1 Брак без крика и ссор

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Брак без крика и ссорСкачать


Автор: Ранкел Д

Когда Бекки испытывает вину, тоначинает преуменьшать время, которое тратит на матч, и иногда дажеприводит на него с собой детей, чтобы создать видимость «времени,проводимого с семьей». Она тратила чрезмерное количествовремени и энергии, организуя свой график и пытаясь втиснуть в неготеннис; иногда это становилось больше обременительным, нежелирадостным занятием. Но до этого момента она всякий раз очень бурнореагировала, когда Трей указывал ей на это.

Каждый раз, когда Трей давил нанее по поводу тенниса и пытался контролировать ее график, она ещебольше «защищала» время, уделяемое теннису. Когда онаиграла больше, он сильнее расстраивался и желал знать точно, какдолго это будет продолжаться.

Встаньте не весы: теперь Беккивидела, что (а) она играла в теннис больше, чем ей казалось, и (б)она была склонна играть еще больше всякий раз, когда Трей высказывалогорчение по этому поводу. И здесь было что-то, помимо тенниса. ДляБекки настала пора все взвесить и задать себе жесткие вопросы.

Что значит для меня теннис?Почему он так важен для меня? Она никогда прежде не пыталасьчетко сформулировать это, но чувствовала себя… другой…на теннисном корте. Там она не была ничьей матерью, или сестрой, илиженой, или медсестрой. Она была просто Бекки. Чувствовала себясвободной от забот и тревог. Ощущала себя легкой, изящной и вместе стем сильной и способной на многое. Она чувствовала себя так же, кактогда, в колледже. И всякий раз, испытывая мимолетное чувство вины —когда решала сыграть дополнительный сет или поучаствовать в матче, —она чувствовала себя вправе остаться на корте.

В конце концов, она провела годы в поездках за Треем по стране и заботилась обо всех, кроме себясамой. Наконец настала ее очередь побаловать себя, побытьэгоистичной. По крайней мере, это настроение, казалось, преобладало исреди других участниц команды.

Теперь, когда Бекки позволиласебе думать об этом, она чувствовала себя обиженной на Трея за все тегоды, когда он тратил время на то, чтобы «развиваться»,работая и играя — пока она сидела дома, меняя пеленки и вытираяносы. И вдруг она растерялась, ибо почувствовала радость за то, что унее были те времена — пусть одинокие и трудные. Была ли онасправедлива, обвиняя Трея за недостаток «своего времени»тогда? Разве не она решила стать домохозяйкой до тех пор, пока детине пойдут в школу? Разве не она сама была той, кто пренебрегалзаботиться о себе все те годы? Наверное, она была рассержена нетолько на Трея, но и на себя саму за то, что позволила тому временипройти — и не приложила никаких усилий для того, чтобы остатьсяна связи с собой «прежней». Возможно, именно поэтомутеннис казался таким важным для нее сейчас.

Таким образом, чего она хочетбольше всего ? Разве Бекки действительно хотела оставить всесвои заботы и играть в теннис семь дней в неделю? Конечно, нет. Самамысль об этом смешна и нелепа. Она любит своих детей, мужа и работу.Чего больше всего она хотела — это быть счастливой, вернутьсебе немного ушедшей молодости, не потеряв при этом себя и семью. Онамечтала снова чувствовать себя живой — на корте и вне его.Жаждала тех веселых и спонтанных отношений, которые когда-то были уних с Треем. Она осознала, что теннис стал для нее спасением, но онабольше не хотела бежать. Ей хотелось гармонии.

СТАНЬТЕ БЛИЖЕ

Раскройте свои карты: Беккивернулась в дом и подошла к Трею. Он едва взглянул на нее и сказал:«Я думал, ты на тренировке». Она села рядом с ним исказала: «Я много думала о том, что ты сказал. Честно говоря,не ожидала, что так много играю в теннис. И не думала, что это тактебя беспокоит. По правде говоря, теннис сейчас не привлекает менятак же сильно, как раньше. Думаю, сейчас он служит для меня чем-товроде отдушины, способом наверстать упущенное. Это позволяетчувствовать себя молодой. Я думаю, что сержусь потому, что я такдолго ждала, чтобы сделать что-нибудь именно для себя. Я не знаю,злюсь ли я на тебя или на себя, но это то, что сейчас со мнойпроисходит. Я не хочу совсем бросать теннис, но признаю, чтодействительно переборщила».

Поддержите вашего супруга: затемона сказала ему: «Я хочу выслушать тебя. Расскажи мне, что тыдумаешь по этому поводу». Трей был удивлен высказываниямиБекки. Последние полчаса он чувствовал себя на взводе и был готовпродолжать обличительные речи. Но ее поведение застало его врасплох.И хотя он был все еще зол, но не был уверен, что хочет продолжатьгневаться. Он сказал, что ему нужно немного времени подумать о том,что она только что сказала.

Два дня Трей не возвращался к ихбеседе. Отношения были слегка натянутыми, но Бекки, казалось,испытывала облегчение, не чувствовала себя настолько негодующей, какраньше. Наконец Трей сказал: «Бек, я думал о том, что ты мнеговорила. И я понял, откуда все пошло. Это не теннис менярасстраивает, а тот факт, что ты тратишь больше энергии, организуяграфик своих игр, чем обращаешь внимание на меня.

Теперь, когда дети пошли вшколу, в нашей жизни началась новая глава. Я увидел, что мы идем вразных направлениях, и это испугало меня. Дети заняты своими делами,у меня запарки на работе, и еще ты с головой нырнула в теннис. Яслегка запаниковал. Я правда хочу, чтобы у тебя было какое-тоувлечение, только твое. Думаю, это здорово… и ты изумительновыглядишь в этих коротеньких юбочках. Но я мечтаю проводить большевремени с тобой. Я хочу, чтобы главной была наша семья, а не теннис».

ПОВТОРИТЕ

Как только Бекки поняла, чтоТрей не собирался отговаривать ее от занятий теннисом, она пересталачувствовать столь сильную потребность искать утешения в этом занятии.Она решила играть ближе к дому, а также ограничила количество часов,которые тратила на спорт каждую неделю; она даже отказалась отвнеочередного сезона. Теперь Бекки чувствует себя удивительносвободно — и начала получать больше удовольствия… накорте и вне его. Теперь, когда она знает, что они с мужемчувствуют на самом деле, ей хочется проводить больше времени с ним.Это странное для нее чувство, но после того как они преодолели тотнапряженный момент, Бекки действительно почувствовала себя ближе кнему. И поняла, что теннисный корт — не единственное место, гдеможно выразить свое прежнее «Я». Так, впервые за многиегоды, она взяла на себя инициативу — и организовала совместныевыходные для двоих. Бекки не была уверена, как муж отреагирует, ноодно она знала точно. Теперь была его очередь отбить мяч.

5. Чтобы приехать куда-то вместе, сначаланужно уехать самому по себе [Конфликт расширенной семьи]

Семейная пуповина бесконечнорастягивается.

Раввин Эдвин Фридман

Я сказала свекрови, что мойдом — это ее дом, и она мне ответила: «Так убирайся кчерту из моей собственности».

Джоан Риверс

Давайте внесем ясность,о чем не расскажет эта глава. Здесь не будет вестись речь обособенностях переезда для совместного проживания. А также опреимуществах или недостатках совместной жизни до брака. Нет, этаглава о чем-то гораздо более важном. Она посвящена тому, что означаетбыть взрослым, особенно когда речь идет об объединении в браке сдругим взрослым человеком.

Выяснение того, чтоозначает быть взрослым, совсем не легкая задача. Непросто датьопределение понятию «взрослый». Подумайте об этом. Какойтермин мы используем, чтобы описать супружескую измену?

«Адюльтер».Как если бы измена супругу являлась апогеем взрослого поведения. Чтовы думаете насчет слова «подмешивать»? Возможно, оноозначает «делать более зрелым, по-взрослому». Но нет,«подмешивать» — это добавлять какую-то примесь:например, смешивать производимое вино с дешевым виноградом низшихсортов 5.

Это не единственныеспособы, которые добавляют путаницы в понятие о взрослости. Позвольтепривести пример. В августе 2000 года я только что окончил интернатурупо семейной терапии. Дженни предложили отличную преподавательскуюработу в частной школе пригорода Атланты — в христианскомзаведении Greater Atlanta. Мне также была предложена должность нанеполный рабочий день. Мое обучение в Техасе закончилось в пятницувечером, и мы должны были, как планировалось, приступить кпреподавательской деятельности в Джорджии в ближайший понедельник.Можете себе представить, насколько суматошными были те выходные, втечение которых мы пытались упаковать вещи и проехать через полстраныс двумя маленькими детьми.

К счастью, мы были неодни. Мой отец и брат помогали грузить вещи и вести грузовик, а мамапомогала все упаковывать и клеить бирки. Кроме того, наш новыйначальник Билл Бертон, тогдашний директор школы, согласился привестидобровольцев, чтобы помочь нам выгрузить вещи по прибытии. И точно:когда мы наконец подъехали к нашему новому дому воскресным вечером,он ждал нас на подъездной дороге вместе с группкой учителей, жаждущихпомочь. Можете вообразить картинку: душным августовским вечером всеобливались потом, проворно разгружая грузовик и помогая намобустроиться перед следующим рабочим днем.

Мистер Бертон —большой, сильный — и просто потрясающий! Он не только привелнебольшую команду людей, чтобы помочь, но и сам работал вместе сними. Как-то мы заметили, что он несет тяжелую коробку, помеченнуюкак видео для детей.

В ней было полновидеокассет для малышей: почти весь каталог Диснея, наряду сколлекциями «Барни» и «Телепузиков». Послетого как мистер Бертон отнес эти кассеты, прокомментировав, как многофильмов у нашей семьи, он возвратился в грузовик за другой коробкой.

Теперь вспомните, чтомоя мама наклеила на коробки бирки — и делала это в большойспешке. Поэтому я не обвиняю ее в том, что произошло. Дело в том, чтоу нас с Дженни также было немало кассет типа «Звездных войн»и «Индианы Джонса», наряду с другими нашими любимымифильмами: «Ганди», «Списком Шиндлера» и«Спасением рядового Райана». Очевидно, для того, чтобыотделить эти видео от детских, мама положила их в другую коробку, сотдельной наклейкой.

Можете себе представитьужас на наших лицах, когда мы оба повернулись к грузовику и увидели,как наш новый работодатель, директор христианской школы, выносит изгрузовика большую коробку с наклейкой «видео для взрослых».Мы застыли, не дыша, и молились про себя, чтобы он не увиделнаклейки, украшающие каждую из четырех сторон коробки. Он не заметил— или, по крайней мере, повел себя как джентльмен, ничего несказав.

Как демонстрирует этаистория, в нашей культуре существует немало путаницы насчет того, чтоозначает быть взрослым. В этой главе попытаемся внести некоторуюясность в сей беспорядок. В частности, рассмотрим, что означает статьсамостоятельной личностью в отношениях с родителями и другими членамирасширенной семьи. Этот момент весьма важен для того, чтобы вы затембыли способны сформировать свою семью.

Здесь важно сделатьодно отступление. В начале части второй, когда говорилось оконфликтах в браке, я сделал смелое заявление. Сказал, что каждойпаре в каждой культуре приходилось иметь дело с этими конфликтами.

Конфликты возникаютодинаковые, но то, каким образом пары справляются с ними, различаетсякардинально, предлагая совершенно разные исторические,социально-экономические и культурные установки.

Эти различия значимы ипо сей день, особенно в отношении конфликта интересов расширеннойсемьи. Конечно, описываемое здесь мною понятие о необходимостиоставить семью, в которой вы выросли, чтобы в полной мере соединитьсяс вашим супругом, может быть отнесено к моим собственным культурнымпредубеждениям. Я белый, протестант, техасец по происхождению ивоспитанию, и хотя у меня нет акцента, я знаю, что могу относиться кданному вопросу предвзято.

Однако во многих другихкультурах люди привыкли справляться с конфликтом интересоврасширенной семьи другими способами: от принятия жены в семью мужапосле свадьбы — до тех, что предписывают совершеннопротивоположное. Американским идеалом, бесспорно, является вариантжить до брака независимо от родительской семьи. Однако позвольтеснова сделать уточнение: в этой главе я не собираюсь говорить о том,каким именно образом принято жить в разных культурах. Я говорю оключевом эмоциональном пути становления взрослой личности вбраке. Давайте рассмотрим наиболее распространенные способыпроявления этого конфликта в браке.

Скажем, ваша матьсчитает, что может приходить к вам в любое время, когда ей захочется.Вам не нравятся ее вторжения, но вас устраивает, что онаприсматривает вместо вас за детьми. И вы опасаетесь, что еслиобозначите проблему, то разрушите отношения с ней (не говоря уже опотере бесплатной няньки). Ваш муж просит вас что-нибудь сделать сэтим, и вы чувствуете себя пойманной в ловушку, находясь между двухогней. Что вы предпримете?

Или, скажем, выучаствуете в семейном бизнесе в течение многих лет — и данноенаследие дает возможность вести весьма комфортный образ жизни.

Но этот образ жизниимеет свою цену. Родители ожидают немалой преданности, особенно втом, что касается вашей доступности. Как вам, так и вашей половине неособо нравится данная ситуация, а ее родители настаивают, чтобы вычаще навещали их , но вы оба боитесь кусать кормящую вас руку.Вы испытываете смешанные чувства: от благодарности до негодования, отпреданности до гнева. Что вы намерены делать дальше?

Наконец, вот еще однаситуация. У вас было ужасное детство, полное разочарований, и вывыжили лишь благодаря тому, что рано покинули дом — и теперьизбегаете общения с семьей. Время от времени все же общаетесь сродителями, даже обмениваетесь по праздникам подарками илюбезностями. Но стоит вам сделать один неприятный телефонный звонок,и вы возвращаетесь к тому, чтобы чувствовать себя униженным иоскорбленным, поэтому вновь ограждаете себя от этого. Однако всеусложняется, когда у вас появляются дети. Расширенная семья хотела быпринимать участие в жизни ваших родственников, и даже супруг поощряетвас восстановить отношения. Что дальше?

Что общего между этимижизненными сценариями? Все они приносят немало стресса даже в самыекрепкие браки. Но, к счастью, это не все. Они также могут датьгромадные возможности для роста — даже в самых несчастных избраков. Все зависит от того, с какой стороны каждый партнер готовподойти к этой ситуации.

Согласно принципамБезКрика, этот подход включает два связанных друг с другом момента.Чтобы вырасти как личность посредством данного конфликта, вамследует: 1) расстаться с отцом и матерью и быть преданным супругу; 2)работать над развитием отношений с вашими родственниками по браку. Вэтой главе мы будем говорить об этих трудных задачах. Однакомужайтесь: вы обнаружите, что одна из них питается от другой.

Чтобы хранить верность, вам следует расстаться(заурядный брак)

Можете этого незамечать, но я вас заверяю: существует прямая связь между а)расставанием и ростом вашей независимости от родителей и б) болееглубокой привязанностью между вами и супругом. Одно являетсяпредпосылкой другого. Эта идея расстаться с мамой и папой, для тогочтобы повзрослеть для брака, идет из глубины веков. Почти три тысячилет назад еврейские сказители поведали историю о наших истоках. Этотрассказ об Адаме и Еве — о Мужчине и Женщине — можетнаучить универсальным истинам о нашей человеческой природе.

Согласно этой истории,Мужчина был создан из праха задолго до того, как появилась Женщина.Однако Бог увидел, что мужчина одинок, и потому погрузил его в сон,вынул ребро — и вуаля! — создал Женщину. После тогокак Мужчина проснулся и увидел своего нового товарища, то поразилсятворению Бога и воскликнул: «Наконец-то! Создание одной плоти икрови со мной!» После описания его радости рассказчик делаетчудесное дополнение: «По этой причине каждый мужчинадолжен оставить свою мать и отца и быть единой плотью с женой своей».

По какой причине? Согласно этой истории, причина заключается в том, чтомужчина и женщина были созданы для того, чтобы стать единым целым ичтобы эти отношения имели приоритет перед чувствами к родителям,когда придет время. Такова инструкция. Даже тысячи лет назад людипризнавали мудрость, что оставление позади наших детских связей смамой и папой, взросление вне их, является залогом успешного союзамужа и жены.

И это означает нетолько покинуть родительский дом в прямом смысле. Расстаться сматерью и отцом и расти вне отношений с ними — значит оставитьпозади как детские оправдания, так и средства ксуществованию родом из детства.

Что я имею в виду под«оправданиями»? Стать взрослым — значит вестиусиленную работу над собой по преодолению неизбежных огорчений и обидпо поводу того, чего не хватало в детстве. Включая то, что родителисделали или не сделали вам , и то, что они не сделали для вас. Это также включает все болезненные обиды родом с детскойплощадки, разбитые сердца и шрамы юности и, для некоторых из вас,даже ужасы жестокого обращения в детстве. Все эти испытаниясформировали вас, и все они помогают объяснить, кто вы есть.Но ничто из пережитого не оправдывает вас. Если вы не уйдетеот этих оправданий вашей незрелости, то не сможете стать такимвзрослым, каким действительно хотите стать — и какого требует ваш брак.

Я знаю, это звучитрезко и чересчур прямолинейно. Возможно, у вас был весьматравмирующий детский опыт и вы все еще стараетесь разобраться в этом.Я знаю. Я постоянно работаю с клиентами, которые идут по этому путивзросления. Это нелегко, но достижимо. И необходимо, если выдействительно хотите роста в своей жизни и отношениях.

Положиться на себя

Наверное, вы думаете:«Ладно, Хэл, я понял, что мы должны оставить позади оправдания,но ты уверен, что нам следует отказаться и от финансовой поддержки?»Знаю, это звучит странно: призывать отказаться от средств родителей иресурсов расширенной семьи, но позвольте объяснить, что я имею в видупод термином «средства». Смотрите, мы все знаем оприспособительных механизмах взросления. Эти средства включают в себяпопытки найти дружеское сочувствие или обратиться за советом кмаме-папе-бабушке-сестре.

Эти средства такжевключают многие детские уловки, которые мы применяем, чтобычувствовать себя лучше: бегство от проблем, месть обидчикам илиупотребление алкоголя и наркотиков. Если не оставим позади все этиэмоциональные «поддержки», которые иногда неплохо служатв юности, это приведет к проблемам, когда мы повзрослеем. Теприспособительные механизмы, которые работали, когда вы былиребенком, легко могут стать разрушительными у взрослого. Особенно вбраке. Такие вещи, как капризно надуть губы. Или защитные реакции.Или бегство к родителям. Или когда вы бросаете свою работу иотправляетесь на поиски чего-то еще.

Я вспоминаю однузахватывающую беседу с лыжным инструктором несколько лет назад. Таккак это был первый раз, когда дети встали на лыжи, и мы с Дженни некатались уже несколько лет, решили взять пару инструкторов в первыйдень на склоне. Как оказалось, мы наняли супружескую пару. В то времякак муж обучал детей, его жена оставалась с нами. Она была выдающимсяинструктором и грациозной лыжницей, несмотря на то что в то время онабыла на седьмом месяце беременности! Мы узнали, что у них уже былатрехлетняя дочь, и из любопытства я задал ей вопрос о ее маленькойдевочке, в то время как мы поднимались на гору на подъемнике.

«Значит, она ужекатается на лыжах, раз оба родителя — лыжные инструкторы?»

«О да, конечно,она очень быстро учится», — сказала наш инструктор.

«Ух ты! И когдаже вы начали ее учить?»

«О боже, нет, мыне учили ее! Каждый хороший лыжный инструктор знает, что нельзяпытаться научить собственных детей кататься на лыжах».

«Правда? Как жетак?» — спросил я.

«Ну, кататься налыжах непросто. Действительно непросто. В этом есть естественныесложности. И когда дети сталкиваются с этой естественной трудностью,а родители находятся где-нибудь в поле зрения, то ребенок, понятноедело, пойдет к ним, чтобы его поддержали». Здесь она сделалапаузу и изрекла глубокую мудрость: «И они никогда ненаучатся рассчитывать на себя».

Я знал, что онаспециалист в лыжном спорте, но не ожидал, что она также эксперт поотношениям.

Самые большие ошибки вбраке происходят оттого, что мы никак не можем научиться рассчитыватьна себя. Вместо этого опираемся на поддержку родителей, звоня импосле ссоры с супругом, или используем их в качестве образца длясравнения, чтобы оправдать недостатки мужа/жены. При этом мы неучимся полагаться на себя и свой брак. И это цепляние за оправданияили средства помощи родом из детства, поддержка расширенной семьипросто не дают нам стать взрослыми в полном смысле этого слова, непозволяют наслаждаться глубокой связью с супругом, которой мы жаждем.

Выезд и въезд

Нравится нам это илинет, мы узнаем об отношениях от своих родителей — и привносимэтот опыт, идя под венец. То, что запечатлелось в мозгу, мы можемвоспринимать как очевидные, естественные вещи, но это создаетпроблемы, если мы недооцениваем, насколько сильно эти установки могутвлиять на нас. Выросли ли мы в прекрасной, любящей семье и хотимсоздать такую же или это была несчастная семья, о которой мыпредпочли бы забыть — мы должны справляться со вспышками этихконфликтов снова и снова, иначе их пламя поглотит наши отношения. Вотпочему попытка воссоздания отношений в родительской семье или бегствоот прошлого препятствует вам в создании чего-то истинно уникального свашим супругом.

В фильме 1999 года«История о нас» есть великолепная сцена, которая отличноиллюстрирует этот принцип. Брюс Уиллис и Мишель Пфайффер исполняютроли Бена и Кэти Джордан, которые женаты в течение пятнадцатизамечательных (по большей части) лет. Но сейчас они находятся всерьезном кризисе и решают обсудить свои брачные проблемы соспециалистом. Хороший доктор пытается объяснить паре, как необходимобыть осторожными в общении, ведь зачастую каждый супругбессознательно привносит в конфликты установки из родительской семьи.

Бен и Кэти пропускаютэти слова мимо ушей — до ближайшей сцены. Пара вместе впостели, они взволнованы и находятся на пике весьма романтическогомомента. Внезапно Кэти неправильно понимает невинное замечание,сделанное Беном. Камера медленно движется вслед за актрисой, и в товремя как она начинает объяснять, почему обиделась, мы видим, чтоКэти не одна со своей стороны кровати. Как и сказал доктор, ееродители лежали тут же, возле нее, комментируя происходящее. ЗатемБен начинает защищаться — и то же самое происходит с ним: егородители сидят с его стороны кровати. Получается, что супружескаякровать вмещает уже шесть людей вместо двоих. Оба супруга слышат, чтоговорит партнер, через призму их родительских семей.

К добру или к худу, всемы вступаем в брак со своим уникальным взглядом на будущее, привитымв семье. Наши родительские семьи формируют убеждения касательноразных вопросов, начиная от гендерных ролей и трудовой этики до того,как распределять деньги и воспитывать детей. Большинство пар снова иснова оказываются в подобных конфликтах по поводу этих важныхвопросов, без осознания того, насколько прежний опыт влияет наформирование их точек зрения. Этот конфликт расширенной семьи —очень сложный и запутанный. Он сопряжен с появлением новых членовсемьи, распаковыванием тонн багажа (большинство из которого убраноподальше) — и созданием совершенно новой семейной единицы.А затем нам предстоит движение среди всех этих «волновыхэффектов» выбора, который мы делаем как супружеская пара: как внашей новой семье, так и в тех, в которых мы выросли.

Понятно, что все этоневероятно сложно; этот продолжающийся всю жизнь процесс включает всебя разные способы перехода из детства во взрослое состояние. Хотя ине существует какого-то определенного способа, все же каждомучеловеку необходимо пройти некоторые важные эмоциональные этапы.Подобно известным стадиям страданий по Кюблер-Росс, это не означает,что они должны быть четкими линейными процессами, выполнение которыхможно просто запланировать по своему желанию.

Да, это сложныйэмоциональный опыт. Однако знание его этапов способно помочь намнаучиться распознавать и даже активно участвовать в нашихпотребностях роста. Вот они.

1. Расставаниес иллюзиями . В какой-то момент, чтобы быть способными выйти навзрослый уровень отношений с родителями, необходимо осознать горькуюправду: ваши родители не были совершенством. Отнюдь нет. Длянекоторых из вас это стало очевидным уже давно. Кому-то сложно этопринять; инстинкт, стремящийся защитить родителей, все еще довольносилен — вне зависимости от их поведения. Однако следует понять,что осознание недостатков родителей позволит вам увидеть в них людей,а не идолов.

2. Понимание. Мы должны выбрать время и поразмышлять, как оценить все то, чтонаши родители сделали, чего не сделали и, что важнее всего, что онине смогут сделать для нас теперь. Дело не в том, чтобы обвинить их внаших собственных неудачах. Это шанс узнать, какой эффект на нашеразвитие оказало влияние родителей.

3. Самопротивостояние. Многие могут сделать первые два шага к взрослой жизни, но незаставляют себя стремиться к ней дальше. Однако следующий шаг требуетнаибольшего напряжения сил, и он самый важный. Вам следует обнаружитьв себе обиду на родителей и понять, из-за чего вы все еще нуждаетесьв них. Связь с ними, основанная на обиде, — не та связь,которую вы хотите. Фактически это шаг назад.

4. Самопредставление. Я не призываю рыться в прошлом лишь для того, чтобы создать ещеодну болезненную привычку. Я считаю, что следует копаться в нем лишьдо тех пор, пока не найдете нечто полезное. Взрослые отношения сродителями и обращение к нынешним паттернам, которые вас неустраивают (и которые обычно вытекают из прошлых проблем с ними) —решающий момент. Для многих людей это может быть самым пугающим шагом— но он приведет к настоящим чудесам. Вы увидите, насколькоизменится ваше самоуважение, а также уважение к вам супруга и вашейрасширенной семьи.

5. Прощение. Это активный процесс, в течение которого вы позволяете родителямснять с себя ответственность за их промахи и признаете, что онисделали все, что могли. Прощая, вы стремитесь полностью примириться сними, чтобы достигнуть новых, живых отношений взрослого человека совзрослыми. Когда примирение невозможно (в случае смерти или ихнежелания общаться с вами), вы все равно можете простить их, отпустивсвою обиду.

Соедините точки. (Сделайте отверженныхродственными)

Если помните,существуют два момента для размышления, когда дело касается конфликтарасширенной семьи. Первый состоит в том, что вы отказываетесь отдетского поведения и строите взрослые взаимоотношения со своейрасширенной семьей. Второй заключается в том, что вам нужно растидальше — и наладить прямые взрослые отношения с родственникамивашего супруга. Как я упоминал ранее, эти два элемента замысловатосвязаны друг с другом.

Когда вы держитесь засвое детство, это не только создает сложности в вашей новой семье и вотношениях с супругом, но также затрудняет общение супруга с вашимиродителями во взрослой манере, отдельно от вас. Ранее я утверждал,что эти два процесса находятся в важной взаимосвязи. Вот как этоработает. Каждый шаг к взрослой жизни делает легче шаг следующий,причем не только для вас, но и для супруга.

Как только вы начнетерасставаться с детскими привязанностями к маме, папе и ко всейрасширенной семье, непременно станете утверждаться каксамостоятельная личность.

В свою очередь, этооблегчает непосредственное, а не только через вас, общение с нимивашего супруга. При этом он также достигает зрелости, что затемоблегчает ему собственное вырастание из детских отношений с его семьей. Конечно, эти шаги сделать непросто, но если вы готовыпровести вашего супруга через накал страстей этого конфликта, то вашивзрослые зрелые отношения станут намного крепче.

Как именно выглядят этишаги? Мой хороший друг очень рано попал в конфликт расширенной семьив своем браке. Приблизительно через три месяца после свадьбы Стивен иего молодая жена Лесли отправились в дом ее отца. По прибытии ихнемедленно проводили в гостиную, где показали недавно полученные ивставленные в рамки профессиональные свадебные фотографии. Мой другпоразился, насколько прекрасной выглядела на этих снимках его жена,особенно на большом портрете в свадебном платье. Прелестна она была ина фотографиях со своей семьей. Всего было примерно десять илипятнадцать прекрасных фотографий. И тут Стивен заметил нечтостранное. У всех снимков была одна общая черта.

Ни на одном из них небыло его.

Ни на одной изэтих фотографий с тщательно продуманной, великолепной свадьбы не былони единого признака того, что брак вообще имел место. Стивенрассказывает теперь эту историю без следа ущемленного самолюбия, но втот момент, конечно, это было не так. Он был сокрушен. И расстроилсяеще больше, когда по дороге домой поговорил об этом с Лесли. Он задалпростой вопрос: «Лес, ты не заметила ничего странного на наших свадебных фотографиях?» Она замолчала на мгновение. Когдазаговорила, это было не то, что Стивен хотел услышать.

Он надеялся начто-нибудь вроде: «Да, заметила, и позволь мне сказать тебекое-что: есть серьезное объяснение, почему мой отец так поступил!»

Вместо этого он увидел,как его жена пожала плечами и спросила: «Заметила что?»

Стивен был по меньшеймере разочарован ее ответом, но собрал всю волю, чтобы Успокоиться,Достигнуть Зрелости и Близости. Он видел перед собой нескольковариантов действий. Можно было бы выбрать гнев на отца жены заподобное пренебрежение. Он также мог бы рассердиться на жену за то,что она вообще не заметила оплошности. А мог не сердиться вообще.Просто, возможно, эти фотографии вообще не имели к нему никакогоотношения.

Стивен мудропоразмыслил, почему он почувствовал себя расстроенным и чего желал быбольше всего. Он хотел быть уважаемым своими новыми родственниками иженой. Если бы он скулил по этому поводу и настаивал, чтобы женауладила все со своими родителями, приблизило бы это его к цели —или отдалило бы еще сильнее?

Поэтому, как сказалСтивен: «Я определился. Я был женат на женщине, которую любил.Я был частью этой семьи, хотели они этого или нет. Я не мог заставитьотца своей жены принять меня, но я мог сделать так, чтобы для негобыло трудно меня не принять». Вместо того чтобы вовлечь вконфликт Лесли или остаться с ее отцом в натянутых отношениях, Стивенрешил сам добиться нового к себе отношения. Он прилагал искренниеусилия, чтобы лучше узнать этого человека — вне своих отношенийс Лесли. Стивен брал его с собой на спортивные мероприятия исоревнования по гольфу. Периодически звонил ему, просто чтобыпривлечь его внимание. Он даже взял себе за правило спрашивать у негосовета по некоторым деловым вопросам. Спустя несколько месяцев старикначал смягчаться. А через пару лет считал Стивена своим вторым сыном.Они обсудили тот инцидент с фотографиями — и говорили об этомоткровенно и открыто.

На момент написаниякниги Стивен и Лесли отметили особую дату — десять лет в браке.И каждый год, на празднование годовщины свадьбы, они фотографируютсявдвоем и отправляют снимок ее отцу. Это стало традиционной шуткоймежду ними тремя. Иногда Стивен отправляет ему фотографии одногосебя. Это служит доказательством того, что даже при конфликтномначале отношений и глубоко укоренившихся проблемах можно выраститькрепкий, продолжительный, наполненный любовью брак — и хорошие отношения с вашей расширенной семьей. Но следует усвоить одинважный урок: вы должны быть взрослым участником этих отношений. Неимеет значения, насколько по-детски и незрело ведет себя ваш супруг,его или ваша семья; вы должны быть выше склок — и стремиться ктому, чего больше всего желаете, исходя из своей внутреннейцелостности.

Несколько советов, основанных на подходе БезКрика

Проблема расставания ипривязанности заслуживает не только отдельной книги, но и отдельногофакультета. Я даю вам столько информации, что это может бытьнебезопасным. Памятуя об этом, хочу слегка нарушить собственноеправило и дать несколько прямых советов.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры