1 Основы психологии семьи и семейного консультирования

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Основы психологии семьи и семейного консультированияСкачать


Автор: Посысоев Н.

В. Сатир заслуженно считается одним из классиков семейного консультирования. Наряду с С. Минухиным и К. Витакером, она является легендой и самым прославленным популяризатором психолого-педагогической работы с семьей. В 1964 г., после выхода книги «Совместная семейная терапия», она получила признание за пределами США как один из ведущих практиков в работе по изменению поведения людей.

Принципы, которыми руководствуется В. Сатир в процессе оказания психологической помощи семье, базируются на твердом убеждении, что личностный рост возможен для каждого и каждому нужно уважение со стороны тех, кто способствует изменениям.

298

В одном из интервью, данном в 1985 г. историку семейной терапии Р. Саймону, она образно сформулировала свой подход следующим высказыванием: «Некоторые психотерапевты считают, что люди, приходящие на терапию, не хотят, чтобы их меняли; я думаю, что это не так. Люди сомневаются, что могут измениться. И потом, оказаться в незнакомом месте страшно. Когда я только начинаю с кем-то работать, я не стремлюсь сразу менять человека. Я стараюсь определить его ритм, чтобы суметь присоединиться к нему и помочь — повести его в это «пугающее место». Сопротивление сводится в основном к страху пойти куда-то, где вы никогда не были.

Я расскажу вам случай, который научил меня, как вести людей в эти «страшные места».

Я ездила в Европу к друзьям. Мне захотелось спуститься в одну пещеру, было очень страшно. Мой друг сказал: «Я понесу фонарь. Если ты дашь мне руку и согласишься идти за мной, вдвоем мы спустимся». Видите, что от меня требовалось. Мне нужно было решить: согласна ли я, чтобы он показывал путь. А на это я, конечно, согласилась, ведь я хотела побывать там, внизу. Но без его желания дать мне руку, без его руки, которой я доверилась, я бы не пошла.

Когда люди приходят ко мне, я не спрашиваю у них, хотят ли они измениться. Я просто предполагаю: да, хотят. Я не говорю им, что с ними «не так» или что им необходимо сделать. Я просто протягиваю им руку. ...Если я могу внушить человеку доверие, значит мы с ним «сдвинемся»...пойдем в это «страшное место».

Модель помощи семье, предлагаемая В.Сатир, может быть названа коммуникационной моделью. С точки зрения В. Сатир, жизнеспособная семья должна давать каждому из ее членов возможность найти в ней себе место и получать от этого удовольствие. Средствами, при помощи которых семейная система достигает такого состояния, являются чувства, правила и способы общения. Неконструктивное общение, жесткие правила препятствуют личностному росту.

В своей работе с семьей В.Сатир уделяет большое внимание исследованию стереотипов членов семьи. Обращая их внимание на типичные «игры, общения», она обучает семью эффективной коммуникации. К уродливым играм семейного общения она относит проявление таких типов поведения, как заискивание (вызывает чувство вины), обвинение (вызывает страх и стремление подчиниться), расчетливое поведение (вызывает зависть) и отстранение (вызывает чувство тоски и уныния).

299

В. Сатир описывает подобную ситуацию так: «Представим себе, что Вы просыпаетесь утром в дурном настроении и с плохим самочувствием. Вам надо идти на работу и встретиться там со своим начальником, который, как Вы думаете, «имеет на Вас зуб». У Вас есть правило: никто ничего не должен знать о Ваших переживаниях. Ваш муж (или жена) замечает ваше кислое лицо и спрашивает: «Что с тобой?» — «Ничего», — холодно отвечаете Вы, хлопаете входной дверью и убегаете, забыв поцеловать супруга (или супругу). Вам невдомек, почему вы так себя ведете.

Ваш(а) супруг(а) расстроена) Вашим поведением и ведет себя соответственно ему. Придя домой, Вы обнаруживаете, что дома никого нет. Когда же Ваш муж (жена) возвращается наконец домой, он (она) не ложится с Вами вместе в постель. У Вас портится настроение, и круг замыкается».

В. Сатир (1992) выделила три правила эффективной коммуникации.

  • Члены семьи говорят о своих мыслях и чувствах от первого лица.

  • Каждому члену семьи предлагается передавать свои чувства.

  • Каждый член семьи должен ориентироваться на уровень понимания других членов семьи, делая свое сообщение конгруэнтным (т. е. содержание высказывания должно подтверждаться соответствующим тоном голоса, выражением лица, жестами).

Она отмечает также, что достаточно точно можно охарактеризовать любую семейную систему, используя для этого четыре предложенные ею параметра.

  • самооценка участников семейного процесса;

  • коммуникация;

  • семейная система (свод норм);

  • социальные связи (взаимодействия с внешним миром).

В зависимости от сочетания особенностей каждого параметра, семья может быть охарактеризована как благополучная или неблагополучная. Благополучная семья является открытой системой. Это означает, что ее части взаимосвязаны, подвижны, восприимчивы друг к другу и позволяют информации проходить внутри нее или выйти за ее пределы. Неблагополучная семья, с точки зрения В. Сатир, является закрытой системой. В закрытой семейной системе ее части неподвижно соединены между собой или вообще разобщены,

300

обмена информацией не происходит, независимо от того, откуда она поступает — извне или изнутри. Закрытые семейные системы развиваются из определенных житейских установок ее членов. Автор называет следующие диструктивные представления, которыми люди руководствуются в неблагополучных семьях:

  • отношения в семье должны регулироваться страхом наказания или силой;

  • всегда есть кто-то, кто знает, что тебе необходимо;

  • люди по природе злые и поэтому должны находиться под контролем;

  • только человек, обладающий властью, знает, как правильно жить.

Таблица 5 иллюстрирует представления В. Сатир о том, как функционирует закрытая система в неблагополучных семьях и открытая система в благополучных семьях.

Таблица 5

Функционирование различных систем в благополучных и неблагополучных семьях

 

Фактор

Благополучная семья

Неблагополучная семья

1. Самооценка

Высокая самооценка у всех членов семьи

Низкая самооценка

2. Коммуникация

Честная, открытая, ясная, адекватная, прямая

Нечестная, запутанная, неопределенная, неадекватная

3. Семейная система

Правила гибкие, меняющиеся при необходимости. Полная свобода любых обсуждений, допускается автономность

Правила скрытые, жесткие, неизменные. Мелочная опека и контроль. Запреты на любые обсуждения

4. Социальные связи

Многообразие социальных связей, семья открыта для внешних контактов

Страх перед социумом, закрытость, отсутствие социальных связей (либо заискивание перед социумом)

301

Эмоциональное неблагополучие членов семьи связано с постоянной угрозой отвержения и обусловлено неэффективной внутрисемейной коммуникацией. Такая коммуникация определяется рядом позиций, которые склонны занимать члены семьи, пытаясь избежать тревоги и угрозы отвержения. Эти позиции были выделены В. Сатир из практики собственной работы с неблагополучными семьями:

  • заискивающая позиция;

  • обвиняющая позиция;

  • расчетливая позиция;

  • отстраненная позиция.

Каждая из этих позиций проявляется как на вербальном (словесном) уровне коммуникации, так и на невербальном (телесном) уровне коммуникации. Более подробно эти позиции описываются автором следующим образом.

Заискивающая позиция («миротворец»). Занимая эту позицию во внутрисемейной коммуникации, человек избегает угрозы отвержения, пытаясь угодить, не сердить другого человека и не вступать в споры. На вербальном (словесном) уровне коммуникации он выражает согласие («Все, что ты делаешь, — это замечательно, даже слишком хорошо для меня»), а на невербальном (телесном) уровне коммуникации демонстрирует полное подчинение и беспомощность (голова и плечи опущены, голос тихий, выражение лица заискивающее). Внутреннее ощущение «миротворца» можно передать следующими словами: «Я считаю себя ничтожеством, я — ничто».

Обвиняющая позиция. «Обвинитель» постоянно ищет виновных среди членов своей семьи. Занимая такую позицию, человек пытается избежать отвержения, демонстрируя свою силу и власть окружающим. Он говорит громко, резко, обрывая других, не давая им высказаться. Характерное начало разговора «обвинителя» следующее: «Почему ты всегда...», «Ты никогда не можешь как следует...» и т. п. На невербальном уровне коммуникации он демонстрирует доминирующую, обвиняющую позу: рука вытянута вперед, указательный палец направлен на собеседника, ноздри трепещут, тело напряжено, голос громкий, нарастающий до крика. У такого человека есть внутреннее ощущение, что он одинок и несчастлив.

Расчетливая позиция («компьютер»). «Компьютерная» позиция базируется на скрытом убеждении человека в том, что можно избежать угрозы отвержения при помощи точного расчета и анализа ситуации.

302

«Компьютер» корректен и рассудителен, не проявляет чувств, кажется другим эмоционально холодным. Для его речи характерны длительные, сложные фразы, включающие абстрактные понятия. Обычно после первых сказанных им фраз его не слушают, но ему это и не важно, так как он говорит в большей степени для самого себя. Тело такого человека скованно, выражение лица спокойно, мимика неподвижна, взгляд направлен не на собеседника. Внутренние ощущение характеризуются словами: «Я чувствую себя уязвимым». За холодностью и расчетливостью может скрываться низкая самооценка.

Отстраненная позиция («безумный»). Отстраненная позиция проявляется в «спутанном», «несерьезном» поведении. Такой человек настолько боится быть отвергнутым другими, что ведет себя неадекватно ситуации. (Чтобы ни сделал или ни сказал этот человек, все будет «невпопад».) Его внутренние ощущения сродни головокружению. Слова, употребляемые им во время разговора, часто могут касаться совершенно отвлеченной темы, внимание характеризуется расфокусиро-ванностью, коммуникация не доводится до конца. Движения такого человека становятся неловкими и нелепыми. Испытываемые чувства при этом — одиночество и ощущение бессмысленности существования («Здесь никто обо мне не заботится, никто не любит, мне нет здесь места»).

В. Сатир разработала целый ряд специальных упражнений, игр, процедур, позволяющих членам семьи осознать и почувствовать применяемые ими неэффективные позиции в общении. Эти техники впоследствии были систематизированы Лой-шеном Ш. Однако основной задачей, которую ставила перед собой В. Сатир в работе с семьей, было не только осознавание существующих позиций, но и обучение гармоничному, искреннему общению. Уравновешенное общение (уравновешенная позиция) основано на подлинности переживаний и истинности чувств. В таком типе коммуникативного поведения вербальные и невербальные компоненты соответствуют друг другу. Приводя пример гармоничной позиции, В. Сатир утверждает следующее: «Когда уравновешенный человек говорит другому: «Ты мне нравишься!» — его голос звучит мягко и нежно, он смотрит в глаза. Когда он говорит: «Я зол на вас!» — его голос резкий и грубый, а выражение лица напряженное. Уравновешенное общение основано на подлинности переживаемых и демонстрируемых чувств. Уравновешенного человека отличает открытость, жизнестойкость и способность к личностному росту».

303

Одной из авторских техник В. Сатир считается техника скульптурного представления семейной структуры. Эта техника получила название «скульптура семьи». Каждый член семьи расставляет своих родственников, создавая живую скульптуру, проецируя на нее свое видение семейной системы и свой опыт проживания в ней. Суть данной техники состоит в том, что расположение людей и объектов должно физически символизировать внутрисемейные отношения в настоящем времени, определяя то, как видится место каждого в семейной системе. К достоинствам этой техники относится то, что она способна преодолеть склонность клиентов «заговаривать» реальные проблемы, так как членам семьи во время создания «скульптуры» консультант не разрешает общаться привычными фразами. В ходе выполнения методики четко проявляется «каркас» семейной структуры: треугольники, альянсы, симбиозы; специфические взаимоотношения, а также осознаются такие темы, как борьба за власть, близость, границы, дистанция и т. п.

Вторым ярким представителем основанной на опыте модели консультирования семьи является К. Витакер. Имя этого замечательного семейного психотерапевта и консультанта часто упоминается при описании способов помощи семье, основанных на здравом смысле и опыте. Это предполагает, что в процессе взаимодействия с консультантом члены семьи получают новый опыт, позволяющий им стать более гармоничными людьми. Изменившись, члены семьи могут изменить семейные отношения. Основная цель работы с семьей — дать толчок, подтолкнуть семью к самоцелению. К. Витакер изобрел парадоксальные, ломающие привычные стереотипы приемы работы с семьей.

В лишенном четких ориентиров «пространстве» консультирования, которое создает вокруг себя К. Витакер, семья вынуждена брать инициативу в свои руки. К. Витакер комментирует одну из своих консультаций, говорит об этом таким образом:

«Их жизнь —это их жизнь; что они о своей жизни думают — их дело, а не мое. Я буду полезен по мере сил, но изо всех сил буду сопротивляться их попытке превратить меня в некий символ, в мудреца, в человека, который знает, как им следует жить. Я борюсь за свое право быть беспомощным, за право сказать: «Я не знаю, что вам делать с вашей дочерью...».

304

Потому что если мне удалось обострить ситуацию своей иронией и поддразниванием, отец по дороге домой скажет: «Слушайте, хватит с нас — 75 долларов выкладывать за болтовню с этим чокнутым! Сью, ты к автомобилю месяц не подойдешь и чтобы никаких свиданий с этим твоим придурком. А будут еще сюрпризы в школе, нас с тобой ожидают большие неприятности». И вот семья организована, получила воздействие — в чем и состоит моя истинная цель. Даже если они больше не придут ко мне, я считаю, что добился успеха».

К. Витакер скептически относится к любому теоретизированию, подчеркивая, что консультирование — это искусство, а главное для консультанта — быть спонтанным, убедительным, аутентичным. Методы К. Витакера можно назвать провокационными и рискованными. Про него ходят легенды, что были такие времена, когда он вскармливал своих пациентов из бутылочки, боролся с ними врукопашную, запрещал пользоваться речью, даже засыпал в обнимку. Однако он не рекомендовал подражать себе, так как его приемы неотделимы от его личности. С точки зрения К. Витакера, задача консультанта состоит в том, чтобы обострить семейные проблемы, но не брать на себя ответственность за их решение. Подталкивая семью к изменениям, он может создавать у членов семьи ощущение абсурдности происходящего.

В качестве иллюстрации приведем в пример работу К. Витакера с семьей на первой встрече.

Муж: «Проблема в том, что мы с женой постоянно воюем».

Витакер: «И почему бы вам не победить?»

Муж: «Что вы имеете в виду? У нас равенство».

Витакер: «Да, но вашу жену поддерживает ее мать».

Муж: «Господи, только ее мать не вмешивайте в это».

Витакер: «А ее мать всегда вмешивается, когда жена воюет с вами?»

Муж: «Да, но я не собираюсь говорить об этом...»

Витакер: «Хорошо, а что ваша мать делает, когда жена с ее матерью нападают на вас?»

Муж: «Ну, моя мать живет в Полоно».

Витакер: «А почему бы вам не обратиться к ней за поддержкой? Взять и позвонить ей?»

Жена: «Этот трус всегда ей звонит».

К. Витакер: «Теперь вы видите, почему я хотел собрать всех. Думали, я поверю, что война только у мужа и жены. Это курам на смех. Война идет между двумя семьями. И у меня для вас новость: в этой войне никто не победит. Это как Соединенные штаты с Россией — вечное противостояние. Ваша жена никогда не перестанет быть ребенком своей матери, но повзрослеть может; сейчас она уже тридцатилетний ребенок своей матери, а не семилетний...»

305

Ученик К. Витакера А. Нейпир говорил о своем учителе следующее: «В начале работы с семьей Карл очень критичен. Он похож на сурового и жесткого отца подростка. Присмотритесь к тому, что он делает он заставляет семью выслать на битву с ним самого сильного из своих рядов. И обычно от Карла больше всего достается главному тирану семьи».

Завершая анализ основных теоретических моделей (школ) семейного консультирования, мы хотим подчеркнуть следующее: эффективность деятельности семейного консультанта во многом зависит от сформированности его профессиональной позиции. Наполнение профессиональной позиции определяется тремя базовыми составляющими. Рассмотрим содержание каждой составляющей профессиональной позиции отдельно.

  1. Мировоззренческая составляющая. Ее содержание определяется общим представлением о природе и сущности человека, формах, способах и смыслах его сосуществования с другими людьми.

  2. Теоретическая составляющая. Определяется выбором консультанта (психолога, педагога) той или иной теоретической модели консультирования в качестве ориентира в работе. Данный выбор позволяет принять определенную концепцию относительно понимания глубинных источников изменений взаимоотношений людей в семье и самой семьи в целом.

  3. Эмпирическая (инструментальная) составляющая. Ее содержание определяется арсеналом средств (методов, методик, техник, технологий), освоенных консультантом, и собственным опытом их использования в качестве инструмента воздействия на семью.

Профессиональная позиция формируется в процессе всего обучения на базе усвоения основных методологических, философских, психологических и педагогических знаний.

Контрольные вопросы

  1. Как разворачивается процесс психологического консультирования? Назовите основные этапы.

  2. Какие теоретические принципы лежат в основе различных подходов к консультированию семьи?

  3. В чем различия между психодинамической и бихевиористической моделью консультирования семьи?

306

  1. Каковы основные цели структурной психологической помощи семье?

  2. Назовите основные положения, характеризующие гештальт-подход к семейному консультированию Д. Зинкера.

  3. Каковы основные идеи основанной на опыте модели оказания помощи семье?

Литература

  1. Айви А.Е., Айви М.Б., Саймэн-Даунинг Л. Психологическое консультирование и психотерапия. Методы, теории и техники. — М., 1997.

  2. Браун Дж., Кристенсен Д. Теория и практика семейной психотерапии. — СПб., 2001.

  3. Варга А.Л. Системная семейная психотерапия. Курс лекций.

— СПб., 2001.

4. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта.

— М., 1998.

5. Зейгарник Б.В. Теория личности Курта Левина. — М., 1981.

  1. Зинкер Д. В поисках хорошей формы. Гештальт-терапия с супружескими парами и семьями. — М., 2000.

  2. Игровая семейная психотерапия. // Под ред. Шефера Ч. — СПб., 2001.

  3. Коттлер Дж., Браун Р. Психотерапевтическое консультирование. — СПб., 2001.

  4. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

 

  1. Кратохвилл С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. — М., 1991.

  2. Лойшен Ш. Психологический тренинг умений школы Вирджинии Сатир. — СПб., 2001.

  3. Мину хин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. — М., 1998.

  4. Навайтис Г. Опыт психологического консультирования супружеских конфликтов. // Психологический журнал. —1983. — № 4.

  5. Навайтис Г. Семья в психологическом консультировании.

— Калининград, 1999.

  1. Перлз Ф. Гештальт-подход и Свидетель терапии. — М., 1996.

  2. Саймон Р. Один к одному. Беседы с создателями семейной терапии. — М., 1996.

307

  1. Сатир В. Как строить себя и свою семью. — М., 1992.

  2. Холл К., Линдсей Г. Теории личности. — М., 1997.

  3. Шерман Р., Фредман Н. Структурированные техники семейной и супружеской терапии. — М., 1997.

  4. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. — М., 1995.

  5. Эйдемиллер Э., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб., 1999.

  6. Эйдемиллер Э., Юстицкис В. Семейная психотерапия. — СПб., 1990.

  7. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. — М., 1978.

  8. Baszsormenyi-Nagi I., Ulrich D. Contextual family therapy// Handbook of family therapy. — N.Y., 1981.

  9. Bertalanffy L. von. General system theory// General system. — V.I.I. — 1956.

  10. Bowen H. Family therapy in clinical practice. — N.Y., 1984.

  11. Burks H.M., Stefflre B. Theories of Counseling. — N.Y., 1979.

  12. Fairbarn W. An object-relations theory of personality. — N.Y., 1954.

  13. Lewin K. A dynamic theory of personality. — N.Y.-London, 1935.

  14. Napier A., WhitakerC. The family crucible. — N.Y., 1978.

  15. Napier A.Y., Writa Ker C. The family crucible. — N.Y., 1978.

  16. Nichols H.P. Family therapy. Concepts and methods. — N.Y., 1984.

33. Weiss R.L., Hopps H., Patterson G.R. Behavior change: methodology, concepts and practice. — 1973.

308


 

 

ГЛАВА 7
ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРОБЛЕМНОГО ПОЛЯ СЕМЬИ

1. СХЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СЕМЬИ КАК СИСТЕМЫ

Как уже было сказано в предыдущих разделах учебника, в последнее десятилетие в психологическом сообществе доминирует представление о семье как открытой системе, которая находится в постоянном взаимодействии с окружающей средой. В качестве метафоры, определяющей сущность семьи как системы, используется термин «живой организм», либо семья сравнивается с пламенем в противопоставлении с образом кристалла. С точки зрения известного отечественного семейного психолога А. Варги, семья представляет собой самореализующуюся систему. Это означает, что поведение системы целесообразно, а источник преобразования семьи находится внутри нее самой. Это означает также, что события, которые происходят в семье, часто не зависят от желания ее членов, так как жизнь в семье определяется и регулируется правилами и законами функционирования семейной системы. Изменения в семейной системе могут происходить как на структурном (например разделение территории проживания), так и на функциональном уровне (изменение отношений между членами семьи).

А. Варга предлагает анализировать семью, используя шесть параметров, раскрывающих содержание семьи как системы. Схема анализа семьи как системы предполагает выделение следующих компонентов:

  • стереотипы взаимодействия;

  • семейные правила;

  • семейные мифы;

  • границы;

  • стабилизаторы;

  • семейные истории.

Под стереотипами взаимодействия понимаются часто повторяющиеся сообщения (или послания) одного члена семьи всей семье и способы взаимодействия друг с другом.

310

Сообщением может являться любое событие, происходящее внутри семейного пространства, как-то: хлопанье дверью, прикосновение, плач, приступ мигрени и т. п. Все члены семьи точно расшифровывают полученные сообщения (например, громкое хлопанье дверью старшей дочерью перед уходом на дискотеку демонстрирует родителям ее намерение вступить с ними в традиционный спор по поводу времени возвращения, а громыхание кастрюлями женой на кухне считывается мужем как наличие у нее чувства раздражения по поводу поездки к его родителям и т. п.). Выделяются и патогенные стереотипы поведения. К такому роду стереотипам, например, относится выделенный Г. Бейтсоном феномен двойной связи, или «двойной ловушки».

Семейные правила. Под семейными правилами понимаются «писаные» и «неписаные» (гласные и негласные) нормы, регулирующие поведение членов семьи как малой группы. Правила могут быть культурно заданными, соответствующими общепринятым в данной культуре нормам (например, запрещающими сексуальные отношения супругов в присутствии детей) и существующими лишь в данной конкретной семье.

Правила могут регулировать практически все сферы жизнедеятельности семьи (распределение функций, способы времяпрепровождения, приоритеты в распределении бюджета, частота общения с родственниками и т. д.). В каждой семье существуют запреты на проявление определенных эмоций (агрессии, страха, зависти), за нарушение норм члены семьи подвергаются санкциям. При этом степень тяжести и вид санкции со стороны семьи по отношению к нарушителю в разных семьях отличаются друг от друга. Виды санкций, например, могут быть таковы: лишение эмоциональной близости, высмеивание, изоляция, передача ответственности.

Нарушение функционирования семьи задается жесткостью и ригидностью правил. В семьях, где возможны изменения правил (например при взрослении детей), эмоциональные срывы и конфликты случаются реже. Семейные правила рассматриваются в качестве внешней основы семейных мифов.

Семейные мифы. Мифология семьи характеризует довольно глубокие пласты семейных систем. Миф определяется как сложное семейное знание о себе. Миф актуализируется в кризисные моменты (социальные перемены, приход нового человека в семью и т. п.). Формируется миф в течение 3—4 поколений.

311

Варианты мифов: «Мы — семья героев», «Мы — дружная семья», «Мы — семья спасателей».

Члены семьи видят и интерпретируют реальность в категориях мифа. Содержание семейного мифа определяет логику поступков. Например, люди, живущие по правилам мифа «Мы — семья спасателей», могут выбирать себе в партнеры тех, кто демонстрирует специальное «инвалидное» поведение. Люди, существующие в логике мифа «Мы — герои», не могут жить без особого чувства переживания преодоления преграды, барьера.

Границы. Предполагается, что семья как любая система имеет свои границы, определяющие ее структуру. Границы — невидимые линии внутри семьи, которые формируют субсистемы. Границы могут быть ясными, ригидными и диффузными. Ясные границы существуют в здоровой, функциональной семье. При ригидных границах информация между субсистемами проходит с трудом. Наличие таких границ характеризует «разделенную семью», в которой члены семьи эмоционально отделены друг от друга. Диффузные границы допускают легкое проникновение информации между субсистемами, что ведет к спутанности во взаимоотношениях (например, мать с дочерью обсуждает подробность своей сексуальной жизни).

Границы могут быть внешними, очерчивающими контур семейного взаимодействия с внешним мифом. По степени проницаемости внешних границ (легкости вхождения в семью посторонних людей) они могут быть открытыми и закрытыми. Внутренние границы характеризуют наличие подсистем (коалиций) в семье. Коалиции называются вертикальными, если включают в себя одного из взрослых и ребенка (например, мама образует коалицию с сыном против папы), и горизонтальным, если в них включены члены семьи одного уровня, одного поколения. Вертикальные коалиции дисфункциональны. Наличие в семье такого рода коалиций нарушает функционирование семейной системы. При исследовании семьи должно описываться следующее: где, какие границы проходят, на какие подсистемы подразделяется семейная система. Особое внимание следует обращать на наличие коалиций и характеристику границ.

Стабилизаторы. Стабилизатором называется такой элемент семейной системы, функция которого состоит в том, чтобы поддерживать постоянство семейной системы.

312

Стабилизаторы удерживают семью от распада. В качестве стабилизатора семьи могут выступать любые элементы и феномены жизни; к функциональным стабилизаторам относят следующие:

  • общее дело;

  • общее место проживания;

  • общие дети.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры