С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Подчиненная функция. Чувствующая функцияСкачать


Автор: Франц М-Л., Хиллман Д.

Глава 1. Общаяхарактеристика подчиненной функции.

"Психологическиетипы" — одна из ранних книг Юнга. Он писал ее, являясь вомногих отношениях первопроходцем. Со времени ее создания идея четырехфункций сознания, обеспечивающих сознательную деятельностьчеловеческой личности, доказала свою огромную продуктивность. Крометого, эта идея, выдвинутая и развитая. Юнгом, по-новому раскрыларелигиозную проблему трех и четырех.

Для тех, кто незнаком с данной областью, я должна дать краткий обзор самой структурычетырех функций в юнгианской психологии. Вначале Юнг дифференцировалустановки двух типов: экстраверта и интроверта. У экстравертасознательное либидо обычно направлено на объект, но вместе с темпроисходит и скрытое бессознательное контрдействие, направленноеобратно к субъекту. В случае же интроверта происходитпротивоположное: он чувствует себя так, как будто объект постояннопытается подавить его, вынуждая постоянно отступать. Все буквальнонаваливается на него, впечатления поглощают все его внимание, но онне осознает, что по причине своей бессознательной экстраверсии тайнообменивается с объектом психической энергии.

Приведеннаядиаграмма показывает разницу между интровертом и экстравертом.Существование четырех функций — ощущения, мышления, чувства иинтуиции, каждая из которых может принимать экстравертную илиинтровертную форму, приводит к появлению восьми психологическихтипов: экстравертного мыслительного, интровертного мыслительного,экстравертного чувствующего, интровертного чувствующего и т. д.Думаю, вы имеете представление о взаимном расположении четырехфункций и знаете, что две рациональные функции (мышление и чувство)противостоят друг другу так же, как и две иррациональные (ощущение иинтуиция):

Часто задают вопрос:"Почему должно быть именно четыре функции, а не пять и не три?".Теоретически на него ответить невозможно. Нужно проверять факты ивыяснять, можно ли построить другую типологию, ограничившись меньшимчислом функций или увеличив их количество. Для Юнга оказалось большимоткровением, что он нашел подтверждение своей, скорее, интуитивнородившейся идее о модели четырехмерной структуры психического в том,что в мифах и религиозной символике столь часто встречается модельчетырехмерной структуры психического. Изучая поведение своихпациентов, он также находил подтверждение того, что ему, по-видимому,удалось установить базовую структуру относительно основных принциповпостроения структуры психического. Конечно, базовая структурапсихического, не сводящаяся только к формам сознания, в общем случаепредставляется как примитивное проявление бессознательного, обычнопринимающее вид недифференцированного квартериона. Существуют четыреболее или менее однородных принципа или элемента: четыре цвета,четыре угла, четыре бога и т. д. Чем более тесно они связаны ссознанием, тем более они склонны становиться тремя животными и однимчеловеческим существом или тремя добрыми богами и одним злым.Существуют и более дифференцированные мандалы, в которых четыреполюса четверичной структуры отличаются друг от друга, в особенности,если материалы прорабатываются сознательно и тщательно. В этихслучаях часто возникает классическая проблема трех и четырех, окоторой так много писал Юнг. Это означает, что когда в этой базовойструктуре одна из функций становится сознательной, или становятсясознательными три функции, происходит изменение базовой структурыпсихического.

Ни в психологии, нив любой другой реальной области не существует односторонненаправленного действия — всегда имеется и противодействие; иесли бессознательное вторгается в поле сознания, происходят измененияи в структуре самого бессознательного. Поэтому когда в сновиденияхили мифах мы обнаруживаем измененную форму базовой структуры, этоозначает, что функции частично стали сознательными и, благодарявозникшему противодействию, базовая структура психического приобрелаизмененную или модифицированную форму.

Дифференциация типовначинается в раннем детстве. Например, две установки —экстравертную и интровертную — можно заметить, хотя и не всегдадостаточно отчетливо, у ребенка одного-полутора лет. Юнг наблюдалодного малыша, который, прежде чем войти в комнату, требовал назватьему все находившиеся там предметы: столы, стулья и т. п. Это типичнодля выраженной интровертной установки, когда объект вызывает страх иего необходимо или убрать, или определить ему место словом илижестом, которые сделают этот объект знакомым и безопасным. Если вызнаете, как следует искать и обнаруживать подобные детали, тонетрудно выявить тенденцию к интроверсии или экстраверсии у совсеммаленького ребенка.

Конечно, самифункции в таком раннем детстве еще не проявляются, но к детсадовскомувозрасту, по тому, какому виду занятий отдает предпочтение ребенок икак он ведет себя по отношению к другим детям, обычно уже можноопределить развитие его ведущей функции. Дети, как и взрослые, имеютсклонность заниматься тем, что у них хорошо получается, и избегатьтого, что им дается с трудом. Наверное, большинство людей поступаюттак же, как поступала я со своими домашними заданиями: поскольку мнехорошо давалась математика, я занималась ей в первую очередь,оставляя задания по предметам, в которых была слабее, на самый конец.Тенденция откладывать или перекладывать на других дела, в которыхчувствуешь себя не на высоте, вполне естественна. Благодаря такомуповедению, односторонность имеет тенденцию к возрастанию. Постепенновозникают семейные установки: умный ребенок должен продолжатьучиться; ребенок, проявляющий одаренность в практических делах,должен стать инженером. Уже существующие односторонние тенденции, такназываемые "способности", усиливаются под влияниемокружающей среды, и таким образом происходит быстрое развитие ведущейфункции и медленное угасание других сторон личности. Этот процесснеизбежен и, разумеется, обладает большими преимуществами. Развитиемногих людей хорошо укладывается в эту схему, и их тип сразу виден,однако есть люди, тип которых определить очень трудно. У некоторыхпроблемы при определении своего типа возникают из-за того, что онипринадлежат к искаженным типам. Эти не слишком распространенныеситуации имеют место вследствие того, что человек, который вестественных условиях проявил бы себя как ощущающий или интуитивныйтип, вынужден под влиянием окружающей среды развивать другую функцию.Представим себе мальчика, который от рождения принадлежит кчувствующему типу, но растет в семье с большими интеллектуальнымипретензиями. На него будут оказывать давление с целью воспитатьинтеллектуала, а его изначальные предрасположения, свойственныечувствующему типу, будут игнорироваться или даже пресекаться. Какправило, такой ребенок не сможет превратиться в человекамыслительного типа, это было бы слишком сильным изменением еголичности. Однако у него могут хорошо развиться ощущение или интуиция,т. е. одна из подчиненных функций, что позволит ему несколько лучшеприспособиться к своему окружению, но его ведущая функция в среде, вкоторой он растет, окажется просто выключенной.

Искаженные типыимеют свои преимущества и недостатки. Главный недостаток заключаетсяв том, что человек с самого начала не может развить свою изначальнуюпредрасположенность, поэтому она не достигает того уровня, которогодостигла бы в случае одностороннего развития. С другой стороны, такойчеловек вынужден опережать время, развивая способности, необходимостьв которых возникнет только в его дальнейшей жизни. Проведясоответствующий анализ, такому человеку можно помочь вернуться кизначальному типу. При этом он сможет быстро развить нужную функцию,так как изначальные склонности окажут ему в этом существенную помощь.Человека, которому это удалось, можно сравнить с рыбой, которойвыпало счастье вернуться в воду.

Другой особенностьюранних стадий развития ведущей функции является тенденцияраспределения в семье функциональных обязанностей. Так, один из еечленов играет роль семейного интроверта, другой берет на себя всепрактические дела, третий выступает домашним провидцем и пророком ит.д. Остальные члены семьи с радостью отказываются от реализации этихфункций, так как один из них может это делать гораздо лучше. Такоеразделение "обязанностей" приводит к возникновениюжизнеспособного, хорошо функционирующего коллектива, и только послеего распада входившие в него люди начинают испытывать трудности. Вбольшинстве семей, как и в других группах, существует сильнаятенденция решать проблемы, распределяя обязанности и полагаясь наведущую функцию другого.

Как указывает Юнг,существует тенденция вступать в брак с человеком противоположноготипа. Таким образом, на какое-то время супруги избавляются (илидумают, что избавляются) от неприятной необходимости использоватьсвою подчиненную функцию. В начале семейной жизни это оказываетчрезвычайно благотворное влияние и является одним из главныхисточников супружеского счастья: вдруг исчезает давление подчиненнойфункции, и супруги начинают жить в благословенном единстве друг сдругом, любая проблема легко разрешается. Но если один из супруговумирает, или у кого-то из них возникает потребность развить своюподчиненную функцию, вместо того чтобы продолжать уступатьсоответствующую сферу жизни другому, начинаются трудности. То жепроисходит и при выборе аналитика. Люди часто стремятся искать помощиу аналитика, принадлежащего к психологическому типу, противоположномуих собственному. Например, человек чувствующего типа, которому труднодумать, восхищается тем, кто умеет это делать. Однако рекомендоватьтакой подход нельзя, так как если кто-то постоянно общается счеловеком, превосходящим его в каком-то отношении, он может полностьюположиться на него и потерять желание совершенствоваться самому.Человек может испытывать облегчение от того, что его освободили отобязанности думать, но это не лучшее решение проблемы. Поэтому Юнгстарался сводить вместе людей с одинаковыми недостатками. Онутверждал, что два дурака, из которых ни один не может думать,общаясь друг с другом, обязательно попадут в ситуацию, когда, покрайней мере, один из них вынужден будет начать думать! Этосправедливо и по отношению к другим функциям: каждый будет надеяться,что необходимую работу за него сделает другой. Аналитику, имеющемудело с клиентом психологического типа, противоположного егособственному, надо быть особенно осторожным и не злоупотреблятьдемонстрацией своей ведущей функции. Необходимо, скрывая своиистинные возможности, постоянно делать вид, что вы чего-то не знаете,не понимаете, о чем-то не имеете ни малейшего понятия, и т. п.Приходится подавлять свою ведущую функцию, чтобы не парализоватьпервые робкие попытки пациента использовать свою слабую функцию. Надопризнаться, мы не знаем, что именно определяет изначальные базовыеустановки. Юнг в конце своей книги "Психологические типы"обращает внимание на возможные биологические параллели. Он приводит вкачестве примера два способа приспособления животных к окружающейсреде: неограниченное размножение при подавленном защитном механизме(например, блохи, вши и кролики) и немногочисленное потомство привеликолепных защитных механизмах (например, ежи и слоны). Такимобразом, в природе реализуются две возможности взаимодействия сокружающей средой: вы в можете защититься от нее, строя свою жизньмаксимально независимо, и можете устремиться во внешний мир,преодолевая трудности и завоевывая его. Таковы интровертный иэкстравертный способы функционирования в биологической сфере.

Ядумаю, можно пойти и дальше. Когда Юнг писал свою книгу о типах,существовало сравнительно мало публикаций о поведении животных.Исследования же, изложенные в современных книгах, показали, что вбольшинстве паттернов поведения животных наблюдается mixtumcompositum(смешение) факторов. Было выяснено, что одни аспекты поведенияживотных обусловлены чисто внутренними причинами, т.е. они вступают вигру без какого-либо внешнего стимула, а другие в большой степенизависят именно от внешних стимулов. Генрих Хедигер, профессорзоологии Цюрихского университета и директор Цюрихского зоопарка, всвоих недавних лекциях указывал на то, что человекоподобные обезьянынеспособны к половому акту до тех пор, пока не увидят его висполнении своих сородичей. В то же время у многих других животныхситуация прямо противоположная — необходимости в наблюдениях заспариванием животных своего вида нет, им достаточно внутреннегопобуждения. Если в зоопарке высшие обезьяны воспитываются, не видяособей противоположного пола, они остаются такими же несведущими инекомпетентными, какими оказываются в аналогичной ситуации люди.Таким образом, очевидно, что поведение животного частично зависит отвнешних факторов, а частично обусловлено врожденными задатками.Поведенческий паттерн является результатом взаимодействия внутреннихи внешних факторов.

Проводилисьэксперименты по инкубации яиц аиста без контакта со стаей. Выпущенныена волю птенцы, вылупившиеся из яиц аистов, летавших в Африку черезЮгославию, отправлялись в путь также через эту страну, а птенцы,выведенные из яиц птиц, которые летали в теплые края через Испанию,летели в Африку через Испанию. Это доказывает, что птицы целикомполагались на инстинкт, который подсказывал им, каким путем можнодостичь Африки. Но если аиста, вылупившегося из яйца "югославской"стаи, поместить с птицами, летающими через Испанию, он полетит сними, а не последует своему врожденному инстинкту. Это четкодемонстрирует две возможности: можно действовать под влиянием внешнихфакторов и социального давления и можно следовать врожденнымсклонностям. Изучение таких предформ типов поведения, открытых уживотных, может явиться интересной темой диссертационной работы, таккак чтобы ответить на вопрос, как определенная установка возникает учеловека, необходимо сначала рассмотреть с этой точки зренияповедение животных.

Мне бы хотелосьтеперь дать характеристику общего поведения подчиненной функции.Можно сказать, что подобно тому, как ведущие функции имеют тенденциювести себя определенным образом, так и для любой подчиненной функциихарактерен общий тип поведения.

Поведениеподчиненной функции чудесным образом отражено в сказках с сюжетомследующей структуры. У короля есть три сына. Он любит двух старших, амладшего считает дураком. Король дает сыновьям задание —отыскать живую воду или найти самую красивую невесту, или изгнатьтайного врага, ворующего каждую ночь лошадей или золотые яблоки изкоролевского сада. Обычно сначала два старших сына отправляютсявыполнять задание и терпят неудачу. Тогда третий сын седлает своегоконя, а народ потешается над ним и советует остаться дома на печи,где ему и место. Однако именно ему удается выполнить трудное задание.

Эта четвертая фигура— третий сын (четвертая фигура в структуре) — обладает,согласно мифам, особыми качествами. Иногда он самый младший, иногдаглуповат, а иногда просто круглый дурак. Существуют разные версиисказок, но этот персонаж всегда попадает именно в такую категорию. Впрекрасной русской сказке, например, он выглядит законченным идиотом.Два старших сына выезжают из конюшни своего отца на чудесных лошадях,а младший берет маленького лохматого пони, садится задом наперед иуезжает, осмеянный всеми. Это, конечно, русский герой Иван, и он-то иунаследует королевство. Есть сюжеты и о калеке, и о солдате, которыйбежал из армии, или был ранен и потерялся в лесу. Героем сказки можетбыть и бедный крестьянин, становящийся королем. Во всех этих случаяхмы имеем дело не просто с четырьмя функциями — дуракпредставляет собой архетипическую религиозную фигуру, символизирующуюне только подчиненную функцию. Эта фигура включает в себя оставшуюсяскрытой часть человеческой личности, или даже всей человеческойприроды, и потому обладает изначальной природной целостностью. Онасимволизирует специфическую, преимущественно религиозную функцию. Нопоскольку в мифологии дурак в группе из четырех человек появляетсячетвертым, у нас есть определенное право предполагать, что его образотражает общее поведение подчиненной функции. При интерпретациисказок я часто пыталась провести дальнейшую конкретизацию и приписатькоролю мыслительную функцию, а младшему сыну — чувствующую, но,как показывает мой опыт, это не получается.

Чтобы заставитьданную схему работать, необходимо исказить исходный материал илиприбегнуть к каким-нибудь нечестным трюкам. Поэтому я пришла кзаключению, что мы не можем идти дальше по этому пути и должныостановиться на том, что в мифологии третий сын, или дурак,символизирует общее поведение любой подчиненной функции, ее общиеочертания, а не индивидуальные или специфические черты.

Если перейти крассмотрению отдельных личностей, можно увидеть, что подчиненнаяфункция имеет тенденцию вести себя на манер такого "глупого"героя: юродивого или простофили. Он символизирует не толькопрезираемую часть личности, нелепую и неприспособленную, но также иту ее часть, которая осуществляет связь с бессознательным и обладаеттаинственным ключом к личности во всей ее бессознательной цельности.

Можно сказать, чтоподчиненная функция строит мост к бессознательному. Она всегдатяготеет к бессознательному и к миру символов. Однако нельзяутверждать, что она направлена только вовнутрь или только вовне —в каждом случае это индивидуально. Например, интровертныймыслительный тип имеет подчиненную экстравертную чувствующую функцию— она направлена к внешним объектам, на других людей, но этилюди имеют для данного типа символическое значение, являясьносителями бессознательного. Символическое значение бессознательноговозникает извне, как качество внешних объектов. Если интроверт, с егопривычкой к интроекции, говорит, что ему не нужно звонить г-же NN —она всего лишь символ его анимы и, следовательно, символична, ифактическая личность в данном случае не имеет значения; она простостала объектом его проекции, — то он никогда не доберется доглубины своей подчиненной функции. И не воспримет это как внутреннююпроблему, поскольку в действительности чувствующая функция умыслительного интровертного типа обычно экстравертна. Благодаря такойуловке, он просто пытается с помощью ведущей функции овладеть своейподчиненной функцией и загнать ее обратно внутрь.

Чтобыобеспечить доминирование своей ведущей функции над подчиненной, онинтроецирует объект и делает это в самый неподходящий момент.Интроверт, который хочет интроецировать свою подчиненную функцию,должен вступать в отношение с внешними объектами, имея в виду, чтоони символичны. Однако ему не следует делать вывод о том, что онитолькосимволичны и поэтому их можно просто игнорировать. Это неподобающая,нечестная уловка, к которой прибегают многие интроверты вовзаимоотношениях со своей подчиненной функцией. Естественно,экстраверты делают, то же самое, только наоборот. Таким образом, неследует утверждать, что подчиненная функция всегда направленавовнутрь. Она стремится к бессознательному, независимо от того,проявляется ли оно внутри или снаружи, и всегда служит хранителемсимволического опыта, который может придти как изнутри, так и извне.

Описывая общие чертыподчиненной функции, необходимо отметить свойственную еймедлительность по сравнению с ведущей. Юнг называет ее инфантильной идеспотичной. Рассмотрим это положение поподробней. Медлительностьподчиненной функции является одним из ее главных недостатков ипричиной того, что люди ужасно не любят приступать к работе с ней.Ведущая функция реагирует быстро и соответственно обстоятельствам, вто время как многие люди не имеют представления о том, где же насамом деле находится их подчиненная функция. Например, мыслительныетипы не знают, есть ли у них чувствующая функция и какова она. Такимлюдям требуется просидеть полчаса, размышляя о том, испытывают ли онипо отношению к чему-то чувства, и если да, то какие именно.

Если спроситьчеловека мыслительного типа, что он чувствует, то, как правило,полученный ответ будет содержать только мысль, или данный человекотделается стандартным ответом. А если вы все же будете настаивать ипытаться узнать, что он в действительности чувствует, выяснится, чточеловек и сам этого не знает. Понадобится не менее получаса, чтобывытянуть у него вразумительный ответ чуть ли не из глотки. Другойпример: интуитиву (человеку интуитивного склада), чтобы заполнитьналоговую декларацию, нужна неделя, в то время как люди другого типасправятся с этой задачей за день. Он просто не может сделать это, какдругие, а если попытается действовать аккуратно и по всем правилам,ему потребуется целая вечность. Мне как-то довелось выбирать блузку содной моей знакомой — женщиной интровертного интуитивного типа.Больше никогда в жизни не отважусь на такой поступок! На покупкупотребовалась вечность, весь персонал магазина был доведен досостояния, близкого к помешательству. Но ускорить этот процесс былоневозможно. Проявление нетерпения не помогает. Понятно, что именнотак обескураживает нас при взаимодействии с подчиненной функцией: нанее просто не хватает времени.

Этому помочь нельзя.Перешагнуть через данную стадию невозможно. Если человек теряеттерпение и говорит: "ну и черт с ним!", это значит, что онне справился с ситуацией. Положение становится безнадежным —стало быть, с четвертой функцией покончено, и она к замещаетсякаким-нибудь искусственным механизмом — какими-нибудь"костылями". Ускорить процесс невозможно, разве чточуть-чуть; подчиненная функция никогда не достигает скорости ведущей.

Медлительностьподчиненной функции обусловлена вполне понятными причинами. Если выначнете задумываться о поворотном моменте своей жизни, старении иуходе в себя, то поймете, что для замедления всего жизненногопроцесса необходимым средством является обращение к подчиненнойфункции. Поэтому к медлительности нельзя относиться с нетерпимостью,не следует пытаться воспитывать "эту чертову подчиненнуюфункцию". Лучше следует принять как факт кажущуюся бессмысленнойтрату времени. Это — цена за шанс бессознательного появиться всознании.

Другимитипичными аспектами подчиненной функции, также связанными с еенеспособностью к приспособлению и примитивностью, являются ееранимость и деспотизм. Большинство людей становятся крайнекапризными, когда их подчиненная функция затрагивается тем или инымспособом; они не могут вынести малейшей критики и всегда чувствуютсебя обиженными, теряют уверенность в себе и в результате,естественно, терроризируют всех вокруг — все вокруг должныходить "на цыпочках". Если вы захотите сказать человекучто-нибудь, затрагивающее его подчиненную функцию, то вступите наскользкую дорожку — ни малейшей критики в свой адрес человек непотерпит. В этой ситуации требуется rited`entree(обряд вступления): нужно дождаться подходящего момента, создатьсугубо мирную атмосферу, и только тогда осторожно, с длиннойвступительной речью, позволить себе легкую критику, связанную сдействием подчиненной функции.

Простое высказываниекритического мнения может привести человека в исступленное состояние,довести его до бешенства, и ваши отношения окажутся безнадежноиспорченными.

Я впервые сизумлением столкнулась с этим много лет тому назад, когда ещеучилась. Знакомая студентка показала мне написанную ею статью. Онаотносилась к чувствующему типу. Статья была очень хорошей, но в одномместе, где она переключалась с одной темы на другую, я заметиларазрыв в ходе мысли. То, о чем она говорила, было вполне справедливо,но с точки зрения человека мыслительного типа, не хватало логическогоперехода. Я сказала, что считаю статью превосходной, но на однойстранице можно было бы сделать лучший логический переход. В ответ оначрезвычайно разволновалась и воскликнула: "Все погибло, я этосожгу". И она выхватила статью из моих рук со словами: "Язнаю, это — ерунда, я все сожгу". Мне с трудом удалосьвырвать листы из ее рук: "Ради Бога, не надо сжигать ее!""Не пытайся переубедить меня, — ответила она, — язнала, что тебе все это покажется ерундой", и она продолжаладействовать в том же духе. Когда "буря" наконец утихла, имне удалось вставить слово, я сказала: "Тебе не надо даже ничегоперепечатывать. Единственное, что необходимо для логического перехода— это вставить небольшую фразу, всего одно предложение междудвумя частями". Буря разразилась с новой силой, и мне пришлосьсдаться!

При следующейвстрече она рассказала, как всю ночь после нашего разговора ейснилось, что ее дом сгорел, причем огонь начался с крыши. Я подумала:"О, Боже, что за люди эти чувствующие типы!" Для неенаписание статьи явилось огромным достижением, а формулированиемыслей практически исчерпало ее возможности. Она была простонеспособна сделать еще хоть что-нибудь!

Ведь с моей стороныне было и намека на критику, а лишь совет, как слегка улучшитьработу. Этот пример мне кажется экстремальным случаем того, что можетпроизойти с подчиненной функцией. Ее носитель тиранит всех окружающихсвоей обидчивостью; ведь именно обидчивость, раздражительность ипредставляют скрытую форму тирании. Чувствительные типы —настоящие тираны: все должны приспосабливаться к ним, а они сами дажене пытаются приспособиться к другим. Но даже у хорошо адаптированныхлюдей, как правило, все-таки существует чувствительная струна,затронув которую, вы не сможете продолжать разумный диалог, вампридется искать окольные пути, уподобляясь укротителю тигров илислонов.

Впроизведении Ван Дженнепа LesRites de Passage("Ритуалы перехода") можно найти примеры того, какисследователи приближаются к поселениям первобытных племен. Онивынуждены останавливаться в нескольких милях от селения, после чего кним выходят трое посланцев. Их следует убедить, что исследователи неимеют никаких дьявольских устройств, и особенно в том, что они ненамерены использовать против них черную магию. 3атем посланцыудаляются, а после их возвращения происходит обмен подарками. Внекоторых случаях дело доходит даже до обмена женщинами, которыхпредоставляют в распоряжение гостей, устанавливая таким образомподобие родственных отношений. Если гость спит с женой хозяина, тостановится его родственником, и его принимают в семью. Такой обычайсуществует, например, у индейцев племени Наскапи на полуостровеЛабрадор. Многие эскимосы предоставляют своих жен в распоряжениегостей на ночь. Цель этого обычая — предотвратить любой взрыввраждебности, исключить саму возможность схватки, в результатекоторой могут произойти убийства. Представители многих первобытныхнародов делают надрезы на коже друг друга и как бы обмениваютсякровью. Используется специальный способ поцелуев и ритуал обменаподарками. Все эти ritesde passage(ритуалы перехода) пускаются в ход, как только вы вступаете вовзаимоотношения с людьми на уровне их подчиненной функции.

То же самое легконаблюдать и в повседневной жизни. Например, можно знать кого-то втечение двух-трех лет, но общаться с ним только на обычных чаепитияхили обедах, разговаривать только о погоде, политике или наотвлеченные темы, никогда не осмеливаясь касаться болезненных местдруг друга или щекотливых тем. Но однажды можно почувствоватьискусственность этих отношений и отсутствие настоящей близости. Тогдапосле небольшой выпивки, если обстановка благоприятствует, разговорможет стать откровенным и собеседники начинают как бы приглашать другдруга открыть свои болезненные места. Так, соблюдая всепредосторожности первобытной учтивости, два человека начинаютпостепенно по-настоящему сближаться. Для определения такой формыповедения я не нашла более удачного выражения, чем "первобытнаяучтивость". Именно таким образом следует входить в близкийконтакт с другим человеком, ведь болезненные места обычно связаны сподчиненной функцией.

Существует разницамежду личной вежливостью и первобытной учтивостью. Рассмотримпрактический пример. Однажды я ехала в машине с мужчиной интуитивноготипа. Мы возвращались домой поздней ночью, и он забыл включитьзажигание. Мой спутник снова и снова пытался запустить двигатель, ноу него ничего не получалось. Я отважилась вежливо спросить, не забылли он включить зажигание. "Разумеется!" — последовалответ, но с таким раздражением, что я не осмелилась сказать больше нислова! Такой была реакция его подчиненного ощущения! Мы просидели вмашине целых полчаса, и я окончательно убедилась в справедливостисвоего предположения, но не знала, как ему об этом сказать. Малейшийнамек на то, что я лучше знаю, что делать, вызвал бы настоящий взрыв.Я чувствовала себя столь беспомощной, что пыталась уйти в гараж. Ядаже проверила, залита ли вода, хотя все это время знала, в чем дело,но не смела даже подумать, как обойти его болезненное место. Ведьстоял вопрос о его престиже! Должна заметить, что большая дозаалкоголя также внесла свой вклад в его состояние и обострила егореакцию. Кроме того, он был старше меня, и потому я бояласьпоказаться ему невежливой. Но дело было не в простой вежливости —это была проблема личных отношений. Скорее, вопрос касался реальногочувства и осознания слабости другой личности, которую я неосмеливалась задеть.

Подчиненная функция,безусловно, связана с болезненными местами, имеющимися в каждомчеловеке. Если бы мой спутник не обладал ими, он не оказался бы стольчувствительным. Тогда на мой вопрос: "Ты включил зажигание?",он со смехом воскликнул бы: "О, Боже!", тут же исправилдопущенную оплошность, и мы бы давно уже были в пути. Вместо этого мыцелый час просидели в машине, гадая, в чем заключалась наша ошибка, ая просто не знала, как приблизиться к болезненному месту егоподчиненной функции.

Подобные примерыиллюстрируют и другую особенность подчиненной функции, а именнопотрясающий заряд эмоций, связанный с ее проявлением. Как только выпопадаете в ее сферу, люди начинают проявлять повышеннуюэмоциональность. В приведенном примере можно без труда различитьнегативную сторону связи подчиненной функции с эмоциями, но в этойсвязи есть и весьма позитивный аспект. В сфере подчиненной функцииприсутствует большая концентрация жизни. Если после того как ведущаяфункция исчерпала себя — начала, как старая машина, дребезжатьи давать течь, — человеку удается найти дорогу к своейподчиненной функции, он сможет открыть для себя новый жизненныйпотенциал.

Все, что относится ксфере подчиненной функции, становится волнующим, драматичным, полнымпозитивных и негативных возможностей. Огромный, напряженный,потрясающий мир во всей своей реальности предстает перед подчиненнойфункцией. Но недостатком обращения к ней является ее плохаяадаптация. Именно поэтому в сказках, которых я упоминала, толькодурак, третий сын в группе четырех членов королевской семьи, можетнайти живую воду или огромное сокровище. Подчиненная функция, если ейпозволяют проявиться в своей собственной сфере, привносит в жизньобновление. Многие люди на относительно раннем этапе жизниобнаруживают, что именно в сфере своей подчиненной функции ониэмоциональны, чувствительны, плохо адаптированы, и у них развиваетсяпривычка скрывать эту часть своей личности с помощью суррогатныхпсевдореакций. Например, мыслительный тип часто не умеет выражатьсвои чувства естественно, в подходящей манере и в нужное время. Онможет расплакаться, узнав о смерти мужа своей приятельницы, но,встретившись с вдовой, не найти для нее ни слова сочувствия.

Люди такого типа нетолько выглядят весьма холодными, они на самом деле ничего нечувствуют! Все переживания были прочувствованы ими дома, а теперь, внужной ситуации, они не могут их выразить. Мыслительные типы частосчитаются бесчувственными. Это совершенно несправедливое мнение. Делоне в том, что у них нет чувств, они просто не могут их выразить внужный момент. Где-то и когда-то они проявляют свои чувства, но нетогда, когда это следует делать. Большая ошибка также считать, чточувствующие типы не могут думать. Этим людям приходят в головупрекрасные мысли, очень часто глубокие, интересные, искренние, дажеоригинальные, но эти мысли являются неуправляемыми.

Например, длячувствующего типа очень трудно настроиться на соответствующеемышление во время экзамена. Здесь ему просто необходимо думать, амысли куда-то испаряются! Вернувшись домой, он снова обретаетспособность к мышлению, но мысли с трудом подчиняются ему и не стольдружелюбны, чтобы посещать хозяина в нужный момент. Такой человекчасто считается в обществе глупым, так как не может проявлятьспособность к мышлению по собственному желанию.

Жизнь безжалостна кпроявлениям неполноценности подчиненной функции. Именно поэтому людидемонстрируют такие "маскирующие" реакции. Ведь это не ихподлинные реакции, а реакции, заимствованные у коллектива.Чувствующий тип, когда от него настоятельно требуется мыслительнаяреакция, любит делать много банальных замечаний и высказывать мысли,которые не являются его собственными. Но когда он должен быстрочто-нибудь сообразить, его собственные суждения не успевают достичьуровня, на котором их можно было бы выразить словами. Поэтому такойчеловек просто высказывает несколько расхожих замечаний или, чтоявляется обычным для чувствующих типов, использует материал, которыйзнает наизусть. То же справедливо и для мыслительных типов, у которыхвырабатывается привычка выражать свои чувства в принятой в обществеформе. Они посылают цветы, дарят шоколад, или делают еще что-нибудьне менее стандартное. Например, при написании письма ссоболезнованиями я использую известные фразы, которые мне кажутсявыразительными и трогательными. Если бы я попыталась выказать своиподлинные чувства, то просидела бы над письмом три дня! Поэтому вовсех подобных ситуациях я смешиваю "коктейль" из обычных"штампов", накопившихся в памяти за всю мою жизнь. То жеотносится и к интуитивам с их подчиненным ощущением; они имеют с нимдело, применяя привычные наработанные приемы, заимствованные у другихлюдей. Но, пытаясь установить взаимоотношения с человеком, нельзядавать себя обмануть этими адаптивными реакциями. Обнаружить"маскирующие" чувства собеседника всегда можно по ихтрафаретности, банальности и коллективной стереотипности. В нихотсутствует свойство личной убедительности.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры