1 Разум и чувства. Как любили известные политики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Разум и чувства. Как любили известные политикиСкачать


Автор: Фолиянц К.

«Но, Кастурбай… – Мохандас не мог собраться с силами, чтобы объявить ей о своем решении. – Я не смогу принять этот подарок».

«Почему?!» – она была искренне удивлена таким заявлением мужа.

«Понимаешь, иначе получится, что я все делал за деньги и тем самым обманывал людей, которые поверили в меня…»

Говорят, Кастурбай была единственным человеком, которого Ганди по-настоящему боялся. Надо полагать, не в том смысле, что она обладала грозным и скандальным характером (она такой, кажется, не была), но Кастурбай имела право требовать от него исполнения семейных обязанностей – не только супружеских, но и отцовских, в первую очередь…

Однако Мохандас отказался от богатого подарка в пользу самых бедных людей общины.

И Кастурбай с ним согласилась. Поразмыслив, эта мудрая женщина сказала мужу, что он поступил правильно и справедливо.

В 1915 году они вернулись в Индию. Но для местной политической элиты Ганди не был героем. Да и он был неприятно удивлен – его встретили сытые, гладкие лица, в дорогих одеждах и баснословных драгоценностях. Ему было здесь очень неуютно.

Учение Толстого подсказало Ганди еще одну идею. Русский граф проповедовал презрение к материальным благам и возврат к простой жизни и физическому труду, этот призыв Ганди объединил с древней индийской традицией ашрамов – поселений, в которых люди живут как одна семья, вместе работают и вместе духовно совершенствуются (что-то вроде западных монастырей – в идеале). Вот в одном из таких ашрамов и поселился Ганди с семьей по возвращении в Индию. Они жили в глинобитной хижине, Кастурбай вместе с мужем и детьми возделывала землю, пряла пряжу. Во всем ашраме у них было самое бедное жилище. Супруги и их дети спали прямо на полу, подстелив под себя лишь тонкую ткань, которую сами и ткали. Пища у них была скромная и исключительно вегетарианская. Когда к Ганди пришли английские парламентарии, чтобы уяснить, чего он на самом деле добивается, им пришлось сидеть на полу – в доме Ганди даже подушки считались предметом роскоши.

Справедливости ради следует сказать, что отнюдь не всегда ашрамы справлялись со своей задачей и могли обеспечить сами себя. Например, на содержание ашрама, где жил Ганди, давали деньги его богатые покровители. По этому поводу один из ашрамовцев как-то заметил, что «обеспечение бедной жизни Ганди стоит очень много денег»…

Однако в ашраме Ганди задержался ненадолго. Он отправился в путешествие по стране, чтобы посмотреть, как живет его народ. И увидел ужасающий голод. Мохандас был потрясен до глубины души, когда ему довелось увидеть, как люди бились за кусок хлеба. Уже «выпавший» из индийских традиций, европеизированный Ганди восклицал: «Отчаянная борьба за хлеб лишает их всякого чувства приличия и самоуважения». Действительно, умирающим от голода людям нет дела до приличий…

Через два года после приезда Ганди начинает проводить сатьяграхи в Индии. Англичане сажают смутьяна в тюрьму. Но в ответ во всем мире поднимается волна протестов, а в самой Индии проходят демонстрации и забастовки. Ганди выпускают из тюрьмы, однако англичанам от этого легче не становится – он немедленно призывает народ еще сильнее сопротивляться колониальному режиму.

Вообще-то Ганди боролся не только с колонизаторами, но и с предрассудками собственного народа. Одним из первых в Индии он выступил против разделения людей на касты, из-за чего тут же приобрел множество врагов – в первую очередь, индийцев, входивших в привилегированные касты. Количество противников возросло, когда Ганди открыто вступился за права неприкасаемых, большое возмущение в стране вызвало его заявление: «Если мне докажут, что постыдная система неприкасаемых присуща индуистской религии, я открыто восстану против индуизма!» Даже преданная ему Кастурбай была смущена столь резким выпадом против освященных веками традиций: одно дело бороться против английских колонизаторов и совсем другое – против собственной страны. И тогда Ганди совершил очередной поступок. Помните: «Никогда не требуй от человека того, чего не делаешь сам»? Он удочерил девочку-сироту из касты неприкасаемых и привел ее в свой дом.

Кастурбай возмутилась и воспротивилась. Но только сначала. Стоило ей, пересилив себя, погладить несчастную малышку по голове, как волна жалости захлестнула ее доброе сердце. И она вновь встала на сторону мужа и, как и прежде, поддержала его.

Однако народ не мог так сразу отказаться от многовековых традиций. Ганди, который к тому времени уже провел несколько сатьяграхи и сумел добиться серьезных уступок от английских властей и которого народ уже величал Махатмой, объявил бессрочную голодовку протеста. И через несколько дней произошло невероятное – страх потерять «Великую душу» Индии оказался сильнее древних предрассудков. Люди шли в дома неприкасаемых, принимали из их рук пищу. Обнять неприкасаемого, побрататься с ним стало символом очищения, освобождения души… К великой радости всей страны Ганди прекратил голодовку.

Больше всех, как вы понимаете, радовалась его жена. Кастурбай старалась всегда быть рядом с мужем. Она и не думала осуждать его поступки, она просто была рядом. Их трогательное и уважительное отношение друг к другу не менялось все шестьдесят два года совместной жизни. За эти годы она не услышала от него ни одного грубого слова, так же, как и он от нее.

Правда, не все дети радовали отца и мать. К примеру, их старший сын, глубоко огорчив родителей, принял ислам, но, вопреки обычаям этой веры, предавался пьянству. Зато другой сын, полностью разделяя взгляды отца, вместе с ним участвовал в акциях неподчинения колониальным властям. Те дети, которым пришлась не по вкусу жизнь в ашраме, покинули родительский дом. И Ганди им нисколько не препятствовал – он вообще никому не навязывал своих убеждений. И упреки старшего сына в том, что он лишает своих детей всех возможных в жизни удовольствий, Ганди выслушивал молча – не оправдываясь и не переубеждая.

Время от времени Кастурбай приходилось выбирать, чью сторону ей принять… И она всегда принимала сторону мужа. «Твой отец никому не жаловался, – писала она одному из сыновей, покинувшему отчий дом, – но я-то знаю, как он страдает!»

А у Ганди появляются последователи и восторженные поклонники среди европейцев. К нему в ашрам съезжаются несколько экзальтированные и довольно странные (но отнюдь не бедные) европейки. Одна из них – леди Маделин Слейд. По описаниям, это была смертельно бледная, с наголо бритой головой, босая, в грубом домотканом сари женщина, которая неотступно сопровождала Ганди во всех его путешествиях…

Противостояние с английскими колонизаторами продолжалось, и в конце концов произошло небывалое – англичане вступили в официальные переговоры с Ганди. А ведь он, по сути, не был формальным представителем страны или народа. Получалось, что Ганди выступал лишь от самого себя. Уинстон Черчилль, возглавлявший в те годы «Лигу защиты Индии», возмущался: «Как это возможно? Полуголый факир смело шагал по ступеням вице-королевского дворца, чтобы вести переговоры о перемирии на равных условиях с представителем короля-императора!»

Кастурбай по-прежнему была ему верной спутницей жизни. Их духовная близость была совершенно уникальной…

Еще в Южной Африке в середине 1906 года Ганди дал обет брахмачарии (это ведение целомудренного и аскетического образа жизни и отказ от чувственных наслаждений). Он говорил: «Брахмачария необходима для служения человечеству. Я сознавал, что моя задача окажется мне не по силам, если я уйду в радости семейной жизни и буду производить на свет и воспитывать детей. Одним словом, невозможно жить и бороться за независимость страны, следуя одновременно велению плоти и велениям духа». Чтобы справиться с зовом плоти, Ганди проводил несколько странные опыты. Один из авторов описывал это так: «…Поздний вечер. Они входят в комнату. Он спокоен, она выглядит несколько взволнованной. Он положил девушке руку на плечо, подвел к ложу и попросил снять сандалии. Первую ночь они вначале спали в одежде под одним одеялом. Но в полночь он разбудил ее и попросил раздеться. В течение последующих ночей он гасил свои плотские желания усилием воли, так и не притронувшись к ней…

Это не эпизод из эротического романа – речь идет об одном из “экспериментов с истиной” Ганди… А героиня рассказа – Ману (дальняя родственница и одна из постоянных обитательниц его ашрамов)…

Много лет спустя еще одна женщина – Сушила Найяр – призналась, что спала обнаженной с Ганди. Есть основания считать, что в аналогичных опытах в разное время участвовали многие постоянные обитательницы ашрамов. Все проходило в строжайшей тайне, и об эксперименте знали лишь самые близкие люди».

Естественно, знала и Кастурбай. Она поняла своего мужа, приняла его решение абсолютно спокойно и осталась его надежным другом.

Но Ганди признавался, что аскетизм оказался для него серьезным испытанием, соблюдение обета было для него порой подобно «хождению по острию ножа» – время от времени плотские желания напоминали о себе. «Для меня все еще загадка, откуда подкрадываются нежелательные мысли. Не сомневаюсь, что существует ключ, которым можно запереть их, но этот ключ я должен подобрать для себя сам», – говорил Мохандас.

Несмотря на аскетический образ жизни, Ганди не отказался от общения с женщинами. Они сопровождали его во всех многочисленных поездках по стране и в жизни в ашрамах. Его личным секретарем и врачом была Сушила Найяр. Ману и жена его внучатого племянника Абха служили для Ганди «живыми посохами». На плечи этих девушек Ганди опирался, когда прогуливался.

Со своей сексуальной жизнью, вернее, с внезапными приливами эротических желаний, Ганди связывал события, происходящие в стране – и внутренние конфликты, и собственные политические неудачи. В борьбе с плотью он подвергал себя изощренным испытаниям, которые являлись составной частью его «экспериментов с истиной». Звучит все это необычно, но это было именно так…

В середине сороковых годов прошлого века англичане, дабы изолировать опасного «полуголого факира» от народа, упрятали его под домашний арест. Правда, довольно странный домашний арест. Это заключение Ганди отбывал во дворце мультимиллионера Ага-Хана.

Мучимый одиночеством в «золотой клетке» дворца, привыкший к совсем другой обстановке, Махатма серьезно заболел. В своих письмах жене он ни о чем ее не просил, но Кастурбай как любящая женщина сама поняла, что следует делать. На правах жены, она – такая же маленькая, как он, и такая же светлая и непобедимая духом, – потребовала, чтобы ее тоже арестовали и поселили вместе с мужем. Как ни странно, жестокие колонизаторы пошли ей навстречу.

Ухаживая за больным мужем, Кастурбай, которой было уже за семьдесят, сама тяжело заболела. Сердечные приступы следовали один за другим, и в конце концов на глазах Мохандаса она скончалась. Такая преданность мужу потрясла мир. По всей Индии люди устраивали траурные митинги и шествия. А Ганди все эти печальные дни безмолвно сидел у смертного одра безмерно любимой жены… Он прощался с ней. И просил у нее прощения за такую трудную, полную лишений жизнь…

К сожалению, их старший сын Харилал, даже возле смертного одра матери, не смог примириться с отцом – он считал, что отец избрал неверный путь и обрек всю семью на нищенское существование.

22 февраля в память о Кастурбай Ганди в Индии ежегодно отмечается День матери.

После похорон жены Ганди снова слег на несколько месяцев. Но Махатма сумел справиться с величайшей своей потерей. Он пережил Кастурбай на четыре года…

Когда в Индии начались очередные религиозно-общинные столкновения, Махатма прибыл в Ноакхали – самый центр борьбы. И 20 декабря 1946 года он начал свой последний «эксперимент с истиной», похоже, искренне считая его единственным шансом, который должен спасти целостность страны и положить конец индусско-мусульманским погромам.

«Истина подобна огромному дереву, – провозглашал Махатма, – которое приносит тем больше плодов, чем больше за ним ухаживают. Чем более глубокие поиски в кладезе истины вы будете производить, тем больше сокровищ откроется вам…»

Ситуация в Ноакхали стала постепенно улучшаться, погромы прекратились. И Ганди решил, что все это благодаря его «экспериментам». Он был так уверен в своих заслугах, что объявил об этом публично. Отклики на сексуальные эксперименты Махатмы были очень разными. Одни приходили в ужас и не желали с ним больше общаться – они считали, что Ганди «подрывает основы общественной морали, демонстрирует нравственную и политическую беспомощность, оскорбляет религиозные чувства народа»; другие говорили, что подобные опыты – глупость и не имеют ничего общего с ахинсой и аскезой; третьи требовали разъяснений, будучи не в состоянии понять столь необычные действия своего лидера.

Весь этот шум не оказал на Ганди никакого влияния, он продолжал экспериментировать, так как видел в этих «опытах» путь к истине. При этом он утверждал, что таким способом проверяет свою стойкость и приверженность обету.

14 августа 1947 года было провозглашено новое государство – Индийский Союз. Мечты Махатмы Ганди сбылись – колонизаторы оставили его страну. Индия стала независимой. «Великая душа» новой страны, Ганди жил во дворце индийского миллионера Бирлы, однако спал там на циновке…

30 января 1948 года Ганди проснулся в обычное для себя время – 3.30 утра. Около трех часов он работал, затем после завтрака и непродолжительного отдыха принимал посетителей, потом, опять же как обычно, вышел в сад к ожидающим его людям. Людей собралось много, и вдруг из первых рядов выскочил какой-то человек и кинулся к Махатме. В руке незнакомца был пистолет. Раздались выстрелы. Религиозный фанатик-индуист Натурам Годсе «отомстил Ганди за предательство священного дела». «Рам! Рам!» («Боже! Боже!») – проговорил великий маленький индиец и упал замертво. Часы показывали 17.17… Так не стало «Великой души» Индии.

Весной 1930 года Ганди организовал самую мощную сатьяграхи – знаменитый «соляной поход». Участники похода пришли к океану, чтобы древним ручным способом выпаривать соль. Это действо стало символом независимости – индийцы восстали против колониального закона о соляной монополии и показали, что могут обходиться без английских товаров. Во главе двигавшейся к побережью огромной колонны, как всегда, шел Ганди.

Фотографии размашисто шагающего маленького человека с бритой головой и большими оттопыренными ушами, опирающегося на длинный посох, обошли газеты всего мира. Этот образ использовали при создании памятника Мохандасу Карамчанду Ганди. Вернее, двух памятников. Один находится неподалеку от главного здания Московского университета, а второй, точно такой же, – в Индии, в Мадрасе.

Одна из соратниц Ганди, индийская поэтесса Сарджини Найду, называла великого Махатму «Микки-Маус» – за легкость характера, неиссякаемую доброжелательность и… необычайно подвижные уши. Ганди относился к этому прозвищу с юмором, ему даже нравилось, когда близкие так его называли. Правда, в узком кругу.

Для остального мира он навсегда остался «Великой душой».

Аромат женщин. Бенито Муссолини и Кларетта Петаччи

О Бенито Муссолини говорят и пишут разное. Но в одном сходятся все – отец фашизма был невероятно любвеобилен. Хотя это не совсем верное слово, ведь о любви Муссолини и не думал. Однако это не мешало итальянскому народу восторгаться сексуальными достижениями своего дуче – ходили слухи, что каждый день ему нужна была близость с новой женщиной.

Этих женщин, действительно, было необычайно много. И что самое странное, все они были искренне в него влюблены. Это больше походило на массовую истерию – чуть ли не все женское население страны, независимо от возраста, мечтало о любовных отношениях с великим дуче. Ошалелые синьоры и синьориты всеми правдами и неправдами прорывались к вожделенному мужчине… И он их не отвергал.

Перескажем одну заслуживающую внимания историю, о которой поведал документальный фильм «Тайна Муссолини», недавно показанный на итальянском государственном канале. Автор картины Джанафранко Норелли утверждает, что в тридцать один год (то есть в 1914 году) Бенито женился на Иде Дальсер, хозяйке косметического салона, которой было тогда тридцать четыре года. Безумно влюбленная в будущего диктатора, женщина заложила драгоценности, продала свой салон и отдала все деньги Бенито, чтобы он организовал газету (Муссолини тогда уже был достаточно известным журналистом левого толка). В 1915 году он ушел на фронт Первой мировой войны, а синьора Дальсер родила сына (Бенито Альбино), которого Муссолини официально признал своим. С фронта Бенито вернулся к семье…

Дальше автор фильма рассказывает, что семейная идиллия была нарушена после прихода Муссолини к власти. Дело в том, что Бенито Муссолини довольно шустро пробивался «наверх» и уже в 1921 году был избран в итальянский парламент, а в 1922 году он обладал всей полнотой власти в Италии наравне с королем Виктором-Эммануилом Третьим. Так вот, по версии автора фильма, агенты дуче, начиная с 1922 года, пытались уничтожить все следы отношений Бенито и Иды. Это им, понятно, удалось, только по каким-то причинам профессиональные агенты упустили из виду свидетельство Миланского городского совета, обязавшего итальянского лидера выплачивать содержание «своей первой жене Иде Дальсер и ее ребенку». Создатель фильма утверждает, что «миланские власти никогда не выписали бы такого постановления без доказательства действительности брака».

А Ида тем временем, естественно, старалась разобраться с «законным мужем». Сначала она просила Бенито пощадить ее и сына. (Не вполне понятно, от чего их надо было пощадить.) Она писала ему: «Даже Нерон и Калигула не сделали бы того, что сделал ты».

(Опять не ясно, почему она сравнивает его с такими жуткими типами.) Но, продолжает свое повествование Норелли, Муссолини не отвечал Иде. Тогда она попыталась прорваться на прием к одному из фашистских министров (сторонников Муссолини), чтобы пожаловаться ему на Бенито (то есть на его прямого начальника). Стоит ли удивляться, что диктатор и фактический правитель страны упек ее в психушку. Ничего хорошего в этом, конечно же, нет, но, признайте, было весьма странно, если бы дуче, по каким-то причинам решивший скрыть факт женитьбы, позволил Иде повсюду представляться синьорой Муссолини, жаловаться на него его же министрам и, кстати, требовать через суд ежемесячных выплат на воспитание сына.

В довершение ко всему Ида написала в министерство внутренних дел письмо, в котором обвинила «мужа» в предательстве родины. У нее якобы имелись доказательства того, что Муссолини получил крупную взятку от французов во время Первой мировой, чтобы он использовал свое влияние и заставил Италию вступить в войну против Австрии. По этому поводу Норелли заметил: «Это могло бы оборвать начинающуюся карьеру Муссолини». Правда, сам Норелли не уточняет, что это за доказательства и откуда они взялись у Иды. Он только сообщает, что обвинение Иды не сыграло никакой роли и его просто «положили на полку». А в 1937 году «первая жена» дуче умерла от загадочного «кровоизлияния в мозг» в психиатрической лечебнице.

Но это еще не конец фильма «Тайна Муссолини». Дальше Норелли рассказывает о маленьком Бенито Альбано, которого, по свидетельству племянницы Иды, увела фашистская полиция. Ребенку сообщили, что его мать умерла, и запретили называть Муссолини отцом. А в 1931 году, когда мальчику исполнилось пят

надцать лет, его усыновил бывший глава полиции Сопрамонте. Далее – исследователи обнаружили, что сын итальянского лидера умер в психбольнице около Милана в 1942 году в возрасте двадцати семи лет. В клинике молодому человеку постоянно вводили препараты, вызывающие кому. Официально власти утверждали, что Ида Дальсер и ее сын представляют «опасность для самих себя и окружающих людей». Однако найденные больничные документы доказывают, что оба они находились в здравом уме.

Ко всем прочим проколам агенты Муссолини добавили еще один. Они «прохлопали» архиважные документы (которые, собственно, только и следовало искать). А сестры Иды прятали их в чучеле птицы, стоявшем в доме на самом видном месте – свидетельство о рождении Бенито Альбано, официальное подтверждение Муссолини о своем отцовстве и соглашение об оказании финансовой помощи, в котором указывалось, что «семья Муссолини состоит из Иды Дальсер и одного ребенка». Короче, все самые важные документы.

Вот такая история. История, которую из-за некоторых нестыковок и отсутствия убедительных доказательств правильнее назвать версией.

А теперь давайте познакомимся с совсем другой историей.

Родился Бенито Муссолини 29 июля 1883 года в деревне Довиа, в провинции Эмилия-Романья. Мать Муссолини была сельской учительницей, а отец зарабатывал кузнечным и слесарным ремеслом. Бенито был старшим ребенком в семье, всего детей было трое. В семействе Муссолини было достаточно денег, чтобы оплатить учебу старшего сына в школе монахов в Фаэнце. Однако строптивый и агрессивный воспитанник плохо вписывался в строгий монашеский устав, к тому же на него оказало влияние мировоззрение отца, который считал себя социалистом и был явным безбожником и бунтарем.

Окончив учебу, Муссолини пошел по стопам матери и стал учителем. К этому времени будущий любимец всех итальянок уже познал чувственную любовь. По деревенским понятиям он даже несколько припозднился – невинность Бенито потерял в семнадцать лет. Помогла ему, как полагается, местная проститутка из соседнего городка Форли. О своем посещении публичного дома, в который наведывалось все окрестное мужское население, Муссолини вспоминал так: «Когда я вошел в публичный дом, я не знал, что делать и что говорить. Но одна пожилая путана посадила меня к себе на колени и начала возбуждать поцелуями и ласками. Я пожертвовал ей свою девственность. Я уходил, опустив голову и шатаясь, как пьяный. Мне казалось, что я совершил преступление. Но с того момента женщины вошли в мою жизнь, в мои сны и желания. Я раздевал их своими глазами и преследовал их в своих мыслях. Я зачастил на танцы и карнавалы. Музыка, ритм движений, контакт с женщинами и запах духов, исходивший от их волос, запах женского пота будили во мне аппетит к их плоти, и я разряжался в борделях». Этот сексуальный заряд не оставлял Муссолини до конца его дней, оттого и слабый пол окончательно слабел в его присутствии. Многие историки полагают, что именно благодаря умопомрачительному, в прямом смысле слова, успеху у женщин он и пришел к власти. И двадцать лет правил страной.

Позже Бенито вспоминал, что, полюбив женщин, он с удивлением обнаружил, что и сам нравится многим представительницам противоположного пола. Внешность у него была вполне к тому располагающая – он несколько походил на молодого Бонапарта: удлиненное лицо с крупным орлиным носом, выдающийся подбородок, глубоко посаженные темные глаза… Об этих черных горящих глазах вспоминали многие женщины! Бенито быстро сообразил, что глупо платить за любовь в борделях, когда можно получить все то же самое бесплатно.

Он начал с тех, кто был ближе – зачем далеко ходить? – и совратил свою кузину. За двоюродной сестрой последовали ее подруги, потом все прочие окрестные барышни. Поскольку учительствовал Муссолини в женской гимназии, недостатка «в материале» у него не было. Но так как свидания проходили в местах, не приспособленных для любви (скамейки в парке или углы в подъездах), то любителю «раздевать глазами каждую женщину» раздевать их на деле почти никогда не удавалось. Эта дурная привычка – все делать наспех и «в полном обмундировании» – осталась у Бенито на всю жизнь. Но, как ни странно, и это не мешало женщинам домогаться его снова и снова.

Одно время будущий отец фашизма проживал в горной деревушке у замужней домохозяйки. Эта синьора никогда не отличалась целомудрием, помимо законного мужа она привечала и других мужчин, но страсть, с которой Луиджия набросилась на молодого постояльца, удивила даже искушенного Бенито. Возможно, дуче, любивший на склоне лет потешить слушателей воспоминаниями о своей мятежной молодости, несколько преувеличил страстность своей домохозяйки, но по его словам выходило, что ревнива она была ужасающе. Однажды она выдрала и уничтожила несколько страниц из его рабочих тетрадей, увидев там женские имена. Откуда деревенской жительнице было знать, что эти имена Бенито выписал специально для занятий из учебников истории и литературы!

Но из нескончаемого потока женщин Луиджия запомнилась Муссолини неспроста. В один отнюдь не счастливый день он обнаружил симптомы некоего недомогания, передаваемого исключительно половым путем – похоже, ревнивая синьора оказывала определенные услуги не только постояльцу. Господин учитель запомнил страстную ревнивицу навсегда и заработал сифилис, от последствий которого страдал до конца своих дней.

Учительствовал Муссолини недолго – эта деятельность его абсолютно не привлекала. Он мечтал о славе и богатстве. «Я хочу быть вершителем судеб», – сказал он как-то одной из своих любовниц. Бенито тогда и не подозревал, что через несколько лет по всей Италии будут развешаны его портреты и полотна с его высказываниями, а весь народ станет славословить и воспевать великого дуче Муссолини.

Оставив педагогическое поприще, Бенито в 1902 году отправился на поиски счастья в Швейцарию. Уже тогда он назвал себя социалистом (вслед за отцом) и полюбил выступать перед аудиториями. Сначала небольшими, состоящими из живущих в Швейцарии рабочих-эмигрантов. Выступал он зажигательно, и его популярность довольно быстро росла, а имя очень скоро стало хорошо известно швейцарской полиции, которая несколько раз арестовывала его за «подстрекательские речи». Увлекшись идеями социализма, Муссолини даже познакомился с работами некоторых «основоположников учения», однако предпочитал брать из их теорий лишь то, что ему нравилось, и то, что было понятно ему самому – в этом случае он мог объяснить идею другим, а то и выдать за свою.

Но гораздо сильнее, чем социалистические идеи, Муссолини потрясла концепция сверхчеловека, созданная Ницше, и он сразу же решил для себя, что не станет искать этого «сверхчеловека» где-то на стороне, а будет культивировать его в самом себе. Еще ему очень понравилось ницшеанское понимание народа как «постамента для избранных натур», а войны – как наивысшего проявления человеческого духа. Все это Муссолини усвоил и взял на вооружение.

Через пять лет жизни и деятельности в Швейцарии терпеливые швейцарские власти выслали его из кантона Женевы обратно в Италию. Это случилось в 1907 году (в России уже произошла первая революция и по Европе вовсю разгуливал «призрак коммунизма»). В том же году Бенито впервые назвали «Маленьким вождем» («пикколо дуче»). А через несколько лет определение «пикколо» отпало само собой и титул дуче прочно закрепился за Муссолини, который был этим очень доволен.

«Сверхчеловек» Муссолини поселился в своей родной провинции, сошелся с местными социалистами и принялся проповедовать свои идеи в небольшой газете «Лотта ди классе» («Классовая борьба»). Надо признать, что журналистом он был одаренным и чрезвычайно плодовитым. О темпераменте и говорить не приходится – Бенито с бешеным пылом громил монархию и милитаризм, ругал богатых и священников, социалистов-реформистов и республиканцев. Писал он ярко, зло и агрессивно. Заштатная газетенка вскоре удвоила тираж и стала ежедневным органом Итальянской социалистической партии (ИСП) в Форли. А непримиримого журналиста-борца избрали местным партийным секретарем.

Параллельно с партийными успехами шли победы и на любовном фронте. Однако в 1909 году темпераментный итальянец влюбился по-серьезному. Когда-то, как вы помните, он был школьным учителем, и вот сейчас он столкнулся со своей бывшей ученицей – Ракель Гвиди. Девушка работала в баре местной гостиницы, и они часто виделись. Дуче был очень удивлен – девица не упала сразу к его ногам. Она не отвергала его ухаживаний, однако и не спешила сказать твердое «да».

Не желая обременять себя – великого революционера, которому предстояло вершить судьбы страны, – Муссолини предложил Ракели гражданский брак. Девушка, поразмыслив, согласилась (ах, эти черные глаза!), вот только родителей такой вариант абсолютно не устраивал. Тогда темпераментный итальянец Бенито разыграл перед ее матерью целый спектакль – он выхватил из кармана револьвер и трагически воскликнул: «Видите этот пистолет, синьора Гвиди? В нем шесть патронов. Если Ракель откажет мне, первая пуля достанется ей, вторая – мне! Выбирайте!» Синьора Гвиди была очень впечатлена. И Бенито увел Ракель из родительского дома «без свадьбы и женитьбы».

Так бы они и прожили всю жизнь, официально не поженившись, если бы не вмешалась судьба в лице Иды Дальсер. Да-да, той самой, с которой мы и начали весь рассказ. Только, по более традиционной версии личной жизни Бенито, Ида была всего лишь любовницей дуче, правда, страстно желающей стать синьорой Муссолини. Она так и представлялась всем и каждому, особенно после того, как родила дуче сына.

Официально свободный Муссолини поспешил оформить брак с Ракелью в мэрии.

По этой версии Ида Дальсер также оказалась в психиатрической больнице. В 1937 году Муссолини решил прекратить выступления Иды и отправил ее в психушку. Там она и оставалась до конца своих дней. Их сын погиб в годы Второй мировой войны.

Но пока до этого было еще далеко. Шел всего лишь 1912 год. В партии итальянских социалистов зрел кризис, и Муссолини решил этим воспользоваться для следующего рывка наверх. На очередном партийном съезде дуче и прочие «непримиримые» деятели «революционной фракции» добились серьезного успеха: изгнали из партии своих оппозиционеров – сторонников реформистской тактики. Муссолини произнес на съезде речь, которая имела невероятный успех. О ней говорили, ее цитировали – даже в газетах. Дуче был доволен. Но не вполне. Ему хотелось большего. Много большего.

Он нацелился на центральную газету ИСП. Будучи талантливым публицистом, он мечтал о главной «трибуне», а не о провинциальной газете. Муссолини понимал – если он начнет проповедовать на всю страну, путь наверх откроется гораздо быстрее.

И в ноябре 1912 года его мечта сбылась – он возглавил редакцию газеты «Аванти!» («Вперед!»). Муссолини «засучил рукава» и рьяно взялся за дело, как он это умел. Через полтора года тираж газеты поднялся с 20 экземпляров до 100 тысяч, она стала одной из самых читаемых, а Бенито Муссолини – одним из самых популярных людей в Италии.

В 1914 году началась Первая мировая война. Итальянская социалистическая партия, всегда настроенная против войн, выдвинула лозунг «абсолютного нейтралитета». Однако Муссолини, впитавший идеи Ницше (помните: «война – наивысшее проявление человеческого духа»), придерживался иных взглядов. Он пытался воздействовать на своих соратников по партии, писал статьи, призывающие: «От нейтралитета абсолютного к нейтралитету активному и действительному», но добился только одного – его освободили от обязанностей главного редактора, а еще через месяц с шумом исключили из партии.

По этому поводу Муссолини нисколько не горевал, так как еще весной 1914 года его пригласил на работу Ф. Нальди, издатель одной болонской газеты. У Нальди, известного и состоятельного человека, были связи и при королевском дворе, и среди крупных промышленников и финансистов. Дуче по-настоящему любил газетное дело и журналистское ремесло и, естественно, не мог противостоять соблазну иметь собственную большую газету. Муссолини ни на минуту не переставал мечтать о власти, а он, как никто другой, знал о силе печатного слова.

Первый номер «Пополо д’Италиа» («Народ Италии») вышел в свет 15 ноября 1914 года. Муссолини, как ураган, обрушился на своих прежних соратников, он совершенно не стеснялся в выражениях и яро ратовал за немедленное вступление Италии в войну на стороне стран Антанты. Дуче со своими единомышленниками представлял, что именно война поможет приблизить долгожданную революцию и сделать Италию великой. В отличие от русских социалистов, ему не приходило в голову призывать к террору. Правда, однажды он высказался довольно «по-русски»: «Я все больше убеждаюсь, – писал он, – что для блага Италии было бы полезно расстрелять… дюжину депутатов и сослать на каторгу хотя бы несколько экс-министров… Парламент в Италии – это чумная язва, отравляющая кровь нации. Ее необходимо вырезать». Однако все это осталось лишь на словах.

Зато другая его идея – «революционной войны за место под солнцем» – пришлась по душе «широким слоям мелких собственников». Муссолини нашел своих почитателей. Обыватели всех мастей легко и просто поняли и приняли его экстремизм – такие идеи, как правило, легкодоступны и быстро становятся популярными.

Официально Италия вступила в Первую мировую войну 23 мая 1915 года. Муссолини, несмотря на все свои призывы, почему-то не кинулся сломя голову записываться добровольцем. Противники на все голоса принялись обвинять его в трусости, но он гордо восклицал, что ждет призыва своего года. И дождался. В сентябре 1915 года дуче оказался в действующей армии. Спустя годы ходили легенды о невероятной храбрости дуче на фронте, но на самом деле он не совершил ничего выдающегося, а все свои «подвиги» выдумал позднее. Дуче числился военным около полутора лет, и лишь месяцев шесть из них он действительно провел в окопах. Остальное время Муссолини был в тылу – в госпиталях, в отпусках. В феврале 1917 года во время инструктажа по пользованию минометом произошел несчастный случай – в траншее разорвалась одна из мин. При взрыве погибло четверо солдат, а Бенито был ранен в правую ногу.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры