1 Особое детство

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Особое детствоСкачать


Автор: Юханссон И.

Когда я работала кассиром в бассейне, я общалась с представителями коммуны, в частности с директором молодежного центра. Он приходил несколько раз и беседовал со мной, спрашивал, не хочу ли я вести занятия в центре. Он считал, что им нужен человек, который будет учить подростков уходу за волосами и гигиене, он имел в виду, что они такие неухоженные, что обычные люди сторонятся их. К тому же он знал, что я занималась со многими детьми и подростками, которые нуждались в дополнительной помощи взрослых, и эти подростки рассказали ему обо мне.

Я, не раздумывая, согласилась и осенью приступила к работе. Эта работа подходила мне как нельзя лучше. В первый раз кто-то поставил эти экзистенциальные вопросы, на которые мне нужно было отвечать. Я получила возможность применить все, над чем я раздумывала, и вербализовать это. Передо мной встала новая проблема — подростки, с которыми плохо обращались, и им нужна была практическая помощь. Я стала искать социально-дезадаптированных взрослых, чтобы помочь детям и подросткам. Я ходила по тюрьмам, психиатрическим больницам, лечебницам, местам, где собираются алкоголики и наркоманы, и всяким другим местам, где была представлена изнанка общества. Я много общалась с органами социальной защиты, людьми, осуществляющими надзор за условно осужденными, работниками тюрем. Я понимала, что этим подросткам нельзя помочь, если не помогать тем людям, с которыми они вместе живут.

Я принимала участие в разработке той деятельности, которой теперь занимаются педагоги-консультанты. В числе других я организовывала работу на местном уровне, одним из результатов которой стал сбор статистических данных в системе социального обслуживания населения, и участвовала в разработке открытых досуговых объединений, которые потом привели к созданию местных центров. Было еще много других проектов, связанных с молодежью, таких как, например, музыкальные клубы. Мы организовывали рокеров, группы протеста, вечеринки, которые потом переросли в танцы без наркотиков и культуру без наркотиков, и т. д. Это были пятнадцать лет интенсивной работы с подростками и их окружением, их обучением в школе, домашней обстановкой, работой, образованием и досугом. Она была направлена на то, чтобы подросток мог успешно социализироваться, чтобы он не становился отверженным и чужим в обществе.

Это была профилактическая деятельность, целью которой было оказание всесторонней помощи наиболее незащищенным гражданам, и это привело к тому, что стало гораздо меньше асоциальных, криминальных, употребляющих наркотики подростков, чем могло бы быть, если бы этой мощной, плотной спасательной сети не существовало. Эта деятельность охватывала не так много людей, но этим людям нужно было самое лучшее. Один такой человек, став взрослым, может погубить так много других, что каждую минуту, потраченную на такого подростка, мы вкладываем в будущее. Например, если сделать так, чтобы человек из социально неблагополучной среды не пристрастился к наркотикам, одним бессовестным торговцем наркотиками будет меньше. Если увлечь подростка ремесленным трудом, он станет учиться какой-нибудь специальности и обретет новые ценности в жизни, тогда одним преступником будет меньше, и т. д.

Эту точку зрения чрезвычайно трудно отстоять в различных инстанциях, потому что впоследствии такой человек выглядит нормально функционирующим, и никто не может сказать, каким он мог бы стать, если бы не попал в эту спасательную сеть. Мы, те, кто работает с ними и видит, как становится на ложный путь подросток, который не попадает в спасательную сеть, мы знаем это, но люди в массе своей не знают этого, в особенности люди, принимающие политические решения.

Это привело меня к терапевтической деятельности, к тому, что я стала работать консультантом, я изучила множество методов терапии и пыталась найти самый короткий путь, чтобы покончить с этими страшными историями, которые заводят подростков в дебри.

Со временем я поняла, что никакие методы в мире не вылечат человеческую душу, это может произойти только через встречу, связь и контакт. Без контакта человека с человеком, общности и доверия не достичь никакого терапевтического результата. Можно разрешить проблемы достаточно быстро, но чтобы человек научился жить в новой системе координат, нужно очень много времени, почти столько же времени, сколько ушло у меня, чтобы научиться коммуникации, и компенсировать то, чего недостает внутри меня.

Я прочла много литературы и получила массу теоретических знаний, благодаря работе я приобрела богатый профессиональный опыт, я входила в сокровенные глубины стольких людей! Иначе говоря, я собрала такой внушительный багаж, что теперь ко мне за консультациями обращаются институты, коммуны, частные предприятия, зовут на публичные лекции и на курсы повышения квалификации различные образовательные учреждения. Мне предлагают руководить проектами и вести семинары для учителей в школах.

Та сфера жизни, о которой я получила знания, а именно условия коммуникации, с чисто научной точки зрения не очень исследована. Накоплено много знаний о поведении человека, о биологии и проблематике наследственности, о физических условиях существования, о душе — главном в этих дисциплинах. Накоплено много социологических знаний о поведении массы, о социальных тенденциях и стадиях развития, об обществах, их зарождении и закате, но до сих пор социальной психологии не уделяют должного внимания. Я думаю, это происходит потому, что очень трудно найти материальное выражение для той нематериальной области, где речь идет о кодах/нормах/культуре в обществе, которое все время сосредоточено на производимых продуктах, и нужно попытаться выработать определенную аргументацию и держаться ее главной связующей нити, логических структур и т. д.

Коммуникация не рациональна, не логична, не однозначна, — она очень парадоксальна, потому что человек должен одновременно задействовать несколько планов. Человек должен все время переключаться с одного на другое и отдавать себе отчет в том, что он делает, чтобы не запутаться, а это трудно. Кроме того, существует и обратный закон. Нормальная коммуникация означает, что жизнь такова, какой она должна быть, что не о чем разглагольствовать, нечего оценивать и анализировать или демонстрировать результат. Нужно говорить о результате только тогда, когда что-то не складывается, когда есть проблемы, дисфункции или расстройства, но трудно понять проблемы, когда их больше нет. Именно отсутствие результата затрудняет поиск средств на профилактическую деятельность, или на исследования.

Люди, с которыми я встречаюсь сегодня, не могут понять, что у меня были те проблемы, которые у меня были: просто нельзя так хорошо функционировать, если у тебя были такие проблемы. Мне невероятно повезло в жизни. Мне была оказана та помощь, которая была мне необходима. Это значит, что можно исцелить человека, восполнив недостающие звенья, и еще это значит, что у меня было достаточно сил, чтобы миновать или пройти сквозь все заторы, тупики и перегородки, перед которыми я оказывалась.

На моей стороне было одно преимущество — мне никогда не нужно было спать больше четырех-пяти часов, поэтому в моем распоряжении было гораздо больше времени бодрствования, чем у большинства людей. Другие спят намного больше, потому что они не научились приводить в равновесие свой организм так, чтобы «жизнь была именно такой, какой она должна быть». Они оказались во власти повсеместно распространенного заблуждения, которое доводит до всеобщего сведения Национальное управление Здравоохранения, что человек должен восемь часов спать, восемь часов работать и восемь часов отдыхать, чтобы хорошо себя чувствовать. Этот заботливо взлелеянный миф часто живет в умах людей, которые просыпаются после пяти-шести часов сна и чувствуют себя бодрыми, но считают, что у них проблемы со сном.

Это один из тех широко распространенных мифов, которыми полна цивилизация и которые я люблю разоблачать, но это, пожалуй, тема для другой книги или лекции.

Жизнь, любимая моя жизнь!

Я люблю ненавидеть тебя — источник удивительных несчастий. Жить, существовать, быть: этот сон, который называется реальностью. Иногда ты играешь со мной в прятки, прячешься и замолкаешь, тогда я думаю, что тебя нет, свет исчезает, сгущается тьма, в этой тьме ты прячешься в тайное укрытие и закрываешься всяческим хламом. Таковы условия жизни. Как будто для тебя это вопрос победы или поражения, как будто есть кто-то, кто контролирует и управляет, но ты, как солнечный зайчик. Неожиданно ты ослепляешь, если правильно держать зеркало, если направить его на солнечный свет, чтобы ты могла поиграть. Если долго стоять неподвижно, загорается огонь, и ты начинаешь гореть неукротимо, и тогда я должна тушить этот пожар. Ужас, который охватывает меня, такой же неукротимый, как ты, но если ты показываешься из своего укрытия, страх меняет направление, все тело дрожит и трепещет, и свет рассеивает тьму.

Самое интересное, что ты непредсказуема, что ты иногда проявляешь себя в моем выборе, и кажется, что я владею тобой, все идет как надо, и я могу горы свернуть, но как только у меня появляется хоть малая доля уверенности в своих силах, ты покидаешь меня. Тогда существование превращается в череду обязанностей, и я начинаю бояться, что у меня ничего не выйдет, я разрываюсь между кнутом и пряником, скорость нарастает, и ты снова ныряешь в свое тайное укрытие.

Иногда ты умело пользуешься моими недостатками. Как раз, когда я начинаю думать, что скоро конец света, когда бессилие впивается в меня своими когтями, ты всплываешь в моем сознании и вырываешь невероятные, безумные слова из моего рта, на какой-то миг все погружается в безмолвие и медленно начинает вертеться в правильном направлении. И опять ты неожиданно бросаешь на меня солнечный зайчик.

Подумать только — у меня ушло полвека на то, чтобы узнать твою природу, чтобы отважиться поверить тебе, пойти за тобой, прежде всего надеяться на твою ненадежность и любить тебя безусловно, несмотря ни на что. Дать тебе право определять мое будущее, потому что ты все равно сделаешь это, и полностью отвечать за все свои поступки — разве это не привилегия? — и, если я живу в этом, проживаю это, ты остаешься со мной. И как только засветит солнце, появляются солнечные зайчики. Если нет солнца, нет никаких зайчиков. Тогда я впрягаюсь G это ярмо и делаю все, что в моих силах.

Контрасты. Ты любишь контрасты, потому что через них ты заставляешь меня думать. Ты рассуждаешь просто, но изысканно, и приходится справляться с жизнью. Мне кажется, что я хорошо справляюсь, даже если мои страстные желания иногда разбиваются в прах или цепляются за дела житейские.

Сначала ты заставляешь меня прицепляться ко всему и вся. Заставляешь меня организовывать и упорядочивать, заставляешь меня, соблюдая мельчайшие подробности, обращаться с элементарными вещами, каждая мелочь становится существенной, и ты не терпишь небрежности, лени или пользования чужим трудом. Ты стучишь меня по спине, трясешь моей головой, говоришь, что так не годится, что есть еще много дел. Я проклинаю тебя, думаю, что ты строга и беспощадна ко мне — больше, чем к другим. Ты непримирима — я неистовствую, извергаю злобу, и… ты возвращаешь меня к порядку. Я все глубже и глубже проникаю в жизнь, тяну и дергаю за ниточки в хаосе, наматывая красивый клубок, из которого потом и свяжу одежду. Иногда у меня получаются красивые картины. Они не имеют практической пользы, но служат для приукрашивания тебя, и это явно забавляет и увлекает тебя. Я не должна быть небрежной, потому что ты бесишься и останавливаешь свой ход.

Когда я думаю, что нашла общий язык с тобой, когда я думаю, что теперь могу «почивать на лаврах», ты требуешь, чтобы я отвергла все, чтобы я шагнула в пустоту без парашюта, пребывала в страдании, в темноте и ничтожности и использовала то мужество, которое накопилось вследствие моего «зависания» во всем и вся, открыла бы твою глубинную суть, твои глубинные условия и рассказала об этом другим.

Какой дьявольский план ты придумала для меня! Только теперь я начинаю понимать его смысл. Единственное, чем я могу утешиться в несчастье, это то, что ты собираешься дать мне долгую жизнь, чтобы иметь шанс заставить весь механизм работать.

Ха-ха… Тебе остается только заставить меня перестать действовать деструктивно, поставить меня на ноги, снова отпустить и посмотреть, куда я пойду. Ты можешь только играть со мной, манить и очаровывать меня, прятаться от меня, чтобы заставить меня думать и размышлять, но ты не можешь выбрать за меня. Это я должна делать сама. Ты наблюдаешь за всем и оказываешься на всех поворотах моего пути, сколько бы времени это ни заняло.

Хорошо, тебе удается проникнуть в меня. Я бросила курить, перестала отравлять себя. Пристрастие к алкоголю ты остановила так жестко, что это чуть не стоило мне жизни. Я считаю, что было необходимо перестать. Тебе это удалось. Чертовка, ты не допускаешь лени. Я также сбросила лишние килограммы, чтобы мой скелет мог выдержать меня. Теперь ты довольна?!

Иногда мне попадаются на глаза старые пословицы, в которых ясно выражается твоя игра. Тебе удавалось выкинуть такое, что перевешивает все парадоксы, в которых ты вынуждаешь нас жить.

Я надеюсь, что это тебя занимает, ты обрушиваешься на нас со своими несчастьями, и тебе ничуть не стыдно. Не можем ли мы поменяться местами — ты и я? Ты будешь человеком, а я жизнью. Было бы забавно, не правда ли? Ты не представляешь, как я буду преследовать тебя. У тебя не будет ни одной спокойной минуты.

Когда я читаю Библию и другие священные книги, я недоумеваю. Ты помещаешь себя в определенные фразы, заставляешь их блестеть, выводишь их за границы понимания и тотчас даешь плоское правило, какую-нибудь заповедь, из-за которой люди делят себя на «мы» и «они»: «мы праведники, а они грешники».

Неужели ты не понимаешь, что ты делаешь со мной? Нет, ты не понимаешь, потому что тебе недосуг. У нас опять ничего не получается, ты можешь только играть нами, а мы должны идти сами, выбирать сами, потому что так устроена паша реальность, наша цивилизация.

Так трудно понять. Ты окрашиваешь все, метишь все своим присутствием и отсутствием, тем не менее, ты не можешь сделать что-нибудь с нашими поступками. Последствия мы должны принимать сами, впрягаться в ярмо и делать все, на что мы способны, а мы не делаем этого, скорее наоборот, делаем хуже, но… но… мы не понимаем, как лучше, а ты дразнишь меня, хочешь, чтобы я поняла, чтобы я действовала. Иногда ты участвуешь в этом, и получается правильно, но часто, слишком часто, я должна делать все сама в поте лица, пребывать в мучительной неизвестности и терпеть неудачи.

«Верти землю у меня под ногами, дай мне пойти за тобой, я такая же беззащитная, как ты…»

Знаешь, это только начало. Начало встречи с тобой, и я, черт возьми, буду требовать с тебя ответа и не дам тебе шанса ускользнуть.

Твоя Ирис Юханссон

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры