1 Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапии

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

Несмотряна то что индивидуальные эмоциональные проблемы пожилых людей могутиметь различные причины, одной из наиболее частых причин являетсямотив защиты кого-либо. Например, если у жены появляется такойсимптом, как невозможность открыть глаза, то ее проблемадиагностируется как истерическая, внимание сосредоточено на ней и натой жизненной ситуации, в

которойнаходится лично она. С семейной точки зрения, ее симптом можновоспринять как способ поддержки мужа в период кризиса. Проблемавозникла тогда, когда муж вышел на пенсию и почувствовал, что еслираньше он жил деятельной жизнью и помогал другим, то теперь его, какненужный предмет, за ненадобностью засунули на полку. Когда его женазаболела, у него появилась обязанность — он долженспособствовать ее выздоровлению. Это стало совершенно ясно, когдажена пошла на поправку — у мужа началась депрессия. И он вновьожил при появлении рецидива болезни жены. Компенсирующая функцияболезни или симптома, очевидная в любой период жизни, так же важна ина склоне лет, когда супруги остаются наедине друг с другом.

Конечно,со временем один из супругов умирает, а другой должен установитьновые связи с родственниками и окружением. На этой стадии расширеннаясемья сталкивается с необходимостью ухода за старым человеком или спроблемой определения его в дом престарелых. Эта также кризиснаяточка и не все семьи проходят ее гладко. Так или иначе отношениемолодых к своим престарелым родителям становится моделью поведения,которую переймут уже их дети, и так жизненный цикл семьи продолжаетсядальше.

Глава 3. Период ухаживания:изменение молодого взрослого

Когдамолодой человек или юноша становится взрослым, он оказываетсявключенным в сложную сеть социальных связей, и это требует от негоразнообразных способов поведения. Основная задача в это время —преуспеть в ухаживании. Успех здесь зависит от многих факторов:

уменияприспособить свое поведение для объединения с людьми своего возраста,

достиженияк этому времени соответствующего социального статуса,

приобретениянезависимости от своих родителей.

Икроме того, для молодых людей желательно общество достаточностабильное, позволяющее им завершить процесс ухаживания. В этотпериод у молодого человека может возникнуть множество проблем, иквалифицированному психотерапевту вполне под силу разрешить некоторыеиз них.

Трудности,с которыми в этот период может столкнуться молодой человек,проявляются по-разному. Может появиться, например, озабоченность поповоду минимальных физических недостатков, неуклюжесть поведения,нарушение процессов мышления, страх открытого пространства, страхперед противоположным полом и другое. Эти трудности могут выполнятьразличные функции. Если молодой человек еще не освободился от своейродительской семьи, возникающие проблемы приводят к тому, что онтерпит неудачи на работе и при

выборепартнера противоположного пола, что заставляет его снова вернуться вродительскую семью. (Этот аспект проблемы будет обсуждаться в главе8.)

Иногдатрудности связаны не с родительской семьей, а с общением сосверстниками. Вне зависимости от того, какую функцию выполняетпроблема, цель психотерапии заключается в том, чтобы помочь молодомучеловеку пройти стадию ухаживания и вступить в брак. Это не означает,что каждый обязательно должен вступать в брак или что, если кто-то невступает в брак, то это ненормально; но многие молодые люди,обращаясь за помощью к психотерапевту, имеют в виду именно эту цель.

Серияслучаев, которую мы здесь вам предлагаем, должна проиллюстрироватьподход Милтона Эриксо-на к разрешению некоторых проблем молодыхлюдей, находящихся на этой стадии своего индивидуального развития.Молодых людей, которые обращаются за помощью в этот период, можноразделить на две группы. Первая группа — те, кто тольконачинает выпадать из нормального потока жизни, а вторая — те,кто уже стал периферической особью и без всякого сомненияпредставляет собой социального изгоя.

Независимоот того, к какой группе принадлежит молодой человек, Эриксонстремится вернуть его к работе и любви. Обычно он никогда не говоритс пациентами об их прошлом и не помогает им понять причину ихзатруднений. Его общий подход состоит в том, чтобы принимать способповедения молодого человека, побуждая его вместе с тем к таким мыслями действиям, которые могли бы привести к преображению. Конкретныеприемы, используемые Эриксоном в каждом отдельном случае, крайнеразнообразны, и это позволяет ему оставаться открытым по отношению ккаждому новому пациенту, изобретая в каждом случае все новые способывмешательства. В одном случае он может применить гипноз, чтобысменить течение мыслей,

вдругом он может сосредоточиться на том, чтобы довести проблему доабсурда, и в третьем он может предписать пациенту совершение каких-товесьма специфических действий.

Однаждык нему обратился молодой человек, страдающий астмой. Он находился всильной эмоциональной зависимости от своей матери. Эриксонрассказывает:

Этотбедный пациент был маменькиным сыночком, а она — милой мамой,которая может принести ему бутерброд, стакан воды, салфетку. Янастоял на том, чтобы молодой человек поступил на работу в банк (онсовершенно не интересовался банковским делом). Затем я встречался сним периодически: сначала — один раз в неделю, потом —раз в две недели, раз в три недели. Каждый раз я спрашивал его окакой-либо детали банковского дела, зная, что он может ответить наэтот вопрос. Ему очень нравилось рассказывать мне об этом. Каждыйраз, когда он делал на работе какую-нибудь ошибку, я интересовалсятой процедурой, с помощью которой ошибка была исправлена, но яникогда не спрашивал о том, как и почему была совершена ошибка. Какбыла исправлена ошибка? Как вел себя и что делал человек, которыйпомогал тебе исправить ошибку?

Черезнекоторое время он стал относиться к банковскому делу прямо-таки сэнтузиазмом, рассматривая его как очень приятный способ заработатьденьги на обучение в колледже (до этого он в колледж не собирался).Свою астму он воспринимал теперь как недоразумение и всю энергиювкладывал в подготовку к учебе в колледже.

Работаяс молодыми людьми, Эриксон обычно не истолковывал их страхи и нефиксировался на них. Он сосредотачивался на том, чтобы произвестипреобразования и расширить мир молодого человека, а не

натом, чтобы дать ему знания о его недостатках. Подход Эриксонапредполагает действия, влекущие за собой положительные изменения.

Чтобыпреуспеть в работе и ухаживании, молодому человеку нужно бытьотносительно подвижным. Если кто-то не может перемещаться с места наместо или входить в определенные здания, то он будет социальнонеполноценным в наше быстро меняющееся время. Похоже, что только длялюдей заселенное пространство можно определить как беспредельное.

Иногдастрах находиться в определенной области пространства определяют какфобию, но Эриксону такое определение не нравилось. Например,рассказывая о молодом человеке, выполнявшем работу намного ниже своихспособностей, передвигавшемся только по тихим улицам и неспособномпосещать многие общественные места, Эриксон сказал:

Почемумы должны трактовать это как страх перед определенными районами изданиями? В данном случае молодой человек последовательнейшим образомизбегает женщин, и при такой матери он имеет причину поступать такимобразом.

Яничего не сказал ему о страхе, который он испытывает перед женщинами.Я проявил интерес к его телу и подробно обсудил с ним, какая квартирадолжна быть у мужчины с такой мускулатурой, силой и мозгом, какие унего. Он переехал на другую квартиру и стал жить отдельно от матери.

Мыобсуждали его бицепсы и другие мышцы, и он не мог не начать гордитьсятакже и тем, что было между ними. По мере того как изменялся клучшему его собственный образ, изменялось и его поведение. Зачем мнебыло ему говорить, что он боится женщин? Он больше их не боится. Онженился.

Вотеще один пример того, как Эриксон действовал в случае ограничениясвободы передвижения клиента

впространстве. Один молодой человек не мог переходить через дорогу, иэто касалось только определенных улиц, и он также не мог входить вопределенные здания без того, чтобы сразу вслед за этим не потерятьсознания. В особенности это касалось одного ресторана, который мыназовем здесь «Голосистым Петухом». Он избегал и многогодругого, включая женщин. Доктор Эриксон рассказывает:

Япришел к выводу, что могу разрешить проблему этого молодого человека,связанную с посещением этого ресторана, и тем самым могу помочь емупреодолеть и другие страхи, особенно перед женщинами. Я спросил его,как бы ему понравилось посещение этого ресторана, и он ответил, что,как только он туда войдет, обязательно потеряет сознание. Затем яописал ему разные типы женщин: молодую наивную девушку, разведеннуюженщину, вдову, пожилую женщину. Они могли быть привлекательными инепривлекательными, и я спросил его о том, какая из этих женщин былабы длянегонаиболее неприятной. Он сказал, что о молодой наивной девушке неможет быть и речи, но самое неприятное, что он мог бы себевообразить, это обед с привлекательной разведенной женщиной.

Ясказал ему, чтобы он повел меня и мою жену в «ГолосистогоПетуха» пообедать, и предупредил его, что с нами будет кое-ктоеще. Это может быть, сказал я ему, молодая девушка, разведеннаяженщина, вдова или пожилая женщина. Он должен заехать за мной вовторник в 7 часов. Я сказал, что машину поведу я, так как не хочу,чтобы он был за рулем в тот момент, когда он начнет терять сознание.

Онприехал в 7 часов, и я заставил его ждать в напряжении, пока этот«кое-кто еще» не прибыл. Конечно, я пригласил зайти к намв 7.20 очень привлекательную молодую разведенную женщину. Она была изтех очаровательных людей, с которыми очень легко общаться, и когдаона вошла, я попросил его пред-

ставиться.Он справился с этим, и я рассказал этой женщине о наших планах. «Этотмолодой человек, — сказал я, — собирается пригласить наспообедать в «Голосистом Петухе».

Мысели в мою машину, доехали до ресторана, и я поставил машину настоянку. Выходя из машины, я сказал молодому человеку: «Вотплощадка, усыпанная гравием — довольно хорошее место, чтобыупасть и потерять сознание. Вы предпочитаете это место или найдетеполучше?» Он ответил: «Я боюсь, что это случится, кактолько мы подойдем к входной двери». Мы почти дошли до двери,когда я сказал: «Вот хорошая пешеходная дорожка, но если выупадете здесь, то здорово расшибете голову. Может, все-таки там?»Постоянно заставляя его одно за другим отвергать мои предложения, яне давал ему возможности выбрать такое место, где бы ему захотелосьупасть.

Онне упал в обморок. Он сказал: «Не могли бы мы занять столик,который стоит близко от двери?» Я ответил: «Мы сядем затот столик, который выберу я». Мы прошли через весь зал вдальний угол, где было небольшое возвышение, на котором стоял столик.Разведенная женщина села рядом со мной и в ожидании официанта, онамоя жена и я вели оживленный разговор, совершенно непонятный длямолодого человека, при этом еще и смеясь от всей души. У этой женщиныбыла степень магистра, и мы обсуждали вещи, определенно превышающиепонимание этого молодого человека и звучавшие для него весьмазагадочно.

Мывтроем чувствовали себя прекрасно, молодой человек же был явно не всвоей тарелке, и с каждым моментом ему становилось все хуже и хуже. Кнашему столику подошла официантка, и я вступил с ней в перебранку.Это была очень шумная ссора. В конце концов я потребовал хозяинаресторана, и, когда он подошел, я затеял ссору и с ним. Молодойчеловек был растерян до крайности. Ссора достигла своего

пика,когда я потребовал отвести меня на кухню. Когда мы там оказались, яобъяснил ситуацию так, что я разыгрываю своего друга, и попросил ихпомочь. Официантка стала почти швырять блюда на стол.

Когдамолодой человек поел, я попросил его, чтобы он доел все до конца, всекусочки до последнего. Ко мне присоединилась и разведенная женщина,комментируя это так: «Хорошо бы вам прибавить в весе».

Онпережил все это и отвез нас домой. Я слегка подтолкнул молодуюженщину, и она сказала: «Вы знаете, у меня сейчас появилосьнастроение потанцевать». Молодой человек едва-едва умелтанцевать, с трудом научившись этому в старших классах школы. И онпошел с ней на танцы...

Наследующий вечер молодой человек пригласил своего друга пообедать в«Голосистом Петухе». После всего того, что уже с нимслучилось, было нечего бояться, любой другой эпизод был бынаиприятнейшим облегчением. С этого момента у него исчез также страхперед определенными зданиями и улицами.

Вэтом случае подход Эриксона заключается в такой организации ситуации,что человек заходит туда, куда он боится зайти, но сопутствующихэтому поведенческих реакций не возникает. Эриксон вовлечен в ситуациюи управляет ею, проводя психотерапию не в кабинете, а там, гдевозникает страх. Он заставил молодого человека пережить ситуацию,которую тот считал для себя невозможной.

Вследующем случае Эриксон использует совершенно другой типвмешательства. К нему обратился молодой человек, утверждающий, что унего есть только одна проблема. Он мог ездить только по определеннымулицам, а пределы города покидать не мог. Как только он подъезжал кокраине, он начинал испытывать тошноту, затем следовала рвота, и онтерял сознание. Если с ним были друзья, все равно повторялось то жесамое. Если он продолжал ехать за город дальше, он

могна мгновение очнуться, а затем снова терял сознание.

Эриксонпопросил его подъехать в определенное место на окраине города, в тричаса утра надев при этом лучшую одежду.

Этобыла безлюдная дорога, и вдоль нее тянулись довольно глубокие канавы.Подъезжая к границе города, молодой человек должен был свернуть наобочину, остановить машину, быстро выйти из нее, броситься в канаву илежать там в течение 15 минут. Затем надо было вернуться в машину,проехать расстояние равное двум корпусам машины, и повторить этидействия. Повторяя это снова и снова, он должен был увеличиватьдистанцию проезда до тех пор, пока он смог бы проезжать расстояние отодного телефонного столба до другого. Причем при малейшем проявлениикакого-либо симптома, надо было останавливаться и бежать в канаву.

Молодойчеловек последовал указаниям Эриксона и выполнил эту процедуру,несмотря на внутренний протест. Потом он рассказывал: «Япроклинал вас за то, что вы заставляли меня делать столь идиотскиевещи, и чем дальше я продвигался, тем сильнее во мне закипала ярость.В конце концов я бросил все это и просто поехал, наслаждаясь этим».С тех пор прошло уже 13 лет, но никаких проблем с вождением машины уэтого человека не наблюдается.

Внезависимости от того, использует Эриксон гипноз или нет, он обычнозаставляет людей вести себя определенным образом. Многиепсихотерапевты предпочитают не давать советы клиентам и непредписывать им определенных действий. Так происходит, в частности,потому, что они боятся, что люди их не послушают. Эриксон жевыработал много способов для того, чтобы убедить людей сделать то,что он им советует. Однажды, комментируя это, он сказал:

Пациентыобычно делают то, что я им говорю, и делают главным образом потому,что я ожидаю этого от них. Одна пациентка сказала мне: «Выникогда не делали проблему из того, последую я вашему совету или нет.Вы просто ожидаете этого от меня и делаете это таким образом, что мнепросто приходится выполнять. Когда я уклоняюсь и стараюсь избежатьвыполнения ваших указаний, я всегда хочу, чтобы вы заставили меня —но вы всегда прекращаете разговор на эту тему. Тогда я начинаюусиливать свои попытки заставить вас вынудить меня сделать это».

Вотвидите, как устроены человеческие существа. Если вы станете лишатьчеловека чего-то, он начнет настаивать на том, чтобы вы ему это дали.Когда я даю пациенту определенное указание, пациент чувствует, что яему приказываю. И он хочет, чтобы я потерпел в этом поражение. Когдая перестаю приказывать, причем делаю это в правильно выбранныймомент, он сам заменяет меня внутренне и начинает приказывать самомусебе. Но, конечно, он не осознает, что заменил меня собой.

Такойподход Эриксона к направлению пациента учитывает, что, получаяуказания, пациент может стать зависимым от психотерапевта, но нельзясказать, что он был бы этим очень озабочен. Если цель состоит в том,чтобы пациент установил адекватные эмоциональные связи с другимилюдьми, — при этом он станет независимым от психотерапевта.Следующий отрывок показывает применение Эриксоном указаний длярешения очень трудной проблемы в очень короткое время.

Однаждык Эриксону обратилась девушка, которой недавно исполнился двадцатьодин год. Она хотела выйти замуж, иметь свой дом и детей, но онаникогда не дружила ни с кем из юношей и чувствовала, что дело ее —безнадежное и она обречена остаться

старойдевой. Она сказала: «Я считаю, что я слишком неполноценна,чтобы жить. У меня нет друзей, я одинока, и я слишком некрасива,чтобы выйти замуж. Я подумала, что, прежде чем покончить с собой, ямогу сходить к психиатру. И я пришла к вам, а если через три месяцаничего не изменится, то я уже никуда не пойду».

Этадевушка работала секретаршей в строительной фирме, и ничего больше вее жизни не было. С молодыми людьми она никогда не дружила. На работеодин молодой человек всякий раз появлялся рядом с ней, когда онаходила к фонтанчику пить, но хотя она находила его привлекательным, аон оказывал ей явные знаки внимания, она не обращала на него никакоговнимания и никогда с ним не разговаривала. Она жила одна, ееродителей уже не было в живых.

Девушкабыла хорошенькой, но она очень хорошо умела делать себянепривлекательной: ее волосы были секущимися и неровноподстриженными, кофта и юбка не соответствовали друг другу, на юбкебыла дырка, а туфли были запыленными. Как она считала, основным еефизическим недостатком была щель между передними зубами, и когда онаговорила, то прикрывала рот рукой. Щель была не более трехмиллиметров и не выглядела безобразной. Итак, эта девушка неуклонноскатывалась вниз, замышляла самоубийство, чувствовала себя совершеннобеспомощной и сопротивлялась любым действиям, которые могли бы ейпомочь достичь ею же поставленные цели: выйти замуж и иметь детей.

Эриксонсправился с этой проблемой с помощью двух основных вмешательств. Онпредложил девушке, раз уж она все равно катится по наклонной,испытать на этом пути последний всплеск жизни. Этим предполагалось,что она возьмет со своего счета в банке все деньги и потратит их насебя. А именно, она должна пойти в определенный магазин, гдеконсультант помог бы ей выбрать подходящую одежду, и в определенную

парикмахерскую,где бы ей сделали красивую прическу. Девушка с готовностью принялаэто предложение, собираясь сделать это не за тем, чтобы изменить иулучшить свою жизнь, а просто потому, что после этого хотела убитьсебя.

ЗатемЭриксон дал ей следующее задание. Дома, в ванной комнате, она должнабыла тренироваться, чтобы в итоге научиться плевать водой через щельмежду зубами на два метра, причем с большой точностью попадая в цель.Она сочла задание глупым, но эта абсурдность сама по себе привела ктому, что она, придя домой, начала добросовестно тренироваться. Когдадевушка оделась как следует, стала выглядеть привлекательно инаучилась плевать водой через щель между зубами достаточно метко,Эриксон дал ей следующее указание. Он предложил, чтобы в следующийпонедельник она пошутила следующим образом: когда тот молодой человекприблизится к фонтанчику вместе с ней, она должна будет набратьполный рот воды и всю ее выпустить в него через щель между зубами.Затем она должна будет повернуться и бежать, но не просто бежать, абежать прямо на него, а потом от него со всех ног до конца коридора.

Сначаладевушка отвергла все это как нечто невозможное. Затем она сталавоспринимать это как забавную, но грубую фантазию. Наконец, онарешилась сделать это. Ведь она находилась в том настроении, котороенужно для последнего всплеска жизни. В понедельник она пришла наработу красиво одетой и причесанной. Она подошла к фонтанчику, икогда молодой человек приблизился, наполнила рот водой и плюнула внего. Молодой человек сказал что-то вроде: «Ах ты, маленькаячертовка!» Это рассмешило ее, и она побежала прямо на него. Он,к великому ее смущению, поймал ее, обнял и поцеловал. На следующийдень девушка приближалась к фонтанчику с некоторой дрожью в коленках.Молодой человек выскочил из-за телефонной будки и выстрелил в нее из

водяногопистолетика. Потом они пошли вместе обедать.

Онавернулась к Эриксону и рассказала о том, что произошло. Она сказалатакже, что ее мнение о себе изменилось, и попросила его покритиковатьее. Он это сделал, указывая среди прочего на то, что она хорошосотрудничала с ним, что раньше она одевалась плохо, а теперьодевается хорошо, и что раньше она думала, что имеет дефект зубов,вместо того чтобы думать об их дополнительном достоинстве. Черезнесколько месяцев она прислала Эриксону вырезку из газеты, гдесообщалось о ее браке с тем молодым человеком. Через год она прислалафотографию их новорожденного сына.

Такойподход не вписывается в рамки традиционной психотерапии. Он нетипичен ни для одной терапевтической школы, включая гипнотические. Нодля Эриксона этот случай очень типичен, и я считаю, что данный подходразвивался на базе его гипнотической ориентации. Точно так же, какгипнотизер обычно принимает сопротивление субъекта и даже поощряетего, Эриксон принимает тот способ, с помощью которого девушкавзаимодействует с ним, и даже поощряет и развивает его, норазыгрывает это таким способом, что наступают изменения.

Девушкаопределяла себя как скатывающуюся вниз, приближающуюся к концу жизни.Эриксон принимает и даже одобряет это, добавляя только то, что какраз перед самым концом и случаются всплески жизни. Девушка былажестока к мужчинам и никогда не пыталась понравиться им. Эриксонпринимает и такое поведение, организуя в соответствие с ним ситуациюу фонтана. Но последствия этой ситуации для девушки совершеннонеожиданны! Приемы, с помощью которых он мотивирует ее сделать то,что он хочет, и с помощью которых он справляется с ее сопротивлением,

характерныименно для гипноза. Однако сюда также привнесен и социальныйконтекст: Эриксон организует ситуацию так, что девушка, следуя егоуказаниям, обнаруживает, что нечто происходит спонтанно в результатереакции на ситуацию кого-то другого.

Безусловно,здесь мы можем обнаружить и другие аспекты, свойственныеисключительно Эриксону. Для него весьма типично преобразованиесимптома в достоинство, равно как и его постоянная готовностьвмешаться, изменить что-то и тут же уйти со сцены так, чтобы пациентмог развиваться независимо от него. Он продолжит следить за процессомдо тех пор, пока не уверится в устойчивости результата. Типично дляЭрик-сона и использование всех доступных ресурсов, находящихся внутрисоциальной ситуации клиента: в терапевтическую ситуацию был включенне только парикмахер и модистка, но и тот единственный мужчина,которого девушка, имея вблизи себя, игнорировала.

Следующийпример иллюстрирует способ применения Эриксоном указаний для того,чтобы помочь молодой женщине достичь независимости от семьи и от негосамого. В ходе психотерапии Эриксон помогает ей пройти через стадиюухаживания и заключения брака.

Этудевушку прислал ко мне врач из соседнего городка. Он предупредил меняо том, что мне, возможно, придется направить ее в психиатрическуюбольницу. Она страдала от множества страхов и была оченьзаторможенной. Страхи обострились в последние четыре года — стого момента, как она обручилась с молодым человеком, служившим ввоенно-воздушных силах.

Каждыйгод она откладывала свадьбу. Она соглашалась выйти за него замуж виюне, затем откладывала свадьбу до декабря. В декабре она сноваоткладывала ее до июня. За это время страхи усилились настолько, чтоона была вынуждена вести жизнь по-

чтиинвалида. Она не могла ездить ни в автобусе, ни в поезде, не моглалетать на самолете. Она не могла также пройти мимо вокзала, так кактам есть поезда. Она не могла находиться вблизи от аэропорта. Онаненавидела машины, и ко мне приехала с матерью и тетей, которым струдом удалось впихнуть ее в машину, чтобы привезти ко мне.

Этадевушка происходила из строгой испанской семьи. Она рассказала мне,что любит этого парня, который демобилизовался и живет сейчас вСеверной Дакоте. Она хотела выйти за него замуж, но она боялась,боялась, боялась... Она показала мне его письма. Я попросил, чтобыэтот парень написал мне и рассказал в письме о том, как он видит этуситуацию. По его ответу я понял, что он действительно хочет на нейжениться.

Яподумал, что, если бы девушка избавилась от своих страхов, то жизньее сложилась бы хорошо, но я знал также, что на это потребуетсявремя. Первое, что я сделал, это изъял ее из семьи, и она переехала всобственную квартиру. Бабушка запретила ей делать это, но каким-тообразом получилось так, что она послушалась меня, а не бабушку.

Затемя сосредоточился на решении ее проблемы с путешествиями. Я сказал ей,что она должна поехать в автобусе, но при этом у нее должны бытьзакрыты глаза, и заходить в автобус она должна спиной вперед. Онасделала это. Я не знаю, что об этом подумали другие пассажиры: такаясимпатичная девушка-испанка с закрытыми глазами, которая входит вавтобус задом наперед. Она так растерялась от всего этого, что неосознала, как сама автобусом приехала в Феникс, где пришла навеститьменя.

Обратноона ехала поездом. Кондуктору ее поведение не понравилось, но егозамечания не расстроили ее, так как ехать на поезде было ужаснострашно. Впоследствии она стала ездить на автобусах и поездах, сидяна задних сидениях и глядя в окно.

Когдаочередь дошла до обсуждения секса, эта робкая и заторможенная девушкастала страдать от глухоты. Она просто становилась очень бледной исовершенно теряла слух или зрение. Но она хотелавыйтизамуж.

Ясказал ей, чтобы в следующий визит ко мне она принесла с собой шорты,причем самые короткие из того, что можно вообразить. Она сделала это.Тогда я поставил ее перед выбором: она должна была или прийти наследующий сеанс в этих шортах, или надеть их у меня в кабинете. Онавыбрала первое: прийти в шортах. На этом сеансе я предполагалобсудить с ней вопросы секса для ее подготовки к браку; при этом яхотел, чтобы она меня слышала, и я сказал: «А теперь, когда ябуду говорить о сексе, тебе придется меня послушать. В противномслучае я заставлю тебя снять эти шорты, а затем надеть их в моемприсутствии». И она внимательно слушала меня, когда я говорил осексе, и никакой глухоты не появилось.

Когдаона научилась путешествовать, носить шорты и разговаривать о сексе, ясказал ей, что раз она хочет выйти замуж, откладывать больше нельзя.Я сказал: «Сегодня первое июля. До семнадцатого числа этогомесяца ты должна выйти замуж за своего парня. На поезде ты поедешь доСеверной Дакоты, и навестишь там его и его семью. У тебя не так ужмного времени, если свадьба состоится семнадцатого числа».

Онасъездила в Северную Дакоту. Потом он приехал в ее город, и онипоженились. Сейчас у них двое детей.

Внекоторых случая подход Эриксона к страхам отличался прямотой инепосредственностью, и он прямо указывал человеку, что надо делать сего страхами. В других случаях его действия, направленные наизменения, отличались бережливостью и тонкостью. Пример такого, болеетонкого, подхода мы сейчас и собираемся привести.

Многолет назад у него была молодая пациентка, которая страдала от страха,делавшего сам процесс ухаживания невозможным. Как он рассказывал,двадцатитрехлетняя женщина находилась в ужасном состоянии и не моглаработать. Постепенно она устранилась от всех контактов и осталасьодна в своей комнате. Она ела только тогда, когда соседка по комнатеуговаривала ее. Почти все время она рыдала и выражала желаниеумереть. Если ее спрашивали, в чем дело, она замыкалась в себе,молчала и оставалась без движения. Ее лечили несколько психиатров, нобез видимого улучшения. О себе она по-прежнему ничего не говорила, иее родные хотели госпитализировать ее. Эриксон решил использовать вданном случае гипноз, но так, чтобы она об этом не знала, так какдругим психиатрам она оказала выраженное сопротивление.

Отчленов ее семьи и друзей Эриксон узнал, что в ее семье царили жесткиеморальные правила. Ее мать умерла, когда ей было тринадцать лет. Унее была близкая подруга, и обе они влюбились в одного и того жемужчину. Подруга вышла замуж за этого мужчину, а вскоре умерла отпневмонии. Мужчина уехал, но через год вернулся, они случайновстретились и затем стали встречаться регулярно. Ее подруги покомнате рассказывали, что она была влюблена так сильно, что «простолетала». Однажды вечером она вернулась со свидания совершеннобольная, ее тошнило, а ее платье было испачкано рвотными массами. Онасказала, что недостойна жить, а когда ее спросили, не обидел ли еетот мужчина, ее снова начало рвать, и она сильно кричала. Когда еедруг попытался прикрикнуть на нее, у нее случился новый приступрвоты, и она отказалась видеть его.

Этотмужчина рассказал психиатру, что в тот вечер они остановили машину ивышли полюбоваться закатом. Их разговор постепенно становилсясерьезным. Он сказал ей о том, что любит ее и хочет жениться на

ней.Раньше он не говорил ей этого потому, что она дружила с его покойнойженой. Казалось, она разделяет его чувства, но когда он наклонился,чтобы поцеловать ее, она резко оттолкнула его и ее начало рвать. Онаистерически кричала, и можно было разобрать слова: «Грязный,отвратительный, низкий». Не разрешив ему отвести себя домой,она заявила, что они никогда больше не должны видеться, и убежалапрочь.

Эриксонпопросил соседку этой девушки по комнате помочь ему и сказатьдевушке, что она, соседка, ходит на гипноз, попросив ее пойти насеанс в качестве сопровождающей. Пациентка согласилась, проявляя приэтом крайнее безразличие. Эриксон посадил обеих девушек в соседниекресла и начал гипнотизировать соседку пациентки с помощью длинных искучных внушений. Вскоре у нее возникло прекрасное состояние транса,которое могло послужить великолепной моделью для пациентки. Эриксонрассказывал:

Наводятранс, я делал соседке внушения таким образом, чтобы пациенткавоспринимала их на подпоро-говом уровне, как направленные на себя.Допустим, я мог говорить соседке, что она начинает делать болееглубокие вдохи и выдохи, но при этом ритм внушения совпадал с ритмомдыхания пациентки. Повторяя это действие тщательно и многократно, я вконце концов увидел, что любое внушение, которое я делаю соседке,также автоматически выполняется и пациенткой. Кроме того, я внушилсоседке, чтобы она положила руку на бедро и оставила ее там, потомучто у пациентки рука уже лежала на бедре. Таким образом, я постепенноидентифицировал пациентку с соседкой для того, чтобы мои указаниявыполнялись пациенткой. Постепенно я приобрел возможность делатьвнушения якобы соседке, глядя прямо на пациентку. Так я смог создатьу пациентки импульс к реагированию, как это бывает, когда кто-тосмотрит на человека, адресуя свой вопрос или замечание не ему, акому-то другому.

Черезполтора часа пациентка находилась в глубоком трансе. Для того чтобыукрепить сотрудничество и увериться в возможности дальнейшегоприменения гипноза, я сказал ей очень мягко, что она находится вгипнотическом трансе, и заверил ее, что я не сделаю ничего такого,чего бы она сама не пожелала. Затем я сказал ей, что она можетпрервать транс в том случае, если я ее чем-то задену, а потом ясказал ей, чтобы она продолжала крепко спать в течениенеопределенного времени, слушая и выполняя только отчетливые команды,которые я буду ей давать. Таким образом, я вызвал у нее ободряющее,но и иллюзорное ощущение того, что ей предоставлен выбор. Япозаботился о том, чтобы она была настроена ко мне положительно, азатем подстраховался на будущее. Все это предисловие отняло довольномного времени, но это было жизненно необходимо для обеспечения иоблегчения будущей работы.

Инаконец, я сделал усиленное внушение о том, что следует «полностьюи накрепко забыть некоторые вещи», тщательно избегая уточнений,что же именно должно быть забыто. Процесс исследования, который ейпредстоял, был облегчен с помощью такого разрешения подавлятьнаиболее болезненные переживания, поскольку подобное указаниеавтоматически применяется к наиболее тревожным и неприятнымпереживаниям.

Затемя постепенно дезориентировал ее во времени и пространстве, а потомсориентировал так, чтобы она почувствовала себя в нечеткоопределенном интервале времени, соответствовавшем периоду ее детствагде-то от 10 до 13 лет. Этот период был выбран потому, что онпредшествовал смерти матери, а также включал в себя началоменструального цикла и, следовательно, был критическим для ееэмоциональной жизни и психосексуального развития. Я ни разу непопросил ее точно назвать или определить возраст, до которого онарегрессировала в трансе. Благодаря тому что ей было разрешено невдаваться в конкретные детали,

онасмогла сделать нечто гораздо более важное, а именно рассказать о том,что вообще означали для нее переживания тех лет.

Наблюдаяза позой, движениями и речью пациентки, можно было сделать вывод, чтоона регрессировала к детскому уровню поведения. И тогда я сказал ейочень тепло: «Сейчас тебе известно очень многое, и ты никогдаэтого не забудешь, даже когда будешь совсем взрослой, и ты расскажешьмне о том, что знаешь, после того как я тебе скажу, что я имел ввиду». Эти указания я повторял ей снова и снова, уговариваяпациентку последовать им, понять их до конца и приготовитьсявыполнить их полностью. Я продолжал делать это до тех пор, пока онане показала мне своим поведением: «Ну, чего вы еще ждете? Яготова».

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры