1 Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапии

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

Сначалая попросил ее остаться в рамках ее собственного понимания, а затем япопросил ее рассмотреть факты с точки зрения ее визита ко мне. Крамкам своего собственного понимания она, конечно, привыкла, ипотому, находясь в этих рамках, она чувствует себя совершеннобезопасно. Таким образом, она начинает размышлять, находясь в этихбезопасных рамках, а затем я прошу ее начать размышлять с точкизрения цели ее визита ко мне, так как именно она по собственномужеланию пришла ко мне, и это было безопасно, поскольку это она решилаприйти ко мне. Таким образом, она говорит мне это, а затем проситменя не смеяться над ней. Я спросил ее, не считает ли она, что можносмеяться над тем, что руководило поведением человека в течениедвенадцати лет супружеской жизни. Она ответила отрицательно. Япроизнес слова: « Руководило ее поведением в течение двенадцатилет супружеской жизни». Что такое поведение в супружескойжизни? Это прекрасное резюме двенадцати лет сексуальной жизни. Затемя спросил: «Сочувствует ли муж вашей крайней скромности?»Нет, он не сочувствовал. «Обвиняете ли вы мужа за то, что вашаскромность вызывает у него раздражение, или же вы признаете, что онмужчина? И поэтому он рассуждает и ведет себя как мужчина».

Тутя дошел до очень характерной для ее поведения черты. Передо мнойженщина, которая должна была раздеваться в темноте — отсюда яделаю вывод, что муж хочет, чтобы свет был включен и он мог видеть,как она раздевается. Поэтому я добавляю: «Конечно, вы делаетето же самое, когда вы остаетесь дома одна, не так ли?» Зачем яэто делаю? Она в действительности не может признать, что настолькобоится своего мужа, а я ке желаю, чтобы женщина унижала себя,признаваясь в том, что супружеские отношения ей настолько

364

неприятны.Тогда она начала бы проклинать себя, а она и так уже делает это сострашной силой. Поэтому я отмечаю, что она поступает так и тогда,когда находится дома одна.

Ранеея уже упоминал занавески и сейчас, когда я уже знаю многие вещи отом, как она раздевается, я возвращаюсь к вопросу о занавесках. Яобнаруживаю, что на всех окнах у нее есть ставни и, кроме того, висятсоломенные маты и занавески. На окне в ванной комнате, в которойвставлено матовое стекло, у нее висят специальные занавески изводоотталкивающей ткани. После того, как у меня была уже всяинформация, а она по-прежнему находилась в безопасности, я спросил:«А сейчас подумайте, пожалуйста, о самом ужасном действии,которое вы могли бы совершить, готовясь лечь в постель. Какое такоесамое ужасное действие вы могли бы совершить? Просто подумайте обэтом. Не говорите мне ничего, просто подумайте. Я считаю, что этопоможет вам увидеть вашу проблему с совершенно иной точки зрения, ноя в этом совершенно не уверен. Но мне об этом не говорите, потому чтоя хочу, чтобы вы спокойно и свободно поразмышляли над этим самымужасным действием, которое вы могли бы совершить, готовясь лечь впостель». Она сидела и думала, краснея и бледнея при этом, икогда она в очередной раз побледнела, я сказал: «Вы ведьдействительно не хотите рассказать мне об этом, не так ли?» Итеперь она должна была действительно убедиться в том, что она нехочет мне ничего говорить, а это в буквальном смысле представлялособой указание: «Проработайте эту фантазию, какой бы она нибыла. Сделайте ее изысканной, поскольку вы действительно не хотитемне об этом рассказывать». Наконец, она рассмеялась и сказала:«Это так ужасно смешно, что я почти захотела поделиться этим свами». Я ответил: «Но, пожалуйста, убедитесь сначала втом, что вы действительно хотите мне это рассказать, но если это насамом деле так

365

смешно,то я бы действительно хотел выслушать вас». И она сказала: «Джобы упал замертво, если бы я зашла в спальню голой и при этомтанцевала». Я ответил: «Такого сюрприза, который довел быего до разрыва сердца, мы не должны ему преподносить». Такогосюрприза, который довел бы его до разрыва сердца, мы не должны емупреподносить. Понятен ли вам смысл этого? Мы должны преподнести Джосюрприз, но не такой, который бы привел к разрыву сердца. Такимобразом, я очень быстро и действенно закладываю в фундамент один изкирпичей. Итак, я сказал ей, что она должна будет сделать нечто.Затем я говорю ей, что конечно же Джо не упадет замертво от разрывасердца, если вы зайдете в комнату в голом виде и при этом танцуя, новы можете представить себе множество действий, которые бы он могпосле этого совершить. Она ответила: «Да», —трепеща при этом. Я сказал: «Конечно же, вы можетефантазировать, представляя, как входите в спальню таким образом, нознаете, что вы можете сделать на самом деле? Вы можете раздеться втемноте, а ведь в спальне муж сам выключает свет, не так ли? Выможете войти в спальню голой и при этом танцуя, но в темноте он дажене узнает об этом». Можете ли вы понять, как при этомизменяется ее отношение к сексу? Я буквально сказал ей, что она можетосуществить свою забавную фантазию. Она может таким образомразвлечься. Она может испытать массу новых ощущений, чувствуя себяпри этом в совершенной безопасности. Таким образом, я вовлек ее впроцесс действительного взаимодействия с ее собственной реальностью,с ее собственными чувствами. А затем, конечно, я сделал двойнуюстраховку: сказал ей, что она не должна «слишком спешить»с реализацией своего плана. Со всей серьезностью я предостерег ее оттого, чтобы она сделала это сегодня или завтра вечером, или даже наследующей неделе. Но что касается наступающей затем недели, то я незнаю, когда это произойдет, в первой ее половине или во второй.

366

МилтонЭриксон, Дж&й Хейли

Онаспросила меня о том, какой смысл может заключаться в таких детскихзабавах. Я ответил, что существует способ проверить это, когда еедочь будет в детском саду и она останется дома одна, почему бы невключить свет и не открыть для себя приятное ощущение полной наготы.Затем я перешел к обсуждению удовольствия, которое человекиспытывает, плавая обнаженным. Люди редко осознают, какой помехойявляется купальный костюм, пока не ощутят, что вода скользит по телу,а не по купальному костюму. Плавать тогда становится гораздоприятнее. Но если она сомневается в этом, она должна попробоватьпринять ванну, не снимая купального костюма. Тогда она обнаружит длясебя, что одежда — это, в сущности, огромная помеха. Затем яспросил ее, какие танцы она больше всего любит. Она любила вальс и,кроме того, она иногда ходила на балетные постановки — онаобожала балет. Кроме того, она дарила всем шарфы и салфетки,изготовленные собственноручно. Шить она любила. Я спросил ее, когдаузнал это, шьет ли она себе ночные рубашки? Я заметил, что ейследовало бы шить ночные рубашки самой, по крайней мере, «соорудитьсебе одну». Эту же фразу я использовал еще раз несколько позже.«Соорудить» — это портновский термин: соорудитьплатье, соорудить кофточку («erect»— сооружать, воздвигать, монтировать, поднимать, выпрямлять,создавать). На одной из последующих встреч с ней я говорил, чтобы онапозволила своей ночной рубашке подняться до шеи, затем еще выше, так,чтобы она в конце концов поднялась до изголовья кровати. Онадействительно сделала это, вошла в спальню танцуя в обнаженном виде.Она рассказала мне об этом, ей это очень понравилось. Она сказалатакже, что первый раз в жизни она наслаждалась тем, что входит вспальню. Укладываясь спать, она хихикала, и муж хотел узнать, чегоэто она хихикает.

367

Какчувствуют себя маленькие дети, когда сделают что-то дерзкое инелепое? Они хихикают себе под нос, особенно тогда, когда про этонельзя никому рассказать. Они хихикают, хихикают и хихикают, и оналожилась спать, хихикая, ничего не сказав своему мужу, но при этомона совершенно не задыхалась. Ощущение того, что она совершиланелепое, детское, постыдное действие, никак не совмещалось с удушьем.У нее было множество запретов — она запрещала себе рассказатьэто мужу, похваставшись перед ним. У нее была масса запретов, асейчас над всеми этими запретами можно было посмеяться. И тогда язаметил: «Знаете, наверное, муж очень удивился вашемухихиканью, но получилось очень неудачно, что вы в этот вечер незанимались любовью, поскольку ваше хихикающее настроение как разсоответствовало этому занятию». Вы бы видели тотглубокомысленней-ший взгляд, которым она меня одарила. Но с моейстороны это было просто случайное замечание. Затем я спросил ее, чтоеще ей следует сделать. Действительно ли она наслаждалась ощущениемфизической свободы? И где была ее ночная рубашка, когда она танцевалав комнате обнаженной? Она ответила: «Я использовала ее какшарф, а перед тем как лечь в постель, я натянула ее».

Теперья начал беседовать с ней непосредственно о сексе. Я спросил: «Чтовы думаете о ваших сексуальных отношениях? Знаете, мы действительнодолжны объективно и холодно обсудить конкретные факты вашейнедостаточной взаимной приспособленности. Как только вы сочтете, чтовы готовы обсудить со мной вашу сексуальную неприспособленность,дайте мне знать. Вы можете дать мне знать непосредственно иликосвенно. Мне все равно как это будет, но если я окажусь слишкомглупым, чтобы заметить косвенный намек, убедитесь в том, что высможете привлечь мое внимание. Прямо на следующей встрече онасказала: «Я хочу, чтобы вы мне рассказали все о сексуальных

368

отношениях— как должен вести себя мужнина и как должна вести себяженщина». Затем она очень точно рассказала о собственнойфригидности, страхах, тревогах и приступах удушья. При одной мысли ополовом акте, о дефлорации, она начинала задыхаться. Она рассказала освоих приступах удушья, о неловкости и неуклюжести Джо, о егособственных сомнениях и страхах. Впоследствии она сообщила мне о техглупых, косных поучениях, которые ей приходилось выслушивать отматери, а также о своем заторможенном поведении в старших классах, вшколе и в колледже, когда она избегала всякого опыта, который мог быпослужить сексуальному обучению. Она даже не могла до конца продуматьэто никогда. Теперь она хотела знать, что такое оргазм и пыталасьзаставить меня описать его для нее — на что похож оргазмженщины? Я ответил, что у каждой женщины свой индивидуальный оргазм.«Я могу только пересказать вам, что рассказывали мне разныеженщины. Но это ничего не значит. Это должно быть пережито и этодолжно развиваться. А теперь скажите, что я должен сделать, чтобыобеспечить вам нормальную сексуальную жизнь с мужем? Вы использовалиэти приступы удушья для того, чтобы сделать эти отношенияневозможными, а теперь я предлагаю вам использовать эти приступы длядостижения совершенно иной цели. Что вы на это скажете?»

Скажите,сколько пациентов злилось на вас за то, что вы устранили у нихсимптомы? Сколько вырезанных аппендиксов попадают в семейнуюсокровищницу? Говорил ли кто-нибудь вам примерно следующее: «Вотаппендикс, который доктор мне вырезал: знаете, сколько у меня былоприступов аппендицита?» Они имеют свои проблемы, но хотят ихиметь, находясь в безопасности. В сущности, я сказал ей: «Давайтеположим ваши приступы удушья в специальную бутылку, и вы оставите еесебе на память». И она ответила мне, для чего ей хотелось быиспользовать эти присту-

3fi<)

пы:«У нас есть знакомая супружеская пара. Мы дружим с ними оченьдавно, но я их не люблю. Когда они приходят, то всегда хотят выпить,и всегда пьют очень много. При этом они ворчат, если виски в доме несамого лучшего сорта. Джо они нравятся. Мне они не нравятся. Джо незамечает одну вещь. Он не обращает внимания на то, что этот мужчина,как только его жена на минуту выйдет из комнаты, сразу же начинаетрассказывать о том, какую замечательную блондинку он недавно видел. Яузнала, что он изменяет своей жене. Я хочу избавиться от них. Я нехочу больше с ними встречаться». Каждый раз, когда ониприходили в гости, у нее начинались приступы удушья и таким образомот этой пары в конце концов удалось избавиться. Сейчас она чувствуетсебя очень хорошо и очень свободно, обсуждая сексуальные вопросы. Оналожится спать обнаженной, после полового акта она надевает своюночную рубашку. Ей нравится спать в ночной рубашке, а заниматьсялюбовью обнаженной. Она может заниматься любовью три раза в неделю,четыре раза в неделю, иногда в субботу вечером и в воскресенье утром,и снова в воскресенье вечером. И, кроме того, еще тогда, когда ониостаются одни, потому что дочка уходит к подруге в воскресенье послеобеда. Совершенно свободно. Однажды она примерила неглиже,укороченную ночную рубашку, демонстрируя новые модели матери вприсутствии мужа. Она сказала потом: «Знаете, мне стало жалкомать, поскольку я точно знала, что она при этом чувствовала. Я нехочу больше, чтобы она переживала такие чувства».

Этотслучай иллюстрирует, с какой тщательностью Эриксон защищает пациентовот открытого столкновения с проблемами, пока они не будут к этомуготовы. Он тщательно управляет процессом беседы, чтобы человек нестолкнулся с невыносимой мыслью. Однако Эриксон был достаточно гибокдля того, чтобы использовать также метод противостояния,непосредственно

370

сталкиваяпациента с проблемой в том случае, если он чувствует, что для данногочеловека этот способ наиболее действен. Следующий случай иллюстрируетпротивостояние. Можно отметить также экономичность и эффективность,которые стали характерны для работы Эриксона в его поздние годы. Впредлагаемом случае он работал с многочисленной семьей, и у каждогобыла очень серьезная проблема, и все предыдущие попытки разрешить этипроблемы кончались неудачей. Эриксон очень быстро совершил всенеобходимые преобразования, директивно работая с каждым членом семьи.Для семейной психотерапии типично, и это подтверждается в данномслучае, что, если психотерапевт успешно производит изменения, работаяс одним из членов семьи, то его шансы на успех в работе с остальнымичленами семьи увеличиваются.

Комне обратился мужчина и сказал: «Я страдаю от ужасной головнойболи. Эта головная боль у меня с семи лет. Мне удалось закончитьсреднюю школу и колледж, и, вопреки этой боли, я завел и веду своесобственное дело. Я очень хорошо справляюсь с ним, но весь день уменя болит голова. Я был у сотни докторов, мне делали сотнирентгеноскопии, и я потратил на это кучу долларов. Все они пыталисьдоказать мне, что все это находится в моей голове. Я об этом знаю, ноони имеют в виду не это, они считают, что я сумасшедший. В концеконцов я решил обратиться к вам, поскольку вы семейный психотерапевт,а моя семья испытывает множество трудностей. Я надеюсь, что вы небудете оскорблять меня. Я обратился к вам еще и по другой причине. Снекоторых пор я стал наркоманом. Я не могу обойтись без кокаина иперкодана.

Япозволил ему рассказать мне всю свою историю, а затем, к егоудивлению, я резюмировал ее таким образом: «Вы страдаетеголовной болью с семи лет. Вы ложитесь спать с головной болью, выпросыпае-

371

тесьпо утрам опять же с головной болью. У вас болела голова в день вашейсвадьбы, болела она и в те дни, когда на свет родились ваши шестеродетей. Когда ваши дети учились ходить, вы тоже страдали головнойболью. Головная боль осталась при вас, когда каждый из ваших детейначал ходить в детский сад. Но правда ли, что вы честный бизнесмен?Действительно ли вы считаете себя честным, моральным бизнесменом?»

Онбыл весьма удивлен. Я сказал: «Существуют разные видычестности. Это не связано исключительно с деньгами или материальнымивещами. Ведь вы рассказывали мне историю о том, как вы в течениемногих лет тщательно хранили головную боль маленького мальчика.Почему бы вам не оставить этому семилетнему мальчику его собственнуюголовггую боль? Зачем взрослый человек в течение тридцати летдержится за головную боль маленького мальчика?»

Онпытался что-то мне объяснить, но я мог понять только то, что он всеэто время хранил при себе головную боль семилетнего ребенка. Ядействительно порицал его за это.

Вбизнесе он действительно был порядочным и честным. В сфере бизнеса онсебя отстаивал. Он должен был согласиться со мной. Но соглашаться ивместе с тем не соглашаться ужасно трудно.

Ондолжен согласиться с тем, что он честен в делах, и это было для негочрезвычайно важно. Но поместить утверждение о честности в делах натот же самый уровень, что и обвинение в бережном хранении головнойболи маленького мальчика, просто невозможно. Но он не смогпереспорить меня.

Еслибы я не сформулировал все это таким образом, начиная прямо с вопросао бизнесе, то это бы не сработало. Вы должны начинать таким образом,чтобы пациенты не могли бы впоследствии противоречить вам.

372

МилтонЭриксон, Джеы УСейли

Онушел из кабинета страшно злой на меня. За ужином он заметил, чтоголова у него не болит, но он знал, что, когда он будет ложитьсяспать, то она у него заболит снова. И он должен будет принять своелекарство, ему захочется это сделать. Но и тогда голова у него незаболела, и принять перкодан он тоже не захотел. Но зато он знал,что, когда он проснется утром, то почувствует голод по наркотику. Ион был весьма удивлен, когда этого не случилось

Первыйраз он пришел ко мне двадцать шестого февраля. Семнадцатого апреля онпришел ко мне снова и, извиняясь и смущаясь, сказал: «Боюсь,что вы были правы. Я крепко держался за головную боль маленькогомальчика. Я ждал и ждал. Я каждый день ждал, когда головная больвозобновиться, и, наконец, решил, что я больше не наркоман и голова уменя уже больше не болит».

Яответил: «Ну, это заняло у вас довольно много времени: сдвадцать шестого февраля до семнадцатого апреля вы все время решали,болит или не болит у вас голова. Процесс обучения идет у вас довольномедленно, не так ли? А теперь кое-что еще. Вы упоминали, что вашасемья не очень счастлива. Расскажите, каким образом пострадала от васваша жена, как вам удалось превратить ее в несчастную крысу искольких детей вам удалось изуродовать?»

Онответил: «Мой старший сын меня не очень беспокоит. Следующая унас девочка, и она очень толстая, затем мальчик, ему четырнадцатьлет, а он все еще в первом классе. Мы потратили тысячи долларов,пытаясь научить его читать. У нашего следующего мальчика заячья губа,и поэтому он говорит не очень отчетливо. И последние двое детей оченьмаленькие для того, чтобы обнаружить нанесенный вред».

Ясказал: «Теперь вы знаете все, что произошло из-за вашейпривязанности к головной боли маленького мальчика, и теперь вам лучшебы прислать ко мне свою жену. Вы знаете, что мне удалось справиться свашей нечестностью. А сейчас присылайте ко мне

373

своюжену и позвольте мне исправить тот вред, который вы ей нанесли.Скажите, чтобы она взяла с собой толстую девочку ичетырнадцатилетнего мальчика, который учится в первом классе».

Япровел четыре часа, доказывая этой женщине, пользуясь при этомневежливыми словами, что она была сварливейшей из женщиной и что ейдолжно быть за себя стыдно. Она испугалась и старалась защитить себя.Я продолжал оскорблять ее. Дочь и четырнадцатилетний сын тожепытались защитить свою мать от моих нападений. Я сказал девушке: «Асейчас встань и повернись. Тебе столько-то лет и ты весишьстолько-то, но понимаешь ли ты, что походишь на южный конец,привязанный к северу кобылы?»

Девушкав ярости покинула кабинет. Четырнадцатилетнему мальчику я сказал:«Когда придешь домой, возьми газету и спиши оттуда сто слов.Одно из одного места, другое из другого и так далее. Не переписывайслова, которые стоят близко друг от друга. Все слова должны бытьвыписаны из ста разных мест».

Затемя повернулся к матери и сказал: «Что касается вас, вам следуетподумать над тем, как вам удалось из милой, хорошей, красивой девушкипревратиться в скверную, крикливую, ворчливую крысу. Вы должныпо-настоящему стыдиться себя. Вы достаточно взрослая женщина, чтобыэто знать». И вот теперь, когда истекло уже четыре часа, онанаконец ответила: «Я не намерена больше выносить все этиоскорбления», — и выскочила из кабинета. Она жила запятнадцать миль от моего дома. Она села в машину и резко рванула сместа. Когда прошло столько времени, сколько требуется для того,чтобы проехать довольно быстро пятнадцать миль, раздался телефонныйзвонок. Это был ее голос, и она часто и тяжело дышала. Она сказала:«Всю дорогу от гаража я быстро бежала, чтобы скорее позвонитьвам. Я была на полпути к дому, когда поняла, что вы говорили мнеправду. Я чуть не взорвалась от злости, пока мне не стукнуло вголову, что все, что вы сказали, — сущая

374

правда.А сейчас скажите, пожалуйста, когда мы в следующий раз встретимся свами?»

Яназначил ей встречу на следующий день и сказал: «Возьмите ссобой своего мужа и четырнадцатилетнего мальчика. Проследите за тем,чтобы он списал сто слов из газеты».

Когдасупруги явились, я сказал: «Скажите, пожалуйста, сколько тысячдолларов вы потратили на частные школы и на специалистов-психологов идефек-тологов, которые должны были научить мальчика читать и такдалее?» Отец ответил: «Видите ли, частично этихспециалистов нам оплачивало государство, поскольку школа считает себяобязанной научить ребенка читать. Они платили две трети от всейсуммы. Нам оставалось заплатить примерно сто долларов ежемесячно».

Ясказал: «Давайте посмотрим, что написал мальчик. Не удивительноли, что он опознает заглавные буквы, начало фразы, оставляяпромежутки после слова, если оно стояло в конце предложения. Знаетели, я считаю, что мальчик умеет читать, но скрывает этот факт как отсебя, так и от вас. Если вы поручите мальчика мне, я доведу его довосьмого класса. Сейчас апрель, занятия в школе кончаются в последнихчислах мая. В июне мальчик откроет для себя, что он умеет читать.Первого июля, если он не сможет читать хрестоматию для восьмогокласса, я возьму все его образование на себя. Разорвите контракт соспециальной школой. Договоритесь, пожалуйста с директором школы,чтобы мальчику дали удостоверение об окончании восьми классов. Онибудут рады избавиться от него. Ну, так я жду мальчика». Яназначил дату, когда он должен был прийти ко мне один. Когда онзашел, я сказал: «Билл, пройди, пожалуйста, вот отсюда вон дотого места. А сейчас, спиной вперед, дойди вот до этого места. Асейчас, продвигаясь боком, иди направо, а теперь налево. Подойди комне лицом вперед, а теперь повернись и иди ко мне спиной вперед,

375

теперьиди от меня лицом вперед, а затем от меня спиной вперед». Когдаон сделал все это, я сказал: «А сейчас ты можешь окончитьвосьмой класс. Ты можешь ходить. Ты не можешь оспорить тот факт, чтоты можешь ходить. Итак, ты живешь за пятнадцать миль отсюда. Начинаяс завтрашнего дня ты ставишь вперед правую ногу, затем левую ногувпереди правой, затем правую ногу впереди левой, повторяя это до техпор, пока не пройдешь пятнадцать миль от дома до моего кабинета и неочутишься здесь в девять часов. Когда ты придешь сюда, ты можешьустроиться в одной из комнат, поставить рядом с собой стакан воды ивыложить сэндвич, который ты принесешь с собой, и ты можешь читать дочетырех часов. Неважно, какую книгу ты принесешь с собой, чтобыпровести время. Но это не должно быть что-то, чем ты можешь играть».

Водин прекрасный день битва была выиграна. Он подошел ко мне в четыречаса и сказал: «Могу я остаться у вас еще на час? Эти отрывкиочень интересные». Он принес с собой учебник. Он поступил вдевятый класс.

Когдаон впервые пришел ко мне, он не умел играть в мяч. Он не научилсяэтому. Он даже не играл с другими детьми. Он просто стоял и смотрелна них. В этом году в сентябре он поступил в девятый класс, посколькуя объяснил ему: «А сейчас, Билл, ты можешь продолжать проходитьпятнадцать миль каждое утро, приходя сюда в девять часов. Авозвращаясь домой, проходя тоже пятнадцать миль, ты достаточноустаешь, чтобы лечь спать. Мать приготовит тебе хороший ужин и тыбудешь достаточно голодным, чтобы его съесть, и достаточно уставшим,чтобы после этого сразу лечь в постель. Ты можешь делать это всентябре, октябре, ноябре, декабре, что означает День Благодарения,Рождество и каждое воскресенье — в январе, феврале, марте,апреле, мае, июне, июле, августе, сентябре, октябре, ноябре, декабреи так далее — столько лет, сколько ты захочешь. Или же тыможешь записаться в девятый

376

класси полюбопытствовать, сдашь ли ты все экзамены».

Онзаписался в девятый класс, сдал экзамены на тройки и четверки и впервом же семестре оказался в теннисной команде школы. Сейчас онучится в выпускном классе средней школы. Однажды в мае у отцавозобновились головные боли в тот период, когда количество заказов унего уменьшилось. Его жена позвонила мне и сказала, что у мужа сноваболит голова. Я ответил: «Попросите его позвонить мне, когда онпридет домой». Он позвонил, и я спросил: «Как далеко отвашего дома находится ваша контора?» Он ответил: «Нарасстоянии одиннадцати миль». Я сказал: «Убедитесь в том,что вы встаете достаточно рано для того, чтобы пешком дойти до вашейконторы. Свежий воздух вылечит вашу головную боль».

Толстаядочка вышла замуж. В течение первых шести месяцев своей супружескойжизни она убегала от мужа два раза. Однажды она выгнала его за дверьи долго не впускала. Он выломал дверь. Однажды, когда его не былодома, она пришла домой к матери. Мать сказала: «Ты замужемвсего шесть месяцев. За это время ты два раза убегала из дома, одинраз выгоняла его, один раз он сломал дверь, и в третий раз тыприбежала домой. Этот брак просто нехорош». Она отвела дочь вее квартиру и заставила собрать все свои вещи. Дочь написала записку,что более никогда не увидит своего мужа. Мать привела дочку ко мне исказала: «Всем остальным членам семьи вы уже помогли. А какнасчет моей дочери?»

Яответил: «Посидите в соседней комнате. Но дверь не прикрывайтеслишком плотно». Я попросил дочь рассказать мне о своем муже. Ипримерно сорок пять минут я слушал ее рассказ о том, какой чудесный унее муж, как сильно она его любит и что все их ссоры — это неболее, чем мгновенные вспышки гнева, а все остальное — этосахар и мед.

Когдасорок пять минут почти истекли, в кабинет вошла мать и сказала: «Ятут послушала, как моя

377

дочьрассказывала о том, какой чудесный у нее муж». И затем онаповернулась к дочери и сказала: «Но ты знаешь, что ты говорилао нем мне. Я считаю, что я была самой большой дурой в мире. Скореевсего я совала нос в чужие дела. Сейчас я заберу тебя домой. И тыбольше ни слова не скажешь о своем браке ни отцу, ни мне. И ты небудешь обсуждать свои семейные дела по телефону с отцом мужа. Тыможешь оставаться дома столько времени, сколько захочешь, но своисемейные дела решать будешь самостоятельно. Или ты замужем, или тыразводишься. Мы с отцом не будем мешать тебе ни в одном, ни в другомслучае. Мы позволим тебе есть и спать дома, но денег на какие-либодругие дела ты от нас не получишь».

Девушкабыла настолько глубоко погружена в себя, что не расслышала, как ясказал матери «не очень плотно», когда просил ее закрытьдверь.

Остаетсяеще вопрос директивности, которая отличала мое взаимодействие с ними.Мать спросила меня: «В самом деле, почему я не послала васподальше, когда вы оскорбляли меня?» Я ответил: «Выпопали в беду и вы знали об этом и знали также, что и я тоже об этомзнаю. Вы не могли найти оправдание тому, что находитесь в такомположении. Вы знали, что должны выйти из этого положения. И выпринимали лекарство, не зная, что это за лекарство, поскольку егопрописал врач. Вот почему вы сделали то, что вам было сказано».

Г л а в а 8. Отлучение родителей отдетей

Одиниз утешительных фактов нашей жизни состоит в том, что человеческиепроблемы остаются неизменными в течение многих веков, и благодаряэтому мы можем испытывать ощущение непрерывности. Но мы способнытакже и на то, чтобы воспринимать старые проблемы по-новому, и, такимобразом, у нас есть возможность меняться. В нашем веке в мирепоявились новые идеи, и эта книга, а в особенности эта глава,является попыткой рассказать о возможностях решения старых проблем,которые появились благодаря этой новой идее.

Давайтепосмотрим, как определял проблему и разрешал ее сто пятьдесят летназад великий гипнотизер Антуан Месмер и сравним его подход сподходом современного гипнотизера Милтона Эриксона.

Итак,еще в восемнадцатом веке Месмер писал:

Япринял на лечение мисс Парадиз, восемнадцати лет. ... Она получалапенсию по инвалидности, будучи совершенно слепой с четырехлетнеговозраста. Это был настоящий амавроз с судорогами глазодвигательныхмышц. Кроме того, девушка была жертвой меланхолии, котораясопровождалась нарушением работы селезенки и печени, что приводило кприступам ярости, и поэтому она была убеждена в том, что онасумасшедшая.

Месмервзял эту девушку вместе с другими пациентами к себе на лечение домой,где ему помогали жена и другие сотрудники.

379

Родителимисс Парадиз, наблюдавшие за ее лечением и отметившие улучшение еезрения, поспешили сообщить об этом и о своей радости по этому поводусвоим знакомым. ...Мистер Парадиз... испугался, что он может лишитьсяпенсии дочери и некоторых других преимуществ, если она выздоровеет.Он начал просить вернуть дочь домой. Девушка, поддерживаемая матерью,не хотела возвращаться домой из боязни, что результаты лечения ещенедостаточно устойчивы. Отец продолжал настаивать, и эта ссорапроизвела такое впечатление на девушку, что у нее наступил припадок иобщее ухудшение состояния. Однако на ее зрение это не повлияло, и онопродолжало улучшаться. Когда отец отметил это... он очень настойчивопотребовал выписать дочь домой и заставил жену его поддержать.Девушка сопротивлялась... Мать вырвала дочь из рук представительницыобслуживающего персонала и закричала: «Дрянная девчонка, тыслишком церемонишься с этими людьми!» — и толкнула еетак, что она ударилась головой о стенку.

Впоследствииотец вежливо попросил разрешение взять ему свою дочь, чтобы онапожила в деревне и отдохнула. Месмер рассказывает: «Наследующий день я услышал, что ее семья настаивала на том, что девушкапо-прежнему слепа и подвержена припадкам. Они вывели ее в общество изаставили притворяться слепой и разыграть припадок».

Следуяпониманию своего времени, Месмер считал проблему принадлежащейисключительно мисс Парадиз. Поскольку единицей наблюдения для негослужил человек, Месмер воспринимал семью как нечто вторичное поотношению к проблеме девушки. Родственники были препятствием влечении и озадачили его тем, что не приветствовали его успех,которого он достиг в лечении их дочери.

380

Еслимы продвинемся вперед по времени на сто лет, то обнаружим, чтоЗигмунд Фрейд воспринимал подобную проблему точно так же:

Многолет назад я принял на аналитическое лечение одну девушку. В течениепродолжительного времени она не могла выходить из дома из-за страха,а также не могла оставаться дома одна. После длительных колебанийпациентка призналась, что ее мысли очень сильно занимают знаки любви,которые она случайно заметила между ее матерью и одним богатым другомсемьи. Очень тактично или, иначе говоря, хитро она дала материпонять, что она обсуждает в ходе психоанализа. Она связала возможноеизменение своего поведения с матерью, настаивая на том, что толькомать может защитить ее от страха одиночества. Кроме того, когда онапокидала дом, мать должна была держать дверь за ней открытой и этимпомогать ей. Раньше мать была очень нервной, но вылечилась нескольколет назад с помощью водолечения, или же, иначе говоря, онапознакомилась с мужчиной, отношения с которым ее удовлетворяли.Пылкие требования дочери вызвали у нее подозрительность, и онавнезапно поняла, что означал страх дочери. Она заболела для того,чтобы сделать свою мать узником и украсть у нее свободу, необходимуюдля того, чтобы поддерживать отношения со своим любовником. И матьприняла безотлагательное решение. Она решила положить конец такомувредному лечению. Девушку отослали в дом для душевнобольных и многиегоды демонстрировали как «несчастную жертву психоанализа»,и все это время меня преследовали слухи о неудачных результатахлечения. Я хранил молчание, поскольку был связан профессиональнойтайной. Через несколько лет я узнал от своего коллеги, который зналэту семью, что интимные отношения между матерью и этим богатыммужчиной продолжаются, и об этом знают практически все, включая отца,который,

381

повсей вероятности, лишь делал вид, что об этом не знает. Такимобразом, здоровье девушки было принесено в жертву ради сохраненияэтой тайны.

ПодобноМесмеру, Фрейд считал, что проблема принадлежит исключительнодевушке, а мать мешает лечению, преследуя свои личные цели, в чем ей,по всей вероятности, помогает отец. Продолжая анализировать в связи сэтим случаем влияние на лечение семьи пациента, Фрейд говорил:

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры