1 Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапии

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

Наследующий день Джо пошел в школу, где он продолжал извиняться идавать обещания. Обещания принимались с осторожностью. Вечером онпоссорился с сестрой. Это была обычная детская ссора, и сестрапозвала на помощь мать. Как только мать вошла в комнату, Джо началдрожать. Она предложила детям сесть и рассказать, что случилось.Первая должна была рассказывать сестра. Когда пришла очередь Джо, онсказал, что во всем согласен с сестрой. На это мать ответила, что онахотела бы, чтобы Джо был совершенно нормальным восьмилетним мальчикоми, как все нормальные восьмилетние мальчики, он бы иногда ссорился сдетьми и тому подобное. Затем она заметила, что их ссора былабесполезной и бессмысленной, поэтому ее лучше прекратить. Дети с нейпокорно согласились.

...Добитьсяот матери Джо, чтобы она выполняла мои указание, было чрезвычайнотрудно. Она закончила колледж и была умной женщиной с широкимиобщественными интересами и обязанностями. Я попросил ее описать весьтот ущерб, который Джо нанес школе и соседям. По мере того как онаэто делала, размеры ущерба в ее голове все возрастали и возрас-

308

МилтонЭриксон, Джей Xevbiu

тали.(Растения могут вырасти снова, стекла можно вставить, рамы можноотремонтировать, но, рассказывая, она это совершенно не учитывала).

Затемя попросил ее описать Джо, «каким он обычно бывает» —счастливым, хорошо себя ведущим и действительно вьщающимся ребенком.Я снова и снова давал ей задания сравнивать его нынешнее и прошлоеповедение, каждый раз сокращая описание, но все более четко выделяясамое главное. Затем я попросил ее поразмышлять вслух о будущем Джотакого, «как обычно» и «такого как сейчас».Помогая ей нарисовать две эти резко контрастирующие друг с другомкартины будущего сына, я делал наводящие замечания.

Затемя попросил ее проанализировать абсолютно все возможные вариантысвоего поведения на предстоящие выходные и ту роль, которую онадолжна в конце концов принять относительно Джо. Поскольку она ничегоне знала, она была вынуждена занять совершенно пассивную позицию, ая, таким образом, получил возможность предложить ей свой план; ятакже использовал ее подавленную агрессию и злость на сына, а такжеего отклоняющееся поведение. Я постарался преобразовать все это всоответствующую положению осознанную острую бдительность, с которойона должна была пресекать все попытки сына доказать еенесостоятельность. Ее поражение лишь утвердило бы мальчика в ощущенииотсутствия безопасности. Самым важным фактором, который позволил мнеустановить с матерью отношения сотрудничества, были ее возражения,внешне совершенно справедливые и состоящие в том, что ее вес,примерно шестьдесят семь килограмм, слишком велик для того, чтобысидеть на восьмилетнем ребенке. Сначала я тщательно избегалупоминания этого аргумента. Я помогал матери систематически изложитьвсе свои возражения против моего плана, кроме одного, кажущегосянеоспоримым, состоящего

309

втом, что ее вес слишком велик, чтобы его выдержал ребенок. По меретого как она укрепилась в этом мнении, я с помощью тщательноподобранных слов дал свободу ее возрастающему желанию оказатьсяспособной выполнить все мои указания, которые я детализировал всебольше и больше, распространяя их на все выходные.

Когдаэмоциональная готовность матери сформировалась в достаточной степени,я поднял вопрос о ее весе. Я просто заверил ее в Том, что она ненуждается в мнении специалиста по этому поводу. Завтра она самасможет обнаружить, что ее вес не нанесет ребенку никакого вреда. Насамом деле, чтобы справиться с ситуацией, нужно будет к весу добавитьвсю ее силу, ловкость и внимательность. Она может даже проиграть бой,потому что ее вес может даже оказаться недостаточным. Мать не смоглапроанализировать решающую силу последнего аргумента, который япредставил ей столь просто. Я поставил ее в положение, в котором онадолжна была доказывать, что ее вес слишком велик для того, чтобыосуществить задуманное. Для доказательства этого требовались усилиясо стороны сына, и я был уверен, что агрессивные реакции мальчика непозволят ему сдаться и пассивно лежать, когда мать будет сидеть нанем. Таким образом, сын должен был помочь матери отказаться от техзащитных аргументов, которые она против меня выдвигала, и, крометого, сама жестокость его поведения должна была заставить ее признатьобоснованность моих предложений.

Впоследствиимать рассказывала: «Как только эта взбрыкивающая лошадкапопробовала меня сбросить, я поняла, что, если я хочу сохранить моеположение, то мне предстоит серьезнейшее предприятие. Вопрос теперьсостоял в том, кто более ловок, я вынуждена была стараться изо всехсил. Потом я стала испытывать удовольствие от того, что мне удавалосьпредвидеть его выпады и с готовностью встречать их. Ско-

310

реевсего это напоминало игру в шахматы. И конечно же я научилась уважатьи даже восхищаться его ревностью и настойчивостью, получая огромноеудовольствие от того, что я фрустрирую его так же умело, как онраньше фрустрировал меня. Но несмотря на это, было мгновение, когда ячуть было не сдалась. Когда он вернулся из туалета и лег снова напол, он посмотрел на меня так жалобно, что мне тут же захотелось егообнять. Но я помнила, что вы сказали мне не принимать его пораженияиз-за жалости, что следует дождаться, когда мы договоримсяпо-настоящему. Теперь, когда я знала, что победила, я стала тщательноследить за своими чувствами, чтобы мое поведение не направлялосьжалостью. Остальное удалось мне легко, и я действительно моглаосознавать, что и почему делаю».

Втечение нескольких последующих месяцев все шло хорошо. Но потом,после обыкновенной ссоры с сестрой, которая была несправедливоразрешена в ее пользу, Джо спокойно, но твердо объявил, что он ненамерен более мириться с таким положением вещей. Он сказал, что может«растоптать» любого, в особенности меня, и добился отматери, чтобы в тот же вечер они явились ко мне. Не зная, чтопредпринять, мать немедленно привела его ко мне. Как только онивошли, она рассказала, не совсем точно передавая его намерения, чтоДжо угрожал «растоптать» все в моем кабинете. Я тут жесказал ему с пренебрежением, что скорее всего он не сможет топнутьногой настолько сильно, чтобы из этого что-то вышло. В ярости Джоподнял ногу и изо всех сил топнул своим ковбойским ботинком по ковру.В ответ на это я снисходительно сказал ему, что для восьмилетнегомальчика он топает с замечательной силой и что он скорее всего сможетповторить это действие несколько раз, но не очень много. Джо заорал,что он сможет топнуть хоть пятьдесят, сто, а если захочет, то итысячу раз. Я ответил, что ему всего восемь лет и как бы он ни

311

сердился,он не сможет топнуть тысячу раз. И даже пятьсот раз он не сможеттопнуть, то есть половину от тысячи раз. Если только он попробует этосделать, то вскоре устанет, будет топать все слабее и слабее, потомбудет вынужден поменять ногу и отдохнуть. Хуже того, сказал я ему,пока он будет отдыхать, он не сможет даже стоять прямо, не качаясь ине испытывая желания сесть, и если он мне не верит, то пустьпопробует. Когда он устанет, как маленький, то сможет отдохнуть,постояв некоторое время спокойно, пока не обнаружит, что он уже неможет стоять, не шатаясь и не испытывая желания сесть. Демонстрируяоскорбленное достоинство, Джо объявил, что торжественно обещаеттопать до тех пор, пока в полу не образуется дыра, хоть бы этопотребовало сто миллионов топаний. К тому времени я отпустил мать,попросив ее вернуться через четыре часа, что она поняла как «черездва часа». Таким образом, Джо не знал, когда должна вернутьсямать, хотя понимал, что я назначил ей определенное время. Когда дверьза ней закрылась, Джо, балансируя на правой ноге, изо всех сил удариллевой ногой в пол. Я принял удивленный вид, заметив, что топнул онгораздо сильнее, чем я предполагал, но я сомневаюсь, что он долгопротянет на том же уровне. Я сказал ему, что он скоро ослабеет дотакой степени, что не сможет даже стоять спокойно и прямо. Послеэтого Джо топнул еще несколько раз, пока о топаний еще нельзя былосказать, что оно стало слабее.

Собраввсе силы, Джо досчитал до тридцати, прежде чем понял, что переоценилсвою способность к то-панию. Когда это понимание явно отразилось налице Джо, я снисходительно предложил ему просто погладить пол ногойтысячу раз, поскольку он действительно не мог стоять спокойно, некачаясь и не испытывая желания сесть. Собравши все свое достоинство,он отверг мое предложение и объявил, что будет стоять прямо. Он тутже выпрямился, опустив руки по швам и глядя на меня. В ответ япоказал ему часы, которые

312

МиллионЭриксон, Джей Хейли

стоялина моем письменном столе и заметил, что минутная стрелка движетсяочень медленно, не говоря уже о часовой, несмотря на то что тикаютчасы очень быстро. Я отвернулся к столу и начал делать записи вистории болезни Джо, а затем, продолжая сидеть, стал заниматьсядругими делами.

Втечение пятнадцать минут Джо переминался с ноги на ногу, крутилголовой, двигал плечами. Через полчаса он вытянул вперед руку и началопираться на спинку стула, около которого он стоял. Но как только яподнял голову от записей, он отдернул руку. Через час я ненадолговышел из кабинета. Джо в полной мере использовал мое отсутствие иделал так каждый раз, когда я выходил, не забывая, однако,возвращаться в прежнюю позицию, когда я возвращался. Когда матьпостучала в дверь, я сказал Джо: «Когда твоя мать войдет, делайто, что я тебе скажу». Мать зашла и села, с интересом глядя наДжо, стоявшего по стойке смирно, лицом к столу. Сделав матери знакмолчать, я повернулся к Джо и властно скомандовал: «Джо, покажисвоей матери, как сильно ты можешь топать до сих пор». Джо былизумлен, но отреагировал превосходно. «А теперь, Джо, покажи-каей, как прямо и неподвижно ты можешь стоять по стойке смирно».Примерно через минуту я выдал еще два указания. Я сказал матери: «Этабеседа останется в тайне между мной и Джо». Затем я сказал Джо:«Не говори матери ничего о том, что происходило в этомкабинете. Знаем об этом только мы с тобой и этого достаточно.Хорошо?»

Джокивнул головой, и мать сделала то же самое. Вид у нее был несколькоозадаченный, в то время как у Джо — задумчиво-удовлетворенный.По дороге домой Джо был очень спокоен и сидел, тесно прижавшись кматери. На полпути домой Джо прервал молчание, заметив, что я«хороший доктор». Как впоследствии рассказала мать, этоего замечание неизвестно почему совершенно ее успокоило. Она

313

никогдане спрашивала о том, что произошло в кабинете, и я сам тоже ей ничегоне рассказывал. Она знала лишь, что Джо любил и уважал меня, доверялмне и был рад иногда встречаться со мной, чтобы просто или не оченьпросто поговорить. Джо продолжал вести себя нормально, оставаясьочень умным ребенком и иногда причиняя матери совершенно обыкновенныенеприятности.

Черездва года мать Джо обручилась. Будущий отец понравился Джо, но онспросил у матери, одобряю ли я ее выбор. Уверившись в том, что явыбор матери одобрил, он принял избранника матери безоговорочно.

Вокружающем мире, где интеллектуальные и эмоциональные колебаниясоздают у человека состояние неопределенности, интенсивность которойменяется от момента к моменту, невозможно испытывать ощущениебезопасности. Джо хотел узнать, что в этом мире было сильным,безопасным и надежным, и он узнал это, усвоив эти знания так жекрепко, как человек, на опыте понявший, что нельзя винить огонь зато, что он обжигает, когда его хватают голыми руками.

Г л а в а 7. Супружеские и семейныеконфликты

Когдабрак достигает своего среднего срока существования, трудности,которые испытывают супруги во взаимодействии друг с другомприобретают стереотипный характер. Иногда в борьбу между супругамивовлечены дети, но часто проблемы осознаются именно как конфликтмежду супругами. Типичный предмет конфликта — это вопрос овласти, о том, кто будет в браке преобладать. Все животные, способныек обучению, организуют иерархию, так как это лежит в их природе.Вопрос о том, кто в доме первый, а кто — второй, является всупружеских отношениях вечным. Некоторые пары подходят к решениюэтого вопроса достаточно гибко. В одних случаях и ситуациях заглавного — жена. В других случаях и ситуациях — муж, исуществуют так же ситуации, в которых они выступают как равныепартнеры. Трудности начинаются тогда, когда у пары всего лишь одинспособ функционирования, и он не удовлетворяет ни одного из супругов.Иногда один из супругов предъявляет другому парадоксальныетребования. Довольно часто жена хочет, чтобы ее муж был главным ивсем распоряжался именно так, как она хотела бы.

Еслисемья испытывает такие затруднения, связанные с борьбой за власть,это может продолжаться годами, несмотря на то что ни один из супруговне желает этого.

Оружиемв этой борьбе могут служить любые поведенческие реакции, включаясимптомы. Эриксон создал

315

множествопроцедур для разрешения супружеских конфликтов, которые проявляются впривычном циклическом поведении. Два следующих примера иллюстрируютдва совершенно различных подхода к одинаковым по сути конфликтам.Супружеская пара владельцев ресторана многие годы вела борьбу завласть, кто должен вести дело. В первом случае Эриксон решилпроблему, беседуя исключительно с женой. Муж не был непосредственнововлечен в терапевтический процесс.

Хозяинресторана мистер Смит, которому сейчас шел пятый десяток, всю своюжизнь занимался ресторанами. Еще школьником он торговал пирожками исосисками. Он занимался ресторанным делом всю свою жизнь. Но каждыйвечер жена требовала у него подробного отчета за день по многимвопросам. Это началось еще тогда, когда они были обручены ипродолжалось до сих пор. Она рассказала, что чувствует себя словнообязанной проверять мужа каждый день, чтобы убедиться в том, что онправильно управляет рестораном. Эта проверка приводила его в ярость,но

316

онпозволял ей делать это. Тратили они на это каждый вечер около двухчасов, пока он рассказывал, что купил, какие организационные решенияпринял.

Онасказала, что не хочет такого главенства над мужем и готова сделатьвсе, чтобы прекратить это. Поскольку она чувствовала, что не можетсправиться с собой и отказаться от проверки действий мужа, делая этовынужденно, я решил использовать это чувство навязчивости, несколькоперенаправив его. Я дал ей задание экзаменовать мужа, как она до сихпор это и делала, но теперь она должна была составить список техвопросов, которые она всегда задавала. Затем она должна быласоставить параллельный список вопросов, касающихся ее собственныхдействий. После того как она проэкзаменовала мужа, она должна былапроэкзаменовать себя. Она должна была задавать себе вопросы от именимужа, а затем отвечать на них. Если она спрашивала его, в какомсостоянии находятся запасы того или иного продукта в ресторане, тосебя она должна была спрашивать о запасах того, что должно находитьсяв доме. Она должна была ответить, например: «Я заказала двалитра молока и купила две булки хлеба» — и так далее.

Онапо прежнему спрашивала мужа, но затем всегда брала на себя его роль,за исключением того момента, когда она в буквальном смысле задавалавопросы сама себе и сама же себе и отвечала. Она управляла всейситуацией, но вместе с тем, была лишь отчитывающейся. В конце концовона отреагировала • предсказанным образом: ей все это надоело, иона перестала каждый день мучить мужа вопросами. Последний раз явидел ее вскоре после окончания лечения. Она рассказала мне, чтобывает в ресторане только тогда, когда ей случится пригласить друзейна ужин. Она больше не требует от него отчета, и сама никогда неотчитывается ему о том, как она ведет дом. Но она вполне справляетсяс ведением дома с бюджетом в

317

пятьдесяттысяч долларов — к полному удовлетворению мужа.

Вданном примере характерно то, что, работая с навязчиво действующимчеловеком, Эриксон организует ситуацию так, что, делая то же, что ивсегда, человек избавляется от первоначальной проблемы. Необычнымтут, однако, является то, что муж используется здесь, совершенно небудучи вовлеченным в терапевтическую ситуацию. Эриксон такорганизовал ситуацию, что жена, главенствующая над мужем, должна былауправлять своими действиями по управлению им, когда он управлял ею, ив результате этого прервалась многолетняя процедура экзамена, крайнераздражавшая мужа и причинявшая страдания обоим супругам. ДляЭриксона характерно также и то, что, прежде чем освобождать жену отобязанностей по надзору за мужем, он убедился в том, что муж способенсправиться с рестораном в одиночку.

Вдругом, очень похожем случае Эриксон работал с мужем и женой вместе.Он разрешил длительный супружеский конфликт посредством простогоуказания, повлекшего за собой преобразования, что было обусловленосущностью сложившейся ситуации.

Втечение многих лет муж и жена содержали ресторан и при этом постоянноспорили о том, кто должен управлять делом. Жена настаивала на том,что управлять должен муж, а он заявлял, что она никогда не позволялаему этого делать. Он сказал так: «Да, я постоянно слышу от нее,что я должен управлять рестораном. Она все время делает это сама,приговаривая, что на самом деле я должен делать это. Я и собираюпосуду со стола, мою полы и встречаю гостей. Она пилит меня по поводупокупок, бухгалтерии, немытых полов. Я вполне мог бы нанятького-нибудь для мытья полов, но моя жена не может ждать, пока

318

МилтонЭриксон, Джей. Хейли

кто-либопридет и возьмется за работу. И вот мне приходится крутиться, делаяэто самому, и, таким образом, оказывается, что и нанимать-то никогоне надо».

Жена,в свою очередь, рассуждала весьма разумно, высказывая желание, чтобымуж справлялся со всей работой в ресторане сам, потому что она большехотела бы находиться дома. Дома она хотела бы шить. Дома, кроме того,она хотела хотя бы раз в неделю кормить мужа едой, которую он оченьлюбил и которая была бы приготовлена дома ею самой. Муж на этоответил: «Вот она что говорит. Вы слышите ее и я ее слышу, нозавтра ранним утром она непременно явится в ресторан!»

Яузнал, что вечером они закрывают ресторан в десять часов, а открываютв семь часов утра. И я начал решать эту проблему, спросив жену, укого находятся ключи от ресторана. Она ответила: «Ключи есть унас обоих. Но я всегда подхожу к двери первой и открываю ее, пока мужпаркует машину».

Тогдая заметил, что ей следовало бы следить за тем, чтобы муж приходил вресторан на полчаса раньше нее. У них была только одна машина, норесторан находился всего за несколько кварталов от их дома. И пешкомона вполне могла бы прийти в ресторан на полчаса позже. Когда онасогласилась поступать таким образом, это привело к разрешениюконфликта.

Обсуждаяэту пару с коллегами, Эриксон рассказал этот случай точно так жепросто, как он изложен и здесь. Заставив женщину приходить в ресторанна полчаса позже, Эриксон решил проблему. Поскольку то, чтопроизошло, было гораздо понятнее ему самому, нежели аудитории, ондобавил следующие подробности.

Еслимуж приходил в ресторан на полчаса раньше жены, то это означало, чтоон отвечает за ключи, он открывает дверь, он отпирает все дверивнутри ресторана. Он запускает ресторан в работу на целый день.

319

Когдаприходит жена, то оказывается, что она безнадежно отстала. Он ужезапустил множество рабочих процессов, он ими управляет.

Женаже, в свою очередь, оставаясь дома еще на полчаса, была вынуждена вэто время мыть посуду и делать еще некоторые дела, перед тем какпойти в ресторан. И если она могла опоздать на полчаса, то и натридцать пять минут опоздать было не зазорно. В сущности, приняв моепредложение, она бессознательно обнаружила, что может опаздывать насорок минут или даже на час. Таким образом, в конце концов оказалось,что муж может справиться с управлением ресторана и без нее. Муж, всвою очередь, обнаружил, что он может самостоятельно справляться сработой.

Еслижена согласилась оставаться дома по утрам на полчаса, то этоавтоматически привело к тому, что она по вечерам согласилась уходитьиз ресторана раньше, чем он, и готовить ему ужин. Таким образом, мужтеперь отвечал за приведение ресторана в порядок и закрытие его наночь.

Темвременем жена училась управлять домом, что было для нее гораздоважнее. В конце концов она стала проводить дома практически все своевремя, замещая кассиршу и других работниц, если они болели или были вотпуске. В другое время она не испытывала потребности бывать вресторане — и не бывала там.

Обсуждаяэтот случай, один из коллег заметил, что проблема состояла не тольков жене. Своим поведением муж провоцировал жену взять на себяответственность за управление делами в ресторане, и, таким образом,их взаимодействие являлось игрой, в которую были вовлечены они оба.Эриксон согласился, но сказал, что, если бы он помог мужу обнаружитьсвое участие, то это бы, скорее всего, никоим образом не привело кизменению ситуации: «Вряд ли я достиг бы чего-либо, сказавмужу, что он провоцирует жену, чтобы она

320

заставлялаего мыть пол и так далее. Он бы этого просто не понял. Но он понялпочти сразу же, что в течение получаса он один отвечал за весьресторан. И при этом он чувствовал себя превосходно.»

Частоочень трудно бывает создать такую ситуацию, в которой жена изменилабы свое поведение, и это изменение было бы устойчивым. Особеннотрудно это сделать тогда, когда жена очень любит главенствовать.Комментируя это возражение, Эриксон заметил, что жена приняла егопредложения и выполнила его указания потому, что они былисформулированы соответствующим образом. Он попросил ее проследить затем, чтобы муж приходил в ресторан на полчаса раньше нее. Получалось,что именно она совершала изменение и отвечала за его результаты, ипоэтому она охотно приняла предложение Эриксона. Беседуя ссупружеской парой, психотерапевт часто обнаруживает, что заключенныймежду ними контракт предполагает, что жена будет определять все, чтобудет сказано в кабинете. Психотерапевт испытывает трудности, дажежелая просто узнать точку зрения мужа на проблему, так как жена недает ему говорить, отвечая за него на все вопросы. Очень частодостаточно просто заставить жену помолчать, чтобы муж смог высказатьсвое мнение, но иногда не срабатывает и это. С такими«преобладающими» женщинами Эриксон поступал по-разному.

Когдая прошу мужа высказать свою точку зрения, а жена прерывает его дажетогда, когда я ее не спрашиваю, я обычно прошу ее произвестикакое-либо действие, которое могло бы ее успокоить. Например, яговорю жене: «Я все время хочу узнать, что думает по этомуповоду ваш муж, а вы все говорите и говорите. Я знаю, что такимобразом вы хотите помочь мне понять вашу проблему. Но может быть увас есть с собой губная помада?» Конечно же, у нее есть с собой

321

губнаяпомада, и я прошу, чтобы она вынула ее из сумочки. Затем я говорю: «Асейчас, хоть это может показаться вам смешным, подержите, пожалуйста,помаду вот так» — и я показываю ей, как надо держатьпомаду, едва касаясь губ самым ее кончиком. «Держите ее так,едва прикасаясь к губам. Я буду задавать вопросы вашему мужу, а васпрошу пронаблюдать, как ваши губы будут дрожать, желая говорить. Ядумаю, что это будет вам очень интересно». Обычно женщинусовершенно зачаровывает наблюдение за движениями своих губ. Поступаятаким образом, я предлагаю ей законным образом использовать своигубы. Она не вполне понимает все это, но находит ситуацию забавной.

Еслиженщина является настолько властной, что исключает мужа из процессавоспитания ребенка, Эрик-сон присоединяется к ней таким образом, чтоубеждает ее проследить за тем, чтобы муж занимался ребенком как можнобольше.

Еслия встречаю женщину, которая полностью главенствует в браке, япоздравляю ее и даю высокую оценку ее способностям. Когда этосделано, я касаюсь одного второстепенного вопроса. Я говорю, что неочень-то понимаю, как такая умная женщина, как она, можетпренебрегать способностями ее собственного мужа, хотя они у неевсегда под рукой. Затем я замечаю, что, с биологической точки зрения,мужчина — это совершенно другое существо, нежели женщина. Унего своя философия жизни, и физиологические функции по отношению кдетям тоже иные.

Полныйполовой акт занимает у женщины около восемнадцати лет. Она должнаполучить сперму, выносить ребенка в течение девяти месяцев, нянчитьего, и в этом процессе организм женщины сильно преобразуется. Онадолжна заботиться о ребенке, учить его, кормить, давать образование изащищать его, пока у

11 М. Эриксон, Дж. Хейли

322

МилтонЭриксон, Дже.й Хейли

неготянется детство.- Биологически женщина ориентирована именно на этузадачу. Слушая все это, женщина обретает законное оправдание своегопреобладания в процессе воспитания ребенка, но в той же мере, в какойона оправдывает себя, она чувствует себя ответственной за то, чтобыиспользовать любой находящийся в окружающей среде источник,благоприятствующий развитию ребенка. А среди этих источниковнаходится и ее собственный муж, являющийся носителем особогобиологического опыта. Ее ребенок должен жить в мире мужчин и в миреженщин и взаимодействовать с существами обоих полов. Следовательно,ребенок должен соответствующим образом осознавать биологическиесвойства обоих полов. Таким образом, я в буквальном смысле этогослова заставляю главенствующую женщину осознать, что она должнаиспользовать эти внутренние биологически присущие ее мужу свойствадля пользы ребенка. Однажды Эриксону рассказали о женщине, котораянастолько сильно преобладала над своим мужем, что разговаривала занего по телефону. А если собеседник не желал представиться, онапросто клала трубку. Она вела себя так, как если бы должна былапрочищать все каналы общения своего мужа. Когда Эриксона спросили,как бы он поступил с мужчиной, который допустил такое, он ответил,что предпочел бы взаимодействовать с его женой.

Ябы встретился с женой наедине и повел бы с ней окольные разговоры оважности целостности. Существуют вещи, которые человек должен хранитьв тайне от других людей, даже от самых близких. Я сказал бы, что женесовершенно незачем объявлять мужу, что сегодня у нее первый деньменструации, хотя для него это важно. Затем я перешел бы к обсуждениюнекоторых контактов, о которых не стоило бы говорить. Ни одна женщинане захотела бы научить мужа разбалтывать тайну рождественскогоподарка, кото-

323

рыйон готовит для нее. То же самое касается и подарка, который онготовит к ее дню рождения. Он должен также сохранять в тайне, что онзаставил свою сестру купить подарок своей жене. У человека должнобыть очень много личных тайн, если он хочет сохранить цельность своейжизни. У нас есть секреты даже от самих себя. Многие ли мужчинызнают, с какой ноги они начинают одевать брюки, с правой или с левой?

Ядал бы понять этой женщине, что, в принципе, она вполне может знать окаких-то вещах все, но это создаст для нее дискомфорт. И только онадолжна отвечать за то, чтобы ее знания создавали ей комфорт, а такжеза то, чтобы обеспечивать мужу неприкосновенность определенныхобластей его личного пространства.

Чащевсего конфликты возникают из-за того, что жена слишком преобладаетнад мужем. Но случается также, что муж слишком преобладает над женой.Ясно, что проблема состоит не в том, каким «должен» бытьбрак, а в том, какова сущность конфликта по этому поводу в каждойконкретной паре. Часто супружеской паре удается соблюдать двадоговора одновременно. Они делают вид, что самый главный в семье —муж, в то время как в большинстве областей семейной жизни управляетжена. И каждая супружеская пара исповедует миф о том, что двапоколения назад все было иначе. Например, мы считаем, что ввикторианский период отцы были более сильными и преобладающимифигурами. Однако наша информация о структуре семьи в тот периодоснована по большей части на слухах. Вот анекдот, иллюстрирующиймифологичность наших знаний о том периоде.

Однаждыя начал расспрашивать пожилых людей, выросших в Вене в начале века,об их семьях. Меня интересовало, какой же семейный климат господство-

324 МилтонЭриксон, Джей. Хейлц

валво времена Зигмунда Фрейда, что он воспринимал отца как такуюмогучую, кастрирующую фигуру. Одна женщина, выросшая в Вене,рассказала мне, что у них в семье отец был очень авторитетной ивластной фигурой. Она добавила: «Нам даже не разрешалось сидетьв кресле отца». Мне стало любопытно, как отцу удавалось сделатьтак, чтобы они не садились в его кресло. Она ответила: «О, нет,отец этим не занимался. Этим занималась мать. Она говорила нам, что,если мы сядем в это кресло, у нас на попках появятся прыщи».

Очевидно,что отец в данном случае удостоился хотя бы веры в то, что главным всемье был он. Иногда в этот период существования брака женаобращается к психотерапевту, протестуя против того, что мужглавенствует над ней, не давая ей сказать ни слова ни по одномуважному поводу. Два последующих примера посвящены способам, с помощьюкоторых Эриксон разрешал подобные проблемы и тогда, когда они носилиострый характер, и тогда, когда они проявлялись в завуалированнойформе.

Женщинарассказала мне, что испытывает серьезные трудности, касающиеся еевзаимодействия с мужем. Они были женаты уже много лет и накопилиденег, чтобы купить дом. Это должно было быть важным событием в ихжизни. Однако, когда пришло время выбирать дом, муж стал настаиватьна том, что решение будет принимать только он. Он хотел выбирать идом, и внутреннюю обстановку. Она рассказала, что он всегда тиранилее, но в этом случае почувствовала, что должна что-то изменить,поскольку для нее было очень важно принимать участие в решениивопроса о том, в каком доме они будут жить.

Существуетмножество вариантов терапевтического вмешательства в такую ситуацию,начиная с индивиду-

325

альнойтерапии, проводимой с женой по поводу ее ощущения беспомощности, икончая терапией супружеской пары, нацеленной на улучшениевзаимодействия между супругами. Эриксон же сосредоточился на проблеметак, как она была представлена, и решил ее наиболее действенным иэкономным путем.

Явстретился с мужем наедине, без жены. Мы беседовали о том, кто долженбыть хозяином в семье, и пришли к очевидному выводу, что хозяиномдолжен быть только мужчина. Мы пришли также к согласию относительнотого, что при покупке дома последнее слово должно оставаться замужчиной. Только мужчина должен определять, какой дом следует купитьи как следует его обставить. Во время беседы я несколько изменил еепредмет, и мы стали обсуждать, какой мужчина является настоящимхозяином в семье. Когда мне удалось в достаточной мере возбудить еголюбопытство относительно того, каким должен быть такой мужчина, ясказал, что настоящий хозяин — это такой хозяин, которыйдостаточно влиятелен для того, чтобы позволить своим подчиненнымсамим разрешать маловажные и второстепенные вопросы. Таким образом, яубедил его в том, что он должен отвечать за все на более высокомуровне, позволяя своей жене отвечать за детали. Мы договорились, чтоон выберет двадцать планов домов и двадцать проектов внутреннегоустройства и позволит своей жене сделать выбор среди его планов.Результат вполне удовлетворил жену, равно как и мужа, поскольку вконечном итоге за все отвечал именно он.

Осуществляятакой подход, Эриксон настолько расширил пространство взаимодействиямежду мужем и женой, что каждый из них, чувствуя себя болеесвободным, начинал обращаться с партнером более дружелюбно.

326

МилтонЭриксон, Лжей .Хейлц

Нашвторой пример носит несколько иной характер: здесь муж тиранил женусвоей чрезмерной благожелательностью и щедростью.

Онибыли женаты много лет и все эти годы боролись друг с другом, хотяоткрыто эта борьба ни разу не проявилась. Он вырос в Новой Англии, вбогатой семье, где все делалось для него. Он был очень дотошным ищепетильным, и вся его жизнь определялась жесткими правилами этикета.Его жена выросла на ферме и была приучена, соответственно, ксвободной жизни с пикниками, ночевками на природе и умела черпатьудовольствие из спонтанной деятельности.

Совместнуюжизнь этой пары всецело определял муж, действуя благонамеренно иопекающе. Жена при этом ужасно злилась, но не могла это выразитьпотому, что он всегда был очень благожелательно настроен и поступалвсегда правильно. Ее злость находила себе выход опосредованно всексуальной жизни. Она была холодна к нему, а он страдал отпреждевременного семяизвержения. Когда она испытывала сильноежелание, у него проявлялось преждевременное семяизвержение, и онаоставалась неудовлетворенной. Когда же он был способен контролироватьизвержение, она была совершенно равнодушна, неохотно подчинялась емуи даже зевала.

Кэтой проблеме я подошел с другой стороны, касаясь иных аспектов ихсовместной жизни. Для вмешательства я выбрал такие ситуации, как ужинв ресторане, празднование годовщины свадьбы и выбор цветов, которыеон должен был ей подарить.

Женалюбила ужинать в ресторане и муж очень любил вывозить ее, но ихсовместные поездки в ресторан всегда превращались в абсурдноепредприятие, кончающееся обоюдным неудовлетворением. Теоретически, онмог бы повезти ее в любое место, куда она захочет, позволить выбратьв меню все, что она захочет, и так далее. Но каким-то образом всегдаоказывалось, что они не попадали в тот ресторан, в который

327

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры