1 Основы психологии семьи и семейного консультирования

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Основы психологии семьи и семейного консультированияСкачать


Автор: Посысоев Н.
  • уменьшается интенсивность его контактов со сверстниками на своей территории, так как ребенок, стыдясь внешнего вида и поведения инвалида, не приглашает в гости друзей, стремится реже бывать дома;

  • из-за болезни другого ограничивается общая (физическая и психическая) активность ребенка внутри семейного пространства;

  • изменяется родительское поведение; снижается ответственность, забота и надзор вследствие ухудшения общего физического тонуса больных родителей.

Американский исследователь К. Теркелъсон разработала концепцию «трех уровней вовлечения», описывающую типичную ситуацию в семье с больным человеком. Появление в семье больного изменяет сложившуюся структуру отношений. В результате этих изменений семья как малая группа делится на три слоя, окружающих больного человека.

Первый слой (внутренний). В него входит сам больной и один из членов семьи, берущий на себя заботу о больном. Чаще всего таким главным опекуном становится мать (жена), привычная жизнь которой полностью меняется и переключается на удовлетворение потребностей больного. Через этого человека больной связан с внешним миром.

Второй слой (внутрисемейный). Этот слой образуют другие члены семьи, в меньшей степени задействованные в уходе и опеке. У представителей второго слоя в связи с появлением в семье хронического больного может появиться стремление найти более важные дела, чтобы отгородиться от контактов с больным (например, начать усиленно заниматься профессиональной карьерой и т. п.). Между ними и главным опекуном может нарастать отчуждение, что приводит к разрушению былой семейной сплоченности.

Третий слой (наружный). К нему относятся близкие и дальние родственники этой семьи. Они могут интересоваться самочувствием и состоянием дел больного, не вступая с ним в постоянный контакт. Представители третьего слоя пытаются предлагать свои способы лечения больного, порою наивные и неадекватные. Они часто начинают обвинять главного опекуна в неправильном поведении и методах воспитания, которые, по их мнению, и явились причиной болезни. Обвиняя главного опекуна, они тем самым маскируют свою беспомощность перед сложившейся ситуацией.

211

Их действия могут разрушать внутрисемейные отношения за счет усиления чувства вины представителей первого и второго слоя.

3. СЕМЬЯ С НАРУШЕНИЕМ ВНУТРИСЕМЕЙНОЙ КОММУНИКАЦИИ

К основным видам нарушений коммуникационного процесса относится проявление своеобразного феномена парадоксальной коммуникации — «двойная связь» («двойная ловушка»). Такой тип коммуникации был выделен американским психологом Г. Бейтсоном совместно с Д. Джексоном и Дж. Хейли при изучении парадоксальных стереотипов взаимодействия в семьях детей-шизофреников в 60-х годах.

Суть феномена «двойная связь» состоит в том, что значимый взрослый (например родитель) передает ребенку одновременно два сообщения, одно из которых отрицает другое. При этом ребенок не имеет возможности высказываться по поводу полученных им сообщений, чтобы уточнить, на какие именно из них реагировать, поэтому постоянно пребывает в состоянии неуверенности и одновременно не может выйти из ситуации, в которую попал. Например, мать, говоря ребенку о любви к нему, отодвигается от него, а когда ребенок в ответ на это замыкается в себе, упрекает его в холодности. Таким образом, ребенок постоянно получает от матери неконгруэнтное сообщение: на вербальном уровне о любви, а на невербальном — о непринятии. Не будучи способным разрешить подобную дилемму, ребенок склонен удаляться от внешнего мира.

С. Минухин, описывая практику своей работы с дисфункциональными семьями, ввел понятие семья «запутанный клубок». Такая семья характеризуется тем, что в ней не поддерживаются индивидуальные различия. Это означает, что в этих семьях отдельные члены не могут действовать независимо друг от друга, поскольку находятся в своеобразном психологическом симбиозе друг с другом. С. Минухин использует термин «границы», понимая под ними условные линии, раз деляющие семейное пространство на отдельные части (субсистемы): супружескую, родительскую и детскую. Границы семье — «запутанный клубок» между семейными субсистемами проницаемы и размыты, эмоциональная атмосфера отличается непредсказуемостью последующих реакций, не существует правил, регулирующих «неприкосновенность» частной, автономной жизни.

212

Например, супружеская и детская субсистемы переплетены настолько тесно, что родители могут начинать обсуждать с детьми как равными по возрасту свои интимные проблемы, ставя их при этом в сложное положение. Семейные связи в такой семье запутываются настолько, что члены семьи не способны отличать свои собственные проблемы от проблемы другого. В семьях типа «запутанный клубок» чаще всего проявляются психологические расстройства, приступы паники и тревоги.

4. СЕМЬЯ - ДИСГАРМОНИЧНЫЙ СОЮЗ.

Одним из подходов к определению проблемной семьи являются работы известного отечественного психолога А. Спиваковской. Она выделяет особые типы так называемых «дисгармоничных семейных союзов», подчеркивая, что сложность обретения супружеской и родительской гармонии заключается в том, что каждая из психологических закономерностей, определяющих супружеское и родительское поведение, содержит внутреннюю конфликтность и противоречие.

А.С. Спиваковская называет семь законов, которым подчиняются супружеские отношения в семье. Осуществление этих законов (знание супругами выделенных ниже закономерностей) позволяет создавать в семье благоприятную атмосферу и обеспечивать правильное воспитание ребенка. Следует отметить, что термин «закон» здесь употребляется не в строго широком толковании.

Закон первый: соединение

Данный закон предполагает, что само объединение в браке мужчины и женщины несет в себе потенциальный конфликт. Под конфликтом понимается ситуация, когда при взаимодействии друг с другом супруги находятся в разных позициях в силу своего добрачного опыта и разницей в усилиях, которые прилагаются в реализации целей объединения на разных этапах совместной жизни. Попытка объединения неизбежно наталкивается на изначальную разъединенность и различия между мужчиной и женщиной. Данная проблема решается, если супруги не склонны рассматривать обязательные трудности как следствие собственной несостоятельности или упрямства партнера.

213

Закон второй: слияние и граница

При создании семейной общности возникает противоречие между двумя потребностями: в слиянии и сохранении собственной отдельности (границы). Гармоничные семейные отношения предполагают динамическое равновесие, являющееся результатом борьбы противоречивых тенденций: усилий по сплочению семейной группы и стремлением к сохранению индивидуальной автономии. Семейная структура может разрушиться, если потребность одного из супругов в слиянии или отдельности не находит своего удовлетворения.

Закон третий: взаимодополнительность

Стабильность и гармония семейных отношений обеспечивается взаимодополнением личностных черт (так называемая «комплиментарность»). Предполагается, что союз супругов с полярными чертами характера более стабилен (например склонность к подчинению у одного и стремление к лидерству у другого).

Закон четвертый: соотнесение целей и планов

В гармоничном семейном союзе личностные цели супругов согласованны, жизненные планы непротиворечивы. В дисгармоничной семье один из супругов может отказаться от собственного плана во имя интересов семьи, и это не может не вызвать отрицательные эмоции, усталость и потерю радости от семейной жизни.

Закон пятый: узнавание

Смысл данного закона состоит в том, что в семейном контакте для достижения гармонии необходимо инициировать (постоянно вырабатывать) желание узнавания близкого человека. Утверждение о том, что мы кого-то знаем до конца, ошибочно и неконструктивно.

Закон шестой: понимание и принятие

Гармоничная семья позволяет общаться «без маски». Человек может находить в семейном кругу понимание, уверенность, что другие хотят его понять. Если семейная атмосфера становится таковой, что каждый член семьи вынужден менять рабочую «маску» на домашнюю, то общение становится неискренним, неестественным и вызывает эмоциональное напряжение.

Закон седьмой: эмоциональная зрелость и чувство ответственности

Под эмоциональной зрелостью понимается способность любить другого, готовность к эмоциональной отдаче (превалирование «даю» над «беру»).

214

Эмоционально незрелые люди часто требуют больше любви для себя, нежели дают ее другим, чувствуя при этом себя обиженными и недолюбленными. Ответственное поведение противостоит спонтанности и непосредственной эмоциональности, выполняя функции упорядочивания и организации форм поведения в семье. Предполагается, что в стабильной, гармоничной семье, независимо от актуального эмоционального состояния супругов, сохраняется забота о другом человеке.

Таким образом, автор приходит к выводу, что дисгармоничный семейный союз препятствует реализации присущих супругам индивидуальных качеств. Семья действительно превращается в некий театр, где каждый вынужден играть навязанную, «чуждую», но предписанную семейным союзом роль.

На основании нарушения законов семейной гармонии автором выделены восемь типов дисгармоничных союзов, которые получили своеобразные метафорические названия.

  1. «Внешне спокойная семья». Это семья, в которой не принято предъявлять друг другу искренние чувства. Чувство ответственности настолько превалирует над спонтанностью от
    ношений, что негативные чувства существуют в подавленном, глубоко запрятанном виде. Отношения упорядочены. Обязанности выполняются педантично. Длительное блокирование эмоций приводит к состоянию депрессии, тоски, скуки.

  2. «Вулканическая семья». В этом типе семьи эмоциональная непосредственность и спонтанность преобладают над чувством ответственности. Отношения в семье изменчивы и открыты, супруги часто выясняют отношения (сходятся, расходятся, скандалят, чтобы после ссоры пылко признаваться в любви до гроба). В такой семье дети испытывают эмоциональные перегрузки, так как бурные ссоры между родителями воспринимаются ими как трагедия, угрожающая стабильности детского мира.

  3. «Семья-санаторий». Рассматривается как наиболее характерный пример семейной дисгармонии. Такая семья развивается как симбиоз, в котором один из членов семьи (это может быть и взрослый, и ребенок) заставляет близких окружать его вниманием, оберегать от тревоги перед неопределенностью внешнего мира. Все члены семьи объединяются для осуществления заботы, прилагая усилия для своеобразного коллективного самоограничения (например, уменьшаются контакты с друзьями, дискредитируются внесемейные ценности, ограничивается круг общения и т. п.).

215

Закрытость семьи приводит к фиксации внимания на здоровье, подчеркиванию опасностей. Характерные признаки такой семьи — мелочная опека, жесткий контроль, чрезмерная защита от реальных и мнимых опасностей. У детей возникают невротические срывы из-за перегрузки нервной системы. В подростковом возрасте усиливаются реакции протеста и желание раннего ухода из семьи. Также может сформироваться ипохондрическая личность (со сверхценной идеей заботы о собственном здоровье).

  1. «Семья-крепость». Еще один тип закрытой проблемной семьи, которая психологически вооружается против всех, кто не включен в семейный круг (у супругов возникает выраженное усиление чувства «мы»). В основе семейного союза лежат представления о жестокости, всеобщем зле и людях как носителях агрессивных намерений. Данные представления формируются по типу негативной проекции (враждебные чувства по отношению друг к другу трансформируются и переносятся на внешний мир в целом). В таких семьях часто наблюдается сильное доминирование отца или матери, жизнь регламентирована, внутрисемейная атмосфера лишена теплоты, непосредственности, близости. Ребенка любят «условно», т. е. ребенка любят тогда, когда его поведение соответствует предъявляемым требованиям. Он неизбежно попадает в ситуацию внутреннего конфликта, которая вызывается столкновением позиций родителей, собственным опытом и требованиями окружающего мира.

  2. «Семья-театр». Такие семьи удерживают стабильность семейных отношений за счет специфического, демонстративного, «театрализованного» образа жизни. Эмоции бурные, но неглубокие, многое делается «напоказ». Например, посторонним людям демонстрируется любовь к ребенку (ее внешние проявления). Но дети при этом остро чувствуют, что родителям не до них. В такого рода семьях один из родителей испытывает потребность в признании, постоянном внимании, любовании. Отсутствие подлинной близости, демонстрация мнимых достоинств формируют в детях эгоцентризм.

  3. Семья «третий лишний». В данном случае речь идет о семьях, где родительство бессознательно воспринимается как помеха супружеским отношениям. Стиль детско-родительских отношений формируется по типу скрытого неприятия.

216

В таких семьях дети испытывают чувство собственной неполноценности при сильной эмоциональной зависимости от родителей (они с трудом переносят разлуку с родителями, с трудом приспосабливаются к новым группам).

  1. «Семья с кумиром». В таких семьях воспитание ребенка является главным фактором, скрепляющим семью. Забота о ребенке объединяет супругов, так как они переносят нереализованные в супружеском контакте чувства на ребенка. Ребенок становится центром семьи, объектом гиперопеки, повышенного внимания. Все желания ребенка незамедлительно
    выполняются. У родителей, приносящих себя в жертву потребностям ребенка, существует бессознательное желание препятствовать взрослению ребенка, сохраняя и поддерживая его инфантильные проявления. Воспитываясь в семье такого типа, дети становятся пассивными, несамостоятельными. При столкновении с внесемейным окружением эти дети требуют к себе повышенного внимания и, не получая его, приписывают окружению жестокость и несправедливость.

  2. «Семья-маскарад». Для семьи данного типа характерна рассогласованность жизненных целей и планов супругов. Каждый из родителей предъявляет ребенку различные требования, противоречащие друг другу. Мир семьи представляется ребенком как чередование и мелькание разных масок (маска строгого, гиперопекающего отца сменяется маской всепрощающей матери). Такое «мелькание» вызывает чувство тревожности и расщепления самооценки у ребенка.

5. СЕМЬЯ В РАЗВОДЕ

К еще одному типу проблемных семей можно отнести семью, находящуюся на грани развода, а также семью с разведенными родителями. Все члены такой семьи переживают стрессовое состояние, связанное с разрушением стабильности жизни и необходимостью прерывать эмоционально значимые отношения. Наиболее сильное влияние развод оказывает на детей до 6 лет. Это усугубляется тем, что именно матери маленьких детей сталкиваются с наибольшим числом трудностей в случае ухода из семьи отца. Дети в возрасте 3—6 лет после развода родителей часто испытывают сильное чувство вины и самоунижения. Дети в возрасте 7—8 лет чаще переживают чувства злости и обиды, особенно на отца.

217

В 10—11 лет дети чувствуют себя заброшенными, обиженными, сердятся на родителей, стыдятся своих семейных проблем. Только в возрасте 13—18 лет, испытывая чувство потери, обиды, подросток все же оказывается способным адекватно представить себе причины и последствия развода, качество своих отношений с каждым из родителей.

С точки зрения А.И. Тащева, на усугубление переживаний ребенка влияют следующие обстоятельства:

  • предшествующие разводу ссоры родителей и неизбежное ухудшение обращения с ребенком в этой ситуации;

  • ощущение ребенком эмоционального отсутствия ушедшего родителя, восприятие его ухода как обесценивания самого ребенка;

  • изменение интенсивности общения с оставшимся родителем;

  • возможные ухудшения отношения ребенка со сверстниками.

С уходом отца дом лишается мужского начала. Матери сложнее прививать мальчику чисто мужские интересы, формировать у него правильное представление о роли мужчины в доме. Адекватное представление девочки о мужчинах легко может исказиться из-за нескрываемой обиды на отца и несчастливого опыта матери. Ситуация еще больше осложняется, если оставшийся родитель налагает запрет на проявление позитивных чувств к ушедшему родителю (его запрещается любить, говорить и думать о нем).

Мальчики, росшие без отца, могут усваивать «женский» тип поведения. У них также может формироваться искаженное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком. Впоследствии им будет сложнее качественно выполнять отцовские обязанности. Девушки из неполных семей при выходе замуж испытывают психологические затруднения при попытке адекватно понять своих мужей и сыновей, выполнять роли жены и матери в традиционном понимании этих ролей.

Большинство детей живет надеждой на то, что их родители снова будут вместе. С возрастом эти надежды уменьшаются, однако в юности у части детей они могут сохраняться. Бывшие супруги могут настраивать ребенка друг против друга, внося еще больший психологический дискомфорт в душу ребенка. Прививая чувство вражды к отцу (матери), родители насаждают в ребенке агрессивность, недружелюбие, подавленность и обиду.

218

Некоторые матери стремятся свести к минимуму встречи отцов и детей. В результате отец все меньше знает ребенка и оказывается не в состоянии действительно адекватно и гармонично общаться с ним. Взаимоотношения отца с ребенком могут разворачиваться по двум сценариям. Он либо начинает заискивать перед ребенком, задабривая его подарками, либо, не испытывая психологического комфорта от общения с «незнакомым родным ребенком», отец постепенно теряет к нему интерес, принимая на себя роль стороннего наблюдателя за жизнью ребенка. Любая из названных стратегий взаимодействия живущего отдельно от ребенка отца оказывается неудовлетворительной. Кроме того, отец, которому лишь изредка дозволяется видеться с ребенком, не сталкивается со всеми трудностями воспитания и может оказаться для ребенка более привлекательным, чем мать. Испытывая ревность, мать может найти дополнительные и убедительные, с ее точки зрения, аргументы против свиданий отца с ребенком.

Существование в пространстве собственной семьи взрослыми и детьми воспринимается по-разному. Взрослые создают семью, осуществляя собственный выбор. Этот поступок они совершают при зрелом размышлении и соответствующем возрасте. Для ребенка же наличие семьи является своеобразной предысторией его существования. Семья — это то, что существует вечно, «давным-давно», еще до его рождения (иначе и быть не может). И если развод для взрослых — это болезненное, малоприятное, порой драматическое переживание, на которое, тем не менее, они решаются по доброй воле, исходя из определенных психологических побуждений, то для ребенка расставание родителей — это разрушение жизненного мира, всех сфер привычной жизнедеятельности.

В гармоничных семьях все проблемы решаются открыто. Каждый член семьи — самоценная личность, с которой считаются и которую не используют для удовлетворения интересов других близких. В случае развода в такой семье ребенку сообщают известие о возможных переменах в семье, выстраивая с ним честное, открытое, учитывающее его состояние общение. Родители, привыкшие манипулировать чувствами и поведением ребенка, в ситуации развода могут реализовывать следующие типы поведения.

Использование ребенка для разрешения супружеских конфликтов. Это происходит в том случае, если конфликт принял затяжной характер, супруги не разговаривают друг с другом.

219

Ребенок начинает выполнять роль «беспроволочного телеграфа»,

Разделение с ребенком ответственности за развод. Родители могут задавать ребенку навязчивые вопросы следующего типа: «Как ты думаешь, не будет ли лучше, если мы с папой расстанемся?» или «Милый, что лучше для твоего будущего — если мы с папой будем так же плохо жить вместе или если разойдемся совсем? »

Манипулирование чувствами ребенка. Ребенка могут использовать и для попыток примириться, вернуть к себе почти утерянного супруга и обратить на себя внимание. Мать в этом случае может, например, просить ребенка: «Скажи отцу, что я не переживу развода!»

Эти ошибки типичны для супругов, давно утративших ощущение близости, потерявших интерес друг к другу. Одна из основных трудностей, с которой сталкиваются разводящиеся супруги, состоит в том, каким образом сообщить ребенку об уже принятом решении, не нанося ему слишком сильной психологической травмы. Отказ от обвинительной, конкурирующей стратегии поведения в конфликтной ситуации развода предполагает следование определенным правилам.

  • Не обвинять супруга (супругу) при ребенке, для которого он не «плохой муж» («плохая мать»), а папа (мама).

  • Не обвинять в сложившейся ситуации других родственников (бабушек, дедушек, дядей, сестер, братьев и др.).

  • Не обвинять в происходящем самого ребенка. («Это случилось потому, что ты плохо себя вел, не слушал меня...»)

Каковы бы ни были психологические мотивы развода, в глазах детей инициатива чаще принадлежит кому-то одному из родителей. Если муж покидает жену, то обычно он воспринимается ею как предатель. Типичная реакция женщин на уход мужа — гнев, обида, ощущение несправедливости происходящего. Дети часто оказываются на стороне матери. Эмоционально женщину очень поддерживает то, что она не одна — у нее есть родная душа. У нее возникает желание высказать ребенку свои обиды (рассказывая, при этом, как она ошиблась в супруге и «какой его отец негодяй, лжец и лицемер»).

Однако дальнейшая динамика отношений в такой семье может разворачиваться таким образом, что авторитет матери в глазах ребенка будет падать.

220

Мать, ведущая себя столь неосмотрительно, может восприниматься ребенком либо как неудачница, либо как женщина, которая обречена на то, чтобы быть брошенной.

В тех же случаях, когда решение о разводе принимает женщина сама, она будет себя чувствовать, безусловно, в более выигрышном и сильном положении, нежели женщина, которую оставил муж. Вполне вероятно, что в глубине души у нее может звучать голос осуждения. Этот голос будет усердствовать до тех пор, пока не пробудит чувство вины: «Да, это из-за меня несчастлив ребенок. Это я во всем виновата». Могут возникнуть и неоправданные страхи за будущее детей, типа: «Что с ними будет? Какими они вырастут? Не будут ли они несчастными по моей вине?» И это может привести к усилению опеки или попустительства по отношению к детям.

Реакция на неожиданное сообщение о разводе может последовать сразу, а может быть отсроченной во времени. Если она наступает по прошествии трех недель и больше, можно говорить о так называемом синдроме посттравматического стресса. Человек, переживающий посттравматический стресс, может проявлять один из основных типов характерного поведения.

Экспрессивный тип. Характерно проявление сильных чувств. Человек может кричать, плакать, смеяться или рыдать, дрожать, раскачиваться, при этом будучи не в состоянии сдерживать свои действия.

Контролирующий тип. Характерна внешняя сдержанность. Внешнее поведение не отличается от поведения других людей. Человек может производить впечатление более спокойного, нежели в обычном состоянии, или совсем бесчувственного. Однако это впечатление обманчиво: сдержанность может привести к неожиданным на первый взгляд и необъяснимым болезням.

Шоковый тип. Человек совсем подавлен, оглушен, с трудом понимает и оценивает происходящее. Он производит впечатление человека «отсутствующего, пребывающего в другом мире».

Данные типы поведения могут сменять друг друга. Признаки посттравматического шока у детей в результате развода родителей могут быть разнообразны: навязчивые мысли, яркие воспоминания об отце, его прикосновениях, запахах, каких-то эпизодах общения.

221

В некоторых случаях это может быть избегание ребенком всего того, что связано с травмой развода: вещей отца, его имени, упоминаний о его профессии, любимом времяпрепровождении и т. д. В ряде случаев ребенок вообще забудет («вычеркнет из памяти») определенный период времени: как предразводный, так и послеразводный — и впоследствии не сможет вспомнить событий и обстоятельств этого этапа своей жизни.

Страдание, испытанное маленьким ребенком в результате развода родителей, часто приводит к тому, что он начинает де-монстрироватъ регрессивное поведение, то есть такое поведение, особенности которого были бы характерны для него на более ранних стадиях психического развития. Он, например, может забыть то, чему научился и усвоил недавно: пользоваться горшком, чистить зубы, завязывать шнурки и т. п. Ребенок вдруг возвращается к тем играм, которые забавляли его, когда он был младше. Возможно при этом, что игры становятся более агрессивными, ребенок может ломать игрушки, отрывать у кукол руки, ноги, вырывать волосы. Проявляя «сверхбдительность», он может постоянно проверять, на месте ли его игрушки, не пропали ли они так же, как пропал из его жизни отец (или мать). Игры на «исчезновение-появление» представляют собой своеобразное психологическое «отреагирование» стресса, вызванного разлукой с близким человеком.

Изменяется и самооценка ребенка: чувство «брошенности» приводит к тому, что ребенок начинает ощущать себя никому не нужным, неполноценным. Поэтому многие стремятся в такие периоды к уединению, уходу от людей. Дети могут не замечать обращенных к ним вопросов, замечаний, интуитивно занимают место, где их никто не увидит.

В ряде случаев странности поведения ребенка родители стремятся обосновать его желанием «позлить» старших, вывести их из терпения. Однако такое поведение может мотивироваться желанием ребенка привлечь к себе внимание родных. Эти изменения поведения ребенка должны быть вовремя замечены и правильно проинтепретированы членами его семьи, чтобы оказать ему соответствующую психологическую поддержку.

6. НЕПОЛНАЯ СЕМЬЯ

Если после развода один из супругов не заключает второго брака и начинает жить только с ребенком (детьми), возникает неполная семья.

222

Ее традиционно рассматривают как проблемную семью, отличающуюся некоторыми особенностями, возникающими в результате «диадности» ее существования и отсутствия в семейной системе супружеских отношений. Принято считать, что одинокие матери и отцы, в силу сходных обстоятельств семейной жизни, заставляющих выполнять и женские, и мужские роли по отношению к ребенку, имеют сходные характеристики поведения:

  • их социальная жизнь более ограничена;

  • для них характерен больший демократизм во взаимоотношениях с ребенком;

  • у них со временем нарастают психологические барьеры, мешающие их вступлению в повторный брак.

Принято считать, что одинокие отцы в большей степени вызывают сочувствие и получают помощь от друзей и родственников, однако у них значительно суживается круг социального общения по сравнению с одинокими матерями. В свою очередь, одинокие матери чаще одиноких отцов сталкиваются с проблемой воспитания детей, особенно в области дисциплины. Отцы, в свою очередь, могут со временем осознать, что их эмоциональная близость с детьми, особенно с дочерьми, недостаточна.

В больших семьях с их богатыми внутренними связями возможно перераспределение возникающих напряжений, а в диадических (мать — ребенок, отец — ребенок) любое событие может приобретать преувеличенное значение. Значительное напряжение во взаимоотношениях в неполной семье отмечается в подростковом возрасте. У маленького ребенка складываются эмоционально-глубокие (симбиотические) взаимоотношения с матерью. Такая мать (а иногда это может быть и отец) очень болезненно воспринимает неизбежный кризис в своих взаимоотношениях с подростком, когда первоначальный эмоциональный альянс разрушается. Кризис во взаимоотношениях может наступить и в более поздних возрастах (в юношеском возрасте или в возрасте зрелости), если ребенок отстает в своем психологическом развитии от сверстников. Поскольку родителям иногда свойственно игнорировать возрастные изменения в личности ребенка, они могут бессознательно поощрять его инфантилизацию, хотя сами подростки склонны преувеличивать в подобных конфликтах с родителями степень своей независимости.

Очевидно, что в неполной семье подросток рискует оказаться в психологически сложной ситуации.

223

Это происходит в том случае, если мать находится от него в сильной эмоциональной зависимости и начинает тяжело переживать его первые шаги в самостоятельной жизни. Часто это проявляется в ухудшении самочувствия. Подросток сталкивается с необходимостью выбирать между жизнью, которая ему нравится, и здоровьем матери. Некоторые женщины склонны к манипулированию своими детьми, ставя свое самочувствие в прямую зависимость от их поведения.

В диадических семьях типа «мать — сын» встречаются и своеобразные конфликты, основанные на перенесении матерью на сына невостребованных претензий к его отцу, то есть по существу их столкновения начинают напоминать супружеские конфликты. При отсутствии мужа претензии к сыну могут сочетаться с перенесением на него отношения матери как взрослой женщины к своему брату. Таким образом, мать фактически ожидает от подростка поведенческих проявлений двух взрослых мужских ролей (мужа и брата). Но поскольку ее сын реально другой, отличный от отца и дяди человек (к тому же подросток, а не взрослый), он, естественно, не может соответствовать неадекватным ожиданиям матери, осложняя этим уже достаточно «эмоционально спутанные» отношения с нею.

Достаточно сложной оказывается такая ситуация в неполной семье, когда оставшийся с ребенком родитель (чаще мать) стремится воспитать ребенка таким образом, чтобы продемонстрировать обществу, что и в отсутствии отца ее ребенок вырос достойным человеком. Обычно в подобных случаях мать стремится реализовать в ребенке собственные нереализованные планы, жизненные установки и идеалы. При этом склонности и особенности самого ребенка игнорируются. В результате несоответствия родительских ожиданий и реальных достижений ребенка возникают травмирующие всех участников детско-родительские конфликты.

7. СЕМЬЯ АЛКОГОЛИКОВ

К особому типу проблемной семьи следует отнести семью, где мать и (или) отец злоупотребляют алкоголем. К сожалению, такого рода патогенные аномальные семьи представляют собой достаточно распространенное явление российской действительности, и их количество не убывает.

224

Развитие детей, живущих в «алкогольной семье», протекает с тяжелыми психическими отклонениями. Дети характеризуются синдромом «педагогической запущенности», заниженной самооценкой, часто пребывают в состоянии депрессии, страха и горя. Белорусские ученые И. А. Фурманов, А. А. Аладьин, Н.В. Фурманова, занимающиеся проблемами подобных семей, отмечают, что ребенок может выбрать ту или иную стратегию адаптации в семье алкоголиков. Эта адаптация осуществляется в виде одной из ниже перечисленных ролей, взятых на себя ребенком.

  • «Ужасный ребенок». Такие дети ведут себя вызывающе и заставляют обращать на себя внимание, создавая эмоционально-напряженные ситуации. Такого рода поведение позволяет детям сбросить накопившуюся агрессию, а также имеет «замаскированную» цель — отвлечь родителей от пьянства, направляя их усилия на решение педагогических проблем.

  • «Псевдородитель». Ребенок начинает брать на себя большую часть ответственности за семью, выполняя функции родителей. Как бы тяжело ни напрягались такие дети (убирая квартиру, приготовляя еду, зарабатывая деньги), пробуя сохранить семью, они все равно обладают заниженной самооценкой. Для преодоления чувства неполноценности ребенок может «нагружать» себя еще больше, но это ощущение не исчезает до конца. В будущем такой ребенок будет занят поиском человека, о котором можно заботиться в ущерб собственным потребностям.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры