1 Стратегии счастливых пар

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии счастливых парСкачать


Автор: Бадрак В.

Случается, что мужья и жены живут разными целями и формируют для себя несколько разные миссии, которые, как параллельные прямые, никогда не сходятся в одной точке. Если эти миссии в их восприятии (и в восприятии социального окружения) равноценны, жизнь складывается интересно и насыщенно, как у Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, Макса Меллоуэна и Агаты Кристи, Родиона Щедрина и Майи Плисецкой.

Определенно о супружеской миссии можно говорить, когда один из супругов поднимает на щит идею семьи после смерти второго. Когда Зинаида Гиппиус или Мария Склодовская Кюри создают героические или романтичнопоэтические образы своих мужей, а Козима Вагнер почти пять десятилетий посвящает очищению от грязи имени своего избранника, это становится несомненным свидетельством неразрывных связей в парах. И дело не только в преобладании красивых воспоминаний о прошлом над угасающим светом одинокого настоящего, но и в сознательной, порой крайне сложной работе по созданию цельного образа всей семьи. Успешные семьи, излучающие отблеск счастья и душевного равновесия, всегда неординарны. Они напоминают сообщающиеся сосуды, в которых жизненная энергия выравнивает семейное пространство в единое энергетическое поле и создает в семье общую ауру. То же происходит и с их идеями – один всегда подхватывает идею второго, так что окружающим не вполне понятно, кто из двоих инициатор, а кто – вовремя подключившийся исполнитель. У выдающихся пар почти всегда есть свои собственные замечательные идеи, которые они стремятся транслировать в мир, чтобы наделить окружающих своим пониманием жизни. Николай и Елена Рерих несли идею стремления к высшему свету и красоте, формировали уверенность в способности человека приблизиться к гармонии. Марк и Белла Шагал вместе искали новую истину, правду о чувствах, которую живописец запечатлел на полотнах. Без проникновенных чувств, эмпатии и безоговорочной поддержки жен им бы многое было не под силу. Пьер и Мария Кюри удивили современников почти немыслимой и объединенной сосредоточенностью на результате научного поиска, оставляя при этом место нежности и счастью внутри семьи. Уверенность в любви друг к другу была настолько сильной, что их не заботило все чуждое и враждебное, не вписывающее в созданную ими формулу взаимоотношений. Миссия Марии Кюри и Козимы Вагнер после ухода супругов в мир иной оказалась сходной – создать всеми возможными способами духовный памятник своим любимым.

Богатая история отношений мужчины и женщины знает много эпизодов, когда один старается беззаветно служить миссии другого. Иногда речь идет всего лишь о долге – когда любовь подменяется ответственностью. Так было в семье президента США Франклина Рузвельта и его жены Элеоноры. Но тут есть место и счастливым примерам. Такую роль играла Елена Бреслау в легендарной жизни Альберта Швейцера, Козима Вагнер – в противоречивой судьбе Рихарда Вагнера, Елена Боннэр – в неустанной деятельности Андрея Сахарова, Раиса Титаренко – Горбачева – на тернистом пути Михаила Горбачева, Паулина – в философии Сенеки Младшего.

Иногда эту роль стремятся выполнить дети, что тоже является определенным свидетельством гармоничное ти семейной атмосферы. Генерал Адриан Конан Дойль с самозабвенной сыновней преданностью писал об отце, яростно отстаивая свою точку зрения; немало его пассажей касаются организации семейного уклада. Ева Кюри написала детальное произведение о своих выдающихся родителях, Святослав Рерих посвятил немало времени и сил утверждению принципов своих родителей.

 

Энергетика семьи

 

Защита семейной атмосферы от проникновения чуждой энергетики всегда являлась одним из важнейших принципов охраны внутрисемейного пространства. Хорошая семья – это всегда защищенная семья, энергетический щит был неизменным атрибутом лучших пар. Кокон, со всех сторон закрытый от проникновения внешней среды, еще лучше – подводная лодка, лежащая в недостижимых глубинах своего собственного мира и поднимающаяся на поверхность исключительно под воздействием желания побыть в комфортном, близком по духу, социуме, – вот представление о семье, защищающей свое биоэнергетическое поле.

Создание комфортной семейной атмосферы, особого микроклимата, защитной оболочки для подавляющего большинства успешных пар было самой святой и неприкосновенной темой. В этот таинственный сад, всегда запретный и непонятный непосвященному, не допускался никто, включая родителей, родственников, лучших друзей. Защитная оболочка, упреждающая чье либо нежелательное вмешательство, перестраховывающая реальные и мнимые риски необязательного и порой навязчивого общения, становилась лучшим щитом от проникновения отравленных стрел чужой энергетики. Чуждая психоэнергетическая микрофлора может обладать чудовищной силой разрушения, подтачивая семейные устои, подобно непрерывно бегущей воде; мудрость счастливых пар часто заключалась в понимании этого и создании внушительных «стен», сложных для преодоления.

Порой защитная оболочка семьи принимает вид труднодоступных мест обитания, как в случае с Рерихами. Почувствовав опасность советского строя, а затем, кажется, и ущербной близости любых масс, возглавляемых ищущими власти фанатиками, Рерих выбрался вместе с семьей за границу. Но этим построение защитной оболочки не завершилось, потому что мыслитель искал комфортного места для самосовершенствования и развития своей личности, пестования личностей детей, превращения семьи в единый целостный организм, продуцирующий и реализовывающий идеи. Зачем он искал загадочную, надежно укрытую в недоступных горах Шамбалу, чем влекла его эта великая тайна мироздания? Не было ли это попыткой найти совершенное место для сохранения гармонии и вещания издалека о новых законах бытия, открытых на обочине человечества?! Рерих сознательно намеревался жить в отрыве от общества, потому что, с одной стороны, так более значительными выглядели его послания миру, а с другой – при таком положении вещей его семья и каждый ее член в отдельности были вне досягаемости политических режимов, навязчивых друзей, общественной жизни. Из дома в Гималаях, лишенного таких привычных удобств, как свет и газ, Рерихам было легче регулировать свои взаимоотношения с остальным миром. Самодостаточные и духовно сосредоточенные, они управляли этими взаимоотношениями, и строго упрощенный быт не помешал их счастью. Точно такой же формулой воспользовался и Альберт Швейцер, избравший для жизни крайне удаленное и трудное для обитания африканское Ламбарене. Живя в дебрях тропической Африки, он чувствовал себя более уютно, чем в перенаселенных городах Европы, набухающая напряженность которой то и дело грозила перерасти в откровенное истребление человеком своих собратьев. «Из множества опытов над животными известно, что скученность усиливает внутривидовую агрессию», – заметил австрийский биолог Конрад Лоренц много лет спустя. Но наиболее зоркие и проницательные предшественники ученого не только осознали это многими десятилетиями ранее, но и защитили тысячами километров свой мир от злокачественного энергетического поля масс.

Но построение защитных оболочек не обязательно должно заканчиваться жизнью в замкнутых системах. Более того, ведя разговор о построении некоторыми парами замкнутого пространства для семьи, нельзя не подчеркнуть, что оно формировалось не усилием воли, а вследствие самодостаточности самой пары, отсутствия нужды в ком либо, умении быть счастливыми вдвоем. Просто защита семьи от чуждой энергетики предполагает, прежде всего, понимание разрушительной силы, которую несет чужая воля, причем не обязательно воля злая. Одним из примеров защиты семейной оболочки могут служить отношения художника Василия Сурикова с Львом Толстым. Прознав о смертельной болезни жены живописца, писатель вдруг зачастил с визитами в семью Суриковых. Трогательное и исполненное безнадежного трагизма и беспощадности описание происходящего дала Антонина Варьяш: «Как он пропустил этот странный ищущий, пытливый взгляд, которым Толстой будто ощупывал осунувшееся лицо Елизаветы Августовны, ее иссохшие кисти рук, заглядывал в запавшие глаза? Ему ли не знать этот взгляд! Взгляд неутомимого охотника за новыми наблюдениями, взгляд истинного художника, взгляд, не знающий стыда… Сколько раз он сам, бывало, вот так же алчно всматривался в прохожих, искал свою добычу. И Толстой тоже искал… Он жадно наблюдал за Смертью, которая кружила вокруг Лили, за ней самой, в последнем страстном порыве к жизни собиравшей к его приходу тающие силы… Лиля первая заметила этот «высматривающий» толстовский взгляд. И разгадав, что именно ищет он в ней, проплакала всю ночь напролет. «Не пускай его больше к нам, Васенька», – жалобно попросила она мужа». Естественно, Толстого больше в доме у Сурикова не было… Люди, заботящиеся о семейном счастье, обязаны быть дальновидными и твердыми в своем решительном «нет!», если оно необходимо, и даже если горе неизбежно, будет лучше, если оно останется последней семейной тайной, к которой не будет допущен никто!

Разумеется, не стоит путать осознанное желание защитить семейное пространство, наполненное продуктивным трудом и увлеченностью, и невротическое бегство от людей, направленное на поиск наслаждений. Достаточно интересный случай из американской богемной жизни заметили Стентон Пил и Арчи Бродски. Рассказывая в своей книге «Любовь и зависимость» об отношениях писателя Скотта Фицджеральда со своей женой Зейдой, они указывают: семейная пара покатилась «по нисходящей спирали», утопая в пьянстве и утомительной погоне за удовольствиями. «К концу двадцатых годов пустое неистовство его существования начало требовать ужасной дани». В конце концов его жена оказалась в клинике, он же, неспособный помочь ей и не ощущающий ответственности за семью, ринулся в Голливуд и тут же переключился на журналистку Шейлу Грэхем. Как и свою жену, новую возлюбленную писатель тоже пытался силой оградить от всего мира, претендуя на то, чтобы стать единственным обладателем ее души и тела. Но искусственная изоляция, связанная с отказом от развития духовности, не только не спасла отношения, но и усилила болезненную зависимость и приблизила смерть С. Фицджеральда. Таким образом, выставление заслонов от недружественного влияния чуждой энергии не должно превращаться в строительство душного, наглухо задраенного подвала; скорее это специальный регулятор для любящих людей, помогающий регулировать внешние, так сказать, отношения. Это жизнь для себя, для развития семьи, а не в угоду окружению, которое может внедряться в семейное пространство и навязывать свои условия сосуществования.

Не только Николай и Елена Рерих, живя в предгорье Гималаев, вдали от всего мира, были до конца жизни сосредоточены на своих общих духовных ориентирах, возвышенных и одухотворенных целях, фактически не принимая жизни окружающих, не впуская ее в свою семейную атмосферу. Почти в прямом смысле за высоким забором, вдали от нежелательных глаз жили Сенека Младший и Паулина, Рихард и Козима Вагнер, Артур Конан Дойль и Джин Лекки, Карло Понти и Софи Лорен. Лишь с некоторыми друзьями, которых знали еще по университету, общались Горбачевы. Только испытанных людей допускали к себе Андрей Сахаров и Елена Боннэр. Достаточно закрыто, почти ни с кем не общаясь, сосредоточившись на внутренней жизни семьи, жили Марк и Белла Шагал. Все эти пары находились в пределах своего микросоциума, у них были силы регулировать вентиль своей собственной принадлежности к социальному пространству. Более того, в этом смысле хочется признать правоту Отто Кернберга, заявившего в своей книге «Отношения любви: норма и патология», что «многие пары становятся парами лишь после того, как оторвутся от своей социальной группы».

Образованная и мудрая Аспасия, приворожившая Перикла, несмотря на кажущуюся открытость дома для желающих провести время в интеллектуальных беседах, незаметно для мужа сформировала круг именно тех избранных людей, которые, обладая известным тактом и деликатностью, не внедрялись в семейную атмосферу настолько, чтобы принести вред необычной семье правителя. Их застолья предназначались лишь для избранных людей, проверенных хитроумной хозяйкой дома. И в древние времена понимали важность непубличного существования семьи.

Бегство Джека Лондона и его второй жены Чармиан на Гавайские острова также объясняется их запоздалым решением создать защитную оболочку для семьи. Писатель, слишком добродушный и открытый для общения, испытал множество жестоких разочарований в людях, стал мишенью для завистников, прежде чем вызрело его решение ограничить контакты с миром, в котором за резиновыми улыбками слишком часто скрывались злобные оскалы. В значительной степени его преждевременный и, кажется, сознательный уход в царство теней напрямую связан с этой роковой ошибкой, исправить которую уже не могла и неутомимая «маленькая хозяйка большого дома» – его жена.

Существует, конечно, и обратный опыт, который, кажется, должен быть еще более показательным. Например, появление Дмитрия Философова в семье Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус могло окончиться драмой для семьи, если бы не определенные особенности самого Философова. Типичный случай атрофии семьи демонстрирует Альбер Камю. Задумав использовать путешествие для спасения своего брака с Симоной Ие, Альбер зачем то пригласил еще и своего друга Ива Буржуа. Нетрудно предположить, чем закончилось это несуразное предприятие, на основе которого можно было бы писать руководство по уничтожению брака. К окончанию вояжа обстановка была настолько наэлектризована, что достаточно было искры для того, чтобы все сдетонировало с гигантской убийственной силой. Неудивительно, что Ив Буржуа стал открыто проявлять сексуальный интерес к жене друга, – ведь и та, свободолюбивая и независимая, посылала соответствующие сигналы. Удручающие результаты неудавшегося опыта ошеломили писателя настолько, что через время он обнаружил себя отстраненно живущим с двумя лесбиянками…

Подобные результаты можно смело искать не только в треугольниках типа шокирующего сожительства мнительного Владимира Маяковского, чувственной Лилии Брик и ее безликого мужа Осипа. Неясная и невнятная семейная жизнь другого литератора революционера Максима Горького также изобилует примерами семейной несостоятельности. Ее прямым следствием стали мытарства писателя и несуразные отношения со своими женщинами, в которых он все пустил на самотек. Но, конечно, причины неудачной семейной жизни Горького следует искать в отвержении образов родителей в детстве и в тяжелом взрослении среди «свинцовой жизни».

Любопытно, но успешные пары настолько старались оградить свой мир, что даже родители по возможности исключались из него как нежелательные раздражители. Уважая мнение родителей, Раиса Титаренко без их участия приняла решение связать свою жизнь с Михаилом Горбачевым. А из всех героев этой книги только Мстислав Ростропович и Галина Вишневская очень непродолжительное время жили вместе с родителями Мстислава. Только Артур Конан Дойль прислушивался к мнению матери настолько, чтобы принимать его в расчет при реализации своих решений. И все таки родители были справедливо отделены от детей, и дети в счастливых парах никогда не сдерживали развития семьи.

Взаимопроникновение энергий и обогащающая жажда этого обмена – вот что толкает людей к совместной жизни. Человеку необходима поддержка, понимание, ободрение и интерес кого то близкого, и эта роль подвластна лишь партнеру противоположного пола (автор рассматривает гомоэротические связи как аномалии, не предназначенные для традиционных отношений в среде людей). Ибо, кроме вербального, необходимо еще и физическое воздействие, объятия, поцелуи, близость тел, во время которого человек насыщает партнера своей энергией. Эта целительная энергия, как животворящий бальзам, проникает в мозг и заряжает мысли зарядом позитивных устремлений. Вся жизнь человека словно является испытанием для него, эгоистичная окружающая среда опустошает его, вычерпывая энергию и выжимая, как губку, поэтому люди ищут интуитивно способа пополнить запасы душевных сил. Именно поэтому присутствие партнера само по себе уже является защитной оболочкой от энергетических вампиров, если отношения в семье искренние и наполнены любовью. Постоянный контакт взглядов, непременные прикосновения, откровенная эмпатическая беседа и эмоциональная поддержка – вот четыре основополагающие составные части энергетического восстановления.

В разные времена стремлению человека жить в паре давались различные объяснения. В связи с рассматриваемой концепцией энергетического обмена заслуживает внимания, к примеру, оригинальная мысль Фридриха Энгельса. Ученый связывал желание иметь семью с потребностью в собственном мирке, отделенном от всего остального пространства, являющимся, по сути, частной собственностью. Еще одно достаточно интересное объяснение можно найти у философа Ошо, считающего, что любовь является лучшим из лекарств. «В истинно любящем мире терапии не потребуется», – утверждает Ошо. Но так как достижения цивилизации не только не сопровождались духовным развитием человека, но и, напротив, развратили его, свои духовные ценности любящая пара должна защищать от воздействия окружающей энергии. Так было во все времена, всегда в обществе вызревали зависть, подлость и ревность к чужому счастью, но мир развитых технологий стал еще более сухим, недалеким и беспардонным. Стало быть, актуальность защиты возросла в сотни, даже в тысячи раз.

Если мудрая семейная пара создаст непроницаемое кольцо вокруг своего интимного мира, выставив для всех окружающих ограничительные флажки, за которые не допускается никто, то внутри своего пространства влюбленные, напротив, раскроются друг перед другом, сняв покров таинственности с собственной личности. Любовь стимулирует к доверию, отказу от страха предстать друг перед другом с обнажившимися душами, откровенно говорящими о том, что им недостает в данный момент времени.

Взаимное насыщение энергией напрямую связано с созданием внутри жизненного пространства пары определенного эмоционального равновесия, а также со способностью поддерживать высокий уровень положительных эмоций по отношению друг к другу и окружающему миру. Счастливые пары всегда находятся как бы на одной эмоциональной волне, и это может быть не только результатом удачного выбора партнера, но и прямым следствием развитого навыка подстраиваться. И дело, чаще всего, даже не в обретении способности двух людей в паре смотреть на мир сквозь стекла очков одного цвета, сколько в понимании и умении давать партнеру в самые ответственные моменты необходимый заряд положительных эмоций. Супруги могут быть яростными искателями приключений или острых ощущений, а могут находиться в состоянии умиротворенного спокойствия; секрет в каждом случае заключается в появлении фактора радости, необходимой для счастья глубины положительных переживаний. Является ли такая глубина результатом физической активности, становится ли она плодом обсуждения новых творческих планов или достигается в ходе совместного путешествия, а может быть, даже после совместного чтения или прослушивания музыки, важным моментом является сознательная установка двоих на достижение необходимого эффекта. Нахождение Рерихов в горах, интеллектуальные беседы Сенеки и Паулины, обсуждение литературных планов Сартра и Симоны де Бовуар, выработка литературно религиозной концепции Мережковским и Гиппиус и еще множество подобных примеров является не чем иным, как способом использования духовного камертона для настройки единого эмоционального состояния. Некоторым парам необходима бурная эйфория, экзальтация, другие способны испытать ощущение счастья при меньшем эмоциональном возбуждении, и вопрос измерения эмоций тут является вторичным.

 

Взаимное дополнение партнеров и самодостаточность в парах

 

История устойчивых союзов показывает, что они складываются из самостоятельных, психологически сильных личностей, умеющих находить и сохранять равновесие. Если внимательно рассмотреть любой брак, который вызывает восхищение, выяснится: едва ли не каждый из участников клуба счастливых семейных пар мог бы создать такой же блестящий союз с другим человеком. Иными словами, психоэмоциональная чуткость, готовность взаимодействовать и находить компромиссы наряду с наличием совершенно уникальных личностных качеств изначально выделяет этих людей из общей массы.

Способность дополнять друг друга в жизни в то же время является такой формой семейных отношений, в которой каждый реализует как идею взаимной психологической помощи, так и скрытое управление партнером, направленное на его же благо. И все же великая и едва ли не самая важная способность – дополнять недостающие качества партнера или осторожно пробуждать их, поощряя развитие, – имеет в своем фундаменте укоренившееся в сознании ощущение независимости, понимание собственной ценности, уверенность в собственной личности. Как правило, эти качества человек способен распознать у себя и сделать неотъемлемой частью своего «я» либо под воздействием воспитателей, либо вследствие напряженного размышления и вызревшего желания достичь личностной целостности.

Для мужчины в большинстве случаев главную ценность представляет избранное дело; для них ободрение любящей женщины, жены матери становится живительной влагой, создает зону потенциального роста. Но если мужчина не находит поддержки в женщине, желая тем не менее привлечь ее своими достоинствами, его первой задачей должно стать обретение этой уверенности. Для женщины главной величиной чаще всего является семья и любовь, поэтому в нежности и чуткости мужчины она может черпать свои духовные и жизненные силы. Но важным дополнением к этой азбучной истине должно стать понимание мужчиной и женщиной, что их дополнительный источник силы содержится еще и в собственных способностях представать друг перед другом независимыми натурами, наполненными своими идеями, свободными от воззрений кого бы то ни было, даже близкого человека. Женщина для мужчины, как и мужчина для женщины, является лучшей энергетической базой, но каждый из участников большой игры под названием жизнь должен помнить, что порой полезно обратить взор к своей собственной энергетической основе. Тогда объединение может принести наиболее достойные плоды.

 

Будьте светочами себе,

Будьте себе опорой.

Храните истину в себе,

Как единственный светоч.

 

Такие слова содержатся в учении Будды, и они могут помочь каждому, кто ищет себя или потерялся в необъятных просторах внутреннего мира своего партнера. Иначе говоря, всякий, кто почувствовал, что его «половинка» опережает его личностный рост, должен призадуматься: а не станет ли он отстающим и, стало быть, малоинтересным для духовного общения?

Союзы императора Августа и Ливии, князя Ярослава Мудрого и Ирины могут служить примерами дополнения друг друга при развязывании сложных жизненных узлов.

Недостающие качества государственных деятелей и безупречных воителей у мужчин умело воспитывали их женщины, действуя самыми различными способами – от устрашения потенциальных конкурентов до привлечения военной мощи сторонников. Но и мужчины платили им той же монетой. Август ни разу не упрекнул жену в холодности, а их странную и не до конца проясненную неспособность произвести совместное потомство восполнил усыновлением. Ярослав Мудрый сумел измениться и приобрести недостающие качества воителя, став крупным государственным деятелем. Каждый из них знал и уважал сильные стороны партнера, не упрекая в слабостях.

Другим примером дополнения друг друга на основе любви и близкой духовности мог бы послужить брак Пьера Кюри и Марии Склодовской – начиная с введения Марии в большую науку, чего она ни за что не сумела бы сделать без настойчивой последовательности любящего мужчины, и завершая деятельной защитой ею имени Кюри после смерти ученого. Дома они были супругами, по настоящему любящими друг друга, пылающими друг к другу страстью, старательно воспитывающими своих двух дочерей, а в лаборатории – соратниками и сотрудниками, помогающими друг другу в научной работе. Хотя эта помощь часто была почти незаметной, ненавязчивой, незримое присутствие партнера в работе и помогло добиться невероятных успехов в науке. И если Пьер дал жене возможность заниматься выдающимися исследованиями в области физики и химии, то Мария своей любовью наполнила его мир, сделала его цельным и романтичным, способным к длительному головокружительному восхождению. Он добился ее принятия в мир науки, она сумела превратить в символ его имя. Они жили не так долго, как могли бы, но прожили это время друг другом, и каждый сделал для партнера то, что позволило расти ему самому.

Таким взаимодополняющим союзом, в основе которого лежит цельная и самодостаточная личность каждого, был и союз Жан Поля Сартра и Симоны де Бовуар. Несмотря на интимные вольности, в духовной сфере они принадлежали друг другу безраздельно. Он подсказал ей идею, реализация которой сделала ее мировой знаменитостью. Она вдохновляла его дух даже тогда, когда его плоть была во власти других женщин.

Чудовищным заблуждением явилось бы утверждение, что роль кого то одного в союзе является основной, безоговорочно ведущей. Еще на заре развития психоанализа пионеры нового научного направления отмечали взаимную зависимость полов. И все же опыт счастливых пар убеждает, что те браки оказались наиболее прочными, успешными и счастливыми, в которых женщина «создавала» мужчину, подобно терпеливому скульптору шлифуя его образ, осторожно поощряя его движение к цели и не менее аккуратно убирая препятствия. Женская самодостаточность, несомненно, более выражена, нежели мужская, хотя, на первый взгляд, она не так ярко проявляется в достижениях и преобразованиях. Прежде всего потому, что она направлена, как сияние, на внешнее – на своего мужчину, тогда как мужская – преимущественно внутрь своего «я». Действительно, в большей части устойчивых и гармоничных пар женщины либо играли ведущую роль, либо являлись исключительно самодостаточными личностями. Такими были Елена Рерих, Козима Вагнер, Майя Плисецкая, Галина Вишневская, Зинаида Гиппиус, Раиса Титаренко, жена Ярослава Мудрого Ирина Ингигерд, жена Перикла Аспазия, подруга Жан Поля Сартра Симона де Бовуар, подруга Сальвадора Дали Гала. Более того, если вспомнить пары, в которых порывистые, ищущие мужчины приходили к необходимости расставания с первоначальной избранницей, подругой их жизни неизменно становилась сильная, независимая натура, самодостаточная, способная развиваться самостоятельно.

Именно это произошло с блестящим писателем Джеком Лондоном, когда в его жизнь ворвалась бушующая, как любимое им штормовое море, Чармиан Киттредж, которая так не походила на аморфную и вялую Бесс Мадерн. Любопытно, что если внимательно рассмотреть фотографии, внешне Бесс покажется гораздо миловиднее и привлекательнее Чармиан, что лишний раз подтверждает вторичность физической красоты женщины во взаимоотношениях с мужчиной. Точно так же Козима Вагнер представляла собой совершенно иной тип личности, нежели первая жена Рихарда Вагнера Минна Планер. Если Козима являла собой яркий костер, дающий пламени Вагнера новую силу, Минна была водой, которая гасила жар его творчества. А самодостаточность и самобытная интеллектуальная сила Симоны де Бовуар предопределили долговечность ее союза с Жан Полем Сартром, вследствие договоренности со своей подругой о полной свободе действий не знавшим недостатка в красивых женщинах, которые оказывались никудышными собеседницами.

Как только женщина находит в себе силы уйти от традиционного и губительного для семьи заблуждения «Я вышла замуж, значит, я любима, желанна и достигла своего счастья», она приобретает особое очарование женственности, внутренний стержень, силу самодостаточной личности. И конечно же, становится интересной окружающим и мужчинам, и женщинам. Этот пагубный лозунг, который берут на вооружение слишком многие девушки, является смертоносным ядом для любой семьи, а саму представительницу очаровательного пола переводит в ранг заурядных добытчиц эрзацев счастья. Сила современной женщины – в ее духовной значимости, непреложной готовности меняться с течением времени, развиваться, противопоставляя молодости и свежести мудрость и интеллект, в ее способности поддерживать интерес к собственной личности постоянно (не говоря уж об интересе к собственному телу). Самооценка женщины должна не только соответствовать самооценке мужчины, но даже быть выше, ибо настоящая женщина всегда знает источники своей силы.

Несомненно, существуют и упрощенные взаимоотношения в семьях, когда духовное или интеллектуальное неравенство просто игнорируется, когда один посвящает жизнь другому, сознательно отказываясь от собственного развития. Случается, что серьезный супруг, исполняющий важную государственную или политическую миссию, способен расслабиться и забыть о превратностях карьеры лишь рядом с глуповатой, но преданной подругой. Или наоборот. Нередко такие семьи отличаются продолжительными ровными и вполне удовлетворяющими друг друга отношениями. Но вместе с тем в них присутствует приторное ощущение подмены понятий, отчетливое осознание того, что отсутствие антагонизма и враждебности не дают основания говорить о подлинном счастье. Так как тот представитель семьи, который несет бремя величия, поглощает все вокруг, включая партнера и, нередко, детей. Главное действующее лицо отмечается самодовольством, тогда как партнер периодически испытывает чувство тревожности. От первого зависит все, от второго – ничего; первый может в любой момент поставить свою деятельность выше партнера, будет непреклонен в своей правоте, второму остается уповать на милость не быть отвергнутым. Классическими примерами ложного успеха в браке являются уже упомянутые пары Уинстона и Клементины Черчилль, Пабло Пикассо и любой из тех брошенных им женщин, которые пытались создать семейный уют для самовлюбленного нарцисса.

Необходимо признать и принять установку, что преданность женщины как единственная и самая весомая составляющая отношений не обеспечивает ответной реакции мужчины. В историях любви можно отыскать множество примеров, являющихся тому подтверждениями. Одним из таких примеров являются отношения русского писателя Ивана Бунина и Веры Муромцевой. С Верой произошло то же самое, что и с другими женщинами, которые положили свою любовь и преданность на алтарь отношений с любимым мужчиной. Обожая мужа до беспамятства, Вера растеряла свою былую целеустремленность юной девушки, жаждущей познания, она оставалась самоотверженным другом, готовым погибнуть ради спасения души заблудшего и потерявшегося в своих симпатиях писателя. Она приказала себе «не мешать Яну [так она называла Бунина] любить, кого он хочет», не осознавая, что такое позволение разрушительно для личностной оболочки. Женщина надругалась над кармой любви, не терпящей аскетизма. Она позволила даже впустить в семью третьего – возлюбленную своего мужа – и таким образом сохраняла семью в течение полутора десятка лет. Мужественная Верочка швырнула себя в бездну ради любимого, но оценил ли он это?! Спасительной ли оказалась эта жертва для семьи и не умерла ли она в тот самый момент, когда автор «Антоновских яблок» предал свою любовь?!

Истинная любовь лишена жалости, она опирается на осознание духовного равенства и значимости личности партнера; в истинной любви нет поклонения, она питается тем уникальным соком, который составляют два равных ингредиента, принятые от равновеликих Инь и Ян. Достижение силы духовности и сопутствующая этому самодостаточность личности становится основой для равенства полов – необходимого условия в создании счастливого союза. Но эта сила всегда является результатом сознательного развития личности. Вот что говорит по этому поводу маститый представитель психоанализа Карл Роджерс в своей работе «Психология супружеских отношений»: «Как приятно развиваться вместе, жить двумя неповторимыми и сплетающимися жизнями! Должен добавить, что в случае, когда это развитие самостоятельной личности происходит только с одним из партнеров, не поощряется и не культивируется в другом, тогда увеличивающаяся дистанция между партнерами может стать непреодолимой, и взаимоотношения, катящиеся прямо в пропасть, сможет спасти разве что чудо».

Неравенство между полами, изначально развитое в условиях патриархальной цивилизации, остается заметным вызовом семейной гармонии. Доминирующее мужское начало и предлагаемый в связи с этим уклад жизни с неравным распределением ролей может не только развить скрытую враждебность между полами, но и предопределить крайне отрицательные стереотипы взаимоотношений. Это достаточно убедительно прослеживается на примерах из литературы, особенно в области первичных мотиваций мужчин и женщин предбрачного периода. Для мужчин мотивация полностью согласована со стремлением либидо, а физическая привлекательность представительницы противоположного пола создает эффект мигающей лампочки, на которую невозможно не обратить внимание. То есть первичная мотивация напрямую связана с эротическими ожиданиями, и только позже, после оценки глубины духовного мира потенциальной избранницы (или отказа от такой оценки) отношение к ней преобразовывается в решение – положительное или отрицательное. Тысячи мужчин подтверждали, что именно так формируется ответ на появление в поле зрения такого раздражителя для сознания. У женщин, похоже, в силу развитости патриархальных тенденций отношение к противоположному полу несколько трансформированное, связанное с будущей ролью в семье и положением в социальной группе.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры