1 Как бы беременная, как бы женщина! Самая смешная книга о родах

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Как бы беременная, как бы женщина! Самая смешная книга о родахСкачать


Автор: Артемьева Г.

Первый у нее мальчик,вторую хотела девочку.

Вот она и сталаразговаривать и общаться с ребенком, как с девочкой, даже имя дала –Кира.

Пришло время делатьУЗИ. Врач ей говорит:

– Ну,смотрите, мамуля, на свое сокровище.

А сокровище ножкираздвинуло, личико ручками закрыло и показало маме, какая онадевочка.

Мужчина на 100 %!

Будущая мама, как отврача вышла, перед сыном до самого дома извинялась.

Дай Бог в ноябре родитМирона».

* * *

ЭЛЛА ГАЙНУЛЛИНА:

«Я очень хотеламальчика родить и мужа порадовать!

Все приданое готовилатолько синего, голубого и лилового цвета, так что у меня дочка года 2ходила одетая, как мальчик.

А в день, когдадоченька родилась и мне ее поднесли, я так расстроилась и, видимо, влице переменилась, что врач испугалась моему разочарованию и началаменя успокаивать и даже как-то внушать, что девочка – это тожехорошо.

Я ответила:

– Что значит«тоже»?

… Привезли меняв палату, лежу, смотрю в окно, а день солнечный, небо голубое, чистое(морозный солнечный день), солнце отражается на золотой маковкецеркви.

Думаю: вот он, главныйэкзамен моей жизни, мой ребенок, моя дочь, счастье…

Сейчас смотрю на нее идумаю: как я могла разочароваться тогда, вот дуреха!»

Все по графику!

Вот еще одна история отчитательницы моего блога ЕЛЕНЫ ВАСИНОЙ:

«Мой муж одновремя работал на стройке прорабом. А у них как? Все по графику!

Когда цемент привезти,когда этаж закончить, когда обои клеить и так далее.

Муж у меня оченьделовой, ответственный, серьезный, короче – ВСЕ ПО ГРАФИКУ!

Так вот дело былолетом. Мы с мужем жили за городом, в деревне (7 км от городаОрла) у свекрови.

Я беременная и скородолжна родить.

Ве хорошо: природа,воздух, атмосфера в доме, но каждые две недели мне нужно было ездитьв город, сдавать анализы в женскую консультацию. Это занимало 2–3дня.

Вот муж меня отвез ввоскресенье, а забрать должен был во вторник. Срок родов поставили всентябре.

В итоге я родила 26августа, это был вторник, как раз когда должен был приехать за мноймуж.

Такое прекрасноесобытие!

Ему сообщили на объектпо телефону, а он и ухом не повел. Его поздравляют, а он говорит:

– Этоошибка!

У нас ПО ГРАФИКУвосьмое сентября!

Пока мои родители кнему на работу не приехали, он никому не верил.

Уезжая с работы, мужвсем давал наказ: «Не выбиваться из графиков!»

Приехав ко мне вроддом, он спросил, как это я умудрилась родить раньше.

Ох, как долго я емуобъясняла, что дети могут родиться раньше, позже…

Слава богу, понял!Только на работе бывают графики, а в жизни все по-другому!

P.S. 26 августа нашейдочке исполнилось 15 лет. Каждый раз муж на день рождения дочерисмеется надо мной: «Ты уложилась раньше намеченного графика,поэтому тебе полагается премия!»

И дарит премию!»Как у кого

В процессе родов оченьярко проявляется индивидуальность женщины. Кто-то держится, молчит,стонет тихонечко. Это – героини. И среди моих знакомых немалотаких. Вот спрашиваю:

– А как тырожала? Что говорила?

О чем кричала?

– А я некричала. Я старалась молчать.

Ну вот! Даже рассказатьне о чем. Как же так?

Лично мне повезло: уменя соседками по предродовой палате оказывались женщины творческие,с игрой.

Приехала я второй разрожать. Место уже знакомое, палата та же. Лежу. И даже ухитриласьзадремать. И вдруг просыпаюсь от вопля следующего содержания:

– Пуститеменя, гады!!! Пустите! Я все равно ничего не скажу!!! Ааааа! Недождетесь!!!

Я в страхе оглядываюсь.Где я? Вдруг в роддом ворвались оккупанты, а я все проспала?

Нет, оккупантов невидно. Но с соседней кровати опять доносится истошный крик:

– Ничего недобьетесь, гады!!! Пустите! Пустите, кому говорят!

Думаю, может, меняпотихонечку в дурдом переместили, пока я забылась крепким сном?

И опять же – нет.Та же палата. Вот дверь белая двустворчатая, вот большие часы надней, вот окно, замазанное белой краской.

Но – чу! Снова:

– Пустите!Пустите!!! Я ничего не выдам!!! Вставай на смертный бой!!!

К кровати с мучающейсяпартизанкой подходит улыбающаяся акушерка:

– Ну нет тутникого. Ну не пугай нам других мамочек! Тебе уж в родовую скоро, силыпобереги.

– А когда –скоро? – раздается вполне вразумительный вопрос.

– Докторговорит, чтоб я уже тебя на каталку перекладывала, сейчас поедем.

– Правда?Неужели это скоро кончится? Ой! Ой-ой-ой!!! Гады! Не мучайте! Невыдам!!!

Бедную героическуюженщину и правда почти тут же увезли в родовую палату.

Ее увезли, а вопросыостались.

Потом уже мывстретились после родов. Болтали о том, кто как рожал.

Я возьми и расскажи,как одна будущая мамочка кричала, что ничего не выдаст. И тутсветленькая тоненькая соседка по палате говорит:

– А это ябыла.

И улыбается смущенно.

– А что этобыло вообще-то? – спрашиваю. – Зачем ты пропытки кричала? И что не скажешь никому ничего?

Оказалось вот что.

Она, как и все мытогда, очень много книжек про войну читала и фильмов смотрела. Ну ивсе время думала, а как бы она повела себя на месте героев и героиньвойны? Вот стали бы ее пытать – выдала бы своих или сдержалась,несмотря на нечеловеческие мучения? (Надо сказать, что я тоже всесебя спрашивала, способна ли на героизм и можно ли мне доверитьгосударственную тайну. Честно скажу: я не была уверена в своих силах,уж очень боялась боли.) Так и моя соседка по палате – в себеуверена не была.

К счастью, войны нанашу долю не выпало.

Но видимо, вопросы ксамой себе у девушки все-таки остались где-то на глубине подсознания.

И вот когда началисьсхватки, тут-то она и вспомнила про пытки. И совершенно непроизвольнов моменты особенной боли переключалась на тему допросов вгестаповских застенках.

Схватка заканчивалась –и она снова приходила в себя, понимала, где она, что с нейпроисходит. А начиналась новая схватка – и включалась темагестапо. И ничего с собой поделать она не могла. Слова протеста иненависти к оккупантам сами выскакивали.

Палата наша грохотала,когда мы в лицах изобразили «сцену пыток».

– Ну и что,как думаешь, выдержала бы, если что? – спросили у нашейясно-лазой героини.

– Наверное,да, – скромно потупилась она. – Но лучше ненадо. Я лучше еще ребеночка рожу.

* * *

Моя школьная подружкаочень любила петь. Она – настоящая певунья. Мы вместе ходили вшкольный хор. Да и дома, собираясь, любили попеть, подыгрывая себе напианино. Мы знали огромное количество песен. Самых разных.

Ивоенно-патриотических, и русских народных, и городских романсов, илирических…

… Роды у неепроходили тяжело. Последние пару часов она смутно помнила: все как втумане. Но в итоге все получилось просто замечательно: родилсяпрекрасный сынок.

На следующий день послеродов к ней в палату зашла врач и спросила, помнит ли она, чтопроисходило с ней во время схваток.

– Стараласьне кричать, – скромно ответила подруга.

– Ты некричала. Ты пела, – уточнила врач.

– Да? –удивилась подруга. – А напомните, пожалуйста, репертуар.

– «Натот большак, на перекресток уже не надо больше мне спешить…»

Мы потом долговосхищались: надо же! Почти без сознания, а репертуар подобран тактематически верно, что ни отнять, ни прибавить.

* * *

А вот еще один эпизод,свидетелем которого стала я.

В предродовую вошлавполне, как мне тогда представлялось, взрослая женщина. Ну если тебедвадцать с небольшим, то взрослая – это наверное лет тридцатидвух-тридцати трех.

Она, похоже, совсем неволновалась. Вошла, улеглась на кровать, огляделась:

– Хорошо,немного нас тут, отдохнуть можно.

Я подумала: «Ничегосебе отдых». Но конечно, промолчала.

А через некоторое времяначалось:

– Мучитель!Ну, еще раз подойдешь – убью!

Понятно было, чтоженщина смертельно обижена на отца своего ребенка.

Она то затихала (и вминуты затишья даже вроде бы спала-отдыхала, как и собиралась), апотом снова сыпались проклятия в адрес мучителя.

Ощущения от ееругательств были, что «без меня меня женили». Ну будто«мучитель» сотворил ей ребенка без какого-либо ее личногоучастия. То ли она находилась в полном неведении в самыйответственный момент, то ли запугал, заставил ее забеременетьневедомый нам враг.

Хотелось просто позватьмилицию и попросить разобраться, чтобы несчастная, выйдя из стенродовспомогательного заведения, не совершила чего-то непоправимого поотношению к негодяю.

Когда ко мне вочередной раз подошла акушерка, я выразила свое сожаление по поводутяжкого жребия, выпавшего на долю моей соседки по палате.

Акушерка рассмеялась:

– Ты вообщев слова не вслушивайся. Вы ж каждая кричите что на ум взбредет. Слови сами не разбираете. А она – она так каждый раз орет, когдарожать приходит.

– Как –каждый раз? – не поняла я.

– Да оченьпросто. Это у нее шестой ребенок по счету. И она каждый раз такругается.

– А на когоэто она?

– Как накого? На мужа своего.

– За что же?Чем он виноват?

– Да ничем.Это у нее припев к женской ее песне такой.

Да – сколькоженщин, столько припевов. У каждой – свой.

* * *

И еще помню, что вжаркий апрельский день, в который проходили мои первые роды, былиоткрыты фрамуги огромных высоких окон палаты. Поэтому крики наши,естественно, долетали до сочувствующих нам изо всех сил мужей.

Один из мужей, самый,очевидно, напуганный происходящим, на каждый крик, доносящийся изпредродовой палаты, реагировал ответным душераздирающим криком:

– Лялечка!Лялечка! Отзовись! Это ты сейчас кричала? Тебе плохо?

Лялечке, понятное дело,было не до ответов.

И кричала, конечно, неона одна.

Но муж не разбиралоттенки голосов. Он сочувствовал, кидаясь на крик, как на амбразуру:

– Лялечка!Прости! Прости! Ну хочешь выйдешь отсюда – убей меня! Пусть мнебудет плохо! Я готов страдать!!!

Лялечка в промежуткемежду схватками подошла к окну и крикнула:

– Леша!Прекрати! Я тут не одна! Ты нам мешаешь!

– Спасибо,Лялечка! – донесся благодарный голос. – Тебеочень плохо?

– Леша! Мне– нормально!

– А мнеплохо, Лялечка! Мне очень плохо! – пожаловался муж.

– Плохо? –присоединилась к Лялечке акушерка. – Так иди вместо неерожай! И станет хорошо.

Дальше Леша страдалмолча.

* * *

– Мамочка,прости меня! Прости, что я тебя не слушалась. Прости, что грубила.Как я тебя люблю, дорогая мамочка! Сколько же ты от меня перенесла!

Такая красивая,высокая, длинноволосая, породистая… Лежит и шепчет, шепчетслова, обращенные к маме. Очень трогательные слова, близкие каждой изнас.

Чем же она такпровинилась перед своей мамой, что в такой важный момент своей жизнипросит у нее прощения?

Ничем не провинилась.Во всяком случае – никаких особенных проступков не совершила,ничем серьезным маму не обидела. Но только рожая (что вполнеестественно), поняла, каково мамочке пришлось, когда та давала ейжизнь. Только через собственный опыт.

И все мы, конечно, даряжизнь своим деткам, начинаем понимать родителей, ценить их усилия,преданность, любовь.

И каждой из нас хочетсясказать:

– Простименя, мамочка! Я только сейчас поняла… Я люблю тебя!

Камасутра

Моей малышке было двагода. Мы жили на даче. Веселились до упаду. Каждый день поливали другдруга водой из шланга, хохотали, визжали… Муж уезжал наработу, а у нас – цветочки, ягодки, травка, солнышко! У меняотпуск на работе – и тысяча удовольствий. Главное –дочурка, с которой каждый день – с утра до вечера –праздник.

Поехала я как-то вМоскву по делам и встретилась со школьной подружкой.

– Смотри,что у меня есть, – говорит Галка.

Показывает, а у нееперепечатанная на машинке (так тогда практиковалось) книга подназванием «Камасутра».

Про книгу-то я слышала,но видеть не приходилось.

– Возьми,почитай, – предлагает подруга. –Попрактикуетесь с мужем.

В одиночку это изучатьневозможно.

Вот я и получила нанеделю (до следующего своего приезда в Москву) ценное пособие порадостям любви.

И мы всю неделюсамозабвенно его изучали.

Результат – черездевять месяцев у нас родился прекрасный здоровый и бодрый сынище!

Когда говорят, что унас в стране секса не было, бессовестно врут. Был секс. Но главное –любовь была. И вера, и надежда. В ожидании сына

Был у мужадруг-гинеколог. Они вместе учились в институте. Ну и потом мы всевместе дружили. И когда он приходил к нам в гости, я попутно, подружбе, консультировалась с ним по поводу течения своей второйбеременности.

Вроде мы все обсуждалиневзначай, между делом. Иногда говорили о сроке.

А срок вполне можноопределить по тому, на каком уровне находится матка.

Я-то свой срок знала,но врач в консультации (так у них почему-то было заведено) ставила надве недели меньше. Вот я и обсуждала с другом эту проблему. Говорилаему:

– Посмотри,на каком уровне у меня матка. На какой срок – если объективно?

Я не обращала вниманияна то, что рядом крутится моя дочка, которой, как всякой женщине,пусть даже такой маленькой, двухлетней, до всего было дело.

И вот однажды у нассобрались гости. Мы отмечали какой-то праздник. Дочка рвалась кгостям. Хоть на минутку. Ну – хоть перед сном попрощаться! Нопотребовала, чтобы прощаться ей дали в нарядном платье, колоточках итуфельках. Ладно. Пусть. Нарядили.

Выходит наша дочка кгостям – загляденье! Просто плакат «Счастливое детство».

Выходит, торжественновстает перед гостями и, подняв свое нарядное платьице, требует:

– Смотрите,какая у меня матка!

Я в ужас пришла!

А потом, конечно, долгоне могла отсмеяться.

Правильно говорят: «Умаленьких детей большие уши».

Не раз убеждалась.Хотим еще маленького!

Третьего ребенка мы смужем очень хотели. Рождение человека – чудо. Жаль, что эточудо мне удалось пережить лишь трижды.

Итак – хотели, ивот, пожалуйста, получился, ожидайте.

Вернувшись в Оломоуц, яотправилась в госпиталь, чтобы засвидетельствовать беременность. Вгоспитале служил мой муж, поэтому встреча с врачом прошла в теплойдружественной обстановке. Врач, красивая, молодая, уверенная в себеузбечка (жена офицера), сразу ласково и с готовностью предложила:

– Давайтесделаем абортик? С укольчиком! Зачем вам? Есть девочка, есть мальчик…Хватит…

Милая женщина явнохотела сделать мне любезность…

С ней, кстати, связанызабавные воспоминания. У нее был маленький сынок, ходивший одно времяв детсадовскую группу, организованную нашими женщинами в военномгородке. И вот этот очаровательный четырехлетний малыш адски ругалсяматом. Естественно, другие дети приходили домой с выражениями, откоторых у видавших виды отцов волосы вставали дыбом. Естественно,родители отправились разбираться, откуда что взялось. И выяснилось,что источник новых знаний – сын гинеколога. Не будь его мамагинекологом, не видать бы ребенку больше детсадовской группы. Но тутрешили провести работу. Попросили маму как-то повлиять,перевоспитать.

Мама обещала, пояснив,что ее папа, дедушка малыша, когда они приезжают в отпуск в Ташкент,разговаривает с ребенком по-русски. Ну, и вот…

Воспитательницынедоумевали. Ну – разговаривает дедушка с внучком по-русски –так что?

– А он, папамой, фронтовик. И когда на фронт попал, ни слова по-русски не знал,там так и научили, – пояснила мама ребенка-матерщинника.

В общем, что посеешь,то и пожнешь.

Посеяли фронтовыедрузья в сознание солдата узбека отборный мат, а потом вернулся квнукам фронтовиков во всем своем великолепии…

Однако мама обещала,что после отпуска вернет ребенка в группу полностью перевоспитанным.

В сентябре она привеласына, заявив, что работа проведена.

Между воспитательницейи ребенком произошел следующий диалог (имя ребенка сознательноизменила):

– Ну, что,Каримчик, не будешь больше ругаться матом?

– Никогдабольше не буду, – горячо отозвался малыш. – Низа что! А то боженька х-якнет.

Он, правда, оченьстарался.

…После доброгопредложения сделать быстрый и безболезненный аборт я обратилась вчешскую клинику и наблюдалась там.

Разницу почувствовала.С первых шагов.

Во-первых, сразусделали УЗИ. У нас в те времена УЗИ полагалось только избранным.

Во-вторых, во время УЗИврач смотрел в свой монитор, а я имела возможность смотреть на свойэкран, расположенный рядом с кушеткой, на которой я лежала.

Я увидела маленького,но совершенно настоящего человека, с глазками, ручками, ножками.Восемь недель беременности – совсем маленький человек. И этогочеловека мне предлагали уничтожить только потому, что у меня уже естьдевочка и мальчик? Убить живого, маленького…

– Сердечкоработает хорошо, – сказал врач.

По-чешски это звучалокак нежнейшая музыка.

Слезы покатились измоих глаз.

– Помашимамочке ручкой, лентяй, – сказал доктор маленькомучеловеку, чуть-чуть нажав своим прибором на мой живот.

Ребенок и правдавзмахнул ручкой.

– Спит, –улыбнулся врач, явно радуясь тому, что видит на мониторе.

Я уже любила своегочеловечка всем сердцем.

Позвали мужа. Он тожеумилился и пришел в восторг от вида нашего детки.

– А кто там?Мальчик или девочка? – спросили мы.

– Он ещеслишком маленький, – засмеялся врач. –Приходите позже.

Началось радостноеожидание.

Помня тысячизапугиваний во время предыдущих беременностей (не пей – будетотек, не ешь подсоленную пищу – будет отек и многое другое), яи тут опасалась всего без меры.

– Доктор,очень хочется пить, а боюсь, – пожаловалась я как-товрачу.

– Такнапейтесь, если хочется пить, – удивился чешский врач. –Делайте то, что вам хочется. В пределах разумного. Алкоголь исигареты – ни-ни. Остальное – пожалуйста.

У нас запугивали. Учехов обнадеживали и подбадривали.

Существенная разница.

Моя гордость

До сих пор вспоминаю игоржусь! Заявляю честно!

У нас в школе работалабиблиотекарем очень милая женщина. Ее сын Виталик был ровесникомнашей дочки. Приехали они из Молдавии, из места, которое называлосьНовые Анены. Как-то разговорились, она поведала свою ужасную историю.

У нее подряд, одна заодной, скончались две дочки. Внезапная температура, жар, врачи немогли поставить диагноз… К мужу несчастной женщины подходилилюди и советовали ему бросить жену: что-то с ней не в порядке, разтакое происходит.

Чудовищно работаютмозги некоторых человекоподобных…

Муж, прекрасный идобрый человек, конечно же ее не бросил. Сумел выбитьзагранкомандировку, и оказались они в Оломоуце. Им нужно было как-топеревести дух.

Женщина была оченьпечальна. Никак не могла отойти от пережитого кошмара. И Виталик еебыл всегда грустным и болезненным. А я по себе знала: печаль и тоскани к чему хорошему не приведут. Они могут убить, добить… Нодля жизни эти состояния никак не годятся.

И вот стала я внушатьэтой милой женщине, что так нельзя. Что они с мужем молоды, впереди уних долгая жизнь. Нельзя посвятить жизнь прошлому. Надо жить исоздавать радости.

– Какие же уменя могут быть радости? – печально спрашивала женщина.

– Родите тутребенка! Это самая большая радость! – убеждала я.

– А если сним что-то случится?

– А еслибудем думать о хорошем?

Я простоцеленаправленно вела с ней работу! Убеждала, внушала. Она даже черезкакое-то время стала улыбаться, смеяться…

И вот –возвращаюсь я из отпуска, зная уже о своей беременности, встречаюсвою «подопечную», и она шепчет мне:

– Сделали,как вы велели. Ждем ребеночка!

– И я жду, –говорю. – Вот, убеждала, убеждала, и сама…

И все получилосьзамечательно! Днем позже меня родила она девочку, Леночку. Леночкатеперь уже взрослая, а уж Виталик – совсем-совсем взрослый.

Вот я и горжусь, чтоесть на свете молодая прекрасная Елена, к рождению которой я имеюнепосредственное отношение.

…Что же касаетсяпережитого семьей горя, гибели двух дочек, все прояснилось позже, вэпоху гласности. В Молдавии использовали ядовитейшие пестициды дляборьбы с насекомыми-вредителями. Жертвами этих пестицидов сталоогромное число людей, особенно пострадали дети…

И второй эпизод. Идумимо госпиталя, а навстречу мне мама моего ученика, симпатичная,смешливая, само обаяние. Идет, улыбаясь издалека.

– Здравствуйте!Вы в школу?

– Да, а вы?

– А я вот вгоспиталь иду. На аборт записываться.

Я так и ахнула. У неезамечательный сынок, ему уже десять лет. Забот с ним никаких –положительный человек растет. Муж – старший офицер, прокормит.

– Зачем вамна аборт? Вы что, еще одного ребенка не вырастите?

– Да я исама не знаю. Все подруги говорят: зачем тебе лишняя обуза…

– А сын вамобуза?

Она смеется:

– Ну какаяон обуза? Он – образцово-показательный.

– Ну, ивторой будет такой же.

– Явообще-то девочку хочу, – вдруг говорит моя собеседница.

– Тогдазачем аборт? Вот вам девочка, рожайте!

– А еслимальчик?

– И что?Убить его теперь за это? Но будет девочка, увидите!

Короче: родиласьдевочка! Ведь ура? Правда? Как выбрать правильный день

Естественно, всем намхочется, чтобы ребенок наш родился не только здоровым, но исчастливым. И чтобы удача сопутствовала ему во всем.

И вот услышала я, когдаеще дочку ждала, что день недели, в который ребенок появится на свет,тоже влияет на его будущее счастье.

Ну, с дочкой всеполучилось само собой. Она надумала родиться в воскресенье. Причем нев простое, а в Вербное воскресенье. В праздник.

Тут, можно сказать, мыс ней оказались на высоте. Никаких усилий не приложила – удачасама приплыла в руки.

С сыном получилосьнесколько иначе. Как я уже писала, мной овладело маниакальноестремление к изменению интерьера жилища. Я трудилась до полногоизнеможения. Всю субботу, все воскресенье. Уже муж взмолился:

– Устал!

А мне приспичило.

И вот в понедельник япочувствовала, что начались схватки.

Опыт-то уже был!

– Поедем вроддом, – предложил муж.

Но я отказалась. Ярешила терпеть до последнего, потому что очень боялась песни, вкоторой были такие слова: «Видно, в понедельник их мамародила». Ну вы знаете эту песню про далекое племя…

И я думала: «Скакой это стати я по собственной воле отправлюсь рожать своегоребенка в понедельник?»

Я весь день лежалатихо, затаившись. Схватки все усиливались. Но я даже не замечалаболи. У меня имелась стратегическая задача: не допустить роды впонедельник.

Таким образом, яобеспечивала своему ребенку счастье жизни.

Ну, как говорится, чеммогу – помогу.

И что вы думаете?

Мне удалось!

Рано утром во вторник ясказала мужу:

– Поехали!

И в два часа дняпоявился наш сынок!

Вот уж действительно –все по плану.

Окрыленная удачей, ярешила, что и третьим ребенком все получится, как того пожелаю я.

В последние днибеременности стало ясно: надо взять процесс появления младенца всвои, так сказать, руки. Ну, смотрите: вот кончается пятница. Арожать можно в субботу, воскресенье. Понедельник – исключаем.Значит, потом вторник и так далее.

Что же делать?

И пошли мы гулять погороду. Гуляли-гуляли. Устали. Спать легли. Это в субботу.

Настало воскресенье.Снова гулять!

И тут уж мы не простопрогулку совершили – а настоящий марш-бросок. В хорошем четкомтемпе обошли весь город.

К вечеру какие-тосхваточки появились. Но так… Ерундовые.

Стало быть, впонедельник полежу дома, в во вторник все-таки пойду рожать.

Но в понедельник япочувствовала, что надо на всякий случай отправиться в роддом. Просто– чтоб во вторник уже с утра родить. И все.

И вот пришли мы вроддом. Я сообщаю врачу о своих намерениях. Мол, схватки – таксебе. И рожать я буду не в последний день зимы, а в первый деньвесны.

Она не против. Хорошо,говорит, полежите пока, отдохните. А во вторник утром родим.

И собирается уходитьдомой. Заходит со мной попрощаться. Я стою, мило с ней общаюсь, и вэтот самый момент у меня отходят воды.

– Так что жеэто мы? – спрашивает доктор. – Сейчас пряморожать надумали? Тогда я остаюсь.

А я не надумывала! Оно– само!

И ничего уже удержатьне получилось бы!

Вот понадобилось моемудетке явиться в этот мир 28 февраля – и все тут.

Своевольный оказался.

Родился в понедельник.И знаете – ничего!

Не жалуемся!

Ерунда это все.

Главное – были быони здоровы, наши детки. Остальное – постараемся. Ведь так?

Помоги себе сам!

Третьего сына я рожала,как и было задумано, в Оломоуце (Моравия), в советском военномгоспитале. Как вы понимаете, в госпитале для солдат и офицеровродильное отделение было отнюдь не главным. Маленьким и уютным.

Я лежала в большойкомнате с одной кроватью. Во всем отделении на тот момент нас былотрое: я в предродовых муках и две родившие молодые и счастливыеженщины. Сейчас бы сказали – девочки. Потому как рожали тогдарано – в 20–22 года. И это не считалось гибелью юнойжизни.

Но речь о другом. Вмоей палате стояла одна кровать – широкая и удобная. Огромноесводчатое окно (здание старинное) с видом на – удивительноедело – единственный в городе православный храм Св. Горазда. Уокна находился гладильный стол с утюгом. Родившие мамочки-счастливицыгладили на нем пеленки для своих младенцев и готовы были мне помогатьвсеми силами. Но я в моменты боли и страданий вообще не хочу ничьейпомощи. Лишь бы не трогали, не мешали – и все.

А тут еще врач пришла исоветует:

– Чтобысхатки были не такими болезненными, надо делать самомассаж.

– Не надо! –решительно отказалась я.

Какой еще массаж? Мнеуже конец приходит, а она массаж.

А над моей кроватьювисели какие-то картины. Много каких-то диких картин. Простонепристойных.

На каждой былаизображена как бы беременная как бы женщина. Но скорее это было некоеинопланетное существо с маленькой головой, паучьими ножками иручонками и – огромным отвратительным животом. А на спинах уэтих якобы женщин имелись какие-то тату в виде разного рода стрелок.

И я, эстет по натуре,думала: за что мне еще и это?

За что я должнасмотреть на эти ватманские листы с этими чудовищами?

Мало мне физическихстраданий, так тут еще и эта пакость?

Над картинами, какоказалось, имелась надпись: «Помоги себе самомассажем!»

Ну, ясное дело: этинаглядные пособия рисовали солдатики, лечившиеся в госпитале. Имвелели, они и старались. Как Остап Бендер…

Пусть тот, кто скажет,что это не беременная женщина, первым бросит в меня камень…

В промежутке междусхватками, вглядевшись еще раз во все это безобразие, я началахохотать.

Мои сочувствующие мнемамочки-гладильщицы сказали, что если бы не эти картинки, они быочень сильно мучались. А картинки как раз очень помогают.

– Ты, –говорят, – три по схеме, как тут нарисовано.

И я, хохоча, терла так,как указано было рукой советского солдата на картинках.

«Когда поютсолдаты, спокойно дети спят…» И когда рисуют –тоже… Я, готовясь к очередной схватке, начинала априорихохотать. Но работала по схеме. Так, с хохотом, и родила своегомалютку Паньку. И сразу зазвонили церковные колокола нашего храма.Веселье перешло в многолетнюю счастливую радость. Детки мои любимые.Что происходит сразу после родов. На кого похож ребенок

И вот он родился!Появилось на свет ваше ненаглядное сокровище! Именно ненаглядное,потому что в первые дни только и хочется что смотреть и смотреть наэто маленькое чудо.

И что интересно: впервые минуты появления на свет в ребенке проступают все фамильныечерты. Сразу можно сказать, в кого он пошел. И увидев, уже незабудешь любимое личико.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры