1 Разум и чувства. Как любили известные политики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Разум и чувства. Как любили известные политикиСкачать


Автор: Фолиянц К.

В 1998 году, в дни, когда в России разразился дефолт, помимо «местных кошмаров» по телевизору можно было узнать много нового и интересного из очень-очень личной жизни президента Соединенных Штатов. Это было настолько увлекательно для попавших в очередной экономический кризис россиян, что они не думали о своих насущных проблемах, а с самым наиживейшим интересом следили за «делом Клинтона». Кто-то сочувствовал глупым образом попавшемуся миляге-президенту, а кто-то осуждал аморальное поведение главы государства.

Родился Билл 19 августа 1946 года в маленьком городе штата Арканзас. Мальчика назвали в честь отца – Уильяма (Билла) Джефферсона Блита, который погиб в автомобильной катастрофе за три месяца до рождения сына. Для того чтобы получить достойное образование, мать Билла, Вирджиния Кэссиди Блит, переехала в Новый Орлеан, Штат Луизиана. Билла она на время оставила у своих родителей. У бабушки с дедушкой, Эдит и Элдриджа Кэссиди, ребенок был окружен вниманием и любовью. Это были очень порядочные люди, и свои ценности и убеждения они привили внуку.

Супруги Кэссиди держали маленький бакалейный магазин, и человек любого цвета кожи мог купить у них товары в кредит, – они доверяли всем, что тогда было не очень распространено в Америке. Они учили своего внука тому, что все люди равны и отношение к человеку не должно зависеть от цвета его кожи. Этот урок Билл запомнил на всю жизнь.

В 1950 году его мать вернулась из Нового Орлеана с ученой степенью; ее сыну было четыре года. Позже, в тот же самый год, она вышла замуж за продавца автомобилей; отчима Билла звали Роджер Клинтон. Он-то и дал Биллу свою фамилию.

Ученик средней школы Билл Клинтон однажды участвовал в специальной конференции лидеров молодежи, проходящей в Вашингтоне. Президентом Америки в то время был Джон Кеннеди. Юному Биллу выпала честь пожать руку президенту… Для мальчика это было очень серьезное событие.

Кроме политики Билл увлекался игрой на саксофоне, однако музыкантом так и не стал. После школы он учился в Джорджтаунском университете в Вашингтоне. В 1968 году закончил университет и получил стипендию, которая позволила ему продолжить образование в Оксфорде, в Англии. Там он изучал государственное управление и, вернувшись в Штаты, поступил в юридическую школу Йельского университета.

В Йеле произошло, можно сказать, историческое для Билла событие – он встретил Хиллари, свою будущую жену.

Хиллари Родэм родилась 26 октября 1947 года в Чикаго. Она была некрасивой «правильной» девочкой, которую не любили ровесники. В детстве Хиллари мечтала об астронавтике, хотела работать в NASA и была очень расстроена, узнав, что женщин туда не берут. Потом были годы учебы – девушка училась на «отлично», ее очень любили преподаватели, она была активисткой всяческих студенческих движений.

Хиллари предпочитала дискуссии на заумные ученые темы и библиотечные залы шумным компаниям, куда ее, впрочем, и не звали. Чтобы устроить

свое счастье, ей не понадобились вечеринки – именно в библиотеке Йельского университета Хиллари познакомилась с Биллом Клинтоном.

Шел 1970 год. Однажды, когда Хиллари, как обычно, сидела над книгами, она заметила студента, пристально смотревшего на нее. В конце концов она не выдержала: «Если ты сейчас же не прекратишь так таращиться, я сяду к тебе спиной. Или, может, нам стоит познакомиться? Меня зовут Хиллари Родэм». От неожиданности студент забыл назвать свое имя. Но позже все же представился – Билл Клинтон. Два юных карьериста быстро нашли общий язык. И симпатия их друг к другу росла с каждым днем. Ее подогревали беседы и дискуссии о судьбе Америки, о ее будущем. «Мы просто начинали разговаривать и не могли остановиться, – вспоминала она значительно позже в одном интервью, – мы говорили все больше и все дольше». У них было о чем говорить. И дело было не только в том, что они оба изучали юриспруденцию, но и в том, что оба помогали нуждающимся. Они жаждали социальных преобразований и были страстно увлечены политикой.

В 1972 году, еще студентами, они поехали в Техас, чтобы принять участие в предвыборной кампании Джорджа Мак-Гавена, кандидата от Демократической партии. Эта работа сблизила их еще больше. Однако на последний, решительный шаг Хиллари решилась не сразу. Прежде чем переехать к Биллу в провинциальный Арканзас, дипломированный юрист Хиллари Родэм объездила фирмы в Вашингтоне, Нью-Йорке и Чикаго, чтобы оценить размер возможных потерь. Потенциальный ущерб оказался незначительным. Тогда она приняла решение, и 11 октября 1975 года Билл и Хиллари поженились. Биллу было в то время двадцать девять лет, Хиллари – двадцать восемь.

Когда в медовый месяц молодые отправились в Акапулько, все семейство невесты последовало за ними. Родственники поселились в том же отеле и внимательно следили, чтобы все было чинно и благородно. Довольно странное поведение, но, быть может, в Чикаго так принято…

Однако родственники могли не волноваться. Хиллари не собиралась растягивать свой медовый месяц, ведь она выходила замуж за Билла не для того, чтобы проводить жизнь в спальне, а тем более на кухне. Их тандем образовался, чтобы двигаться вверх по карьерной лестнице, и со временем чета Клинтонов вскарабкалась на одну из самых высоких ступенек на планете.

Есть такой анекдот: «Подъезжают Хиллари и Билл к бензозаправке и встречают там одноклассника Хиллари. Клинтон говорит жене: “Ты могла бы стать женой заправщика”. Она отвечает: “Нет, это он мог бы стать президентом”». Это тот самый случай, когда в шутке есть доля шутки. Да и сам Билл Клинтон признавал, что очень многим, если не всем, обязан жене.

В начале их совместной жизни Хиллари преподавала право в университете Арканзаса, а затем перешла в юридическую фирму «Роуз Лоу Фирм».

В 1976 году они переехали в столицу Арканзаса, Литл-Рок, где Билл стал генеральным прокурором штата. Начиная с 1978 года Билл неоднократно избирался губернатором штата Арканзас. Хиллари, верный серый кардинал, сопровождала его во всех поездках во время предвыборной гонки, они вместе разрабатывали стратегию предвыборной кампании и вместе изъездили Арканзас вдоль и поперек.

Опираясь на Хиллари, как на волшебный посох, Клинтон бодро зашагал вверх по политической карьерной лестнице. В 1980 году у них родилась дочь Челси. Но представить себе Хиллари, хлопочущую по хозяйству и меняющую подгузник ребенку, было невозможно. Воспитанием дочки она занималась по факсу и телефону. И продолжала строить свою карьеру и карьеру амбициозного мужа.

В конце концов штат Арканзас стал тесен для Хиллари Клинтон – в 1992 году на правах главного стратега и советника она начала предвыборную президентскую кампанию своего благоверного. «Она лучше чувствует себя в коллегии адвокатов, чем с семьей»; «Это не брак, а профессиональный договор»; «Леди Макбет из Литл-Рок», «Эвита Перон американской политики» – как только не отзывались журналисты о мадам Клинтон.

Однако рядовые избиратели увидели именно то, что им хотели показать – кандидат в президенты Билл Клинтон произносил зажигательные речи, а его супруга на втором плане улыбалась и не сводила с мужа влюбленных глаз. Настоящая семейная идиллия, так ценимая американскими обывателями!

Хиллари даже пришлось встать к плите и выучить «любимые семейные» рецепты на потребу дамским журналам – мадам Клинтон не собиралась обходиться одним президентским сроком. Ей хотелось обосноваться в столице надолго. А для этого любые рекламные трюки хороши. Пусть думают, что она не только превосходный юрист, но еще и знатная домашняя хозяйка, которая любит вкусно накормить мужа!

Можно иронизировать сколько угодно, но Хиллари добилась своего: Билл Клинтон стал президентом Америки. А когда он занял знаменитый президентский кабинет, в Вашингтоне появилась шутка, что он намерен предложить своей жене-адвокату министерский портфель, а с Барбарой Буш подписать четырехлетний контракт на исполнение роли первой леди.

Но все эти уколы не попадали в цель. Хиллари уже давно не была прежней девочкой-всезнайкой в нелепых очках – она превратилась в элегантную даму, покоряющую окружающих не только умом, но и женским обаянием. Конечно, команда ее советников по численности превышала команду вице-президента – Хиллари была и остается прекрасным профессионалом, но теперь она шила себе наряды у Донны Каран и позировала для «Вог». Мадам Клинтон не блистала природной красотой, однако она «сделала» себя сама, по всем правилам искусства, поняв, что в этом мире, хочешь ты того или нет, но встречают-то по одежке.

Еще на пути к президентским апартаментам, на предвыборных собраниях Хиллари выступала с докладами на самые важные общественные, экономические и политические темы. Иногда на митингах, где она должна была представлять мужа, ее речи были длиннее, чем выступления Билла Клинтона. Создавалось впечатление, что не ее супруг, а она является кандидатом на президентский пост.

Именно тогда чету Клинтон ждал первый удар! Певица Дженнифер Флауэрс выбрала самый ответственный момент в жизни Билла и поведала прессе, что у нее был с ним роман, который продолжался двенадцать лет. Как правило, подобный скандал означает политический крах кандидата на пост президента. Но верная и чрезвычайно умная Хиллари спасла карьеру мужа, выступив вместе с ним в популярной телепередаче «60 минут». Когда ведущий вынуждал Клинтона сознаться во внебрачной связи, энергично подключилась Хиллари: «Я не думаю, что мы должны на суд общественности вытаскивать личную жизнь. Это только наше дело». Она сразу заняла единственно правильную и здравую позицию: все, что происходит с Биллом и с ней – это их личное дело, сугубо семейное. Они разберутся сами! Хиллари демонстративно не отвечала на вопросы, касающиеся их брака. Не приводя никаких доказательств, она утверждала, что единственным мотивом появления Дженнифер Флауэрс в предвыборной истории были деньги. Лондонские бульварные газеты предлагали Дженнифер полмиллиона долларов за разоблачительное интервью. Наверняка деньги предлагали и политические враги Клинтона.

Клинтон, с его имиджем вечного мальчика, Клинтон, принадлежащий к поколению, которое инициировало и молодежную революцию конца 60-х, и сексуальную революцию, к сожалению, показал себя менее мудрым и менее предусмотрительным, чем жена. Пока он соображал, что бы сделать или сказать, и широко улыбался, Хиллари действовала. И каждый раз выходила победительницей.

Наконец все поняли и оценили тактику Хиллари – она не предаст мужа! Она никогда не позволит эмоциям затмить разум. Она будет «прощать» и делать вид, что ничего не происходит.

Не все просто было в их браке (говорят, супруги по поводу своих проблем даже консультировались у сексолога). Очень многие считают, что молодые карьеристы сошлись исключительно по расчету и договорились снисходительно относиться к неверности друг друга. Правда, охранник Клинтона слышал однажды, как Хиллари кричала: «Билл, мне необходимо быть с тобой чаще, чем два раза в год!» Однако трудно представить, как сдержанная и холодноватая Хиллари вопит о своих интимных нуждах так, что ее слышит какой-то охранник.

Одна из подружек Билла сообщила по секрету всему свету, что Хиллари «не отличается чувственностью» в отношениях с мужем. Поэтому вряд ли в ее объятиях он может найти то, что так нравится ему в общении с менее умными, но более раскрепощенными дамами.

В донжуанстве Клинтона «заподозрили» еще во время его арканзасского правления. Накануне президентской кампании его советники, отлично знающие своего босса, специально вместе с ним исследовали вопрос, насколько амурные связи любвеобильного Билла могут повлиять на исход выборов. Между прочим, уволенный Клинтоном Ларри Николс в 1990 году в иске о восстановлении в должности указал, что во время своего губернаторства Клинтон сожительствовал с шестью дамами, тратя на них казенные деньги (!).

Накануне президентской кампании соперники Клинтона раскрутили биографии нескольких «дам сердца» Билла и запустили их в политический оборот. Если кому-то интересно, вот имена некоторых из них: Дебора Матис – молодая журналистка из Арканзаса, Элизабет Уорд – королева красоты и «мисс Арканзас», Сюзанна Уайггейкер – личный секретарь Клинтона, Ленокола Салливен – красавица мулатка, тоже «мисс Арканзас».

Уже упомянутая двадцатисемилетняя зеленоглазая шатенка Дженнифер Флауэрс увенчала свой роман с Клинтоном увлекательной книгой «Страсть и предательство». В ней сообщается, что первая встреча с Биллом состоялась у нее на квартире, «он играл мною, как на скрипке», однако интима тогда не произошло, ибо Билл был истинным соблазнителем и предпочитал не торопиться. Однако уже после второго визита Дженнифер могла уверенно заявить, что Клинтон «чувствительный любовник», готовый ублажить партнершу.

Они занимались любовью почти три часа с небольшими перерывами, она осталась довольна его напористостью, и он даже оставил ей на память свою рубашку, чтобы она могла каждый день ощущать его неповторимый запах.

Роман продолжался целых двенадцать лет, и за это время накопилась масса подробностей об интимной жизни энергичного Билла. Если они не могли встретиться, то долго говорили по телефону.

Однажды Дженнифер забеременела и с помощью своего возлюбленного сделала аборт – Клинтон с самого начала заявил, что он не собирается расставаться с Хиллари. Был случай, когда Билл пригласил Дженнифер спеть на вечеринке в его губернаторском доме и во время перерыва чуть не затащил ее в мужской туалет – этого не случилось только благодаря ее самообладанию.

Как-то раз Дженнифер порадовала Билла, явившись на свидание в шубе, под которой было лишь нижнее белье. Билл и сам любил делать своей даме «бельевые» подарки. Когда не успевал это сделать сам, поручал покупку белья для любовницы своим охранникам.

Почти все возлюбленные Клинтона отмечали, что он был чрезвычайно изобретателен в любви. Дженнифер, например, очень нравилось, когда он держал над ее обнаженным телом тающий лед. Однажды губернатор вымазал всю ее медом – с ног до макушки.

Правда, Клинтон жаждал и разнообразия: как-то предложил капать на Дженнифер воском свечи, но это уже был перебор, и она наотрез отказалась.

Расстались они в 1989 году, когда Дженнифер решила выйти замуж. А в мае 1994 года она выпустила аудиокассету с записью своих бесед с Клинтоном, которую можно свободно купить.

Ясно, что все это случилось не просто так. За этим поступком бывшей любовницы явно стоят его политические противники (права была Хиллари, говоря, что в дело вмешались деньги). Во все времена для многих рвущихся к власти цель оправдывала средства. И по сей день соперники готовы любым способом «потопить» своего конкурента. Однако роман с Дженнифер все-таки был. Факты свиданий Клинтона и Дженнифер были подтверждены многими очевидцами.

В декабре 1993 года два бывших арканзасских охранника сделали заявления, что Клинтон использовал свое служебное положение и поручал им выискивать на улицах хорошеньких девиц, брать у них телефоны, находить места для свиданий и охранять покой любовников.

Кроме того, по их словам, Клинтон использовал автомобили охраны для своих рандеву, приказывал следить за женой (чтобы не «накрыла») и постоянно держать его в курсе ее передвижений. Особенно актуальным это становилось, если он приглашал очередную пассию к себе домой.

В июле 1992 года о связи с Клинтоном (правда, десятилетней давности) заявила очередная бывшая «мисс Арканзас» Салли Педью. Первая красавица штата рассказала, что он проникал в ее квартиру с черного хода и во время «интимного общения» курил марихуану.

К запоздалым откровениям «мисс Арканзас» присоединилась рок-певица Конни Хэмзи. Она поведала миру, что как-то грелась в бикини на пляже, и к ней будто бы подошел один из помощников губернатора и предложил пройти в ближайший отель, что она (бедная Красная Шапочка) и сделала, со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями.

Но на этом разоблачения не заканчиваются. Оказывается, ненасытный арканзасский губернатор не брезговал и проститутками.

Кроме того, Билла Клинтона неоднократно обвиняли в изнасиловании.

В 1994 году обвинения в сексуальных домогательствах выдвинула против него, тогда уже разместившегося в Белом доме, некая Пола Джонс, работавшая в правительстве штата Арканзас, когда Клинтон был его губернатором. Она утверждала, что в 1991 году Билл пытался ее соблазнить в одном из местных отелей. Моральный ущерб истица первоначально оценивала в 700 тысяч долларов. Впоследствии ее аппетиты возросли до 2 миллионов – как известно, аппетит приходит во время «процесса». Помимо денежного возмещения она требовала, чтобы президент публично принес ей извинения. Но Клинтон не рвался признаваться в изнасиловании…

Подобные же обвинения против президента выдвинула и Джуанита Броаддрик. Она рассказала, что в 1978 году Билл Клинтон принудил ее к близким отношениям, когда он был прокурором штата Арканзас, а она работала администратором в частной лечебнице в Ван Бурен в том же штате.

Ее подруга, Норма Роджерс Келси, бывшая медсестра той же лечебницы, заявила, что ухаживала за Джуанитой после того, как ее якобы изнасиловал Билл Клинтон. Она твердо убеждена, что Клинтон – насильник. «Каждый раз я вспоминаю об этом со слезами на глазах», – сказала чувствительная Норма. Она утверждала, что в апреле 1978 года они вместе с Джуанитой отправились на семинар Американского колледжа частных лечебниц, который проходил в отеле «Камелот» в Литтл-Рок.

Броаддрик пригласили принять участие в избирательной кампании Клинтона, как раз выставившего свою кандидатуру на пост губернатора штата. Ей было тогда двадцать пять лет. «Мы с восторгом думали о том, что примем участие в избирательный кампании, – рассказывала Келси. – Это был ужасно обаятельный молодой человек. Он точно знал, что надо делать. Клинтон сказал тогда Броаддрик, что из-за его положения ему будет затруднительно встретиться с ней в кафе, и предложил переговорить в кабинете. У нее даже и мысли не возникло, что за этим предложением может что-то скрываться».

Затем Норма пошла на семинар в гостиницу, а Джуанита Броаддрик отправилась на переговоры с Клинтоном. Вернувшись в вестибюль отеля, Келси позвонила в комнату Броаддрик, чтобы узнать, как прошла ее встреча с молодым прокурором. «Она была очень расстроена, – вспоминала Келси. – Она попросила меня немедленно прийти к ней в комнату, а потом сказала, что нам надо вернуться в Ван Бурен». По словам Келси, ее подруга была в шоке. Оказывается, Билл с первых же минут стал приставать к ней.

«Если бы они заранее договорились о любовном свидании, она бы рассказала мне, – говорила Келси. – Мы были достаточно близкими подругами, чтобы посвящать друг друга в подобные тайны».

Как рассказала тем же вечером Броаддрик своей подруге, встреча с Клинтоном началась с небольшой беседы, и «она была немного удивлена, что они были в комнате одни». Броаддрик рассказала, что Клинтон показывал ей из окна окрестности Литтл-Рока, но «внезапно схватил ее и начал целовать».

«Он повалил ее на диван. Откровенно говоря, это было обычное изнасилование». Броаддрик рассказала Келси, почему у нее вспухшие губы: «Он бил меня по губам, когда я сопротивлялась».

Ведущий радиопрограммы, где выступила подруга пострадавшей, спросил Келси, что же в конечном итоге случилось с Биллом и ее подругой. «Да она была так потрясена и напугана, что позволила этому произойти, – рассказала Келси. – Джуанита очень боялась, что этот инцидент может повредить ее репутации на работе. Именно поэтому она взяла с меня слово, что я никому об этом не расскажу».

Вслед за этими разоблачениями всплыла и видеопленка, уличающая Клинтона в чрезмерном женолюбии.

Видео было сделано еще в бытность Клинтона губернатором. На видео, по свидетельству очередных охранников, запечатлен молодой губернатор, занимающийся сексом с приехавшей к нему женщиной в машине-пикапе. Засняла эту сцену видеокамера внешнего наблюдения, установленная в целях обеспечения безопасности резиденции губернатора.

Впервые об этом компромате стало известно из показаний некоего Лэрри Паттерсона, который служил в личной охране Клинтона с 1987 по январь 1993 года, когда Клинтон переехал из резиденции губернатора Арканзаса в Литл-Рокке в Белый дом.

По его словам, секс-приключение Клинтона произошло в конце 80-х годов в ту ночь, когда Хиллари не было в городе.

В начале двенадцатого Клинтон позвонил в дежурку и сказал: «Лэрри, ко мне должен приехать друг. Пропустите его». И действительно, вскоре к резиденции губернатора подъехала машина. Она припарковалась на том месте, где обычно стоял автомобиль Хиллари. Из резиденции вышел Клинтон, подошел к машине и сел в нее. Ночь была холодной, и водитель мотора не выключал. «Уже перевалило за полночь, а они все продолжали сидеть в машине, – рассказывал Паттерсон на суде. – Я закрыл ворота резиденции, и вдруг сработал сигнал тревоги. На его звук из дома вышла Мелисса Джолли, няня Челси – дочери Клинтонов. Завидев, что она подошла близко к машине, в которой сидел губернатор с незнакомой леди, я поспешил навстречу няне и сказал ей: «Мелисса, у нас проблема. Вор забрался на территорию. Возвращайтесь в здание».

Няня ушла, а Лэрри, то ли обеспокоенный долгим сидением президента в неизвестной машине, то ли снедаемый простым человеческим любопытством, сделал следующее: он направил видеокамеру внешнего наблюдения на машину. И на экране появилось изображение женщины. Не было никаких сомнений, что Клинтон и эта женщина занимались любовью.

Затем Клинтон покинул машину и вошел в дом. По словам Паттерсона, пассажиркой этой машины была «очень привлекательная женщина», работавшая в литл-роккском универмаге.

Все эти «мелкие сексуальные скандальчики» происходили на фоне воцарения Билла и Хиллари в Белом доме. Первая леди, несмотря ни на что, уверенно осваивалась на новом месте. То, что эта жена президента не похожа на других, выяснилось очень скоро: как только отшумели празднества по поводу выборов, первая леди взялась за дело.

Всего лишь через пять дней после своего вступления в должность президент Клинтон сообщил об образовании комиссии, которая в течение ста дней должна разработать концепцию реформы здравоохранения в США – «для того чтобы снабжать больных правильной едой и, в первую очередь, думать о нуждах всех больных американцев». Возглавлять эту программу было поручено Хиллари.

Клинтон возложил проблему столетия (здравоохранение) на человека, в котором был стопроцентно уверен – на свою жену.

Хиллари руководила заседаниями комиссии, членами которой были такие «шишки», как министры здравоохранения, обороны, финансов, труда и торговли. В комиссию входили и такие люди, как директор ведомства управления и ведомства экономики. Ни одна первая леди до сих пор не получала такой власти.

Итак, он ввел жену в качестве активного игрока своей команды, поставив ее в центре власти. «Я признателен Хиллари за то, что она приняла на себя бремя этой комиссии, – говорил он на пресс-конференции. – Но не только за это. Ее согласие означало для меня, что она готова отвечать за пламя, которое я надеюсь разжечь. Многие из вас знают, что в то время, когда я был губернатором моего штата, Хиллари руководила комитетом, который разработал критерии для городских школ. Эти критерии стали моделью для реформы по всей стране. Она действовала как мой представитель в региональной группе южных штатов по проблемам детской смертности, а в 1979 и 1980 годах была также председателем комиссии нашего штата по сельской оздоровительной программе… Я надеюсь, что в ближайшие месяцы американский народ, и прежде всего люди нашего штата, узнают, увидят, что она умеет добиваться победы, собирая большинство голосов. Из всех людей, с которыми мне приходилось работать, она обладает важным преимуществом: она умеет организовывать людей и руководить ими, она умеет в начале программы организовывать надежное ее завершение».

Этими словами Клинтон продемонстрировал перед всей общественностью редкое для федеральной столицы чувство «мы» и показал свою привязанность к жене не только в личной, но и в политической жизни. «Выберите одного, – сказал он бесцеремонно во время предвыборной борьбы, – и вы получите другую бесплатно». Коротко и броско, как в рекламе какого-нибудь продукта. Но предельно доходчиво.

Чета Клинтон взошла, как два равноправных и равноценных партнера, на вершину американской властной структуры. Они продемонстрировали принцип настоящей команды, в которой один стоит за другого. Как все очень близкие люди, они могут общаться взглядами и делают это на официальных приемах. Если Билл что-то говорит, то, сказав, он тотчас смотрит на Хиллари. Она едва заметно кивает ему, и после этого кивка президент, очень довольный одобрением, продолжает дальше. Этот кивок уже стал известен всем и получил название “The Hillari Nod”.

Нельзя сказать, что другие первые леди Америки были далеки от власти. Нет, они были рядом, на стороне своих мужей, поощряя советом и делом во имя собственных интересов. Главное отличие Хиллари в том, что она способна быть не только поверенным, но и оппозиционером. Юрист со степенью доктора Йельского университета, она идеально подходила на роль жены президента. И не просто жены, а, что крайне важно, – мудрой жены.

С ее появлением пословица «ищите женщину» приобрела в Белом доме новое (самое прямое) значение. Ее политическое влияние не было результатом постельного шепота, это был результат совещаний кабинета и заседаний при открытых дверях.

Одной центральной газете Билл Клинтон отвечал на вопросы. Вопрос: «Кто вам был бы всегда необходим для принятия решений?» Ответ: «Хиллари». И это было правдой.

Но решения решениями, политика политикой, а для любовных утех Билл вновь отправлялся «на сторону».

Самой громкой «бомбой», взорвавшейся в семье Клинтонов, стала, конечно же, история с Моникой Левински.

Моника попала на скрижали истории как «неудачная» любовница президента, а сам президент Клинтон – как самый невезучий герой-любовник. До сего уникального инцидента трудно было представить, что за любовную интрижку президента страны могут подвергнуть унизительной процедуре публичного допроса, да еще заставят признаться во всех пикантных подробностях (где, как долго, как именно).

История Моники и Билла покрыта массой интригующих подробностей, но самое главное, что Левински вошла в историю США ХХ века именно как одна из любовниц президента Клинтона. Возможно, в будущем она совершит нечто более значительное, и в ее биографии будут более существенные факты, чем секс в Овальном кабинете Белого дома.

Когда вышла книга Хиллари Клинтон, где она открыто рассказала о романе Моники и Билла и своих переживаниях по этому поводу, американцы буквально смели с прилавков воспоминания обманутой жены американского экс-президента: «Ловя ртом воздух, я начала плакать и кричать: “Почему ты лгал мне?!” А он просто стоял и повторял: “Прости меня”».

У Моники Левински президент Клинтон прощения не просил.

В детстве Моника была очень стеснительной. Ее отец Бернард Левински отличался немыслимой строгостью. Моника и ее брат Майкл должны были ложиться спать в строго определенное время, а если за ужином кто-то по забывчивости вставал из-за стола раньше отца (это называлось «до окончания ужина»), в доме Левински разражался жуткий скандал. Себя Бернард считал образцовым отцом – ведь он покупал детям все, что им хотелось. Известный и уважаемый онколог, когда-то он был всего лишь сыном нищих евреев, сбежавших из фашистской Германии. Зато теперь у его семьи было все, что полагалось иметь жене и детям богатого и солидного человека. Ради них он купил огромный испанский особняк в Беверли-Хиллз, супермодный голубой «Мерседес», оплачивал личного семейного психолога и открыл огромный банковский счет, предназначенный специально для покупок его жены Марсии.

Моника в десять лет начала краситься – мама объяснила, как накладывать румяна и подводить глаза, чтобы они казались больше. Тогда они с мамой пошли в супермаркет и купили девочке настоящую взрослую косметику. Моника считала себя слишком толстой – мама растолковала, какие бывают диеты, и девочка целыми днями считала калории в школьной линованной тетради и мужественно воздерживалась от ужина, навлекая на себя гнев отца. Чуть позже мама порекомендовала Монике смотреть сериалы – в то время в Америке как раз были на пике популярности «Династия» и подобные ей первые «мыльные оперы», из которых десятилетняя школьница узнала о том, что у каждой женщины непременно должен быть любимый мужчина, которого она станет гладить по небритой щеке, которому будет дарить подарки, который будет ее любить…

Такое славное детство и такое славное воспитание… Но тут родители подали на развод. Практически в то же самое время Моника купила в книжном магазине недавно вышедший бестселлер – книгу своей матери «Частная жизнь трех теноров. За кулисами с Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и Хосе Каррерасом» и в подробностях узнала о том, что связывало ее любимую мамочку с известными музыкантами.

По решению суда дети остались с отцом. Он продал виллу в Беверли-Хиллз, и они втроем переехали в дом попроще. Правда, Моника старалась чаще оставаться на ночь у школьных подруг – обычных американских девочек, чьи родители были обычными служащими или мелкими предпринимателями. В этих домах ей было гораздо уютнее, чем дома. Насмотревшись на их простой, но очень человечный быт, Моника решила, что у нее во что бы то ни стало будет все так же. Вот только вырастет, вот только найдет свою любовь.

Сама она, превратившаяся к тому времени в симпатичную пятнадцатилетнюю девушку с пухлыми губками и каштановыми локонами, даже не рассказала маме о своей первой любви – школьном учителе. Они встречались недолго. Каждый день Моника вставала рано утром и, стараясь не разбудить отца, тщательно укладывала волосы щипцами и красилась – она была абсолютно счастлива! В мыслях она уже пребывала в школе – посылала тайные знаки своему любимому и с нетерпением ждала конца уроков, чтобы остаться с ним наедине. Но уже через пару месяцев преподаватель начал делать вид, что Монику не замечает. Она принялась звонить ему домой, и еще через месяц учитель стал вздрагивать, завидев ее. И в конце концов вообще отказался от ее класса. Опытная мама явно забыла объяснить дочери что-то более важное, чем правила пользования косметикой. В результате ни к чему не обязывающий флирт Моника восприняла как большое и светлое чувство до гроба и безобидная история обернулась для нее трагедией.

У Моники было всего две подруги. Вечерами она плакала у них в спальнях, задаваясь вечными вопросами: «Почему? Что я такого ему сделала? Я же, правда, любила…» Подружки советовали обратить внимание на сверстников – многие из класса были неравнодушны к симпатичной мисс Левински. Но она их не замечала. За всю жизнь у Моники не было ни одного романа с ровесником. Одногодки казались ей скучными и незрелыми.

Позже личный психолог семьи Левински объяснил, что другого и не приходилось ожидать: «С детства лишенная любви отца, Моника подсознательно стремилась обрести его в каждом своем любовнике – на эту роль могли претендовать только зрелые, интересные во всех отношениях, респектабельные и солидные мужчины».

После окончания школы Моника отбыла учиться в колледж по интересовавшей ее специальности – психология. В ее жизни появился новый кандидат на место единственного и самого лучшего – директор школьного театра Энди Блейер. Этот избранник оказался не лучше прежнего, он тоже Монику не любил и вспоминал ее номер телефона, только когда нуждался в расслаблении и отдыхе. Она прибегала к нему домой, суетилась по хозяйству, чтобы милому Энди было хорошо. Через пару месяцев необходимость в этом отпала – он женился. Однако Моника продолжала любить его и таким, женатым, навещала их с женой по выходным, позже сидела с появившимися двумя детьми, помогала по хозяйству и делила с Энди его супружескую постель, если миссис Блейер была в отъезде. Через пару лет незадачливый кавалер устал от верной помощницы и по-хорошему попросил Монику оставить в покое его семью. Стоит ли удивляться, что это стало второй трагедией для Моники – опять были слезы и все те же вечные вопросы.

В мае 1995 года Моника пришла работать в Белый дом практиканткой в отдел кадров. Ей предложил туда устроиться друг семьи Уолтер Кей, она согласилась не раздумывая. Там у Моники наконец-то появилась «настоящая» подруга – Линда Трипп. Она была намного старше, но такая понимающая! «Знаешь, мне кажется, президент в меня влюбился! – полушутя говорила Моника Линде. – Представляешь, я принесла ему кофе и, как всегда, представилась, а он улыбнулся и ответил: “Я знаю ваше имя”».

В ноябре, это было 15-го числа, Линда и Моника вместе пришли в Белый дом на день рождения к специальному помощнику начальника отдела кадров. Моника по сравнению с элегантными и ослепительными дамами в брильянтах выглядела милой, совсем юной и наивной. Шампанское, шутки, неформальная атмосфера – ей было хорошо, она чувствовала себя практически счастливой, ведь она стоит здесь, в сердце страны, вся светящаяся, рядом с президентом. Чуть позже Клинтон пригласил ее посмотреть свой кабинет. Сердце дрогнуло, румянец покрыл щеки, и Моника согласилась. А когда в коридоре без окон президент попросил разрешения поцеловать ее, у нее едва хватило сил кивнуть головой…

В том коридоре без окон Монике показалось, что ее мечта близка к исполнению – она встретила умного, зрелого мужчину и она ему нравится!

Они начали встречаться регулярно. Поначалу все шло хорошо. Билл поведал Монике, как он несчастен в браке с Хиллари и как мечтает найти по-настоящему предназначенную ему судьбой половинку. Моника искренне поверила этому чрезвычайно оригинальному откровению и решила, что «половинка» – это как раз она. Она стала думать о президенте, засыпая, просыпаясь и бодрствуя.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры