ХХ века наступил момент, когда я отбросил весь этот «научный», равно как и «не-научный» бред и, на основе собственных наблюдений и открытий, создал свою первую учебную методику в области коммуникации. Около полугода её апробировал – и потом объявил об открытии собственного учебного центра, «фишкой» которого была прикладная энергетика. Смешно, но за последующие 10 лет в других направлениях так и не было создано ничего не то что превосходящего, но даже подобного той «энергетике»! А ведь для Темперологии это был только первый шаг…

И сейчас, если посмотреть на всё, что было открыто, понято, сделано за прошедший период – то колоссальный объём проделанной работы представляется феноменальным: фактически – это объём работы среднего НИИ за тот же период времени. Возможно, обыватель не видит в этом ничего выдающегося – на то он, впрочем и обыватель. Он не задумывается о том, например, что НИИ финансируется и поддерживается административными структурами, занимается только вопросами своей «научной деятельности», не отвлекаясь на «текучку»; или о том, что в НИИ работают сотни людей… Мы же (я и пара моих помощников*) смогли провести такую колоссальную работу собственными силами без какой-либо внешней помощи и поддержки: параллельно «научной линии», смогли поставить всё на самообеспечение – знания позволили получать средства с минимальными затратами сил и времени, достаточные для финансирования новых разработок, аренды помещений, оплаты пачек каких-то счетов... Всё, что приходило – тут же вкладывалось в издание методичек и книг (издание каждой из них, кстати, сравнимо со стоимостью нового автомобиля), закупку аппаратуры, налоги и много ещё чего, о чём особенно не думают учёные, работающие в государственных научных учреждениях и занимающиеся исключительно наукой. Действительно, система наших знаний формировалась вовсе не в «тепличных» условиях и прошла проверку не только временем: её состоятельность была проверена с позиции социальной и экономической жизнеспособности. Последними моментами я особенно горжусь: во-первых, тем, что мы не скатились в «тупое» проведение тренингов ради денег, во-вторых, тем, что у системы действительно нет и никогда не было каких-либо «спонсоров», диктующих ей, какой следует быть – что она независима.

Мы доказали самой своей деятельностью право заниматься тем, чем хотим заниматься и говорить так, как считаем нужным. И сегодня, если задуматься о том, в каких условиях всё развивалось, восторг и удивление вызывает то, что созданная в таких «полевых» условиях даже Базовая Программа ЭССЛ включает в себя 150 часов крайне сжатого насыщенного, уникального, нового материала, не имеющего аналогов – и, что подтверждают слушатели, крайне ценного для жизни, практичного и актуального! Если же начать давать весь материал развёрнуто – подобно академической форме обучения – то и 1000 часов будет мало. И это не говоря о том, что даже близко не вошло в программу – там куда больше!

При этом, что вызывает гордость и что стоит особо отметить: весь материал – это не «конспекты» из книг каких-то авторов или учебников; все методики новые, «прорывные» – то есть материал, который больше нигде не встретишь! Обывателю с неизысканным интеллектуальным вкусом, как правило, безразлично, знаниями «какой свежести» забивать себе голову, и он опять же не видит в «уникальности» ничего замечательного. Наверно, тем, кто сам не понимает, не стоит объяснять разницу между компиляцией и инновацией – но для думающего человека приобретение системы новых прорывных знаний является редкой

_____________________________________________________________________________

* С 1998 г. Айна Солнцева и с 2002 г. Ирида Тюннк. На сегодняшний момент я только этих двух людей в полной мере могу считать специалистами в Темперологии. Речь, конечно, идёт не о тренерах ЭССЛ и знании «публичной» части Темперологии, а о «допуске» к глубинам данной отрасли – к сердцу философии. По сути, именно с этими двумя людьми и была построена вся система. Безусловно, периодически появлялись и пропадали разные люди, но – как говорил Сталин, «партия крепнет чисткой рядов». Этот же закон касается и Темперологии – «мы не богадельня, в которую доступ открыт любом пожелавшему» (Сталин). Думаю, человеку, закончившему хороший серьёзный ВУЗ нет необходимости объяснять, что значит обладать всей глубиной профессиональных знаний. И всё же я надеюсь, что людей, о которых я смогу сказать, что они действительно смыслят в Темперологии – то есть не являются просто «пользователями», – будет становиться всё больше (прим. автора).

удачей: не случайно между развитыми людьми в различных областях деятельности идёт постоянная битва за обладание знаниями «первой свежести». Возможно, по этой причине, большинство слушателей семинаров ОТИ имеет ранг несколько выше, чем обычный менеджер или служащий. А может и потому, что сами обеспечивая себе развитие, мы всегда говорили с людьми, в чьи обязанности входит принятие решений и на ком лежит ответственность за сотрудников и организацию, на одном понятном языке.

Конечно, на семинарах слушателям преподаётся только «верхушка айсберга». Но если вдуматься, только минимальный «набор» сжатого, самого необходимого для жизни и нового материала составляет 150 часов! Да и предназначен он не для неудачников, ищущих себе оправдание, а для людей с хорошим образованием и уже хоть как-то состоявшихся в социуме! То есть для той аудитории, которая крайне требовательна к качеству получаемых знаний, способна сама анализировать, мыслить – аудитории, не терпящей демагогии, псевдонаучного бреда, оторванных от реальности теорий. И для такой аудитории создан полный институтский курс!

За эти годы мы прошли много разных ситуаций: были периоды сложные, были очень сложные, были и хорошие. Но, вне зависимости от периода, лекции шли, книги выходили – а система строилась… Правда после пройденного, отнюдь не простого, пути, меня ещё иногда упрекают в «не-любви» к некоторым «идеологам» других направлений или «бизнесменам от науки»! Что тут говорить: думаю, понятно моё отношение к тем, кто годами «сидит» на какой-то одной «методике», а то и «приёме», при этом кичась своей якобы «системой». Можно вспомнить и тех, кто работает в государственном помещении, использует материал из «бородатых» учебников, десятилетиями ничего не меняя в своей жизни и ничем не рискуя, сам живёт серой повседневностью, имея море собственных нерешённых проблем: то есть тех, кого никогда не «рвал» реальный поток жизни, при этом считающих себя великими знатоками человеческих судеб, да ещё и учащих других людей, как тем поступать. Я уже не говорю о компиляторах и плагиаторах, коих большинство в любой отрасли. Что говорить, в процессе построения системы, мы приобрели «бойцовские качества», наши знания многократно были проверены в реальных жизненных перипетиях, и отношение к этим «учителям» наверно такое же, как отношение офицера, прошедшего не одну войну, к рассуждениям тылового генерала. Что же касается самого материала, даваемого слушателям, то я вообще не считаю, что нужно пересказывать людям материал «второй свежести»: во-первых, для этого существует академическое образование для подготовки «специалистов», а ещё масса учебников, книг, видео – кто хочет изучить «бородатые» методики, может послушать и посмотреть их там…

Также помнится за историю развития системы была масса советчиков и «единомышленников»: одни навязчиво объясняли, как надо вести бизнес на тренингах, другие называли меня таким же «тренером», как и они сами, и сравнивали наши «методики». Мне так и не удалось объяснить ни первым, ни вторым, что я занимаюсь совсем другим – не бизнесом и не тренингами: я не зарабатываю на преподавании, поэтому расширение системы за счёт падения качества знаний не входит в мои планы. Было даже несколько предложений от чиновников и бизнесменов – частично финансировать систему, правда, с эдаким «хищно- рыночным» подходом: «я финансирую разработки, но вся система будет принадлежать мне». Последние явно не имели представления о таком понятии, как «нематериальные активы», поэтому и не видели для себя прямой пользы в равноправном сотрудничестве. Меня же, что скрывать, сильно оскорбляло подобное отношение к тому, чем я занимаюсь.

И вот сегодня день, когда я могу смело признаться самому себе: когда-то я рискнул и принял вызов уйти из проверенных областей и кинуться в эту непознанную область – и сегодня я победил, не напрасно потратил годы, время, силы. Мало того, за эти годы я прожил столь насыщенную жизнь, которая была бы в принципе невозможна при каком-то другом занятии. Были и путешествия, и грандиозные вечеринки, и бесчисленное количество романов, я даже успел поменять за это время четырёх жен, появлялись новые друзья, масса интересных проектов... Верно говорит фраза одной древней книги, что если ты бросаешься в непознанное полностью, то «награда превосходит все твои ожидания». Теперь я могу говорить о новом, огромном, грандиозном и, главное, очень нужном обществу направлении, а также о новом наполненном состоянии жизни, которое может получить каждый человек. Так что для меня сегодня «день победы»: приятно осознавать, что когда-то ты просто «бросился в темноту», не зная, ни что с тобой будет, ни что ждёт, и вот она – Победа…

Слушатели же тем временем, даже не догадываясь о моих мыслях и состоянии победителя, продолжают что-то живо обсуждать. Это представители разных социальных слоёв, и такое открытое общение присутствует уже многие годы на темперологических занятиях ЭССЛ. Здесь нет ничего удивительного в том, когда заместитель министра общается с начальником отдела небольшой компании, а рядовой молоденький менеджер – с руководителем крупного предприятия. У них достаточно общих увлекательных тем и совместных интересов, не касающихся социальных ролей и занятий.

Вообще, как-то с самого начала так повелось, что на занятиях ЭССЛ не принято называть свою должность, положение в обществе. И думаю, такое «стирание границ» даёт много полезного. Прежде всего потому, что с точки зрения Темперологии важным является не столько позиция человека в обществе, а, прежде всего его личность – развитость, интеллект, чувство юмора. Нередко слушатели настолько сдруживаются, что продолжают общаться и вне занятий. Помню, больше года часть слушателей собирались по выходным в личном доме отдыха одного из посетителей, имеющего непосредственное отношение к Совету Федераций. Многие там оставались на несколько дней – просто отдыхали. Они часто помогают друг другу решать вопросы по бизнесу, просто находят спутников жизни… Иными словами, помимо всего прочего, ОТИ – это площадка, позволяющая познакомиться с интеллигентными, развитыми людьми практически из любого социального слоя.

Почему-то особенно наших «учеников» поражает, когда по прошествии нескольких занятий они вдруг случайно видят по телевизору «знакомое лицо» – людей, которые с ними вместе учились или учатся. Памятны и постоянные бурные обсуждения слушателями выступлений высокопоставленных государственных чиновников: как явно видно, даже не «вооружённым» взглядом, использование ими приёмов ЭССЛ, особенно с первого курса. Используют приёмы, правда, не всегда правильно, но ведь и изучали их, видимо, через «третьи руки», тем не менее, пригодилось… За прошедшие годы много было разных интересных моментов, встреч, знакомств. И когда люди находят общий язык вне зависимости от статуса в обществе, я искренне радуюсь за них.

От мыслей меня отвлекли слушатели: заметив моё присутствие и, завершая разговор, они начали рассаживаться по своим местам. Ещё пара минут – и вот они готовы к лекции. Я выдержал паузу, дождался пока внимание гостей окончательно переключится на меня, и начал занятие. Точнее, слушатели сами его начали.

– У меня есть вопрос! – пока все успокаивались, спросил мужчина из первого ряда, – касательно сегодня существующих духовных и психологических школ. Стоящих, насколько я понимаю, не так много, не больше пяти. Но есть ещё бесчисленное количество разных тренеров, преподавателей, каких-то «левых» тренинговых центров. Что влечёт людей в этот безымянный «легион»?

– Дело в том, что есть такие понятие как: духовный рост, духовное развитие и духовное развлечение, – начал отвечать я, пока слушатели доставали блокноты, диктофоны. – Духовное развлечение – это способ заполнять своё время, свой досуг. Одни люди ходят на футбол, вторые в кино, третьи в театры, а четвёртые постоянно «гуляют» из школы в школу, с тренинга на тренинг. Их в действительности интересует не знание как таковое, а – текущее эмоциональное переживание, общение; проще говоря, чтобы им кто-то заполнил досуг, дал тему для обсуждения. Всё очень сиюминутно и формально. Посещение разных тренингов и семинаров – не самая плохая форма досуга. И есть большая аудитория, которая именно так и проводит время. Так вот крупные системы, а также, как Вы их назвали, «безымянные» во многом ориентированы на удовлетворение потребностей именно этой аудитории, кстати, наиболее массовой. Это такая игра в развитие и «работу над собой», а по сути – развлечение.

Духовный рост и развитие уже не являются развлечением. Дело в том, что и то и другое можно уже назвать настоящей работой, и часто достаточно тяжёлой. Ещё и потому, что когда человек пытается постичь что-то новое, то даже весь его организм переживает не совсем комфортные состояния, стресс. Дело в том, что вся система убеждений человека, все его нейронные сети в прямом смысле «приходят в движение». Вспомните себя, например, в институте: какую работу надо проделать, и какие усилия приложить, чтобы понять новый предмет. Но, только преодолевая себя, человек развивается. Серьёзного развития легко и весело, без усилий не бывает.

Понятно, что без веской причины простой обыватель не станет так напрягаться, ведь это никак напрямую не связано с его достатком… А «развиваться» сегодня модно. Вот многие сегодня и «симулируют» развитие, как могут. Между тем, любые внутренние изменения неизбежно отражаются и в фактической жизни человека. По факту же в жизни «развлекающихся» ничего не меняется, как не меняются и они сами: какими приходят «учиться», такими и уходят. Это не более чем иллюзии. А о духовном росте я вообще не говорю: здесь мало просто осмыслять информацию – надо жить идеей. Для большинства людей – это утопия по причине того, что духовный рост требует колоссальной внутренней работы.

Так что сегодня существует своеобразная индустрия «духовных развлечений». Польза такая же, как от дискотеки…

– Ясно. Но почему же люди сами этого не понимают? – не то, чтобы слушатель был не удовлетворён моим ответом, просто он на всех занятиях отличался особой «любознательностью» и как говорят «пытливостью ума».

– Для того чтобы захотеть что-то понять, а тем более, действительно понять, одной скуки и моды на определённый вид отдыха мало. Должна быть причина, которая вынудит что-то изменить в жизни. А большинство людей не более чем страдает от отсутствия эмоций – мается скукой, одиночеством, однообразием повседневности. Сегодня, все так или иначе социально устроены, как-то приспособлены в жизни, имеют определённый достаток. И объективно люди просто мало что хотят менять в себе и своей судьбе. Потом, как это не парадоксально, сегодня не малая часть людей даже с высшем образованием в лучшем случае ремесленники, а нередко и просто невежественные люди. Не секрет, что большинство в ВУЗы идут за дипломом, а не за знаниями. Эту жуткую ситуацию в высшем образовании, когда человек обладает дипломом и показывает полное отсутствие элементарных знаний, признают уже даже в правительстве. Вот мы и получаем девственно-наивное сознание человека с «высшим образованием», у которого даже представления нет о том, что значит «работать мозгами» – для него всё едино: что лекции по философии, что по уфологи, что по физике… Но я не буду углубляться в тему сегодняшнего вопиющего невежества «дипломированных» специалистов. Только добавлю, что действительно сильными личностями можно считать только тех, кто работает над собой не потому, что «жизнь заставила», а потому – что понимают, что если нет развития, то жизнь пуста и бессмысленна…

Но давайте обратимся к теме сегодняшней лекции – сегодня у нас особая встреча. По сути, я подвожу черту уже сделанному за все эти годы. И всё, что сделано, я объединяю под единым названием – Темперология. Но о том, почему такое название, я скажу позже. Сейчас сделаем блиц-обзор системы.

Итак, с чем мы подошли к этому моменту? Давайте подведём итоги. Базовая Программа ЭССЛ, которая преподается более 10 лет, включает в себя 49 тем. Только тем! В процессе самого курса разбирается 424 подтемы. Это не просто вопросы или определения – это приёмы, принципы, методики… Вы просто вдумайтесь в это число! А если говорить о том, на что опирается система – на то, что открыто, систематизировано, то, что есть только у нас, то – 78 фундаментальных открытий. Сильно! Для сравнения скажу, что в том же НЛП есть раппорт, якорение, визуализации, метапрограммы, к которым относятся «ключи глазного доступа», как подтема метапрограмм. Может, есть ещё что-то, что я забыл, но все их техники и методики строятся на перечисленных основах. Их всего 4, может 5… В Темперологии – 78! Когда я говорю, что всё это сделал я, у людей возникает шок. Вот удивительно, Ломоносов мог создать и открыть много нового, Леонардо Да Винчи мог создать море всего – и это нормально, никто не удивляется. А когда я говорю, что всё это создал я, удивляются и спрашивают: «А где об этом можно почитать?». Смешно. А где до Менделеева можно было посмотреть таблицу химических элементов? Вот там же можно почитать и то, что ещё не описано в Темперологии. Шучу. Одна девушка уж очень настойчиво спрашивала о том, откуда я всё «это» знаю. Ну, я ей и ответил, что книжку СФЕРО* прочитал. Она, как мне показалось, даже юмора не поняла, но глубоко задумалась.

Есть ещё один важный момент. Он состоит в том, что Темперология ни от кого не зависит. Всё сделано за счёт собственных средств, использовались собственные знания и идеи, нет «группы» соавторов, инвесторов, спонсоров, меценатов. Работа, как вы сами говорите, много лет трудящегося «в поте лица» специализированного НИИ с весомым штатом сотрудников… Да, труд многолетний, но самостоятельный – так что тут есть чем гордиться. При этом все, кто работает в настоящее время в системе Открытого Темперологического Института, «социально устроены». Тренеры, преподаватели и сотрудники ОТИ не ходят пешком, ездят по всему миру и с лекциями и просто отдыхать; что немаловажно в наше время – у всех решены вопросы с жильём… Таким образом, нам на практике, собственным примером удалось доказать состоятельность системы, в том числе социальную.

А если учесть, что всё это время мы занимались наращиванием так называемых «нематериальных активов», а не администрированием аппарата тренинговых центров, например, как большинство сегодня существующих школ, то и тут у нас нет достойных соперников. Есть, конечно, достаточно большие системы и школы, тоже начавшие свою деятельность примерно в 1998 году. Без вопросов, они известны и представлены в обществе более развёрнуто, чем Темперология. Но, к сожалению для них, они в своё время сделали ставку именно на администрирование и собственную «раскрутку» – поэтому, большинство из них на сегодняшний момент реализовали всё, что у них было. А если вы помните из экономического «ликбеза»: проявленные активы отвечают за состояние организации сегодня, а «нематериальный потенциал» – определяет будущее. Так что у нас будущее есть, даже если отметить, например, что в Базовую Программу ЭССЛ вошло не более 30% от имеющихся знаний и разработок.

Так что, последние 10 лет потрачены более чем разумно: мы сделали то, что может изменить лицо всей сегодняшней культуры и общества, даже не в рамках одной страны, а всей цивилизации. Какая из существующих сегодня систем может также заявить о себе: что она может изменить облик общества? И что она может для этого предоставить? Ничего, за исключением решения каких-то отдельных вопросов. А мы можем говорить, прежде всего, о собственной системности взглядов. Помните, когда-то Ленин сказал: «Есть такая партия!»? Сегодня я могу сказать: «Есть такая система знаний!». Особо делаю акцент, что я отдаю себе отчёт в том, что говорю. Можем – но «не горим желанием». Мы знаем, как жить дальше и на что ориентироваться в жизни, что делать сегодня и завтра для того, чтобы у каждого всё было в порядке. Мы можем повести за собой – но не будем заниматься клоунадой на площадях, призывая идти следом. Как говорил Сталин: «Партия крепнет чисткой рядов – лучше меньше, да лучше». Кому нужно, сам найдёт дорогу в Темперологию. Систему сложно назвать «развлекательной» – её усвоение требует определённого уровня развития, работы над собой, аналогично усвоению любого академического предмета. Кто не находит дорогу – значит либо не ищет её, либо ищет «духовные развлечения».

На этом, думаю, можно закончить вывод по прошлому этапу. Вопросы есть?

– А всё же остаётся вопрос о том, откуда знания ЭССЛ? – улыбнулась симпатичная слушательница, сидящая поодаль. – Хотя, Вы вряд ли ответите… – засмущалась она тут же и добавила. – Что повлияло на создание системы? Можно «историческую выкладку»?

_____________________________________________________________________________

* Кронин С.И. «Концепция СФЕРО: о законах формирования событый», «Изд. Сферо», М. 2006 г.

Сегодня мы «соберём» всю систему, и это – поворотный момент, по сути, старт, определённая историческая точка, с которой начнётся процесс перекачивания «нематериального потенциала» знаний в социальные технологии, системы, методы, школы, и ещё много чего. Теперь понятно, что это просто вопрос времени.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу