1 Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапии

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

онахотела бы попасть, не садились за понравившийся ей столик и незаказывали ей ту еду, которую в тот вечер ей хотелось бы заказать. Новслух она всегда должна была сказать, что это прекрасный ресторан,чудесный ужин и все было замечательно. Домой она ехала, всегдаиспытывая бессильную ярость и беспомощность. Муж всегда предоставлялей возможность поправить его, но делал это так, что она не могла этимпредложением воспользоваться.

Проблемапрояснилась, когда я беседовал одновременно с обоими супругами. Когдаона сказала, что никогда не могла выбрать ту еду, которую ей хотелосьбы, он возразил: «Поверьте мне, я никогда не мешал ей. Безвсякого сомнения я не хотел бы лишать мою жену чего бы то ни было».Затем он объяснил жене, что ситуация была совершенно не такой, какона ее описала, и в конце концов она в моем присутствии согласилась смужем, что он и в самом деле не делал ничего подобного.

Яспросил его, не хочет ли он в следующий раз вывезти свою женупоужинать в такой ресторан, выбор которого его очень удивит. Онсогласился, потому что он хотел поступать только правильно. И когдаони пришли ко мне на следующий раз, я заготовил список инструкций,которые они должны были выполнить. Он должен был вести машину, а женадолжна была читать ему инструкцию вслух. Взяв в руки план города, язачитал список улиц, по которым он должен был проехать. Отъехав отдома, он должен был проехать столько-то кварталов вниз по улице,затем завернуть налево и проехать такое-то количество кварталов,затем повернуть направо и проехать один квартал, затем определенноечисло кварталов на север и так далее. И в конце концов ему следовалоостановиться у первого ресторана с правой стороны, который совершеннослучайно оказался рестораном под названием «Зеленая лагуна».Жена однажды упомянула этот ресторан в ряду других, рассказывая о тех

МилтонЭриксон, Джей Леилн

местах,где ей не случалось бывать. Следуя указанному маршруту, они должныбыли в сущности дать круг по всему городу и почти вернуться кисходной точке, так как этот ресторан находился всего за несколькокварталов от их дома.

Моиинструкции, однако, касались не только того, как добраться доресторана, но и того, как себя там вести. Они должны были миноватьпервую кабину, первый столик направо, ряд кабин вдоль стены, обойтивокруг следующего столика и сесть в конце концов за определенныйстолик. После того, как официантка принесет меню, жена должна будетследовать инструкциям очень внимательно. Я отметил, что официанткаподает меню сначала ей, а затем ему. Когда он начнет читать своеменю, а он всегда делает это очень тщательно, она должна быласказать: «Давай поменяемся меню». Кажется, простая вещь,но однако это полностью изменило его ориентацию. Она выбирала блюда,пользуясь его меню. Когда он спросил ее, что она хотела бы заказать,она попросила его заказать филе миньон, средней прожаренности, салатс рокфором и так далее. Продолжая вглядываться в свое меню, а затемзакрыв его, он спросил ее, что он может заказать для себя. Этотдотошный человек считал, что раз его меню находится в ее руках, то ондолжен заказывать себе еду с ее помощью.

Обедполучился прекрасным. Он испытал массу удовольствия от того, что моиинструкции сработали так точно, что привели их прямо к «Зеленойлагуне». Этот дотошный человек восхищался моими инструкциями,как произведением искусства. Когда они поехали ужинать в следующийраз, он предложил повторить то, что было: «Давай поедем так же,как в прошлый раз и посмотрим в каком ресторане мы в конце концовокажемся». Он повторил тот же самый маршрут и наконец сказал:«Давай теперь проедем десять кварталов вперед и остановимсяоколо первого ресторана, который нам понравится». (Я запретилим

329

ходитьв рестораны, в которых они уже бывали.) Жене понравился один изресторанов, и она сказала, что он вроде бы выглядит приятно. Оностановил машину, и они вышли. Это был большой и совершеннонезнакомый им ресторан. Жена тут же объявила, что она хочет заказатьто-то и то-то, как это сделала в «Зеленой лагуне», и уних состоялся еще один прекраснейший обед. Он не понял, как до сихпор терроризировал свою жену, но почувствовал, что в первый раз вжизни она, находясь рядом с ним, действительно наслаждается и говоритему об этом. Его никогда еще не благодарили таким образом, и этопобудило его продолжать в том же духе.

Одноиз самых крупных изменений в работе с этой парой удалось произвестиблагодаря тому, что вскоре должна была наступить годовщина ихсвадьбы. Раньше муж сам всегда организовывал прием по этому поводу,что страшно не нравилось жене, но противостоять ему она не могла. Онарассказала мне, что он обычно делал. Он заказывал фигурный торт,приглашал тех людей, которых следовало пригласить, и следил за тем,чтобы произносились соответствующие тосты и были поданы определенныесорта шампанского и так далее.

Явстретился с мужем и сказал ему, что по случаю приближающейсягодовщины свадьбы хорошо бы преподнести жене сюрприз. Причем ондолжен был преподнести ей такой сюрприз, который был бы незабываемым.Пока я описывал этот сюрприз, он смотрел на меня широко раскрытыми отужаса глазами. Я велел ему взять напрокат пикап, купить спальныемешки и другие принадлежности для туристского похода, ветчину и яйца,пирожки с сосисками и гамбургеры, и так далее. Кроме того, он долженбыл купить жене джинсы «Леви» и тяжелые ботинки, снявразмеры с ее сестры. За день перед годовщиной он должен был въехатьво двор на этом пикапе и сказать жене: «Вот твоя одежда,одевайся. У меня есть для

330

МилтонЭриксон, Джей Хейлч

тебясюрприз». Он сделал все, что ему было сказано, и свойпраздничный завтрак они съели у костра, после того как провели ночьна заднем сидении пикапа, стоящего посреди пустыни. Кроме того, наследующий день они должны были совершить восхождение на гору,приготовить обед, съесть его, а потом сесть в пикап, тронуться сместа и заблудиться. Им удалось выполнить и это. Он сказал жене, чтовместо того, чтобы ехать в город, он поедет по случайной дороге,совершенно не зная куда она ведет. Это была чудесная поездка. С этогомомента они с женой проводили выходные только так. Такое празднованиегодовщины свадьбы пришлось жене исключительно по душе. Ведь преждеона так скучала по пикникам и походам своей юности.

Асейчас муж навещает меня примерно три раза в год, чтобы рассказать освоих достижениях и о достижениях своей жены. Она приходит примернодва раза в год просто поговорить. Я знаю, что в рамках некоторыхпсихотерапевтических школ рекомендуется, чтобы супруги, испытывающиескрытую агрессию друг к другу, выразили ее открыто, а затемпроработали. Я же считаю, что лучше, если это возможно, избежатьоткрытого конфликта.

Еслидом невозможно вымыть и вычистить, не пытайтесь сделать это. Лучшебудет переехать в новый дом. В случаях острой борьбы за власть, когдакому-то из супругов грозит опасность, Эриксон действует очень быстро.Он не верит в то, что не следует советовать людям делать что-либо ивообще как-либо вмешиваться в их жизнь. Однажды к нему зашла мать сребенком, чтобы обсудить поведение своего мужа. Эриксон велел ейнемедленно покинуть город, не заходя домой и не взяв с собой ниединой вещи. Она послушалась, а через некоторое время к Эриксонузашел муж, страшно злящийся на Эриксона за то, что он куда-то подевалего жену. Но все-таки он признался Эриксону, что ку-

331

пилвинтовку, чтобы ее убить. Впоследствии Эриксон встретился с мужем иженой одновременно, чтобы решить их проблему.

Эриксонобращался с пациентами очень уверенно, и эта уверенность былаобусловлена, в частности, его собственной четкой моральной позицией.Он знал для себя совершенно определенно, как люди должны себя вести,но вместе с тем был очень терпимым к разнообразным способам жизни,существующим в этой культуре. Его моральные установки отнюдь некосны, но вместе с тем он не подвергает их постоянному анализу исомнению, как это делают многие интеллектуально ориентированныепсихотерапевты.

Моральнаяпозиция Эриксона опирается не на абстрактную идею, а на то, что моглобы сделать жизнь человека более приятной. Иногда, когда он считает,что один супруг использует другого, он производит изменения.

Уодного из моих пациентов была жена, которая до этого была замужемчетырнадцать раз. Он считал, что она была замужем только дважды. Мненравился этот парень. У него был хороший, сильный характер. Ончувствовал свою силу, но не хотел применять ее к своей хорошей,запутавшейся, невротичной жене.

Явстретился с женой, которая совсем не собиралась говорить мне о своихчетырнадцати браках, но каким-то образом она «спонтанно»рассказала мне об этом. Она взяла с меня обещание ничего не говоритьее мужу. Я заметил, что ее муж странно терпелив и добр по отношению кней. Он позволял ей подделывать чеки и оплачивал их. Она вышла изсебя и разбила машину, и он за нее заплатил. Она постоянно изменялаему с другими мужчинами. Я сказал ей, что ее муж пытается сейчаспринять решение о том, стоит ли ему оставаться с ней. Я спросил ее:«Не считаете ли вы, что следует сказать ему о тех четырнадцатибраках, о которых вы до сих пор

332

МилтонЭриксон, Джей ЗСейли

умалчивали?»Она ответила: «Нет!» На что я сказал: «Вот он вашответ и придерживайтесь его». Конечно же она рассказала всемужу. Она терпеть не могла выполнять приказы мужчин, а я приказал ей«придерживаться своего ответа». Она выказала мненеповиновение, рассказав мужу о своих четырнадцати браках.

Когдамуж узнал все, то его отношение к жене изменилось. Он спросил ее:«Сколько раз в своих предыдущих браках ты подделывала чеки?»Она ответила ему. «Сколько раз ты изменяла мужьям с другимимужчинами?» И она снова ответила ему. Он сказал: «Нухорошо, я женился на тебе, я люблю тебя несмотря на то, что ты дрянь.Если я еще раз обнаружу подделку или измену, я подаю на развод. Ябуду иметь веские основания для развода — ведь ты утаила отменя жизненно важную информацию».

Женаисправилась. Она боялась потерять своего пятнадцатого мужа.

Работаяс супружеской парой, Эриксон не объединялся с одним из супруговпротив другого и считал это важным общим правилом, из которогоделались исключения тогда, когда речь шла о насилии или об абсолютномотказе от сотрудничества. Иногда он встречался с каждым из супруговотдельно, иногда они должны были приходить к нему вместе. Какой изэтих двух вариантов выбрать, Эриксон иногда решал прямо в приемной.Он рассказывал:

Когдако мне приходит супружеская пара, я выхожу, чтобы встретить их, и,как правило, спрашиваю: «Кто из вас хочет поговорить со мнойпервым? Или же вы зайдете в кабинет вместе?» Задав вопрос, янаблюдаю затем за их лицами и головами.

Когдая вижу, что они смотрят друг на друга, как бы говоря: «Нехотел(а) бы ты зайти со мной?», — то я приглашаю вкабинет обоих. Если муж смотрит на

333

меняс ужасом и показывает на жену жестом, который должен сообщить, чтопервой должна зайти именно она, и взглянув затем на нее, я вижу, чтоона делает то же самое, я также приглашаю в кабинет их обоих. Если онуказывает на нее, а она смотрит на меня, ожидая, когда я ее приглашу,я приглашаю ее первой. Иногда муж говорит: «Я хотел быпоговорить с вами, прежде чем вы начнете беседовать с моей женой».Или же жена может сказать то же самое, желая побеседовать со мной дотого, как я буду беседовать с ее мужем. Я не всегда выполняю ихпожелания. Иногда я говорю: «Хорошо, но, чтобы я лучше понялвас, давайте поговорим все вместе в течение пяти или шести минут.Затем я буду говорить с одним из вас». Я поступаю таким образомпотому, что, если они начнут диктовать условия, решая вопрос о том,кто зайдет в кабинет первым, они могут захотеть диктовать и дальше,поэтому эту первую ситуацию определяю я. Когда мы начинаем беседоватьвсе вместе, я могу продлить время этой предварительной беседы допятнадцати минут или до двадцати, но почти всегда я ограничиваюсьпятью, шестью минутами. Отпуская кого-либо из них, я могу сказать: «Асейчас я буду беседовать с одним из вас в течение пяти минут».Я всегда ограничиваю время и оставляю за собой возможностьперестраивать всю процедуру.

Иногдаодин из супругов отказывается прийти к психотерапевту для решениясупружеской проблемы, и чаще всего это случается с мужем. Разныепсихотерапевты справляются с такой ситуацией по-разному. Обычносрабатывает простое приглашение сопротивляющегося супруга, но еслиэто не помогало, Эриксон действовал в этом случае уникальным образом.

Мужпривел ко мне свою жену и сказал, что ему надоело платитьпсихоаналитику гонорар за три встречи в неделю в течение пяти лет,потому что его

334

МилтонЭриксон, Джей Xevuiu

женестало еще хуже по сравнению с тем моментом, когда она начиналалечение. Он сказал мне также, что не собирается говорить со мной. Онхотел всего лишь, чтобы я общался только с женой и каким-то образомпомог ей.

Япропел с его женой семь лечебных часов, прежде чем мне удалосьзаполучить его к себе в кабинет. Я использовал процедуру, к которой ячасто прибегаю в подобных случаях. Беседуя с женой, я на каждомсеансе выдвигал какое либо утверждение, с которым ее муж не мог бысогласиться, замечая при этом: «Не знаю, каким образом отнессябы к этому ваш муж». Часто я выбирал такие предметы разговора,которые могли бы дать мужу понять, что я понимаю его абсолютнопревратно. После каждой встречи со мной жена подвергалась опросу состороны мужа и должна была рассказывать все, о чем мы беседовали. Икаждый раз она рассказывала ему содержание того маленького кусочкаразговора, где мы говорили о нем. После того как мы с женойвстретились семь раз, он приказал ей сделать так, чтобы я назначилему время встречи. Он пришел за тем, чтобы вывести меня иззаблуждения, и вот теперь я мог взаимодействовать с обоими супругами.

Внекоторых случаях существенно, чтобы муж и жена приходили кпсихотерапевту вместе. Вот как описывает Эриксон одну из такихтипичных ситуаций:

Есливы имеете дело с мужем и женой, которые относятся друг к другу оченьподозрительно и к тому же злобно, вам надо пригласить к себе обоихвместе, и сразу же вы должны определить свою роль. Если муж начинаетизливать свои подозрения, что он может делать, впрочем, очень тонко,я поворачиваюсь к жене и говорю: «И он действительно убежден втом, что говорит и очень искренен, не так ли?» Жена думает: «Онна моей стороне», — а муж думает, что я на его

335

стороне.Затем я говорю мужу: «А сейчас, по соображениям любезности,давайте выслушаем некоторые замечания вашей жены». И она теперьможет отомстить ему, высказывая все более серьезные подозрения иобвинения. Это происходит потому, что ее поставили в положение, гдеона вынуждена защищаться. Затем я поворачиваюсь к мужу и делаю то жезамечание о том, что она действительно верит в то, что говорит иискренне это переживает. И жена вдруг понимает, что, будучи на еестороне, я в то же время нахожусь и на стороне мужа и начинаетреагировать точно так же, как и я. Затем я даю им время усвоить это иговорю: «Итак, вы пришли ко мне за помощью. Без сомнения, выхотите, чтобы я выслушал обе стороны с сочувствием и пониманием,чтобы вы могли понять, в чем же состоит настоящая правда. Я уверен,что вам обоим настоящая правда не страшна». Таким образом, яопределяю настоящую правду как мое мнение о ситуации. Каждый из нихсчитает, что я на его стороне, а затем они обнаруживают, что я настороне настоящей правды и они согласны со мной от всего сердца.

Обычноя считаю, что мне следует справиться с ситуацией таким образом, чтобы быть на стороне обоих супругов, но иногда я занимаю совершеннодругую позицию. Если жаловаться начинает наиболее горластый супруг, ия вижу, насколько он не прав, я поворачиваюсь к другому членусупружеской пары и говорю: «Он действительно искренне верит вовсе это. Он убежден в этом. Итак, вы знаете, что большая часть того,что он говорит, возможно, все, что он говорит, вероятно, большаячасть этого ни на чем не основана. Вы хотите, чтобы он убедился в техвещах, которые вполне обоснованны, и вы хотите также, чтобы онотказался от того, что необоснованно. И он тоже хотел бы отказатьсяот всего, что не соответствует действительности».

336

МилтонЭриксон, Джсй. Хеылы

Такимобразом, я оправдываю горластого члена семьи, а от другого членасемьи требую абсолютно объективной позиции. И горластый, о которомбыло сказано, что он собирается отвергнуть все несоответствующеедействительности, начинает со всем соглашаться. Может показаться, чтоздесь я слишком директивен, контролируя их действия. В сущности, явсего лишь даю человеку возможность изменить свое мышление и своивзгляды. Я просто показываю: «Вот смотрите, здесь есть ещенасколько дюжин удобных для путешествия дорог, которых раньше вы незамечали на карте».

Когдасупружеская пара испытывает трудности при обсуждении каких-либо тем,вызывающих чувство вины, Эриксон ограничивает общение таким образом,что обсуждение этих тем становится подходящим для ситуации.

Иногда,когда я встречаюсь с мужем и женой одновременно, я запрещаю женесмотреть на мужа, а мужу на жену. Это ограничение они ощущают, каквесьма сильное. Они склонны все время бросать взгляды друг на друга,чтобы определить, как реагирует партнер. Но, поступая так, онинарушают мой запрет. Таким образом, они делают, как они считают,что-то неприличное. И в итоге они говорят гораздо откровеннее, чемпредполагали. Видите ли, они нуждаются в том, чтобы что-то делать, носовершенно не в состоянии делать это, и однако они должны что-тоделать. Поскольку они не могут смотреть друг на друга, они должнывзаимодействовать с помощью слов. Поскольку они ощущают вину поповоду того, что иногда бросают взгляды друг на друга, они начинаютвыражать мысли и переживания, отягощенные чувством вины. Эта ситуациявызывает чувство вины, и они начинают сообщать об этом чувстве.Однако здесь вы должны быть очень внимательны, чтобы никто из них не

337

использовалэту ситуацию для того, чтобы отомстить другому или обвинить его. «Онникогда не водит меня в ресторан ужинать». Вам такие вещи ненужны. Это просто придирки.

Эриксонмог ограничить общение, работая с пациентами в кабинете или внекабинета, и, кроме того, он очень свободно мог потребовать отпациентов странных и непонятных действий, необходимых для достижениякакой-либо цели. Иногда это напоминало терапию абсурда. Он могприказать пациенту проехать тридцать пять миль в глубь пустыни, азатем ответить на вопрос, почему он там находится. Он предписывалстранное поведение также и в случае супружеских трудностей.

Однаждыя рассказал ему о проблеме, на которую пожаловалась одна молодаяпара. Эта проблема заставляла страдать в равной степени обоихсупругов. Муж в этой паре не был способен к какой-либо инициативе. Онвсегда ждал, пока ведущую роль возьмет на себя жена. Например, посубботам, когда жена делала уборку в квартире, муж ходил за ней изкомнаты в комнату, наблюдая, как она убирает пыль пылесосом. Жену этоочень раздражало, но она не знала, что ей делать. Куда бы она нипошла, муж шел за ней и наблюдал за ее работой. Муж сказал, что емунравится смотреть, как она работает. Эриксон объяснил, как бы онразрешил эту проблему. Он бы встретился с женой и проинструктировалее, чтобы в субботу она начала делать уборку как обычно. Закончивпылесосить комнату, она должна была сказать: «Так, теперь все»и перейти в другую комнату. Пропылесосив всю квартиру, она должнабыла бы вынуть мешок с пылью из пылесоса, и снова пройтись покомнатам, высыпая пыль на чистый пол в каждой комнате. Рассыпав измешка всю пыль, она должна была бы сказать: «Ну вот, а теперьпусть все останется так до следующей субботы». Затем она должнабыла

338

отказатьсяобсуждать свои действия с мужем. Согласно Эриксону, муж не стал быбольше никогда сопровождать ее из комнаты в комнату, и в течениепоследующей недели у них случилась бы ссора из-за одного важноговопроса, касающегося их брака.

КогдаЭриксон хочет, чтобы супруги, которые до этого прекрасно ладили другс другом, начали ссориться, он может подойти к проблеме тактично иливвести в ситуацию элемент абсурда. Например, он мог сказать: «Еслибы вы были менее терпимой женщиной, а вы менее терпимым мужчиной, чтомогло бы вызвать у вас разногласия?» Таким образом, он мягкоподталкивал супружескую пару к открытому обсуждению разногласий.

Обсуждаявопрос о том, как вызвать ссору, вмешавшись в ситуацию более резко,Эриксон сказал: «Вы можете вызвать ссору, вводя в ситуациючто-либо непонятное. Попросите ребенка вычистить ваши ботинки и,когда он сделает это, нарочно плесните на них водой, а затем скажите,дурачась: «Я ведь испортил их, не так ли?» Такое чувствонедоумения, которое возникает как реакция на такие ваши действия,очень неприятно и побуждает человека к деятельности. Или же попроситекого-нибудь пришить пуговицу, а затем, когда это с неохотой будетсделано, оторвите ее и скажите: «Ведь на самом деле было крепкопришито, не так ли?» Если вы уничтожите результаты какого-либодела и сделаете что-то непонятное, то это будет оченьразрушительным».

Поройже, если супруги, наоборот, постоянно ссорятся, Эриксон приказываетим продолжать ссориться точно так же, как они делали это ранее. Такаяинструкция сама по себе меняет суть ссоры. Техника принуждения людейк действиям, которые для них и так характерны, довольно частоиспользовалась Эриксоном. Как мне кажется, эта техника моделируетпоощрение сопротивления у пациента при гипнозе. Вот пример того, какЭриксон поощрял действия одной супружеской пары, но поощрял такимобразом, что за этим

339

последовалосущественное изменение в их. жизни. Проблема состояла в пьянствежены. Эриксон рассказывал:

Комне обратились за помощью муж и жена, причем жена была настоящейалкоголичкой. Она пила в одиночку. Каждый день, возвращаясь домой сработы, муж находил ее пьяной, и они ссорились до драки. Он носилсяпо дому в поисках спрятанной бутылки. Эти поиски бесили ее. Этопродолжалось много лет, и ночная драка, равно как и поиски бутылки,превращалась в игру, и каждый развивал у себя навыки, чтобы в нейвыиграть.

Яузнал, что он любит проводить выходные, растянувшись в глубокомкресле и читая «Бизнес-Уик» или «Уолл-Стритджорнал», или какую-либо книгу. Она, в свою очередь, предпочлабы ухаживать за цветами в саду, и чтобы при этом никто не заглядывалей в рот и не искал в земле закопанной бутылки. Она действительнолюбила работать в саду, но при этом любила и виски.

Беседуяс ними обоими, я дал им задание: он должен был старательно искатьспрятанную бутылку каждый вечер, а она должна была прятать ее какможно искуснее, находя в этом радостное удовлетворение. Я велел импродолжать эту процедуру точно в том виде, в каком она и происходила.Он должен был охотиться за бутылкой, она должна была прятать ее. Ноесли ему не удавалось найти бутылку, она была обязана опустошить еена следующий день.

Яразрешил им поиграть в эту маленькую игру еще какое-то время. Этобыла нехорошая игра, но ему совершенно не нравилось охотиться забутылкой, а она испытывала слишком много радости от всего этого.Однако эта процедура отняла у нее привилегию прятать бутылку тайно.Теперь она прятала ее целенаправленно, и это уже было действием,вызывавшим вину и стыд. И игра потеряла для нее часть своейпривлекательности. Когда я предложил,

340

чтобывыигравшим считался он, если ему удавалось найти бутылку, а онасчиталась выигравшей тогда, когда он терпел неудачу, у них быликрайне удивленные лица, тем не менее они делали это в течениедвенадцати лет.

Следующийшаг состоял в том, чтобы заставить его купить трейлер и поехатьвместе с женой на озеро Каньон на рыбалку, без виски. Я выбрал дляних такой вид отдыха, потому что считал, что раз она выросла в штате,где было много озер, она должна была ненавидеть озера и рыбалку. И онтоже ненавидел рыбалку.

Язаметил, что пребывание в лодке далеко от берега без виски даст ейвозможность остаться трезвой, и это будет полезно для ее здоровья. Еемужу тоже будет полезно побыть на открытом воздухе, вместо того чтобыуткнуть свой нос в газету.

Какя и ожидал, они начали использовать трейлер, но плавать в лодке иловить рыбу не стали. В субботу и воскресенье они выезжали наприроду, и это им очень нравилось, она перестала пить, и они началинаслаждаться общением друг с другом. Они выезжали на природу каждыевыходные в разные места и отказались от своей игры.

Вданном случае была использована еще одна техника, типичная дляЭриксона. Этой паре было дано задание купить трейлер и ловить рыбу наозере. Эрик-сону нужно было, чтобы они изменили свой стереотипвремяпрепровождения в течение выходных. Вместо того чтобы оставатьсядома, избегая общения друг с другом, им, как считал Эриксон,следовало вовлечься в новую деятельность. Однако он выбрал для этогорыбалку на озере, а этого занятия ни один из них не выносил. Онивыбрали другой вариант среди предложенных Эриксо-ном, и началивыезжать на природу, что им очень понравилось. Таким образом, этасупружеская пара

341

«спонтанно»выбрала иной способ проведения выходных.

Крометого что Эриксон принуждал людей вести себя так, как они вели себя ираньше, он еще предварял перемены, заставляя людей готовиться к ним.Изменение произойдет с большей вероятностью, если люди начнутсовершать такие действия, которые могли бы быть совершены толькотогда, когда изменения уже произойдут.

Следующийнаш пример иллюстрирует как раз этот прием. Здесь тоже речь шла опроблеме пьянства. Считая, что такая серьезная проблема, какпьянство, предполагает участие многих людей, Эриксон обычно работаетсо всей семьей. Как и многие другие психотерапевты, он обнаружил, чтожена алкоголика может негативно реагировать на его выздоровление,часто поощряя его пить. Эриксон предупреждает эту реакцию, такимобразом изменяя ее. Он рассказывал:

Когдаалкоголик бросает пить, то у его жены больше не остается поводовупрекать его. Она начинает чувствовать себя заброшенной, потерявшейцель в жизни. Обычно в таких случаях я беседую с алкоголиком и егоженой одновременно. Я прошу его определить для меня, в чем состоитпроблемная ситуация. Он отвечает примерно вот что: «Я бы,наверное, не пил, если бы моя жена не упрекала меня постоянно и непилила». Когда я говорю жене: «Я сомневаюсь в том, что выдействительно упрекаете его. Я надеюсь, что вы лишь выражаетезаконное сожаление по поводу того, что он так сильно пьет. Но этоотнимает у вас слишком много энергии. Когда он бросит пить, на что высобираетесь потрать эту энергию?»

Янастаиваю на том, что ей необходимо об этом подумать. Поставив вопростаким образом, я даю мужу возможность увидеть, что она способнаиспользовать свою энергию и в других областях. Но чтобы она

342

началаиспользовать свою энергию в других областях жизни, он должен броситьпить. Таким образом, вы их связываете, но никогда не говорите им отом, что вы сделали. Если вы убеждаете ее использовать свою энергию вдругих областях жизни, то вы убеждаете его дать ей такую возможность.

Ятакже говорю: «Каждое утро вы просыпаетесь с определеннымзапасом энергии. В течение дня вы расходуете эту энергию, к вечеру выуже устали. Вам надо поспать, чтобы пополнить ваш запас энергии.Когда он бросит пить, как вы собираетесь тратить свою энергию втечение дня?»

Иногдая делаю то же самое со всей семьей, поскольку, если алкоголик бросаетпить, то это неминуемо отзывается на всех членах семьи. Я могуспросить у дочери тоже самое, что и у жены: «Когда твой отецбольше не будет алкоголиком, как ты будешь проводить то время,которое ты раньше тратила на мечты о том, чтобы он перестал пить, илина внушение ему, чтобы он исправился?» Школьников я заставляюговорить: «Ну, я могу потратить это время на геометрию».Жену я заставляю сказать: «Ну, тогда у меня появитсявозможность поработать в церковном активе».

Нашевремя отличается тем, что не только молодые люди совершают самыеразнообразные «наркотические путешествия», но и ихродители впадают в зависимость от других типов наркотиков. Самойраспространенной является зависимость от транквилизаторов. В отличиеот многих психиатров, которые считают лекарственное лечение хорошимспособом успокоения и стабилизации состояния человека, Эриксон считалзависимость от транквилизаторов признаком неправильного образа жизни.Иногда его просили избавить человека от пристрастия ктранквилизаторам. Он рассказывал:

Яникогда не выписываю людям рецепты на транквилизаторы, наоборот,часто моя проблема со-

343

стоитв том, как избавить кого-либо от пристрастия к транквилизаторам. Есликто-либо просит меня выписать рецепт на транквилизаторы, а я простоотказываю ему, то он идет в таком случае к другому врачу и получаетсвой рецепт. Следовательно, я не должен просто отказывать им, нокаким-то образом должен сделать так, чтобы транквилизаторов у них неоказалось.

Например,однажды ко мне обратилась женщина и довольно отчаянно умоляла менявыписать рецепт на продолжение курса транквилизаторов, которые онапринимала уже довольно давно. Я сказал: «Да, конечно». Иначал шарить по столу. «Где-то здесь у меня был рецептурныйсправочник», — говорю я, открываю стол, выдвигаю верхнийящик, но не могу найти книги, выдвигаю второй ящик, ищу на столе. Яизображаю усиленную деятельность, но не могу найти рецептурныйсправочник, и, пока я его ищу, мы начинаем беседовать. Так или иначе,к концу беседы она собирается уходить, оба мы забываем о рецепте натранквилизатор. Если она раньше собирала их, она должна будет взятьлекарство из своего неприкосновенного запаса, потому что я будузабывать выписывать рецепт и на последующих встречах.

Когдая забываю про них, и она про них забывает, то между сеансами онаначинает думать: «Я должна напомнить ему про это». Онадумает так, вместо того чтобы пойти к другому врачу. Но совершенноочевидно, что я про это чистосердечно забываю, а она об этом забываетнепроизвольно. Таким образом, ее ожидания продолжаютсосредотачиваться на мне.

Иногда,когда у меня на лечении находится человек, привыкший ктранквилизаторам, и ждет от меня, чтобы я выписывал ему рецепты наних, я предлагаю ему образцы, которые присылают мне фармацевтическиефирмы. При этом я говорю, что таким образом им не придется платить залекарства высокие цены. И вот они начинают получать лекарства толькоот

344

МчлтонЭриксон, Джей Хейли

меня, И я таким образом могу контролировать, насколько мало и как редкоони их принимают.

ИногдаЭриксон применял такой прием, который он называл нормальным лечениемзависимости от транквилизаторов. Следующий пример иллюстрируетиспользование этого приема при решении довольно серьезной проблемы.

Одинврач диагностировал у своей пациентки нарушение функций печени из-занеумеренного потребления транквилизаторов и позвонил мне из своегогорода, попросив принять ее на лечение. Если с дерева падал лист, илилисток бумаги слетал со стола на пол, —она нуждалась втранквилизаторе. Когда она вошла в кабинет со своим мужем, весь еевид говорил о том, что она хочет, чтобы к ней отнеслись, как кнормальному человеку. Я понял, что, если я дам ей понять, что считаюее невротичной, она станет скованной и агрессивной, и при этомсовершенно не важно, будет ли она сотрудничать со мной или нет. Онахотела, чтобы к ней относились, как к нормальному человеку. Онаходила на лечение к психиатру несколько раз в неделю, но оставалосьсовершенно непонятным, почему она туда ходит. Беседуя с нею, я узнал,что у нее есть музыкальное образование, а у ее мужа — степенькандидата наук. Поскольку она интересовалась прежде всегоклассической музыкой, я сказал ей, что любое решение ее проблемы странквилизаторами должно носить совершенно классический характер. Тоесть это должно быть нечто, чего ей хватит на долгие годы.

Язаметил, что, судя по ее внешнему виду, по тому как она скрещиваетноги и обнимает себя руками, она принимает слишком многотранквилизаторов и страдает от последствий этого. Я сказал также, чтоу меня есть множество транквилизаторов и я совершенно уверен в том,что они ей понравятся, как они понравятся и ее мужу. Я добавил также,что они очень действен-

345

ны,но она должна немного приготовить себя к их приему. Затем я рассказалей, что это за транквилизаторы. Я сказал ей, что каждый раз, как онапочувствует настоятельное желание проглотить таблетку, она должнасесть и громко вслух произнести все известные ей богохульства инепристойности. Она сочла это хорошей идеей, и мужу это тожепонравилось. В ответ на мое предложение у нее появилось чувство, чтос ней не происходит ничего серьезного, и, как только всетранквилизаторы будут выведены из ее организма, все будет в полномпорядке. Я назначил им время следующей встречи, и они вышлисчастливыми.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры