1 Разум и чувства. Как любили известные политики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Разум и чувства. Как любили известные политикиСкачать


Автор: Фолиянц К.

Эвита умирала мучительно и долго. Она страшно исхудала и в последние месяцы весила всего тридцать три килограмма. Перон приказал не говорить Эве о том, что ее болезнь неизлечима. А чтобы она сама всего не поняла и не заметила пугающей потери веса, ее весы переделали так, что они всегда показывали один и тот же «нормальный» вес. Поскольку по радио постоянно передавали бюллетень о здоровье первой леди, во дворце все радиоприемники под благовидным предлогом были отключены. Люди за стенами дворца знали о болезни Эвиты больше, чем она сама.

Аргентинская аристократия повела себя самым недостойным образом – «белая кость и голубая кровь», по идее воплощающие в себе благородство, эти люди пили за скорейшую кончину Эвы.

На стене напротив президентского дворца появился очередной образчик народного творчества, огромными буквами там было написано: «Да здравствует рак!»

Но простой народ, тот, который она облагодетельствовала, реагировал на случившееся с Эвитой совершенно по-иному. Известие о том, что их «святая» смертельно больна, произвело на простых аргентинцев чрезвычайно сильное действие, а результатом стало нечто весьма напоминающее массовый психоз.

Люди были готовы отдать за нее свою жизнь, они мучили себя, принимали самые невероятные обеты в надежде спасти Эву. Почти каждый день кто-нибудь совершал очередное безрассудство, рассчитывая на чудо. Люди совершали ради нее подвиги и посвящали ей самые немыслимые рекорды. Вот лишь небольшой список происходившего.

«Один танцор 127 часов, не останавливаясь, танцевал танго, пока не упал без сознания. Знаменитый бильярдист сделал подряд 1500 ударов кием. Две пожилые женщины ползали на коленях вокруг центральной площади Буэнос-Айреса 5 часов кряду до тех пор, пока одна них не раздробила себе колено. Грузчики устанавливали рекорды в поднятии тяжестей, а повара – в приготовлении пищи. Все это посвящалось Эвите, принцессе бедняков. Все это делалось в надежде вымолить у неба ей жизнь…

По всей стране воздвигались алтари, на которых стояли портреты Эвиты и беспрерывно горели свечи. Люди сутками простаивали перед ними, молясь за “святую Эву”. С наступлением сумерек ее портреты выносили из домов на свежий воздух, чтобы она могла подышать прохладой, и тогда то в одной, то в другой деревне люди то и дело видели вокруг головы Эвиты сияющий нимб».

А Эвита Перон, семь лет наслаждавшаяся всемогуществом, умирала. Но ей было суждено еще увидеть победу Перона на новых президентских выборах. 4 июня 1952 года она, вопреки категорическому запрету врачей, присутствовала на церемонии принесения президентской клятвы. Это был ее последний выход к народу. Больше ее на публике живой никто не видел.

Вскоре Эва скончалась. Ей было всего тридцать три года (символическая цифра). Последние ее слова были обращены к мужу: «Милый, я люблю тебя больше жизни…» Только жизни уже не оставалось. В 8 часов 26 минут вечера 26 июля 1952 года по аргентинскому радио передали: «Наша печальная обязанность проинформировать народ республики, что Эва Перон, “духовный лидер нации”, умерла в 8.25 пополудни».

Невозможно описать то горе, которое испытали искренне поклонявшиеся ей люди. Это был вечер поистине всенародной скорби. Население Аргентины ожидало неминуемого конца света. Миллионы аргентинцев пришли к зданию министерства труда, чтобы проститься со своей «доброй крестной», благодетельницей и помощницей, «святой» Эвой Дуарте де Перон. Люди теряли сознание от усталости, сутками простаивая в очереди к гробу. Каждый день какой-нибудь несчастный, а то и не один, пытался покончить с собой у ее тела. Из разных концов страны приходили известия, что кто-то видел лицо Эвиты Перон в небе.

Эту массовую истерию зачем-то поддерживал президент – по призыву Перона тысячи бедных людей писали письма Эве на адрес дворца и каждый получал в ответ надушенное послание с словами: «Я целую тебя с неба». Каждый вечер, пока Перон был у власти, передачи на радио прерывались и скорбный, траурный голос сообщал: «Сейчас 8 часов 25 минут. Время, когда Эвита Перон стала бессмертной…»

Неизвестно, чья это была инициатива, но к папе римскому поступило около 40 тысяч писем с просьбой о канонизации Эвы Перон. Понтифик оставил призыв паствы без ответа.

Поскольку прощание с Эвитой затягивалось, Хуан Перон вызвал из Испании ведущего специалиста по бальзамированию тел. Аргентинский диктатор знал, что в СССР бальзамировали тело Ленина, и решил «сохранить для народа» и для себя хотя бы тело любимой. Он даже собирался воздвигнуть своей возлюбленной мавзолей (конечно, не как у Ленина, а что-нибудь вроде Тадж-Махала на аргентинский лад). Но эта задумка так и осталась лишь задумкой. А пока Перон строил планы, и его нисколько не смущало то, что сама Эвита завещала похоронить ее в семейном склепе. Он эту просьбу не выполнил. И от идеи бальзамирования не отказался.

Работавший с телом врач Педро Ара добился того, что глаза Эвиты не смыкались, губы оставались алыми и улыбающимися, кожа сохранила живой оттенок. По ее жилам вместо крови текла особая химическая смесь, но она выглядела еще живее, чем при жизни. Точно в любую секунду могла встать из гроба навстречу миллионам оплакивающих ее.

Пятнадцать дней тело Эвиты лежало в стеклянном гробу, а убитые горем люди стекались со всей страны попрощаться с ней… Как заметил один историк: «Она была очень влиятельной женщиной при жизни, и она стала еще более влиятельной после смерти».

Когда нескончаемое траурное шествие к гробу иссякло, доктор Педро Ара мумифицировал тело Эвиты. Ниже мы приводим рассказ одного журналиста об этих событиях. «Доктор Педро Ара работал над телом Эвиты целый год и создал шедевр мумификационного искусства. Под конец жизни доктор Ара опубликовал книгу мемуаров, в которой рассказал о своей работе и вскользь намекнул на свои непростые отношения с прекрасным телом. Он пишет, что с трудом удержался от соблазна выгравировать под левой грудью Эвиты, там где прежде билось ее чудное сердце, свое имя. Журналист Эллой Мартинес, опираясь на сведения, сообщенные ему офицером армейской разведки, утверждает, что Педро Ара был безумно влюблен в Эвиту. Один из охранявших лабораторию доктора солдат спецподразделения видел, как доктор гладил лежащее на цинковом столе тело. Педро Ара работал не только днем, но и по ночам, когда все работники расходились по домам. В ночной тишине лаборатории, прежде чем приступить к работе, он покрывал все тело с ног до головы поцелуями. Затем он помещал труп в емкость со смесью различных жидкостей, предназначенных для того, чтобы, пропитав его, навеки спасти от распада. На полках лаборатории в течение всего года стояли громадные букеты свежих цветов».

Некогда сверхсекретная лаборатория стала местом паломничества и открыта для посещения туристов. Любой желающий может своими глазами увидеть помещение, где тело Эвиты обрело вечность, и потрогать руками цинковые столы, раковины и все прочее.

Президент Перон, погоревав после смерти жены недолгое время, утешился, создав скандально известный Союз учащихся средних школ. Эта изумительная организация занималась исключительно тем, что подыскивала ему и его офицерам молоденьких любовниц. Девочек посылали в региональные «центры отдыха», где работал штат врачей, сражавшихся с венерическими заболеваниями, и акушерок. У Перона же был личный «центр отдыха», куда ему привозили самых привлекательных школьниц со всей страны. И так продолжалось вплоть до сентября 1955 года, то есть до самого свержения Перона с поста президента.

Надо сказать, что после смерти Эвиты удача отвернулась от Хуана Перона. Вдвоем они развалили страну, и теперь он пожинал «плоды». Начались забастовки. Армия, его любимая армия, отказывалась повиноваться. А верной единомышленницы, умевшей единым духом собрать огромный митинг в его поддержку, Эвиты больше не было… 20 сентября 1955 года Хуан Перон, тридцатый президент Аргентины, в результате военного переворота был свергнут со своего поста, бежал из страны на парагвайской канонерке сначала в Парагвай, затем в Бразилию, а после ему дал убежище Франко, и Хуан Перон поселился в Мадриде.

А в лаборатории доктора Ара все еще лежало тело Эвиты. Военные, захватившие власть в стране и изгнавшие Перона, прекрасно понимали, насколько бывшая первая леди опасна даже после смерти. Ее тело, ее могила в мгновение ока станут местом поклонения, а ее именем фанатики могут натворить столько дел… Военные спешно явились в лабораторию и приказали доктору показать им Эвиту. В первый момент им почудилось, что она просто спит и на ее висках пульсируют голубые жилки. Вид у них был настолько ошарашенный, что доктор поторопился их успокоить: в сосудах Эвиты коктейль из химикатов. Она абсолютно нетленна. Вот это военным очень не понравилось.

Продолжим рассказ журналиста-исследователя: «Тело Эвиты упаковали в специальный ящик, погрузили в грузовик, и оно начало “путешествовать по городу”. Сначала его поместили на военном складе. Но через несколько дней у ворот склада появились венки и поминальные свечи. Ее перевезли на военно-морскую базу – история с венками и свечами повторилась. Ее возили с места на место: то в полицейскую академию, то на базу ВВС, а одно время ящик с ее телом стоял за экраном какого-то кинотеатра. Но венки и свечи безошибочно «определяли» новое местонахождение тела Эвиты.

Чтобы прекратить это странное путешествие, которое стало напоминать фарс, полковник спецслужб Орандия забрал тело к себе в дом. Он охранял тело с автоматом в руках. Жена встревожилась – она не могла понять, что происходит с мужем, и, когда полковник отлучился из комнаты, заглянула в нее. Орандия внезапно вернулся и разрядил в жену целый рожок. В сумерках он не разглядел, кто перед ним, и принял жену за похитителя. Несчастного Орандия отдали под трибунал».

Новому президенту страны, генералу Амбуру, вся эта история с прятками надоела, тем более что она начинала принимать кровавый оборот, и он приказал вывезти тело из страны. Что и было исполнено. В апреле 1957 года Эвиту перевезли в Италию и похоронили в Милане на городском кладбище под именем Мария Магги де Махистерис.

Но и это еще не конец ее мытарствам. Эвите суждено было вернуться на родину – в фамильный склеп, где она и хотела быть похороненной…

В начале 70-х годов отношение к Перону в Аргентине стало меняться. Так часто бывает – страдавшие прежде под гнетом диктатора вдруг начинают скучать по его «твердой» руке. Похоже, именно это случилось и с аргентинцами, потому что они позвали Перона обратно в президенты. К этому времени разваленная им страна пришла в окончательный упадок – безработица была ужасающей, на улицах шли перестрелки рабочих и полицейских, появилось партизанское движение. Но именно виновника распада и призвали обратно на президентское кресло…

Предварительные переговоры проходили в 1971 году, тогда же в качестве «жеста доброй воли» Перону передали саркофаг с телом его бывшей жены. В тот год Перон, которому исполнилось семьдесят шесть лет, со своей новой женой Марией Эстелой Мартинес де Перон, балериной по профессии, выступавшей под псевдонимом Исабель и ставшей в браке Исабелитой, проживали под Мадридом. Здесь его и навестил посол Аргентины, и здесь прошла передача саркофага с телом Эвиты. Томас Эллой Мартинес (автор книги о судьбе мумии Эвиты) писал, что собственными глазами видел мумию в доме Перона под Мадридом. Это было в 1972 году. Саркофаг с ней стоял в столовой, и выглядела Эвита так, словно только что уснула. Словно и не прошло двадцати лет со дня ее смерти.

Эвита вернулась на родину. Ее привез Хуан Перон, который прибыл в Аргентину, чтобы снова стать президентом. И он действительно им стал – 23 сентября 1973 года. А многострадальное тело своей бывшей жены он захоронил. Правда, опять не там, где она просила, а в склепе загородной президентской резиденции Оливас.

Повсюду сопровождавшая мужа Исабелита тщательно копировала Эвиту. Она хотела занять ее место не только в постели президента, но и в сердцах аргентинского народа. Для этого бывшая балерина перекрасилась в золотистую блондинку и сделала прическу, как у Эвиты. Она подражала ее манере говорить, ее походке (так когда-то бедняжка Ева Браун копировала прежнюю любовницу фюрера).

Как ни странно, но Исабелите удалось то, что не получилось у Эвиты – она стала вице-президентом страны. Более того, после смерти Хуана Перона 1 июля 1974 года Исабелита согласно Конституции автоматически заняла президентское кресло. Этой истеричной, слабовольной и мнительной особе довелось править Аргентиной почти два года. Несчастная страна, в которой к власти приходят Исабелиты и Эвиты!

В марте 1976 года подоспел очередной военный переворот. И благополучно сместил Исабелиту с президентского поста. Она была арестована за хищения из государственной казны и провела в тюрьме несколько лет. О ней никто не горевал.

Тело Эвиты передали ее родственникам, и оно наконец-то обрело покой в семейном склепе на самом престижном кладбище Буэнос-Айреса Риколетта. От греха подальше гроб с ее телом захоронен на десятиметровой глубине и прикрыт сверху двумя толстенными стальными плитами.

Несколько лет назад в ознаменование пятидесятилетия кончины Эвы Перон в столице Аргентины – Буэнос-Айресе – открылся ее мемориальный музей.

И по сей день память о «святой Эвите» бережно хранится в народе, который по-прежнему боготворит свою благодетельницу.

И по сей день есть люди, вспоминающие о бывшей первой леди с неослабевающей ненавистью.

Кто-то сказал о ее жизни, что это была яркая и отчаянная трагедия. Но только ли трагедия? Эта женщина вырвалась из самых низов на самую вершину, она осуществила свою мечту: получила и неограниченную власть, и неисчислимое богатство. Однако принесло ли ей все это счастье?

История жизни Эвиты Перон весьма необычна. История ее смерти и «жизни после смерти» совсем уж невероятна. Неудивительно, что эти истории привлекают внимание писателей, режиссеров, сценаристов и актеров. Об Эвите написаны десятки противоречивых книг, она стала героиней бродвейских мюзиклов и голливудских кинофильмов.

В 1976 году Эндрю Ллойд Вебер и Тим Райс сочинили мюзикл о жизни Эвиты Перон. Песня из мюзикла «Не плачь по мне, Аргентина!» в исполнении Джули Ковингтон прочно заняла первые места в самых престижных хит-парадах. А в 1996 году Алан Паркер снял фильм по мотивам этого мюзикла и название оставил прежнее – «Эвита». Главную роль в фильме сыграла певица Мадонна, которая заявила режиссеру при первой же встрече: «Только я могу понять ее страсть и ее боль». Как видите, не одни аргентинцы подпадают под очарование Эвы.

Человеческая память – феномен избирательный. Сейчас мало кто вспоминает о темных сторонах биографии Эвы. Но все граждане Аргентины знают сказку о бедной девушке, которая стала принцессой и при этом никогда не забывала о своем происхождении и пыталась, чем могла, помогать простым людям своей страны. К чему это привело страну – в расчет не берется. Развал экономики богатой страны намеренно не связывается с дорогим именем…

Вот и живет имя Эвиты Перон в легендах, где перемежаются правда и вымысел. Как кто-то красиво сказал: «Амбициозная, красивая, безжалостная, она начала в потемках и вознеслась до небес».

«С днем рождения, мистер президент!». Джон Кеннеди, Жаклин Бувье и Мэрилин Монро

В отличие от нашей страны, где долгие годы правителя с поста могла сместить только смерть, в Америке президенты всегда сменялись, как говорится, с завидной регулярностью. И время от времени на посту главы американского государства оказывался человек, не умеющий или не желающий справляться со своими основными инстинктами. Их было, надо сказать, не так уж и мало…

Открывает этот «любовный список» самый первый президент США Джордж Вашингтон (1732–1799). Он женился скорее по расчету, чем по любви, и почти всю жизнь (даже с поля боя) писал длинные пылкие письма Саре Ферфэкс, жене своего друга. Правда, иных доказательств их связи не имеется. Но зато имеется множество слухов о любовных похождениях Вашингтона: и рабынь он не раз осчастливливал приплодом, и даже смерть принял – от воспаления легких – после любовного свидания на морозе.

Томас Джефферсон (1743–1826) тоже не обошел вниманием жену своего друга. Говорят, Томас соблазнил Бетси после вечеринки в доме своего приятеля, бесстыдно проникнув к ней в комнату. Самое удивительное заключается в том, что муж Бетси бесконечно доверял Томасу и часто оставлял на его попечение жену и дочку. О домогательствах Джефферсона (которые она якобы отвергла) Бетси рассказала своему мужу только через двадцать лет. Взбешенный супруг вызвал соперника на дуэль и обнародовал разоблачительное письмо, которое ясно показывало, что Джефферсон приставал к его жене целых одиннадцать лет. Как заметил один историк: «Мы слышали о десятилетней осаде Трои, но кто слышал о десятилетней осаде женщины?»

Конечно, Джефферсон был страстным человеком (известно, что его любовницей была художница Мария Косвей, а затем и ее подруга), но, похоже, ему было свойственно и определенное постоянство. Так, рабыня Салли родила ему семерых детей.

Любовная история президента Эндрю Джексона (1767–1845) очень отличается от похождений других президентов. Он влюбился в Ракел Донельсон, жену безумно ревнивого капитана Робардса, и его любовь оказалась взаимной. В результате супруги Данельсон таки развелись, однако развод не был оформлен до конца. Не ведая об этом, Джексон сыграл свадьбу с Ракел. А через тридцать пять лет политические противники Эндрю использовали этот факт для обвинения его в моральной нечистоплотности – он взял в жены неразведенную женщину! При этом всю жизнь Эндрю был поистине идеальным мужем, у него не было ни одного романа на стороне.

С именем пятнадцатого президента США Джеймса Бьюкенена (1791–1868) связана тайна гибели Анны Колман, на которой он обещал жениться, но внезапно изменил намерения и начал ухаживать за ее подругой. Бьюкенен прожил жизнь холостяком и приобрел репутацию гомосексуалиста. Ходили слухи, что его партнером был сенатор, а потом вице-президент Уильям Кинг.

Джеймс Гарфильд (1831–1881) так же, как и Джексон, не был замечен в изменах жене. А до брака он платонически дружил с Ребеккой Селек и Марией Лернид. Обе дамы были без ума от Джеймса. Эти трое называли себя «треугольником», считались «двумя сестрами и братом» и ни дня не могли прожить друг без друга. В жены Гарфильд взял совершенно «постороннюю» даму и счастливо жил с ней, пока не погиб от руки террориста.

Гровер Кливленд (1837–1908) открыто признавался в том, что до брака имел роман (с вдовой Марией Халпин, от которой, по слухам, имел ребенка). Честность с избирателями пришлась согражданам по душе – Кливленд дважды побывал на посту президента.

Уоррен Гардинг (1865–1923) прославился своим романом с Нэн Бриттон, имевшей от него ребенка и написавшей после его смерти книгу. Этот президент не очень заботился о своей репутации и активно посещал публичные дома. Когда же Гардингу захотелось обольстить понравившуюся ему даму, его не остановило даже то, что у бедной женщины только что умер сын. Профессиональный политик уговорил ее мужа уехать на лечение нервной системы в пансион, а сам взялся «успокаивать» безутешную мать… и занимался этим еще пятнадцать лет.

Мы забыли упомянуть, что президент Гардинг был женат. Пятнадцатилетний роман-«долгожитель» с замужней дамой был не единственным: с Нэн Бриттон отношения тоже тянулись достаточно долго. Эта милая девушка работала у него в офисе и время от времени навещала президента в Белом доме. В августе 1921 года в главном доме страны разыгралась следующая сцена: Гардинг назначил возлюбленной рандеву в гардеробной (теперь эту комнату показывают всем посетителям), и девушка прибыла. Но затем следом прибыла и его жена Флоренс, которую о происходящем уведомил ее охранник. Обманутая жена стала рваться в запертую гардеробную, но тут в дело включился охранник Гардинга – этот преданный защитник преградил путь рассерженной даме. И пока Флоренс металась от двери к двери в поисках другого входа, Нэн ретировалась, а президент, приняв чрезвычайно деловой вид, быстренько уселся за рабочий стол. Тогда президенту Америки повезло – он успел «замести следы»!

Прикованный к креслу Франклин Делано Рузвельт (1882–1945) также не был монахом. Он крутил романы со своими секретаршами – Люси Мерсер и Алисой Леханд. Об Алисе даже знала его жена Элеонора (которую, в свою очередь, подозревали в нетрадиционной связи с журналисткой Лореной Хикок). Алиса жила прямо в Белом доме в личных трехкомнатных апартаментах, но ее часто заносило в спальню президента, да еще в одной ночной рубашке. Многие сотрудники вспоминали, что днем ее можно было застать в президентском кабинете – она сидела у Франклина на коленях. Но Рузвельт, широкая душа, не ограничивал себя секретаршами Белого дома, в числе его любовных побед числятся норвежская принцесса Марта и директриса издательства Дороти Шифф.

Дуайт Эйзенхауэр (1890–1969) избежал репутации ловеласа, однако не по своей воле и не из-за каких-либо высоких моральных принципов. В 1942 году в Лондоне он положил глаз на красавицу Кей Соммерсбай, которая работала военным водителем и возила генерала по Лондону. В своих мемуарах Кей рассказала, что некоторое время они совершали совместные прогулки пешком и на лошадях и были близки, но уже в 1943 году они расстались, хотя и любили друг друга: герой войны оказался импотентом. Этот «диагноз» подтверждают многие историки, опираясь на тот факт, что генерал был женат, но своих детей не имел.

Затем в Белом доме наступило временное затишье. Впрочем, совсем ненадолго. Воцарившуюся «скуку» развеял Джон Кеннеди (1917–1963), об амурных похождениях которого ходят прямо-таки легенды. Его официальный «послужной» список весьма внушителен, но далеко не полон: одна королева красоты, две стриптизерши, две известные проститутки (неизвестных никто даже не считал), множество «просто знакомых» и секретарш в Белом доме, четыре кинозвезды, две стюардессы и так далее, и так далее, и так далее…

Джону Фицджералду Кеннеди прощали

всех

его женщин, которых, как вы уже поняли, за ним числилось немыслимое количество. Как заметил один из его биографов Гарри Уиллс, «ежедневная доля секса» Кеннеди прославила его больше, чем какое-либо политическое достижение. Сменивший Кеннеди на посту президента Линдон Джонсон, еще один сластолюбец, обожал порассказать о своих любовных победах и ужасно сердился на сравнения с предшественником: «Я имел больше баб, чем Кеннеди, не тратя при этом таких усилий, как он!» Может, оно и так, но и по сей день ни один хозяин Белого дома не смог сравняться с обаятельнейшим Джоном Кеннеди.

Джон Фицджералд Кеннеди родился 29 мая 1917 года в Бруклайне, штат Массачусетс, в семье Джозефа Патрика и Роуз Фицджералд Кеннеди. Предки Кеннеди эмигрировали в Америку из Ирландии в XIX веке. Семейство Кеннеди издавна занималось политикой и было одним из столпов демократической партии. Джозеф Патрик Кеннеди – удачливый бизнесмен, которому удалось стать мультимиллионером, – занимал пост главы федеральной комиссии по ценным бумагам и был послом в Великобритании во время президентства Франклина Рузвельта.

Мать будущего президента Роуз Кеннеди была дочкой мэра Бостона, Джона Ф. Фицджералда по прозвищу «Милашка Фиц».

Джон, получивший имя в честь деда, был вторым из девятерых детей и получил строгое католическое воспитание. У него было трое братьев – Джозеф, Роберт и Эдвард, и пять сестер.

Джону было тринадцать лет, когда его отправили в частную школу в Коннектикуте, но он заболел, и родители забрали его из пансиона. В восемнадцать лет он записался в Принстон, но опять вмешалась болезнь, и он вновь бросил учебу. В 1936 году Джон поступил в Гарвардский университет и окончил его в 1940 году. Несмотря на слабое здоровье, он занимался спортом и даже выиграл однажды вместе с братом Джо первенство университета по яхтингу.

Под влиянием отца свою дипломную работу он посвятил изучению Великобритании, в частности, ее реакции на ремилитаризацию гитлеровской Германии. Через несколько лет по материалам диплома он написал книгу «Почему Англия проспала войну».

Весной 1941 года его не взяли в армию по состоянию здоровья, но за два месяца до вступления США в войну он пошел служить во флот и в звании младшего лейтенанта принял под свое командование патрульный торпедный катер в частях, расположенных в районе боевых действий в Тихом океане. Его старший брат Джозеф (которого все звали просто Джо) – надежда семьи и кандидат в президенты – погиб на войне. Тогда отец, Джозеф Кеннеди, решил, что президентом будет следующий сын, хотя у Джона были совсем другие планы на свою жизнь – он собирался стать ученым или журналистом. Но он безропотно занял место старшего брата и много позже, уже в бытность свою сенатором, говорил: «Так же, как я стал заниматься политикой из-за того, что Джо умер, если завтра что-нибудь со мной случится, меня заменит мой брат Бобби, а если умрет Бобби, на его место придет Тедди». Это был жизненный принцип клана Кеннеди.

Сам Джон, принимавший участие в боевых действиях, уцелел чудом. 2 августа 1943 года японский эсминец «Амагири» потопил судно, которым командовал Джон, вблизи Соломоновых островов. Спаслась почти вся команда, но многие были тяжело ранены, в том числе и Джон. Он был награжден медалью за героизм и, несмотря на тяжелое ранение спины, пытался вернуться в строй. Но в начале 1945 года его комиссовали. Последствия серьезного ранения – сильные боли в спине – и малярия, которую он подхватил на Соломоновых островах, не оставляли его до конца жизни. Ко всем этим неприятностям Джон страдал болезнью Аддисона (болезнь надпочечников), но то, что он был тяжело больным человеком, никак не отражалось на планах семейства Кеннеди – они были уверены, что Джон просто обязан стать президентом.

Мучительные боли и слабое здоровье жизнь компенсировала молодому Джону Кеннеди невероятной удачливостью на политическом поприще – он выигрывал все выборы, в которых участвовал. Впервые он баллотировался в Конгресс в 1946 году. Свою кампанию он вел очень агрессивно (возможно, сказывался военный опыт), опираясь исключительно на хорошо проверенные силы – свое семейство, друзей по колледжу, сослуживцев по флоту. В результате на выборах он наголову разбил соперника. Ему тогда было всего двадцать девять лет. Кеннеди трижды избирался в Конгресс: после 1946 года он был переизбран в 1948 и в 1950 годах.

Еще через два года Кеннеди выдвинул свою кандидатуру в Сенат, между прочим, против очень популярного сенатора Генри Кэббота Лоджа-младшего. Клан Кеннеди снова взялся за работу: мать и сестры Джона устраивали по всему штату «чайные приемы Кеннеди», а двадцатисемилетний брат Роберт стал главным менеджером его избирательной кампании. Результат оказался тот же – Кеннеди превзошел Лоджа на 70 тысяч голосов.

А когда 12 сентября 1953 года Джон женился на очаровательной аристократке Жаклин Бувье, его популярность повысилась еще больше. За годы совместной жизни Жаклин родила Джону трех детей: в 1957 году – дочку Кэролайн; в 1960 году, через семнадцать дней после избрания Кеннеди президентом, – сына Джона-младшего; третьим был Патрик, который родился в 1963 году и прожил всего двое суток.

Но это было потом, а в середине 50-х годов обаятельный сенатор Кеннеди и его прелестная жена быстро приобрели всенародную популярность, хотя с профессиональной точки зрения Кеннеди в Сенате не блистал.

В 1956 году Джон потерпел первое разочарование – он баллотировался в вице-президенты в паре с лидером левого крыла демократов Стивенсоном, но в этот раз победил теннессийский сенатор Кифовер. Несмотря на проигрыш в одном, Кеннеди выиграл в другом – его предвыборное выступление транслировали на всю страну, и за один день Кеннеди стал чуть ли не самым знаменитым политиком страны. Едва переведя дух, он начал новую кампанию – за первое место в избирательном бюллетене на следующих президентских выборах в 1960 году.

В январе 1960 года Джон официально заявил, что будет баллотироваться в президенты. Отец-миллионер купил сыночку самолет, чтобы он мог летать со своей командой по всей стране. А главными помощниками Кеннеди стали его братья Роберт (Бобби) и Эдвард (Тедди). Оба брата окончили Гарвардский университет и юридическую школу Вирджинского университета. Бобби, кроме того, успел поработать прокурором и советником комиссии конгресса. Как видите, оба брата были весьма достойными помощниками с действительно незаурядными способностями. Клан – кланом, родня – родней, а дело – делом.

К этому времени уже существовало понятие «стиль Кеннеди», что означало светский лоск и утонченность всего семейства, соединение богатства Кеннеди-старшего, неотразимого обаяния и прекрасного чувства юмора самого Джона, изысканной красоты Жаклин, прелести детей, а также очарования и интеллекта гарвардских братьев-советников. Высокий (1 м 82 см), стройный (он весил всего 78 кг) и зеленоглазый Джон Кеннеди пользовался огромной популярностью у женщин.

Победа Джона Кеннеди на выборах, хоть и ожидаемая, стала чуть ли не всенародным праздником, фотографии Джона и Жаклин появились на обложках всех журналов.

Еще в 1956 году, когда Джон из одних выборов ринулся в другие, журналисты, шутя, прозвали его «молодым человеком, который спешит». Хотя «молодым» его можно было назвать условно – тогда ему было тридцать девять лет.

Но он и впрямь спешил: слабое здоровье подстегивало, а еще то, что он словно жил за двоих – за себя и за своего старшего брата. А может, он предчувствовал, что жизнь ему отмерена недолгая? И ему хотелось успеть как можно больше? И как можно лучше: если уж делать карьеру, то самую лучшую, если уж любить, то не только многих, но и самых-самых…

И вот его гонка за карьерой увенчалась потрясающим успехом. На любовном фронте (который был весьма широкомасштабным) дела у Джона тоже шли более чем успешно.

Одной из самых знаменитых любовных побед Джона была великолепная и неповторимая Мэрилин Монро. Об их романе написано немало, поскольку именно эта история любви затмила все остальные интрижки самого обаятельного президента Соединенных Штатов.

Но начнем мы не с романа с Мэрилин, а с самого начала…

Со своей невинностью Джон расстался в семнадцать лет в одном из гарлемских борделей. Затем началась череда всевозможных подружек. Этот нескончаемый поток не остановила даже женитьба на Жаклин.

Вообще, отношения Джона с Жаклин не походили на тихое доверительное семейное счастье. Оба были молоды, красивы, богаты и… с характером. Уже через год после свадьбы, в 1954 году, когда жена путешествовала по Европе, Джон с тремя друзьями тайно снял коттедж, куда жизнерадостная четверка молодых политиков приводила всяких-разных красоток. Дом свиданий был таким тайным, что про него не знали даже пройдохи-журналисты. Прикрывала все это безобразие специально приглашенная экономка – почтенная, благородного вида дама, в обязанности которой входило каждое утро и каждый вечер посещать церковь. Соседи, которые всегда и везде любят следить друг за другом, были в восторге от новых жильцов.

Любвеобильность президента Кеннеди хорошо известна даже за пределами его родной страны. Для нее поистине не существовало границ: ни приличий, ни разницы в возрасте, ни отсутствия взаимности. Некоторые историки пишут, что Жаклин часто путешествовала именно потому, что не хотела быть свидетельницей сексуального задора мужа. Разрекламированная счастливая семейная жизнь в Белом доме была по большей части лишь видимостью, необходимой составляющей тщательно продуманного образа президента Соединенных Штатов Америки – публика должна во всем почитать своего лидера.

Довольно серьезный роман был у Кеннеди с «мисс Дания», замужней красавицей Ингой Арвад (она утверждает, что родила от него сына).

Некая Алиса Пурдом забеременела от Джона и перешла по наследству его брату Роберту с компенсацией в полмиллиона долларов за молчание.

Звезда стриптиза Темпест Сторм утверждала, что Кеннеди «ненасытен в постели».

Еще одна звезда (на этот раз – эстрады), Блейз Стар очутилась с президентом Америки в гардеробной ньюорлеанского отеля. Вообще он любил гардеробные и частенько использовал их во время различных приемов именно с этой целью (не иначе как его вдохновлял пример президента Гардинга).

Кстати сказать, шеф ФБР Эдгар Гувер уже не первый год следил за амурными похождениями Джона и к этому времени собрал весьма серьезный компромат на любвеобильного президента. Именно поэтому Кеннеди не отправил ненавистного Гувера в отставку – боялся разоблачений.

Но вернемся к самим амурным похождениям Джона. Несколько лет он был серьезно увлечен Джоан Лундберг.

Красавица Памела Тенюр, ставшая любовницей Джона еще в бытность его сенатором, очень раздражала своих домовладельцев, которые старательно фотографировали Джона возле ее дома, прослушивали происходящее внутри (и даже в спальне), а затем отправляли все эти материалы в прессу и в ФБР. Однако весь собранный ими компромат не возымел никакого действия. Когда Джон стал президентом, он взял Памелу в секретарши. Ее посещения настолько участились, что Жаклин всерьез надеялась – Памела в конце концов отобьет у него интерес к сексу. И нечто подобное происходило на самом деле. Однажды Джон пожаловался своему другу: «Представляешь, в комнате две голые женщины, а я сижу и читаю “Уоллстрит джорнал”. Неужели я старею?»

Положил он глаз и на одну из организаторов его президентской кампании – Джудит Эмпбелл. Сначала она, как и многие до нее, поддалась очарованию Кеннеди, но затем пришла к выводу, что как мужчина Джон эгоцентричен и думает только о себе. Такое положение вещей ее не устроило.

Одна из подруг Жаклин, некая Мэри, известна не только вероломством по отношению к Жаклин, а тем, что в перерывах между сексом с мужем дорогой подруги курила вместе с ним марихуану. (Конечно, об этом никто не должен был знать, ведь всего через неделю начиналась международная конференция по борьбе с наркотиками.) Накурившись, они одурело хохотали над тем, что «президент не в состоянии нажать на “кнопку” в случае внезапного ядерного нападения русских».

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры