1 Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапии

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

Вприсутствии сына я порекомендовал матери взять в библиотеке книгу,посадить сына в машину и выехать с ним в пустыню. Затем она должнабыла высадить его из машины и проехать вперед на три мили. Затем онадолжна была сидеть там и наслаждаться чтением до тех пор, пока он непридет к ней сам. Мать стала возражать, что сыну будет очень трудноидти под палящим солнцем три мили. Я убедил ее в том, что стоит хотябы попробовать. Я сказал ей: «Послушайте, ваш сын может упасть,поползти на коленях, беспомощно ждать, чтобы возбудить вашесочувствие,

14 М. Эриксон, Дж. Хейли

418

нона дороге не будет никаких пешеходов, и он сможет добраться до васединственным способом — пешком. Он может пытаться наказать вас,заставляя ждать его в течение пяти часов. Но ведь вы возьмете с собойхорошую книгу, и для вас это время не пройдет даром, а онпроголодается».

Матьвыполнила мои указания. Сын испробовал все способы, но кончилось тем,что он прошел эти три мили. Мать сказала мне: «Знаете, мнеочень понравилось читать на свежем воздухе». А сын начал ходитьвсе более и более проворно, чтобы у нее не было так много времени начтение. Я предложил ей такое условие: если он сам попросится напрогулку, то можно сократить расстояние до одной мили. Он сделал этои теперь должен был проходить одну милю вместо трех.

Матьочень удивилась такому успеху. Она хотела положить его в больницу ипришла ко мне, чтобы я помог ей этого избежать. А сейчас впервые унее появилась надежда. Затем она поинтересовалась, можно ли емуиграть в крокет. Она по-прежнему хотела помочь ему, но теперь этапомощь отличалась от прежней, мягкой и чисто материнской.

Язнал, что ее сын должен тренироваться. Заставляя его ходить пешком, яуже знал, что он найдет для себя какой-то новый вид физическойактивности, который понравится ему больше. И он выбрал для себя игрув крокет. Мне было важно, чтобы он начал делать то, что он хочетделать. Давая подобную инструкцию, вы определяете класс действийособого рода, например, класс «упражнений». Затем вывыделяете в этом классе один из элементов, например, хождение пешкомпо пустыне под палящим солнцем, зная, что он определенно не будетсчастлив, выполняя это действие. Вы хотите, чтобы он «спонтанно»выбрал другой элемент из этого класса. Популяция пациентов отнюдь несостоит из людей, которые бы делали то, что для них полезно, что имнравится и что им удает-

419

ся.Они всеми силами сопротивляются таким действиям.

Еслитщательно проанализировать подход Эриксо-на к отлучению родителей отдетей и наоборот, то может показаться, что он воспринимаетпсихотерапию, проводимую на этой стадии развития семьи, как«церемонию инициации».

Такиецеремонии существуют в большинстве культур и предназначены они нетолько для того, чтобы молодой человек приобрел статус взрослого, нои для того, чтобы родители начали взаимодействовать с ним, как совзрослым. В культуре зафиксированы способы помощи семьям, находящимсяна этой стадии развития. Если культуре недостает такой церемонии, —и представляется, что Америка относится к таким культурам, — товмешательство психотерапевта превращается в ритуал отлучения ребенкаот родителей. Созданная Эриксоном модель взаимодействия с семьей наэтой стадии совсем непроста. Он воспринимает проблему отлученияродителей от детей не только как процесс освобождения, но и какпроцесс нового вовлечения в отношения иного типа. Родители не отдаютребенка, а приобретают внука, и ребенок не теряет родителей, аостается связанным с ними в новом качестве. Вопрос состоит не впростом противопоставлении зависимости и независимости, но впроживании необходимой стадии семейной жизни. Учитывая появляющиесяна этой стадии проблемы детей и родителей, Эриксон избегает ошибок иМесмера, и Фрейда, и других психотерапевтов, которые воспринимаютсемью разделенной на два враждебных лагеря, и психотерапевт долженвыбрать, в каком лагере он будет находиться, пытаясь помочь ребенкудостичь «независимости». Если психотерапевт встанет насторону молодого человека против родителей, то это может привести кформированию странного и эксцентричного поведения, так как молодойчеловек

420

МилтонЭриксон, Лжей. Хейли

теряетв этом случае ощущение непрерывности поколений. Родители, теряя связьс ребенком, лишаются ощущения непрерывности поколений в той же мере,так как ребенок представляет собой их потенциальное бессмертие.

Чтобыпроиллюстрировать важность помощи молодому человеку и его родителямна стадии освобождения друг от друга и установления между ними связейнового типа, можно привести описание одной процедуры,распространенной в Индии, где эта проблема считается настолькосерьезной, что подготовка к ее решению занимает многие годы.

Пустьестественная и искренняя, эта могучая связь между матерью и ребенкомв стране, где мать обожествляется не только в отношении к своимдетям, чревата возникновением глубокого и почти неразрешимогокризиса, опасного как для матери, так и для сына. Угрожающеепредчувствие этого кризиса может отравить отношения матери и сына,равно как и всю его жизнь. Но естественное, безболезненное, нонеобходимое освобождение сына от матери, принесение своего плода(phala)в дар (dana)миру, становится возможным посредством обряда (vrata)принесения плода в дар (phaladanavrata).

Женщина,которая должна будет принести такую огромную жертву, начинает смалого и тем самым готовится к великой жертве. Момент начала обрядачетко не определен. Он может начаться, когда сыну исполняется пятьлет, а может и позднее. Обряд выполняется в течение многих лет идлится один месяц в год. За обрядом наблюдает и определяет его ходрелигиозное братство брахманов и духовный наставник семьи (гуру).Именно гуру решает вопрос о том, готова ли мать к окончанию обряда.То есть он определяет момент, когда мать, принеся предварительныежертвы, уже приготовилась тем самым к принесению в жертву своегосына. Женщина начинает с принесения в

421

жертвумаленьких плодов, которые она очень любит. ...Каждый раз, когда онаприходит к гуру, он рассказывает ей мифическую историю о женщине,которая пожертвовала всем, но обрела при этом силу и всемогущество.Женщина внимательно и молчаливо слушает его, держа в сложенных рукахсвященную траву. Женщина слушает, воспринимает его слова всемсердцем.

Нов каждом последующем году в жертву приносится все более драгоценныйплод. Затем плоды сменяются предметами из металла: от железа к меди,бронзе и, наконец, к золоту. Это металлы из которых делаются женскиеукрашения. ...Последняя, критическая стадия обряда — этоабсолютный пост. ...На церемонию приходят члены религиозногобратства, родственники и домочадцы. ...Родственники по мужской линиитоже должны присутствовать, представляя собой ту часть мира, котораятеснее всего связана с принесением в жертву сына. ...В этом обрядесочетаются миф и ритуал, что позволяет преобразить переживанияматери, освободив ее от любимого сына, связь с которым она так остроосознавала и готова была поддерживать ее вечно.

ГенрихЦиммер. «Означениииндийской тантрической йоги»

Несмотряна то что американские матери и сыновья не настолько сильноэмоционально связаны между собой, их связь тем не менее глубока иникогда не является простым процессом. В течение многих лет Эриксонэкспериментировал, изобретая различные процедуры помощи семьям наэтой стадии их развития. Обычно он взаимодействовал и с ребенком и сродителями. Используя себя как мост между поколениями, он облегчалродителям принятие неизбежности взросления молодого человека ипомогал молодым взрослым установить партнерские связи с людьми, непринадлежащими к их родительской семье.

422

МилтонЭриксон, Джей Хейлы

Эриксонсчитал, что в некоторых случаях недостаточно изъять молодого человекаили девушку из семьи и разрешить проблемы родителей. В течениенекоторого времени молодой человек может испытывать трудности впроцессе включения в сеть социальных связей. С большей вероятностьюэто происходит тогда, когда в семье имеется запрет на установлениеинтимных эмоциональных связей с людьми, не принадлежащими семье. Втаких случаях молодой человек может жить отдельно от родителей, нотем не менее не действовать как самостоятельная личность, и этоотражается в его субъективном опыте: «Я не живу дома уже 72 дняи 23 часа». Обычно со сверстниками его сближает процессухаживания. Иногда имеется такая фаза, предшествующая периодуухаживания, когда молодой человек впервые начинает реагировать налюдей, не являющихся его родителями. Вот процедура, которойпользовался Эриксон для того, чтобы помочь молодым людям включиться виную жизнь.

Есливы помогаете молодому человеку или девушке отделиться от своихродителей, то вы тем самым запускаете процесс, посредством которогоон начинает различать людей в своем новом окружении. Например,однажды мне удалось заставить одну молодую девушку из семьи, скоторой я работал, переехать из родительского дома в отдельнуюквартиру. Но в новой квартире она спала с ощущением того, что онапо-прежнему находится дома, а папа и мама спят в соседней комнате.Она говорила, что это ощущение было у нее настолько реальным,насколько и нереальным. Она почти что слышала их сонное дыхание искрип кровати, когда кто-то из них переворачивался на другой бок. Всущности, переехав на новую квартиру, она так и не покинула своихродителей.

Язадал девушке вопрос, чем хозяйка ее новой квартиры и ее мужотличаются от ее матери и отца. Она начала говорить, что они грубыелюди и неправильно

Стратегиисемейной, терапии

423

говорятпо-английски, они скупые, жадные. «Они невнимательны».Скоро она дошла до главного: «Они оставляют меня одну». Итут я вбил первый клин, и она начала различать и других людей. Этобыла простая проблема определения двух представителей родачеловеческого. Хозяйка была вот такая высокая и весила она примерностолько-то, а у ее мужа были усы. И девушка начала смотреть на них непросто как на физические объекты, а как на живые человеческиесущества. Прежде всего они узнают, что должны теперь строить какие-тоотношения с другими людьми. Чем больше таких отношений будетустановлено, тем более зрелым будет отношение к отцу и матери. Если вто же самое время отец и мать займутся своими делами, тоэмоциональная связь молодого человека с ними ослабнет.

Г л а в а 9 Боль старости

Многиелюди изящно справляются со старостью и достойно встречают смерть, нотак происходит не всегда. Проблемы, возникающие на этой стадии жизни,наиболее трудны для психотерапевта. Здесь оказывается невозможнымиспользовать в качестве точки опоры для введения изменений надеждунабудущее и приходится работать с принятием неизбежного. Если вкультуре большинство ценностей приписывается молодежи, а не старымлюдям, то проблемы последних обостряются. Вместо того чтобы ощущатьсвое достоинство, так как длинная жизнь одарила их мудростью, старыелюди чувствуют, что в наше время быстрых изменений они сталинесовременными и лишними. Часто оказывается, что семейные проблемы исимптомы, с которыми до сих пор можно было жить, в позднем возрастестановятся невыносимыми.

Преждечем мы перейдем к описанию подхода Эрик-сона к мрачным проблемам болии смерти, разрешите нам привести забавный случай, когда Эриксонвылечил симптом, от которого пациент страдал в течение всей своейжизни, а к старости симптом лишь обострился.

Пожилойджентльмен пришел к Эриксону и попросил вылечить его от страха передлифтами, от которого он страдал всю жизнь. В течение многих лет онработал на самом верхнем этаже одного здания и всегда поднимался тудапешком. Сейчас, когда он постарел, это стало для него слишкомтрудным, и он захотел избавиться от своего страха.

425

Обычнов подобных случаях Эриксон использовал гипноз. Если человек один размог проехать в лифте без всякого страха, то после этого он частовыздоравливал и мог ездить без страха на любом лифте. Процедуразаключалось в том, что Эриксон давал пациенту постгипнотическоевнушение, которое обеспечивало отвлечение его внимания от переживаниястраха. Например, он мог сделать внушение о том, что клиент,направляясь по определенному адресу, будет всецело сосредоточен наощущениях в ступнях ног. Место, в которое ему надлежит попасть,находится на самом верхнем этаже высокого здания, и ему придетсяпоехать на лифте. Но, поднимаясь в лифте, он будет занят своиминогами, и это не даст ему испугаться, а если он один раз поднимется влифте, не испытывая страха, в дальнейшем он сможет всегда делать этобезбоязненно. Работая с этим пожилым джентльменом, Эриксон не сталиспользовать гипноз. Вместо постгипнотического внушения ониспользовал обычную ситуацию, для того чтобы отвлечь внимание клиентаот переживания страха. Этот пожилой джентльмен был наиприличнейшим инаискромнейшим человеком, женатым на наиприличнейшей и наискромнейшейженщине. Его отличала чрезвычайная озабоченность вопросами приличия,что и использовал Эриксон, вырабатывая свою стратегию.

Когдаэтот пожилой джентльмен спросил меня, смогу ли я помочь емуизбавиться от страха, я ответил, что я, по крайней мере, могунапугать его до полусмерти, но по-другому. На это он сказал, чтоничего чнеможет быть хуже, чем его страх перед лифтом.

Лифтамив этом здании управляли молодые девушки, и я постарался договоритьсяс одной из них кое о чем. Она согласилась сотрудничать со мной,посчитав, что сможет таким образом развлечься. Итак, мы зашли в лифтвместе со старым джентльменом. Заходить внутрь лифта он не боялся,но, когда лифт начинал подниматься, ему становилось невыносимо

426

МилтонЭриксон, Джей Хешги

страшно.Я выбрал время, когда народу было немного, и заставил его то входить,то выходить из лифта. И когда мы в очередной раз вошли в лифт, ясказал девушке, чтобы она закрыла дверь и дал ей команду: «Поехалинаверх». Она проехала один этаж и остановилась между этажами.Мой джентльмен начал кричать: «Что случилось!?» Яответил: «Лифтерша хочет вас поцеловать». Шокированный допредела джентльмен воскликнул: «Но я женатый человек!»Девушка ответила: «Я ничего не имею против этого». Онасделала шаг ему навстречу, он отступил назад и сказал: «Сейчасже запустите лифт». Теперь она остановилась где-то околочетвертого этажа и снова остановила лифт между этажами. Остановивлифт, она сказала: «Я просто сгораю от нетерпения, так мнехочется поцеловать вас». Он ответил: «Займитесь своимделом». Он хотел, чтобы лифт двигался, а не стоял на месте. Онаответила: «Ну хорошо, давайте спустимся и начнем все сначала»,— и лифт поехал вниз. Тогда он закричал: «Не вниз, авверх!», поскольку он не хотел заново повторять все это. Лифтпоехал вверх и снова остановился между этажами, а она сказала:«Обещаете ли вы после работы спуститься вниз в моем лифте?»Он ответил: «Я пообещаю вам все, что угодно, если вы обещаетене целовать меня». Он поднялся в лифте наверх с облегчением ибез всякого страха перед лифтом и с тех пор начал безбоязненнопользоваться лифтом.

Одноиз особых умений Эриксона состояло в том, что он использовал гипнозпри работе с болью. Его часто просили облегчить страдания больного назаключительных стадиях смертельной болезни. В подобных случаяхчеловек может умереть, страдая от невыносимой боли, или же вследствиеупотребления обезболивающих препаратов он теряет контакт с жизньюзадолго до того, как умрет. Сейчас мы опишем метод, которымпользовался Эриксон в этих труднейших случаях.

427

Однаженщина умирала от рака матки. С помощью обезболивающих средств ееудавалось поддерживать в состоянии, при котором она могла спать иесть почти без тошноты и рвоты. Она была почти в ступоре. Онаненавидела себя за свою неспособность провести оставшиеся неделижизни в контакте со своей семьей, и семейный врач решил, чтоцелесообразно будет использовать гипноз. Вызвали Эриксона, и онрешил, что в тот день, когда он придет, наркотиков ей давать нестанут. Он отменил наркотики, чтобы они не мешали ему работать, аженщина была бы сильнее заинтересована реагировать на него.

Яработал с этой пациенткой четыре часа без перерыва, обучая ее,несмотря на приступы боли, входить в транс, вызыватьнечувствительность тела к боли, растворяться в состоянии глубочайшейусталости, чтобы спать физиологическим сном несмотря на боль, ииспытывать удовольствие от еды без желудочных страданий. Ее отчаяннаяситуация побуждала ее принимать мои внушения, не подвергая ихсомнению. Я научил ее также гипнотически реагировать на мужа, старшуюдочь и семейного врача для того, чтобы поддержать гипнотическоесостояние в случае каких-нибудь неожиданностей во время моегоотсутствия. Потребовался всего один длинный гипнотический сеанс. Онабольше не принимала лекарства, за исключением одного подкожновводимого средства, которое она приняла в четверг вечером. Это далоей дополнительное облегчение и позволило поддерживать полный контактесемьей в течение всех выходных, чувствуя себя при этом отдохнувшей. Втечение следующей недели она каждый вечер участвовала в жизни семьи.Через шесть недель после первого сеанса гипноза, беседуя со своейдочерью, она внезапно перешла в коматозное состояние и через два дняумерла.

428

МилтпонЭриксон, Джей Хейли

Эриксончасто рассказывал об этом подходе, иногда с вариациями. Он обучалчеловека вызывать нечувствительность тела к боли, иногда добавляявнушение о том, что пациент чувствует себя отделенным от своего тела.Иногда он включал также внушения, касающиеся изменения восприятиявремени. Например, работая с пожилым человеком, находящимся напоследней стадии раковой болезни, он поступил следующим образом.

Пациентжаловался на постоянную, тяжелую, тупую, пульсирующую боль, а такжена острейшие приступы боли, которые наступали каждые десять минут. Явнушал ему, что его тело становится ужасно тяжелым, словно свинец. Онмог бы ощутить это, как если бы он был пропитан сном и был неспособен ощущать ничего, кроме усталости. Ощущая эту тупую тяжелуюусталость тела, он мог бы заснуть в то время, как его сознаниеоставалось бодрствующим. Чтобы справится с повторяющимися приступамиболи, я велел ему пристально смотреть на часы и ждать следующегоприступа. Эти несколько минут страшного ожидания казались ему часами,и наступление боли превращалось в освобождение от этого ожидания.Таким образом, он разделил два своих переживания: ожидание боли исобственно боль. Теперь я мог научить его искажать свое восприятиевремени, чтобы он смог субъективно увеличить определенный промежутоквремени. Он мог увеличивать промежуток времени между приступами болии таким образом ощущать себя более свободным от боли. Он мог такжеукорачивать промежуток времени, в течение которого он чувствовалболь. Вместе с тем я научил его забывать боль, чтобы он не страдал,воспринимая предыдущий приступ и не ожидал последующего приступа сострахом и ужасом. Каждый последующий острый приступ боли оннемедленно забывал и следующий наступал как совершенно неожиданноесобытие. Поскольку он не ждал боли и

429

недумал о ней, она превратилась в проходящее переживание, подобноемгновенному ощущению. Пациент говорил, что гипноз освободил его отболи почти полностью, и что в теле он ощущает тяжесть, слабость итупую усталость, а боль «раздирает» его всего два раза вдень. Через несколько недель у него наступило коматозное состояние, ион умер.

Совершенноуникальный подход к подобной проблеме Эриксон продемонстрировал,работая с человеком по имени Джо. Джо выращивал цветы, которые потомпродавал, и был прекрасным бизнесменом, уважаемым в семье и в кругудрузей. У него на лице появилось новообразование, и, когда хирургудалил его, то оказалось, что опухоль злокачественная. Джопроинформировали, что жить ему осталось примерно месяц, и это егосовершенно сразило. Кроме того, у него появились сильные боли.Наркотики приносили некоторое облегчение, но один из родственниковпопросил Эриксона использовать гипноз. Эриксон с неохотой согласился,сомневаясь в том, сможет ли он сделать здесь что-либо. От переизбыткамедикаментов у Джо начались токсические реакции, и, кроме того, Джоне выносил даже самого слова «гипноз». И сверх того одиниз его сыновей был начинающим психиатром, которого учили тому, чтогипноз — это чушь.

Меняпредставили Джо, и он принял это вежливо и дружелюбно. Я усомнился втом, что он знал, зачем я здесь. Едва посмотрев на него, я заметил,что большая часть правой стороны лица и шеи у него отсутствовалавследствие операции, истощения, изъязвления и некроза. Ему сделалитрахеотомию и он не мог говорить. Он общался с людьми посредствомкарандаша и бумаги. Спал он очень мало, и, хотя около него все времякто-то находился, он постоянно вскакивал с постели, чтобы писатьразличные поручения как делового, так и личного характера. Егопостоянно мучила

430

МилтонЭриксон. Дж&й. Хейли

сильнаяболь, и он не мог понять, почему врачи не могут справиться со своейработой так же хорошо, как он со своим цветочным бизнесом.

Послетого как меня представили, Джо написал: «Чего вы хотите?»Несмотря на то что я сомневался в том, смогу ли я помочь ему, япочувствовал, что, если искренне заинтересуюсь им и захочу помочьему, то принесу этим пользу и ему, и членам его семьи, которыенаходились в этой комнате и могли слышать то, что я ему говорю. Яначал гипнотизировать его, применяя технику, которую я называютехникой разбрасывания. Используя эту методику, я беседую с человекомкак обычно, но некоторые слова и фразы специально подчеркиваю,выделяю, чтобы они работали как эффективное внушение. (В этом текстеэти слова и фразы напечатаны курсивом). Я сказал: «Джо, я хочупоговорить с вами. Я знаю, что вы садовод и что вы выращиваете цветы,а я вырос на ферме в Висконсине, где было очень много цветов. Я исейчас люблю цветы. Поэтому я бы хотел, чтобы вы сели в это удобноекресло, пока я буду с вами говорить. Я многое хочу сказать вам, ноне о цветах, посколькуо них вы знаете несравненно больше, нежели я. Этоне то, чего вы хотите. Асейчас, пока я говорю, я хочу, чтобы вы слушали меня спокойно,покая буду говорить о таком растении, как помидор. Это странный предметдля разговора. И он возбуждает любопытство. К чему этот разговор опомидоре? Семечко помидора сажают в землю. Можно надеяться, что изсемечка вырастет помидорный куст, который принесетнам удовлетворение, подаривнам свой плод. Семечко поглощаетводу, неиспытывая при этом особых трудностей, потому что часто выпадают дождии приносятмир и покой, ирадость произрастания и цветам и помидорам. Это маленькое зернышко,Джо, постепенно набухает и выпускает маленький корешок с ресничками.Может быть, вы знаете, что это за реснички, и они предназначены длятого, чтобы помогать зернышку

431

помидорарасти, пробиваясь на поверхность земли, прорастать, и выможете слушать меня, Джо. Такчто я буду продолжать говорить, а вы — продолжатьслушать, простожелая узнать, чему вы в действительности сможетенаучиться, ивот ваш карандаш и блокнот, но, возвращаясь к помидору, надо сказать,что он растет так медленно.Вы не можете видеть, какон растет, вы не можете слышать, как он растет, но он растет. Этиволоски напоминают реснички на корешках, они заставляют кустикпомидора чувствоватьсебя очень хорошо, очень уютно, есливы можете представить себе, что растение может чувствовать, а затем,хотя выне можете видеть, каконо растет и неможете слышать этого,так же как неможете и чувствовать, нона маленьком стебельке появляется еще один листик, а затем другой.Может быть, как говорят дети, кустик помидора чувствуетсебя спокойно и мирно, когдаон растет. Проходит день за днем, а он все растет и растет, и это такуспокоительно, Джо,наблюдать за тем, как он растет, не замечая его роста, неощущая его, нопросто зная, что ему становитсявсе лучше и лучше, — вотпоявился еще один лист и еще один, и новая веточка, и он растет себеспокойно во всех направлениях». (Многие места из этого текста яповторял по несколько раз. Я уделял тщательное внимание подбору слов.Через некоторое время ко мне на цыпочках подошла жена Джо и протянуламне листок с надписью «Когда вы собираетесь начатьгипнотизировать?» Я, не переставая, продолжал описывать кустикпомидора. И жена, посмотрев на Джо, поняла, что он находится всомнамбулическом трансе.) И скоро на кустике помидора появляютсябутоны и скоро весь кустик покроется бутонами. Я хотел бы знать,можетли кустикпомидора, Джо, чувствовать,действительночувствовать,какое-то успокоение... Знаете Джо, растение— это удивительная вещь, и ведь удивительно приятнодуматьо растении, как о человеке. Могло бы это расте-

432

ниеиспытыватьприятные чувства, ощущение успокоенности, когдана свет начали бы появляться крошечные помидорчики, но с готовностьюобещающие вызвать у вас желаниесъесть ароматныйпомидор, налитый солнцем, ведь так приятноощущать еду всвоем желудке, это чудесноеощущение ребенка,который испытываетжажду и можетхотетьпить. Джо,кустик помидора чувствует себя точно так же, когда идет дождь, умываявсе вокруг. А что же нужно, чтобы он почувствовалсебя хорошо? (Пауза.)Знаете,Джо, кустикпомидора простоживет одним днем. Мненравится, что кустик помидора может каждый день испытыватьпокой. ПонимаетеДжо, он просто живетодним днем. Таковыуж все кустики помидора». (Джо внезапно вышел из транса.Находясь в дезориентированном состоянии, он бросился на кровать,замахал руками, и все его поведение свидетельствовало об остромтоксикозе, от которого страдают пациенты, плохо реагирующие набарбитураты. По всей видимости, Джо не слышал и не видел меня, покане направился ко мне. Я крепко схватил его за предплечье и тут жеотпустил. Позвали сестру, она вытерла ему пот со лба, сменила повязкуи дала ему попить воды из трубочки. Затем он снова позволил мнеусадить себя в кресло. Когда я поинтересовался, как чувствует себяего предплечье, он схватил карандаш и бумагу и написал: «Говорите,говорите».) «Ну да Джо, я вырос на ферме и считаю, чтозернышко помидора — это удивительная вещь: только подумайте,Джо, вэтом маленьком семечке таккрепко и спокойно спит такоепрекрасное растение, которое появится на свет только в будущем: унего будут такие интересные листья и веточки. Листья и ветки будутвыглядеть так прекрасно, и у них будут настолько насыщенные цветы,что вы сможете почувствоватьсебя по-настоящему счастливым, глядя насемечко помидора и думая о том прекрасном растении, которое хранитсявнутри него и пребываетв состоянии сна, отдыха и

433

покоя,Джо. Скороя ухожу обедать, а когда вернусь, мы снова поговорим».

Несмотряна перемежающееся токсическое состояние, Джо определенно оказалсядоступным гипнотическому воздействию. Более того, он продолжалобучаться очень быстро, несмотря на мою абсурдную любительскую речь окусте помидора. Джо совершенно не интересовался бесцельнымизамечаниями о помидоре, Джо стремился к свободе от боли, к покою исну. Это было главной направляющей его сознания и его эмоциональнойсферы. Он испытывал настоятельную потребность найти что-либо ценноедля себя в моей болтовне. Это желание было там, но это желание былопреподнесено таким образом, что Джо воспринимал его буквально, неосознавая того. Джо вышел из транса всего через несколько минут послетого, как я как бы невзначай спросил его: «Хотите пить Джо?»Повторное наведение транса тоже не было трудным. Для этогопонадобилось всего две коротких фразы: «Знаете, Джо...» и«Вы только подумайте, Джо...»

Эриксонпомогал людям не только умереть без мук, но и прожить свои последниегоды как можно более полно. Иногда ему удавалось достичь этой цели спомощью небольших гипнотических усилий; но бывало, что емуприходилось решать проблему с помощью насилия. Свои действия,описанные ниже, Эриксон считал неортодоксальными. Нам кажетсяцелесообразным закончить нашу книгу описанием такой необычнойтерапевтической стратегии. Эриксон рассказывал:

Однаженщина из Калифорнии написала мне, что ее муж в результате инсультабыл полностью парализован и не мог говорить. Она спрашивала, можно липолучить мою консультацию. Письмо ее было столь жалобное, что я немог не согласиться, посчитав, что

434

МилтонЭриксон. Джей Хейли

сумеюуспокоить жену настолько, чтобы она приняла свою тяжелую ситуацию.

Онапривезла своего мужа в Феникс, зарегистрировалась в мотеле, а затемона привезла его ко мне. Я попросил моих сыновей внести мужчину вдом, пригласил женщину в кабинет и побеседовал с ней наедине. Онарассказала, что ее муж, которому шел шестой десяток, год назадперенес инсульт и уже в течение года неподвижно лежал на койке вуниверситетский больнице. Его обычно показывали студентам какбезнадежного больного, рассказывая в его присутствии о том, что онполностью парализован, не может говорить, и все, что можно сделать,это дождаться его смерти. Женщина рассказала мне также следующее:«Видите ли, мой муж — прусский немец. Он очень гордыйчеловек. Он сам создал свое собственное дело. Он всегда был оченьдеятельным человеком и страшно много читал. Всю свою жизнь он былочень властным. А сейчас я вынуждена смотреть на то, как он лежит вкровати целый год совершенно беспомощный, его должны кормить, мыть иразговаривать с ним, как с ребенком. Каждый раз, когда я приходила кнему в больницу, я видела взгляд смертельно оскорбленного человека,исполненный ярости. Они сказали мне, что это безнадежный случай, и яспросила мужа, сказали ли они ему то же самое. Он утвердительноморгнул. Это единственное из оставшихся у него средств общения».

Слушаяее, я понял, что не только смогу успокоить ее, но и сделать что-либодля ее мужа. Я принял к сведению, что он был пруссаком, властным,несдержанным, очень умным и способным. В течение этого года оноставался живым, испытывая невероятный гнев. Его жена, прилагая кэтому невероятные усилия, сумела погрузить его в машину, привезти изКалифорнии, вытащить его из машины, занести в мотель, затем вынестиоттуда, снова посадить в машину и, наконец, привезти его ко мне. Двоемоих сыновей с

435

трудомвтащили его в дом, но этой женщине удалось в одиночку привезти его сдругого конца страны.

Ия сказал этой женщине: «Вы привезли ко мне вашего мужа, чтобы яему помог. Я собираюсь сделать все, что смогу, чтобы помочь ему.Сейчас я буду разговаривать с ним и хочу, чтобы вы при этомприсутствовали. Но я не хочу, чтобы вы вмешивались. Вы не поймете,как и почему я делаю то, что делаю. Но вы можете понять мой приказ отом, что вы должны сидеть спокойно с бесстрастным лицом и ничего неговорить, ничего не делать, независимо от того, что здесь будетпроисходить». Она смогла принять эти условия. Впоследствии,когда она хотела высказаться, я останавливал ее устрашающим взглядом.

Ясел перед мужчиной, который беспомощно лежал в кресле и не могговорить, а только моргать. И я начал говорить с ним очень грубо. Ясказал ему: «Значит, ты — пруссак, а все пруссакиневероятно тупы, глупы, самодовольны, невежественно и животно тупы.Они считали, что смогут завоевать мир, и они разрушили своюсобственную страну! Нет таких эпитетов, которых бы заслужили этиужасные животные. Они просто недостойны жить! Мир стал бы гораздолучше, если бы все они пошли на удобрения».

Стоилопосмотреть, какой гнев разгорался в его глазах. Я продолжал: «Иты еще пользуешься милосердием людей, тебя кормят, о тебе заботятся,тебя купают и стригут тебе ногти. Кто ты такой, разве заслуживаешь тывсего этого? Ведь тебя нельзя сравнить даже с умственно отсталымпреступным евреем!»

Япродолжал оскорблять его, собирая все грязные выражения, которыетолько приходили в голову, добавляя также замечания как: «Ишь!Лентяй проклятый, разлегся в постели и доволен». Черезнекоторое время я сказал: «У меня до сих пор не было нивозможности, ни времени для того, чтобы подумать и собрать все теоскорбления, которых ты, безусловно

436

заслуживаешь.Завтра ты должен еще раз явиться ко мне. До завтрашнего дня у менябудет достаточно времени, чтобы продумать все, что я собираюсь тебесказать. Ведь ты, конечно же, вернешься, не так ли!» (comeback— вернуться, прийти в себя, обрести прежнюю форму).

Онпришел в себя прямо тут же, воскликнув: «Нет!!!»

Ясказал: «Итак, в течение года ты не разговаривал. А сейчас,стоило мне лишь назвать тебя грязной нацистской свиньей, как ты сразуже разговорился! Ты обязательно вернешься сюда завтра, чтобы узнать,кто же ты такой на самом деле!»

Онответил: «Нет, нет, нет!!!»

Яне знаю, как это у него получилось, но он встал на ноги. Ошеломивсвою жену, он, шатаясь, вышел из кабинета. Она хотела броситься заним, но я ее остановил. «Сидите, в самом худшем случае он можетвсего лишь упасть на пол. Если же он сможет доковылять до машины, тоэто будет именно то, что вам нужно».

Шатаясь,он пробирался из дома, и даже спустился по лестнице и в конце концовсумел вползти в машину. Мои сыновья наблюдали за ним, готовые в любоймомент прийти на помощь.

Пруссаки— это уникальные существа. Они могут быть крайне властными иневероятно чувствительными к тому, что они считают оскорблениями. Яработал с прусскими немцами. Они требуют огромного уважения поотношению с себе, и образ собственного «Я» у них пронизансамодовольством.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры