С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Стратегии семейной терапии. Терапия Милтона Эриксона в контексте семейной терапииСкачать


Автор: Эриксон М., Хейли Дж.

Те,кто считает, что психотерапевт должен вести себя «непосредственнои честно», а не «манипулировать»

271

людьми,прочтут это описание с некоторой осторожностью. Но, как отмечаетЭриксон, мальчику не было предъявлено ни одного ложного утверждения.Гораздо менее честно и непосредственно было бы утешать мальчика,говоря ему, что не случилось ничего страшного, что у него ничего неболит, никак не учитывая, таким образом, его действительныепереживания.

КогдаЭриксон называет это гипнозом, то нам должно быть ясно, что егопонимание гипноза отличается от обычного. Для Эриксона гипноз —это способ взаимодействия двух людей друг с другом. Глубокий транс —это один из вариантов взаимодействия между двумя людьми. Понимаемыйтаким образом гипноз не предполагает выдачи повторяющихся инструкцийили фиксации взгляда на специальном предмете, а также никаких другихтрадиционных гипнотических процедур. В сущности, Эриксон предпочиталвызывать глубокий транс в ходе обыкновенного разговора или же спомощью неожиданного действия, ускоряющего наступление транса.Следующий пример как раз иллюстрирует быстрое наступление глубокоготранса без использования каких-либо ритуальных действий.

Родителинаполовину ввели, наполовину втащили в мой кабинет восьмилетнегосына. Он мочился в постель. Его родители стыдили его перед соседями ипублично молились за него в церкви. Сейчас они привели его к «докторудля сумасшедших», что было для них последним шансом. Послевизита ко мне ему был обещан обед в ресторане.

Очевидно,что мальчик был крайне озлоблен. Я сказал ему в присутствииродителей: «Ты очень рассержен и ты имеешь право сердиться. Тысчитаешь, что с этим ничего нельзя поделать, но на самом деле можно.Ты не хочешь видеть «доктора для сумасшедших», но тыздесь и поэтому ты хотел бы что-либо сделать, но ты не знаешь что.Сюда привели тебя твои родители. Они заставили тебя прийти сюда. Ноты

272

МилтонЭриксон, Джчй. Хейли

можешьзаставить их выйти из кабинета. На самом деле, мы вместе можем этосделать. Давай скажем им, чтобы они вышли». Тут я дал родителямнезаметный сигнал, и они вышли, к немедленному, почти внезапномуудовлетворению мальчика.

Затемя сказал: «Но ты еще зол, впрочем, и я зол тоже, потому что ониприказали мне вылечить тебя, чтобы ты перестал мочиться в постель. Номне-то они не могут приказывать, как они приказывают тебе. Но сначаламы приготовим их к этому», — сказал я и сделал медленныйтщательный привлекающий внимание указующий жест: «Посмотри-кана этих щенков, мне больше нравится коричневый, но мне кажется, чтотебе понравится этот черно-белый, потому что у него белые передниелапки. Если ты заботливый, то ты можешь погладить и моего щенка тоже.Я люблю щенков, а ты?»

Ребенок,крайне удивленный, тут же погрузился в сомнамбулический транс. Онвстал, сделал несколько шагов и стал делать движения, как будто бы онгладил двух щенков, одного чаще, чем другого. Когда он в конце концовпосмотрел на меня, я сказал: «Я рад, что ты на меня больше несердишься. Я не думаю, что мы должны что-либо рассказывать твоимродителям. В сущности, ты дашь им хороший урок за то, что онипритащили тебя сюда, если подождешь примерно до конца учебного года,но одну вещь я могу тебе сказать определенно: ты можешь спорить с кемугодно, что, если в течение месяца у тебя будет сухая постель, тыполучишь в подарок щенка, точно такого же, как этот черно-белый, дажеесли ты не скажешь родителям ни слова об этом. Они просто сделают этои все. А сейчас закрой глаза, глубоко дыши, крепко спи и проснисьужасно голодным».

Ребеноквыполнил все указания и я отпустил его к родителям, с которыми потомпобеседовал отдельно. Через две недели мальчика демонстрировали какбольного на занятии для группы врачей. Никаких попыток лечения непредпринималось.

273

Наступилпоследний месяц учебного года, и мальчик каждое утро драматическизачеркивал каждый прошедший день в календаре. В конце месяца онзагадочно сказал матери: «Тебе лучше приготовиться».Тридцать первого мая мать сказала ему, что его ждет сюрприз. Онответил: «Лучше, если он будет черно-белый». В этотмомент в комнату зашел его отец со щенком. К огромному удовольствиюмальчика он забыл, что надо задавать вопросы. Через восемнадцатьмесяцев его постель по-прежнему оставалась сухой.

Кажется,что в этом случае транс у ребенка наступил внезапно и каким-точудесным образом. Однако следует учитывать, что инструкциягаллюцинировать щенков не представляла собой изолированногоутверждения, но упала на почву, тщательно подготовленную всемпредшествующим взаимодействием Эриксона с мальчиком против родителей,предъявлением серии внушений и чудесным исчезновением родителей изкабинета. Удивительное движение, указывающее на щенков, былопоследним элементом в серии взаимодействий, которые привели к началутранса у ребенка, и оно лишь кажется изолированным. Как правило,Эриксон тщательно готовит почву для действий, предпринимаемыхпозднее. И эта почва весьма богата скрытыми возможностями, любую изкоторых Эриксон может использовать при подходящем случае. Он называетэто «посевом» идей, после которого наступает периоднеопределенности, когда он принимает решение о движении вопределенном направлении. Предпосылки для этого движения, такимобразом, уже созданы.

Следующийслучай Эриксон также приводил как пример для иллюстрации своейгипнотической техники. И снова мы не обнаруживаем здесь формальнойпроцедуры гипнотической индукции. Шестнадцатилетняя школьница сосалабольшой палец, что крайне раздражало ее родителей, учителей,товарищей по классу, водителя школьного автобуса и любого человека,кото-

274

МилтонЭриксон, Дже.й Хейли

рыйс ней общался. За нее тоже публично молились в церкви, а такжезаставляли носить особый знак, который бы сообщал окружающим о том,что она сосет палец. И наконец, отчаявшись, ее послали к Эриксонунесмотря на то, что визит к психиатру означал позор. Эриксонпоговорил с ее родителями и кое-что узнал о семейной ситуациидевочки. Он узнал также, что школьный психолог сказал девочке, чтососание пальца является проявлением агрессии. Родители потребовали,чтобы терапия, проводимая с дочерью, основывалась на религиозномподходе. Отклоняя их требование, Эриксон заставил их пообещать, что,после того как он примет девушку на лечение, «в течение целогомесяца ни один из вас не будет вмешиваться в процесс терапии, внезависимости от того, что будет происходить. Сосание пальца не должноупоминаться совсем и недопустим даже укоризненный взгляд, брошенныйна девочку по этому поводу». Эриксон описывал этот случай так:

Девушканеохотно зашла в кабинет вместе со своими родителями. При этом онагромко сосала палец. Я отпустил родителей и повернулся к ней. Она нанекоторое время, достаточное для того, чтобы объявить, что она нелюбит «докторов для психов», вынула палец изо рта. Яответил: «А мне совсем не нравится, что твои родители приказалимне вылечить тебя от сосания пальца. Подумать только, приказыватьмне! Это же твой палец, твой рот, и почему, черт возьми, ты не можешьсосать его, если тебе хочется? Приказывать мне вылечить тебя!Единственное, что меня здесь интересует, так это почему, если тыхочешь этим сосанием пальца всех достать, ты не делаешь этого, азанимаешься пустяками, как младенец, который действительно не знает,как сосать палец агрессивно. Я хотел бы тебе рассказать, как сосатьпалец достаточно агрессивно для того, чтобы успешно, черт возьми,доводить до белого каления твоих стариков. Если тебе

275

этоинтересно, то я тебе расскажу. Если нет, то я над тобой посмеюсь».

Употребляяслово «черт», я сразу же привлек ее внимание — ведьона знала, что врач не должен говорить так со школьницей, котораярегулярно посещает церковь. Утверждение о неадекватности ееагрессивности, а термин был ей знаком из бесед со школьнымпсихологом, приковало ее внимание еще в большей степени.

Инаконец, предложение научить ее, как доставать своих родителей, даеще изложенное таким языком, окончательно завладело ее вниманием, такчто, в сущности, она уже была в состоянии гипнотического транса.Затем я сказал решительно: «Каждый вечер после ужина твой отецидет в гостиную и читает газету от корки до корки. Каждый вечер, кактолько он начнет это делать, входи в гостиную, садись сзади него исоси свой большой палец как следует и как можно громче и доведи егодо ручки за эти самые длинные в его жизни двадцать минут.

Затемпойди в ту комнату, где мать по вечерам шьет в течение часа, преждечем пойти мыть посуду, садись сзади нее и как можно громче, какследует, соси палец и доведи ее до белого каления за эти самыедлинные в ее жизни двадцать минут.

Проделывайэто каждый вечер и делай это как следует. Направляясь в школу,внимательно осмотрись, и выбери какого-нибудь богатого сопляка,который тебе больше всего не нравится ивсякийраз при встрече наблюдайза ним, пока он не обернется. И будь готова сразу же засунуть палец врот, когда это произойдет.

Теперьвспомни своих учителей и выбери одного, которого ты действительнотерпеть не можешь, и засовывай палец в рот при каждом его взгляде. Янадеюсь, что ты сможешь стать действительно агрессивной».

Сделавнесколько случайных замечаний, я отпустил девочку и вызвал ееродителей. Я напомнил им

276

МилтонЭриксон, Дзкей Хейли

ихобещание и сказал, что, если они его сдержат, то девочка прекратитсосать палец. На пути домой девочка не сосала палец и всю дорогумолчала. Родители были настолько довольны, что, приехав домой,позвонили мне, чтобы поблагодарить. Но вечером, к ужасу родителей,она начала выполнять мои указания. Родители также повиновалисьуказаниям не реагировать на сосание пальца. Они позвонили наследующий день совершенно несчастные и рассказали о том, чтослучилось вечером. Я снова напомнил им об их обещании и о том, чточерез месяц девочка может выздороветь.

Несколькопоследующих вечеров девочка честно выполняла указания, затем этоначало ей надоедать. Она начала сокращать время сосания, затем сталаопаздывать и раньше заканчивать, и, наконец, она стала пропускатьвечера, и в конце концов она забыла об этом!

Менеечем за четыре недели девочка бросила сосать палец и дома, и где бы тони было. Понемногу она стала включаться во все виды деятельности,характерные для подростков, ее положение улучшилась во всехотношениях.

Янавестил девочку в школе через год, она узнала меня и, посмотрев наменя в течение нескольких минут, сказала: «Я не знаю, нравитесьвы мне или нет, но я вам благодарна».

Вэтом случае есть несколько замечательных аспектов для сравнения спсихотерапевтическими процедурами доэриксоновской психотерапии.Застарелый патологический навык был устранен за один сеанс, что самопо себе достаточно замечательно, но еще более замечательной являетсяуверенность Эриксона в том, что исход лечения будет успешным. Этауверенность проявляется в том, что Эриксон четко заявляет родителям,что их ребенок через месяц выздоровеет. Но он обеспечивает себе ипуть отступления, требуя от родителей отказа от реакций на провокациидочери и

277

отлюбых увещеваний по поводу сосания пальца. Если бы они не сдержалисвоего обещания, он не мог бы гарантировать результат. Таким образом,и девочка, и ее родители вынуждены были изменить свое поведение:девочка должна сознательно создавать симптом, а родители вынужденытерпеть ее провокации. Как и в большинстве случаев, Эриксон никак неистолковывает симптом, а требует, чтобы симптоматическое поведениеосуществлялось сознательно и в течение абсурдно длинного промежуткавремени.

Иногда,если дело касается сосания пальца, Эриксон говорит ребенку, чтососать один палец совершенно недостаточно, и он теперь должен сидетьоколо родителей и сосать не только большой палец, но и все пальцы поочереди. При этом он должен смотреть на часы и каждый палец сосать втечение определенного времени. Превращенное в обязанность, сосаниепальца утрачивает свою привлекательность. Важнейшей частью процедурыявляется вовлечение в программу родителей, либо добровольное, как вэтом случае, когда они дали определенное обещание, либо косвенное,когда ребенок сознательно направляется психотерапевтом на то, чтобы спомощью симптома вызвать у них раздражение.

Вследующем случае, когда опять же проблема была решена в течениеодного сеанса, Эриксон использовал совершенно иной подход. Гипноз неприменялся, но Эриксон считал, что он использовал именногипнотическую технику! У четырнадцатилетней девочки возникла мысль отом, что у нее слишком большие ноги. Ее мать пришла к Эриксону одна иописала ему ситуацию. В течение трех месяцев девочка становилась всеболее и более замкнутой. Она не хотела ходить в школу, в церковь идаже на улицу. Говорить о своих ногах ни с кем, даже с врачом, она нехотела. Попытки матери переубедить ее не имели никакого успеха, идевочка

278

МилтонЭриксон, Лжей Хейлы

становиласьвсе более и более замкнутой. Эриксон рассказывал:

Мыдоговорились с матерью девочки, что на следующий день я приду к нимдомой под ложным предлогом. Она должна была сказать девочке, что яприду осмотреть ее на предмет гриппа. Это был лишь предлог, но матьдействительно чувствовала себя не очень хорошо, и я настоял на том,что полный медицинский осмотр необходим. Когда я пришел к ним, матьнаходилась в постели. Я произвел полный медицинский осмотр, прослушалгрудную клетку, осмотрел горло и так далее. Девочка находилась тутже. Я послал ее за полотенцем, а затем попросил ее все время стоятьоколо меня на случай, если мне понадобится что-либо еще. Здоровьематери ее очень беспокоило. Это дало мне возможность рассмотреть ее.Она была довольно крепкого сложения и ее ступни имели вполненормальный размер.

Изучаядевочку, я думал над тем, что здесь можно сделать. Наконец у менясозрел план. Закончив осмотр матери, я сделал так, чтобы девочканаходилась точно сзади меня. Я сидел на кровати, беседуя с матерью,затем медленно и осторожно начал вставать, а затем внезапно сделалшаг назад. При этом я изо всех сил наступил девочке на ногу. Она,конечно, взвизгнула от боли. Я повернулся к ней и, находясь вабсолютном гневе, сказал: «Если не можешь отрастить свои ногидостаточно большими и заметными для мужчины, то причем тут я!»Девушка озадаченно посмотрела на меня и продолжала смотреть всевремя, пока я писал рецепты и звонил в аптеку.

Вэтот же день девушка спросила у матери, может ли она пойти в кино,где она не была уже несколько месяцев. Затем она пошла в школу и вцерковь, и таким образом ее добровольное трехмесячное заключениезакончилось. Через некоторое время я проверил, как идут дела девочки,и оказалось, что она про-

279

должалаоставаться дружелюбной и общительной. Она не осознала, что я сделал,равно как не осознала этого ее мать. Мать заметила лишь, что я былневежлив с ее дочерью. Но с возвращением дочери к нормальной жизниона это не связала.

Кажетсясовершенно очевидным, что эта техника базируется на гипнотическойориентации. Как говорит об этом Эриксон: «В этой ситуациидевушка не могла ни отвергнуть комплимент, ни оспорить его. Девушкане могла сказать мне, что я был неловок, ведь я был врачом ее матери.Она не могла и отомстить мне. Значит, она не смогла вырастить своиноги достаточно большими, чтобы их смог заметить мужчина. У нееоставался один выход — принять абсолютное доказательство того,что ее ноги малы». Эриксон нередко использовал гипноз для того,чтобы внедрить в сознание субъекта идею, которую тот не мог быотвергнуть. В данном же случае он достиг этой цели в повседневнойситуации, не прибегая к гипнозу.

Важнымаспектом эриксоновского подхода к детям является базовое допущение,что дети являются естественными противниками родителей. Онипринадлежат к другому поколению, а конфликт между поколениями —вещь естественная. Это допущение может вызвать дискомфорт у тех, ктопривык думать о детях и родителях с точки зрения сплоченности. Однакостранно, что очень часто сплачивает детей и родителей не что иное,как утверждение о том, что они представляют конфликтующие интересы.Однажды в беседе Эриксон сказал об этом так: «Если вы говоритес супружеской парой, вы можете спросить, что им нравится друг вдруге. Если же вы беседуете с ребенком, спросите, что ему не нравитсяв его родителях».

Следуяэтому допущению, Эриксон довольно часто объединяется с ребенкомпротив родителей. Это означает всего лишь, что для достижениятерапевтических

280

целейцелесообразно объединяться с ребенком, а не с его родителями. Но онможет объединиться и с родителями против ребенка, знает об этомребенок или нет. Когда он объединяется с ребенком, он может либопрямо выходить на проблему, либо общаться с ребенком по поводупроблемы посредством аналогий или метафор.

Матьдесятилетнего мальчика обратилась ко мне по поводу того, что онкаждую ночь мочится в постель. Они всячески пытались прекратить это.В кабинет они его просто втащили, в буквальном смысле этого слова. Содной стороны его под руку держал отец, с другой — мать, а онпросто волочил ноги по полу. Они положили его на пол лицом в низ. Яотослал родителей и закрыл дверь. Мальчик вопил.

Когдаон сделал паузу, чтобы набрать в легкие воздуха, я сказал:«Проклятье, разве можно так делать! Терпеть этого не могу, чертвозьми». То, что я сказал, его удивило, он поколебался,переводя дыхание, но я сказал ему, что он может продолжать. Он сновазавопил, и, когда он опять остановился, чтобы перевести дыхание,завопил я. Он повернулся ко мне, а я сказал: «Теперь мояочередь». Закончив, я сказал: «Теперь твоя очередь».И он опять завопил. Потом завопил я и сказал, что теперь долженвопить он. После этого я продолжил: «Мы, конечно, можемпродолжать так же, но это очень утомительно. Я лучше продолжу это вкресле. А вон там есть еще одно свободное кресло». Я сел вкресло, и пришла моя очередь, затем он сел в кресло, и пришла егоочередь. Таким образом способ взаимодействия на будущее былопределен: я сделал так, чтобы мы вопили по очереди, затем я изменилигру таким образом, чтобы мы стали делать это сидя в креслах. Затем ясказал: «Знаешь, твои родители приказали мне вылечить тебя,чтобы ты не мочился в постель. Кем это они себя вообразили, чтопосмели приказать мне?» Мальчика наказывали достаточно

281

часто,и, таким образом, я теперь оказывался на его стороне. Я сказал ему:«Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом. О том, как мочатсяв постель, мы не будем говорить. О чем же можно поговорить сдесятилетним мальчиком? Ты ходишь в школу? И у тебя красивые, плотныезапястья. Красивые, плотные лодыжки. Знаешь, я врач, а врачи всегдапроявляют интерес к тому, как сложен человек. У тебя красивая,округленная, хорошего объема грудная клетка. Ты не относишься к этимлюдям с впалой грудью и покатыми плечами. У тебя выпуклая груднаяклетка. Уверен, что ты хороший бегун. Благодаря твоему плотномутелосложению, ты, несомненно, хорошо владеешь своими мышцами».Я объяснил ему, что такое координация движений и предположил, что ондолжен преуспевать в тех видах спорта, которые требуют тонкихмышечных навыков, а не только мяса и костей. Нет, нет, я имею в видуигры, которые требуют тонких навыков и умений. Я спросил, какие видыспорта он любит, и он ответил: «Бейсбол и стрельбу из лука».Я спросил: «Хорошо ли ты стреляешь из лука?» Он ответил:«Вполне нормально». Я сказал: «И конечно же, этотребует зоркого глаза, твердой руки и координации движений всеготела». Оказалось, что его младший брат играл в футбол и былвыше, нежели пациент, как, впрочем, и все остальные члены семьи.«Футбол — прекрасная игра для тех, у кого естьдостаточное количество мышц и костей. Для этих длинных переростков».

Ивот мы говорили о том, о сем, и в частности о координации движений, ясказал: «Знаешь, когда ты натягиваешь тетиву и наводишь стрелуна цель, как ты думаешь, что происходит со зрачком? Он сужается. Яобъяснил ему, что есть мышцы плоские, короткие, длинные и, наконец,кольцеобразные, как, например, мышца, которая находится в самом низутвоего желудка, знаешь, когда ты ешь, эта мышца сокращается, и кольцосмыкается, и, таким образом, еда остается

282

втвоем желудке, пока она не переварится. Когда желудок захочетизбавиться от еды, эта кольцевая мышца на дне желудка откроется.Желудок освободится и снова закроется в ожидании того момента, покаты снова поешь. Мышца на дне твоего желудка — а где находитсядно желудка, если ты маленький мальчик? Она всегда внизу».

Итак,мы обсуждали это в течение часа, и в следующую субботу он пришел комне один. Мы еще немного поговорили о спорте и о том, о сем, но не отом, как мочатся в постель. Мы беседовали о бойскаутах, о походах идругих вещах, интересных для маленького мальчика. На четвертый раз онзашел ко мне широко и торжествующе улыбаясь. Он сказал: «Знаете,моя мама много лет пытается бороться со своей привычкой. Но она несмогла ее преодолеть». Его мать курила и старалась бросить. Ясказал: «Да, верно, некоторые могут расстаться с дурнойпривычкой очень быстро, другие же разводят вокруг этого сплошныеразговоры, но ничего не делают». Затем мы перешли на другиетемы.

Черезшесть месяцев он зашел, чтобы просто навестить меня и снова появился,будучи уже старшеклассником. Сейчас он учится в колледже.

Ая всего лишь поговорил с ним о кольцевой мышце на дне желудка,которая может замыкаться и удерживать содержимое до тех пор, пока отнего не захочет освободиться.

Конечно,дело здесь заключалось в использовании символического языка, но этопрекрасное введение относительно глаза, руки, координации движенийбыло необходимо. У мальчика прошел энурез, причем в наших беседах мыне упоминали о нем даже словом. Несмотря на то что Эриксон предлагалдля обсуждения самые разнообразные, искусные способы решениятруднейших проблем, он сталкивался и с такими проблемами, которые немог разрешить. Вот пример:

283

Комне направили двенадцатилетнего мальчика. Я знал многих егородственников и, таким образом, был немного осведомлен о том, чтопроисходило у него в семье. Его мачеха рассказывала мне, что однаждыутром он спустился к ней на кухню, держа в руках велосипедную цепь. Ион сказал ей: «Я хочу посмотреть, как ты танцуешь». Онаответила: «Ты шутишь?» Он ответил: «О, нет».И указал на ребенка, которому не было еще и года, сидевшего в высокомкреслице. «Видишь ребеночка?» — сказал он и поднялцепь. И вот она танцевала на этой кухне в течение часа. Ко мне егопривел отец. Я никогда не видел такого крайне злобного ребенка. Вконце концов я сказал ему: «Знаешь, ты мне не нравишься, а я ненравлюсь тебе, и ты специально используешь такие интонации, которыедействуют на нервы даже мне. А сейчас я собираюсь сказать твоемуотцу, чтобы он забрал тебя отсюда и отвел к другому психиатру».Мне хотелось побить этого ребенка. Его интонации были крайнеприспособлены к тому, чтобы раздражать людей. То, что он мнепродемонстрировал, было настоящим искусством. Он знал, что он делалэто. Отец просил меня встретиться с мальчиком еще раз, но яотказался.

Трудносказать, почему Эриксон решил не работать с мальчиком. Может быть,это связано с тем, что он не мог сохранить эмоциональнуюнейтральность в ответ на провокации ребенка и это помешало бы емуработать эффективно. Но со всей очевидностью можно сказать, что приотборе пациентов Эриксон не руководствовался ни тяжестью проблемы, нисложностью семейной ситуации. Следующий пример иллюстрирует это:

Комне пришла мать с просьбой заняться ее сыном. Она сказала: «Онлгун и мошенник, и с помощью своих вспышек гнева он подчинил себевсех в доме.

284

MvmmoHЭриксон, Лжей Хейли

Аругается он самыми страшными словами, которые только можно себевообразить».

Матьбыла крайне озлоблена. Она рассказала: «Его отец —сексуальный извращенец. Я не знаю в точности, каким извращением онстрадает, В течение какого-то периода времени он спал со мной, но всеравно у него масса всяких отклонений. Он использует женскую одеждудля своих извращений. Мне кажется, что он эякулирует на мою одежду, ия потом должна носить ее в чистку. Сын встречается с отцом не оченьчасто. Отец не выдержан и часто кричит на мальчика».

Онасказала, что мальчик не хотел приходить к мне, но она сказала, что,если будет надо, то она приведет его силой. Она рассказала также, чтоводила его к другим врачам, но он устраивал такие скандалы вкабинетах, что врачи отказывались иметь с ним дело. Она ввела его вкабинет. Это был очаровательный, красивый мальчик с нежным голосом.Он сказал: «Я думаю, мама про меня вам уже все рассказала».

Яответил: «Она рассказала мне кое-что, но отнюдь не все о тебе.Существует очень много вещей непосредственно тебя касающихся, окоторых знаешь только ты, ни одной такой вещи она мне не рассказала.Я хочу знать, хочешь ли ты рассказать мне что-нибудь из этойобласти». Он сказал: «Вряд ли».

Ясказал: «Давай поставим хоти бы одну точку над «и»прямо сейчас. Я мог бы сидеть здесь и тратить свое время, ничего неделая, и это лучше, чем смотреть, как ты катаешься по полу от злости.Ну, и что будем делать? Станешь ли ты кататься по полу от злости илимы будем просто сидеть и тратить понапрасну время, или же перейдем кделу?»

Онответил: «Это не пройдет» — и улыбнулся. «Мыможем тратить время, можем переходить к делу, но мои припадки злостибудут по-прежнему со мной». Он был проницательным и умныммальчиком.

Мнетак и не пришлось увидеть его приступов злости. Мне удалось сильнорассердить его. Однажды

285

онзабросал комьями грязи и водяными бомбами дом соседей. Я попросил егоописать ту гордость, радость, счастье и триумф, которые он ощущал,бросая бомбы. Это привело его в ярость. Я сказал: «Ну вот ты иготов сейчас взорваться от злости. Здесь этого с тобой еще не было, исейчас тебе предоставлена прекрасная возможность. И что же тысобираешься делать сейчас, взорваться или рассказать мне то, что тычувствовал?» И он описал мне свою злость.

Егоповедение дома улучшилось, и у него появились друзья. Сейчас он ведетсебя дома и в школе очень хорошо и испытывает массу удовольствия оттого, что делает. Над своим прошлым поведением он смеется.

УЭриксона не было установленного метода. Его подход направлен наконкретную личность и ее ситуацию, и он считал, что только из опытапсихотерапевт может сказать, что надо делать с данным ребенком.Успешность терапии Эриксона объясняется, в частности, его упорством.Если какая-либо примененная им процедура не срабатывала, он переходилк другой. Кроме того, он всегда был готов работать не только на своейтерритории. Он ходил к пациентам домой и работал с ними там, гдетребовалось. Следующий случай иллюстрирует и эту его готовность, и тунастойчивость, с которой Эриксон настаивал на своих способахвзаимодействия с ребенком вопреки желаниям родителей.

Девятилетняядевочка стала плохо учиться и замкнулась в себе. Когда ее спрашивали,в чем дело, она сердито и со слезами отвечала: «Просто я ни начто не гожусь».

Раньшеона училась очень хорошо, но, играя с подругами, проявляла себянеумелой, неловкой и нерешительной. Родители были озабоченыисключительно ее оценками и именно в этой связи просили моей помощи.Поскольку девочка не хотела приходить ко

286

мне,я навещал ее каждый вечер у нее дома. Я узнал, что некоторые девочкией не нравятся, так как они только и знают, что играть в кегли,кататься на роликах и прыгать через веревочку. «И никогда неразвлекаются по-настоящему».

Яузнал, что у нее есть кегли и мячик, но что «играет онаужасно». Так как в результате перенесенного полиомиелита я неполностью владел правой рукой, я сказал ей, что я могу играть еще«более ужасно», чем она. Мой вызов был принят. Мы началииграть, и вскоре в игре возникло настроение здорового соревнования, истало возможным установить с ней раппорт и относительно легкоиндуцировать транс, сначала легкий, затем средней глубины. Мы играли,когда она находилась в состоянии транса и когда она была вбодрствующем состоянии. Через три недели она уже играла прекрасно,хотя ее родители были крайне недовольны тем, что я, якобы, непроявлял никакого интереса к ее учебе.

Черезтри недели я объявил, что я катаюсь на роликах еще хуже, чем она,поскольку я не полностью владею правой ногой. События развивалисьточно так же, как и при игре в кегли, но на этот раз нам понадобилосьвсего две недели, чтобы она научилась кататься на роликах какследует. Затем мы начали обучаться прыгать через веревочку, проверяя,сможет ли она научить меня этому. Через неделю она прыгала прекрасно.

Затемя предложил ей ехать на велосипеде наперегонки, утверждая, что я могукататься на велосипеде очень хорошо, что она и так знала. Я смелоутверждал, что победа будет за мной, и только ее убеждение в том, чтоя не проиграю, позволило ей принять предложение. Однако она обещалапостараться как следует. Шесть месяцев назад ей подарили велосипед,но она едва ли проехала за квартал от своего дома.

Вназначенное время она вышла из дома с велосипедом, но потребовала:«Вы должны играть честно. Вы не должны позволить мне победитьпросто так.

287

Выдолжны стараться изо всех сил. Я знаю, что вы умеете ездитьдостаточно быстро для того, чтобы победить меня. Я буду наблюдать завами, чтобы вы не мошенничали».

Ясел на велосипед, она тоже. Но она не знала, что одновременноеиспользование двух ног при езде на велосипеде дается мне страшнотрудно, обычно я использую только левую ногу. Поэтому, наблюдая замной, она могла заметить, что я что есть сил кручу педали двумяногами, но при этом еду не так уж быстро. И наконец, убедившись, чтоя не мошенничаю, она вырвалась вперед и победила меня в этомсоревновании.

Этобыл наш последний терапевтический сеанс. Вскоре после этого она сталачемпионом школы по кеглям и прыганью через веревочку. С учебой,конечно же, она тоже справлялась. Через год девочка навестила меня,чтобы узнать, каким образом я позволил ей победить себя на нашихвелосипедных гонках. То, что она научилась играть в кегли, прыгатьчерез веревочку и кататься на роликах, конечно же, очень укрепило ееЭго, но она принизила эти свои достижения, ссылаясь на мои физическиенедостатки. Но с велосипедными гонками было иначе. Она объяснила, чтоей было известно, что я хороший велосипедист. Поэтому она былауверена в том, что я могу ее опередить, и у нее не было никакогонамерения выиграть задаром. Тот факт, что я старался изо всех сил, ноона все-таки победила меня, окончательно убедил ее в том, что она«может все». Воодушевленная этим убеждением, онавернулась в школу, где вся ситуация оказалась для нее вызовом,позволившим ей реализовать себя.

Такимобразом, как мы видим, Эриксон готов использовать свою физическуюнеполноценность как инструмент терапевтической процедуры. Надосказать, что степень его ущербности, как правило, преуменьшается

288

МилтонЭриксон, Джей ХеьЫи

из-затого, что после первого приступа полиомиелита, когда ему былосемнадцать лет, он совершил водный поход на каноэ, пройдя тысячумиль, причем сделал это в одиночку, чтобы восстановить свои силы. Апосле второго приступа, в 1952 году, он, пользуясь двумя тростями,прошел по одному из самых трудных марш> рутов в Аризоне.

Вданном примере мы знакомимся с уникальным случаем наведения транса,называемым «наведение с помощью игры в кегли». Крометого, здесь ясно видна готовность Эриксона делать все, что можетпривести к преобразованию. Если надо устроить на улице велосипедныегонки, он их устраивает.

Дляэриксоновского подхода типично также и следующее: если родители иребенок борются друг с другом и обе стороны терпят в этой борьбепоражение, он организует ситуацию так, что обе стороны начинаютвыигрывать. Довольно часто ему удается достичь этого, оставляяпредмет борьбы в стороне и рассматривая спорный вопрос с совершеннонеожиданной точки зрения, как, например, в следующем случае:

Комне привели мальчика, который должен был учиться в седьмом классе, ноон не умел читать. Его родители настаивали на том, что он умеетчитать, но он, когда они заставляли его это делать, отказывался,потому что, по его словам, читать он не умел. Уже не первое летоотнимали у него занятия с репетитором. Реагировал он на это отказомот чтения. Я начал работать с этим мальчиком, сказав ему: «Мнекажется, что твои родители довольно упрямые люди. Ты знаешь, что тыне умеешь читать, и я знаю, что ты не умеешь читать. Твои родителипривели тебя ко мне и потребовали, чтобы я научил тебя читать. Междунами, давай-ка забудем об этом. Я должен что-то сделать для тебя, имне следует сделать для тебя что-то приятное. Скажи мне, что тылюбишь делать больше все-

289

го?»Он ответил: «Каждое лето я хочу поехать с моим отцом нарыбалку».

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры