С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 985-4517

5 спасительных шагов от депрессии к радостиСкачать


Автор: Курпатов А.

ОТ АВТОРА

Знаете,мой издатель был крайне удивлен успехом книги «Средство отдепрессии» (собственно, именно она сейчас перед вами). Поначалуему казалось странным и даже невероятным, что книга с таким«пугающим» названием может попасть в список лидеровпродаж (по-заморски – бестселлеров). Но лично я совершенно несомневался в том, что мое пособие будет принято читателямиблагосклонно и с интересом.

Дело в том, что за год донаписания этой книги я подготовил специальное руководство для врачей,посвященное лечению депрессии немедикаментозными средствами. Успехбыл поразительный! Действительно, проблема депрессии (сниженногонастроения, подавленности, апатии) – это наиглавнейшая проблеманового, XXI века. Чем дальше в историю, тем больше мы с вами страдаемэтой болячкой. А ведь это не просто ангина какая-то – поболел ивылечился. Тут вся жизнь, бывает, под вопросом оказывается...

Вот почему и врачи, ипсихологи, и, конечно, – обычные люди, не отягощенныеспециальными знаниями, крайне нуждаются в информации об этомнеприятном звере, а главное – о том, как с ним бороться. Темболее что одними таблетками, как мы теперь все уже поняли (раньшебыли и сомневавшиеся), здесь не обойтись. Нужны еще и психологическиеметоды. А главное, человек, страдающий депрессией, может статьактивным участником борьбы с этим злом, только если у него естьвсянеобходимая информация.

Депрессия – этоголоволомка. В прямом и переносном смысле этого слова. Мы реагируемна жизненные неприятности, переживаем стресс – тяжелый ивнезапный или внешне незначительный, но очень долгий, а в результатеистощаются возможности нашего мозга. После ослабленный мозг начинаетвпадать в стресс от любой ерунды, и его состояние ухудшается дальше.В конечном счете получается замкнутый круг. И как разорвать его, досамого последнего времени это было абсолютно непонятно.

Но теперь, наконец,известны пять шагов, которые разделяют депрессию с радостью. Так что,не тужите, не сомневайтесь, а беритесь за дело. Вы можете помочь себеи своим близким!

Искренне Ваш,

АндрейКурпатов

ВВЕДЕНИЕ

Мыначинаем очень серьезный разговор... Как явствует из названия книги,речь пойдет о депрессии. И хотя я на протяжении всего текста буду,как и обычно, всячески шутить и веселиться (в своей, впрочем, весьмаспецифической манере), предмет этого изложения отнюдь не потешный.Что такое депрессия, по-настоящему понимает лишь тот, кто знает о нейне понаслышке. И без толку объяснять счастливчику, никогда не пившемуиз этой чаши, каков вкус заключенного в ней напитка. А те, кто знает,почем этот пуд соли, просто обязан обладать хорошим чувством юмора(точнее – иронии и самоиронии), ведь без него справиться сдепрессией практически невозможно.

Выражаясь формальнымнаучным языком, депрессия – это сниженное настроение. Носниженное настроение сниженному настроению рознь. Всякий из нас засвою жизнь неоднократно расстраивался, впадал в тоску и клял своюсудьбинушку на чем свет стоит, но не всякому известно, что такоенастоящая депрессия. Когда ты просто расстраиваешься, то где-товнутри себя ты хорошо знаешь: это временно, это не навсегда, «простоне повезло», это ни к чему не обязывающая неудача. В депрессииже все иначе, здесь не «расстройство», здесь какая-торасстроенностъ, кажется, что тебя взяли и разладили, какстарое пианино. Это не банальное невезение, это чувствобезысходности.

То, что обычным человекомвоспринимается позитивно, то, что его радует, то, что вселяет в негоуверенность и надежду, на депрессивного больного действует прямопротивоположным образом. Весь мир перекрашивается для него в черныетона. Уинстон Черчилль, страдавший эпизодами тяжелой депрессии,называл их «черным псом, только и ждущим, чтобы показать свойоскал». Эрнест Хемингуэй, депрессия которого завершиласьсамоубийством, говорил – «это мои черножопые дни».А в песне «Роллинг Стоунз» звучат слова, отражающиевосприятие жизни депрессивным больным: «Я вижу красную дверь ихочу перекрасить ее в черный цвет».

Наконец, выдающийсяамериканский политик, великий президент США – Авраам Линкольн,мучимый депрессией, говорил страшные слова, в которых чувствуетсяроковая обреченность: «Я сегодня самый убогий человек из всехживущих. Если бы мои чувства равномерно распределить по всемучеловеческому роду, на земле не нашлось бы ни одной улыбки. Буду ликогда-нибудь чувствовать себя лучше? Не знаю». И поверьте мне,что эта фраза была написана отнюдь не для красного словца. Таковореальное, неподдельное и не наигранное самоощущение человека,погруженного во мрак депрессии.

Стоит ли останавливаться натом, что никого из этих людей нельзя причислить к «слабохарактерным»типам? А нужно ли уточнять: если даже такие, без всякогопреувеличения, сильные и легендарные личности оказывались под гнетомдепрессии и сдавались ей, то враг, о котором мы ведем речь, –противник серьезный и по-настоящему страшный? И, наконец, надо литеперь объяснять, что в случае депрессии мы имеем не просто сниженноенастроение, а патологию, болезнь настроения. Догадываюсь, чтоэта формулировка звучит сложновато, но попытайтесь это понять:депрессия – это не просто сниженное настроение, а такоесостояние человека, его мозга и психики, при котором само его настроение оказывается больным.

И поэтому ошибочно объяснять свою депрессию «неприятностями»(внешними причинами): мол, у меня все плохо, и поэтому мне плохо.Здесь дело в другом: неприятности, возможно, действительно нарушилинормальную работу нашего мозга и нашей психики, и именно поэтому, ане из-за самих неприятностей, мы чувствуем это свое «плохо».

Само по себе нашенастроение (не больное, а нормальное) – это, по большому счету,просто реакция человека на внешние события и обстоятельства; этоспособ, которым наш организм со общает нам о том, в какойжизненной ситуации мы находимся. Если мы испытываемположительные эмоции – значит, все у нас нормально, а внешниеобстоятельства в полной мере отвечают нашим потребностям. Если же унас эмоции отрицательные, то, значит, все наоборот: наши потребностине получили желанного удовлетворения.

Вот, собственно, ради этогои дал нам Господь наше настроение: чтобы мы были в курсе – надонам что-либо предпринимать для выживания или не надо. И потомуобычное расстройство и разочарование чужды безысходности, напротив,они нас подталкивают на поиски выхода. А вот в депрессии все иначе:здесь именно безысходность, безвыходность, безнадега. Она нас нетолько не мобилизует, она нас парализует. Так что, хоть сниженноенастроение и является основным симптомом депрессии на самом деле, этоотнюдь не простое снижение настроения.

Такова, в общих чертах, всяразница между простым «снижением настроения» идепрессией. Одна и та же мысль, одно и то же событие, одни и те жеобстоятельства – у опечаленного рождают надежду, а у человека,страдающего депрессией, напротив, – чувство тоски ибезысходности. И подходить к человеку, страдающему депрессией, с тойже мерой, с которой мы подходим к расстроенному и опечаленномусубъекту, неправильно. Человек, страдающий депрессией, жи ветв другом мире, в другом измерении, на его планете нет ни веры, нинадежды, ни любви. И если сказанное выше относится к нам, то дотех пор пока мы не избавимся от депрессии, мы не будем верить в то,что эта жизнь имеет хоть какой-либо смысл, в нас не будет надежды,что мы когда-либо станем счастливы, мы не будем чувствовать любви,будучи даже несказанно любимыми.

Эта книжка о том, как выйтииз депрессии, о путях выхода и средствах выхода из нее. Носразу всего не расскажешь, а потому я буду двигаться последовательно.Сначала мы узнаем о том, как вообще в мире обстоят дела с депрессией,потом о том, что она из себя представляет, а затем уже мы обсудимсредства борьбы с депрессией. Несмотря на все сложности, несмотря навсе сомнения и пессимизм, как со стороны врачей, так и со стороны ихпациентов, я утверждаю: с депрессией можно и нужно справляться,поскольку у нас просто нет иного выбора, ведь жить с депрессией –это маяться, но это не жизнь, а мы должны жить.

Глава первая

ДЕПРЕССИЯ ВНАШЕЙ ЖИЗНИ

Бытьобразованным человеком и не знать, что депрессия – это самыйопасный враг нашей цивилизации, невозможно. Так что сейчас небольшойпознавательный и небезынтересный, как мне представляется, культурныйликбез.

Удобнаяжизненная обстановка – единственное, что может нам дать нашацивилизация.

Оскар Уайльд

Иголка даже встоге сена – это может быть больно!

Человечествопостепенно справляется с бедностью и болезнями. Его экономическоеблагополучие последовательно улучшается (не так быстро, как бы тогохотелось, но успехи в этой области все-таки никак нельзя отрицать).Политики вроде бы «научаются» договариваться, а точнее,поставлены в такие условия, что не могут не договориться.Коммунально-бытовые вопросы решаются с помощью фантастических подчасдостижений современной науки. Даже телесные недуги – и теблагодаря фармакологии, новым технологиям, экспериментальной медицинехудо-бедно, постепенно сдают свои казавшиеся незыблемыми позиции.Иными словами, прогресс по всем статьям налицо!

Но беда, как известно,всегда приходит оттуда, откуда ее никто не ждет. И действительно,кому придет в голову, что при такой-то уникальной политической,экономической и социальной конъюнктуре основной проблемой, с которойчеловечество столкнется в самое ближайшее время, окажется проблемапсихической патологии? Никому и в голову не придет думать подобнымобразом! А следовало бы... Достаточно взглянуть в лицо фактам, и онизаставят нас думать именно в этом направлении.

Более половины новыхизобретаемых в мире лекарственных средств – психотропныепрепараты, а в частности – антидепрессанты. Что это значит?Буквально следующее: во-первых, проблема психических расстройствактуальна и актуальности своей терять не желает, во-вторых, решить еепока не удается, поскольку если бы решение было найдено, то вбесконечном изобретении новых психотропных препаратов не было быникакой надобности.

Индийский принц СиддхартхаГаутама, более известный как Будда, ознакомившись в VI веке до нашейэры с реалиями человеческого существования, – бедностью,болезнями и смертью, пришел к выводу: «Мир есть страдание».Однако мы, даже справляясь теперь с львиной долей этого «страдания»,обнаруживаем, что страдания в нашем мире, как это ни парадоксально,не становится меньше. Даже напротив, количество страдания в немтолько увеличивается, причем теперь не от столетия к столетию, а отгода к году! Ученые отмечают неуклонный рост как тяжелых психическихзаболеваний (например, шизофрении), так и менее тяжелых, но от этогоне менее неприятных, – неврозов, патологии личности иповедения.

Прошедший теперь уже XX векпсихологи назвали «веком тревоги», и это оправдано.Войны, социальные потрясения, гонка вооружений, терроризм... Нотеперь ученые авторитетно заявляют: по мере улучшения жизни людейколичество страдающих депрессией будет только увеличиваться! Значит,дело не в условиях жизни человека, а в каких-то психическихмеханизмах, закономерностях функционирования нашего психическогоаппарата, которые действуют вопреки всяким нашим разумным, каккажется на первый взгляд, ожиданиям.

Относительнокосмического корабля с названием «Земля» следует указатьна один исключительно важный факт: в комплекте к этому короблю нетинструкции.

Ричард Бакминстер Фуллер

«Рак XXIвека»

«Мыпостроили, наконец, общество, – пишет „Нью-ЙоркТайме“, – где не страдают от голода, холода иантисанитарии. Но ирония в том, что все больше несчастий доставляетлюдям депрессия. И это потому, что цели, которые мы ставим передсобой, чем дальше, тем выше. У предков главные заботы ограничивалисьпропитанием. А нам теперь хотелось бы сразу всего – выглядетьне хуже киногероев, загребать миллионы долларов на бирже и обладатьгениальным потомством». Посчитать виновником всех нашихнесчастий наши же амбиции, наверное, красивый публицистический ход,но вряд ли стоит так по-мещански упрощать ситуацию. Впрочем, как бытам ни было, материальное и психологическое качества жизни явно нетак зависимы друг от друга, как это кажется на первый взгляд. Скореедаже, что они находятся в противофазе.

Психологи специальноисследовали людей из разных социальных групп, т. е. представителейразных классов, чтобы выяснить, насколько взаимосвязаныобстоятельства жизни человека с тем, в какой мере он подвержендепрессии. Иными словами, они хотели подтвердить или опровергнутьтезис: если человек живет хорошо, то у него должно быть хорошеенастроение, а если обстоятельства его жизни плохи, то и чувствоватьсебя он должен плохо. Ну и что, как вы думаете, накопали этиисследователи? Выяснилось, что частота заболевания депрессией независит от «объективных» показателей качества его жизни.

Ну и действительно!Каких-то сто лет назад люди жили при свете лучины, ходили за водой нек крану, а к колодцу, не знали, ни что такое холодильник, ни чтотакое телефон, ни тем более микроволновая печь. И детская смертностьбыла чудовищной, и продолжительность жизни была чуть ли не в два разаменьше, чем теперь, и большинство болезней не только не излечивалось,а вовсе оставалось без какого-либо вспоможения, однако...

Однако теперь депрессий,несмотря на появление всех этих перечисленных и не перечисленных благцивилизации, стало не только не меньше, а, напротив, значительнобольше! Так что внешние обстоятельства, показатель «уровняжизни», «объективные факторы» и т. д. и т. п. –не имеют к депрессии ровным счетом никакого отношения. Нам это толькотак кажется. Мы хотим найти объяснение своей апатии и своейподавленности и потому ссылаемся на свои «неприятности»,но не в нихдело!

Итак, нам следует серьезнозадуматься, поскольку благополучие неумолимо надвигается начеловечество, а последствия этого чудовищного благоденствия дажестрашно себе представить! И совсем не случайно футурологи уженазывают нынешний XXI век – «веком депрессии», апсихиатры настойчиво требуют выделения новых ассигнований наисследование депрессии, предупреждая: депрессия – «ракXXI века» (последний раз эти требования прозвучали на всемирномэкономическом форуме в Давосе).

Причем последняяформулировка, хотя и относится к разряду «красных словец»,в действительности бьет в самую точку. Исследования, проведенныеВсемирной организацией здравоохранения, утверждают, что к 2020 годусмертность от суицидов выйдет на второе место среди других причинсмертности, опередив таким образом рак и оставив впереди себя лишьзаболевания сердца и сердечно-сосудистой системы (т. е. инфаркты иинсульты вместе взятые!). Иными словами, через каких-топятнадцать-двадцать лет мы будем чаще умирать от самоубийств (этого«венца» депрессии), нежели от рака!

Уже сейчас широкомасштабныеисследования показывают: каждый пятый представитель пресловутого«золотого миллиарда» страдает депрессией, при этомсуществует еще и скрытая депрессия, которая составляет, как минимум,от 11 до 14% населения высокоразвитых стран Запада1 . О россиянах ужеи говорить не приходится, даже бумага, наверное, не сможет вынестиреальные цифры. Так что бедствие здесь полномасштабно, а ведь этотолько начало! Как мы увидим в процессе дальнейшего изложения,депрессия собирается прийти в каждый дом первого, второго и третьегомира, прийти всецело и надолго.

Подвохвселенского благополучия

На самомделе это достаточно странно: условия нашей жизни несомненноулучшаются. Благодаря достижениям нашей цивилизации рядовому человекудействительно жить становится легче. Легче, но не веселее! Напротивдаже, невмоготу почему-то! Не хотят люди жить, хоть режь их! Почему?Если отвечать кратко, то тут три основные причины. Первая – этохронический информационный стресс. Мозг перегружается информацией ивпадает в состояние полной невменяемости. Он защищается от еепереизбытка, притупляется его чувствительность, мы становимся всеболее и более замкнутыми, одинокими, а как следствие –депрессивными2 .

С другой стороны, нельзя неучитывать и простой биологии, точнее, генетики – это втораяпричина роста депрессии. Медицина безапелляционно вмешивается вестественный отбор: мы научились лечить психические расстройства,лекарственные препараты возвращают человека, страдающего тяжелымпсихическим заболеванием, к более-менее нормальной жизни, позволяютему иметь детей. В результате происходит последовательное накоплениене самых лучших генов в нашем с вами общем генофонде. У каждогочеловека целый ворох таких генов, в любой момент они способныпроснуться и задать нам жару. К сожалению, все, а в том числе игуманизм, имеет свою обратную сторону. Впрочем, он стоит того, чтобыплатить за него даже такую цену.

Наконец, собственно«благополучие», которое, как это ни странно, являетсятретьей и очень важной причиной депрессии. Наши предки сплошь и рядомбыли заняты одним-единственным делом – они денно и нощно решализадачи собственного выживания. Именно для этой цели природа исоздавала наш мозг, именно для этой цели он и приспособлен, именно нанее и нацелен. А так ли нам это надо?

Проведем мысленныйэксперимент. Представьте себе, что вы категорически отказываетесьжить, выходите на ближайший перекресток и ложитесь поперек дороги.Что будет происходить дальше? Для начала вас будут аккуратнообъезжать машины, потом, словно из-под земли, возникнет наряд милиции– покричит, пошумит и определит вас в «обезьянник».Далее, если вас это не вразумит, и вы по-прежнему продолжитеотказываться жить, вас об этом попросят – сначала по-хорошему,потом по-плохому, а потом отправят в психиатрическую больницу. Тамвас будут в пятую точку шуровать аминазином, а через трубочку сметаллической муфтой (это чтобы вы зонд этот, часом, не перекусили)вливать в рот какую-нибудь едва съедобную, но, впрочем, вполнепитательную похлебку.

Если и после всех этихусилий людей в белых халатах стойкость вас не оставит, если вы будетепродолжать демонстрировать отчаянное нежелание жить, то спустякаких-нибудь месяцев шесть вас благополучно переведут в ПНИ(психоневрологический интернат), где до самого последнего дня вашейжизни будут продолжаться те же самые процедуры – аминазин ипохлебка. Причем могу вам гарантировать, что в таком виде –постояльца ПНИ – благодаря усилиям врачей и прочего персоналавы проживете не меньше, а намного больше, чем если бы остались «насвободе» в этом безумном и суматошном мире!

Удивительно, хотелипомереть, а вот на тебе! Да, социальные институты устроены такимобразом, что мы оказались защищенными от всех возможных бед инапастей: медицина, худо-бедно, бережет наше здоровье, государство сего собесами, законодательством, судом, милицией и прочими прелестямибережет остальное. Есть еще предусмотрительная наука и учащеепредусмотрительности образование. То есть наш с вами инстинктсамосохранения оказывается совершенно, аб солютно не нужным! В отставку отправили бравого, боевого парня! Катастрофа! Кадровыйвоенный в мирное время... Спасайся кто может!

Отсутствие реальных угроз –для нашего инстинкта самосохранения сплошное наказание, а потому мывынуждены его трудоустраивать, сочинять, придумывать ему занятие3 .Большинство наших тревог и опасений, большинство наших стрессов насамом деле надуманные и яйца выеденного не стоят. Мы начинаем боятьсяза свое здоровье, несмотря на резолюции врачей о зачислении нас вотряд космонавтов. Мы можем бояться, что не справимся с работой иличто нас ни за что с нее уволят. Нам кажется, что мы никому ненравимся или никому не нужны, а поэтому нас бросят или предадут. Мыопасаемся, что на нас нападут, ограбят, изнасилуют, что квартира нашасгорит, а сами мы попадем в катастрофу – автомобильную илиавиационную. Еще можно бояться, что ребенок наш не поступит вуниверситет, что его убьют в армии, а вне армии он однозначно станетнаркоманом. Круг замкнулся...

Короче говоря, за «врагом»,при наших-то способностях и воображении, дело не станет. Если егонет, мы его придумаем. Да, больна головушка, нечего сказать. Вроде бывсе у нас хорошо, все продумано, все устроено и нет у нас никакихоснований в панику впадать да смуту сеять. Но оказывается, что какраз из-за того, что все продумано и устроено, – нам итревожно! Парадокс! Но осмыслить этот парадокс (если, конечно, неотяготиться специальными знаниями) невозможно, ведь мы как раз радиизбавления от тревоги все это продумывали и устраивали. Как же можеттакое быть, что все это нас и погубило? А вот оказывается, что может,да еще как! Хотели избавиться от тревоги, а нажили себе депрессию.

Депрессия(если очень просто) – это сниженное, по давленноенастроение, когда ничего не хочется и думаешь только о том, как всеплохо. Почему у нас может возник нуть депрессия? Кажется, чтодля этого необходим какой-то очень существенный повод. Однако, постатистике, чем лучше становится наша жизнь, тем больше людей начинают страдать от депрессии. Так что все ссылки на внешниетрудности вряд ли могут быть приняты в рас чет, хотя безтрудностей, конечно, дело не обходится. Разумеется, мы сталкиваемся струдностями, пережива ем из-за них, иногда чувствуем себяподавленными, обес силевшими. Но депрессия как таковая –это не просто наша реакция на жизненные трудности, это специфический сбой в работе мозга. Мозг, пораженный депрессией, начинаетспонтанно, вне зависимости от внешних обстоя тельств порождатьчувства тоски и подавленности, а также ощущения безысходности ипугающей бессмысленности жизни. Мы надеваем «темные очки»...

Мы живем втакое время, когда ненужные вещи – единственное, в чем мынуждаемся.

Оскар Уайльд

Какникогда ранее в своей истории, человечество оказалось на перекрестке.Одна дорога ведет к отчаянию и полной безысходности. Другая – квсеобщему вымиранию. Так будем же молить Бога, чтобы Он даровал наммудрость сделать правильный выбор.

ВудиАллен

Саморазрушение

Невостребованныесилы нашего инстинкта самосохранения – вещь отнюдь небезобидная. «Животное, – по словам величайшегофизиолога Ивана Михайловича Сеченова, бывшего, кстати, учителем И. П.Павлова, – находится в состоянии постоянных боевыхдействий». Действительно, если дикий зверь не будет постояннонастороже, то от него в скором времени останутся рожки Да ножки. Ночеловеку нет нужды в таком напряжении, и оно остаетсянереализованным, словно бызапирается внутри нашей психики, кипит тами булькает. По уму, оно должно как-то расходоваться, в нас долженбыть какой-то клапан, через который мы будем спускать избытки этихпаров.

Но где они, эти клапаны?Невротические тревоги? Надуманные страхи? Разумеется, они позволяютнам растрачивать избытки этого напряжения, но они же приводят и к егоросту. Нас словно бы распирает изнутри, мы куда-то гонимся, постоянночем-то озабочены, не способны усидеть на месте, все время потребляемновую и новую информацию, чтобы как-то себя занять. Однако все этипопытки облегчить собственное страдание на самом деле приводят лишь кобратному результату. Напряжение увеличивается, внутренний дискомфортрастет как на дрожжах. И это ранит, мы, сами того не подозревая и,конечно, не желая того, раним себя изнутри, нам больно, нам плохо, имы агрессируем...

Мы подобны раненому зверю –мучаемся своим внутренним напряжением, которое никак не может найтидля себя выхода. Но проявления агрессии у нас запрещеныкатегорически, за нее даже срок дают и не всегда условный.

Впрочем, мы и сами склонныее сдерживать – кто вследствие воспитанности, кто по привычке,кто из-за банального страха перед наказанием. Конечно, по чуть-чутьдостается нашим детям, супругам, родителям и прочим родственникам;подчиненным от нас влетает по всякому поводу и без него, причемвсегда по первое число и обязательно почем зря; есть средипострадавших от нашей агрессии и политики, и случайные прохожие, ипродавцы в магазинах, и врачи в кабинетах, короче говоря, кто попался– я не виноват.

Что же делать? На какого жепредставителя человеческого вида без зазрения совести можно перевестисвою внутривидовую агрессию, немилосердно усиленную внутреннимстраданием? Догадались? Да, на самого себя! Причем не рискуя бытьосужденным и опороченным... И вот начинается! Даже не догадываясь обэтом, мы переориентируем агрессию с наших сородичей на самих себя,жертвуем, можно сказать, собой, потому что мы «приличные люди».

Совершенно неосознанно мыставим свою собственную жизнь под удар, полагая, что все это впорядке вещей. Вещи-то, может быть, и в порядке, да вот с головой уцивилизованного человека проблемы. Не умеет наш, по сути, животныймозг правильно вести себя в мире социальных, человеческих отношений,не под них его эволюция делала. Отсюда и неврозы, отсюда иаутоагрессивное поведение.

Аутоагрессивное поведение –это, проще говоря, агрессия, направленная человеком против себясамого. Кажется, что этот случай редкий, поскольку с кем-с кем, а ссобой-то уж мы действительно пребываем в состоянии мира или, покрайней мере, челночной дипломатии, способной уладить любойвозникающий конфликт. Вспомним, как мы себя оправдываем, даже если унас есть ощущение, что мы поступили как-то не так, неправильно илинекрасиво. Мы всегда находим достаточную аргументацию, чтобы доказатьсобственную правоту. Однако же здесь речь идет о сознании, точнее, оего способности сгладить конфликт, возникающий между различными егочастями, но механизмы аутоагрессивного поведения залегают нижесознания, это своего рода биологический рудимент, дающий свои всходыв социальной жизни.

Конечно, самым радикальнымвариантом реализации аутоагрессивного поведения был и остаетсясуицид, т. е. самоубийство. И мы можем только догадываться, скольконенависти, страдания и боли должно быть в человеке, чтобысобственноручно убить самого близкого человека, который есть унего, – самого себя. Вообще говоря, покончить с собой –дело непростое, это только кажется на первый взгляд, что просто.Поэтому объяснять завершенный суицид минутной слабостью неправильно.Однако некоторые избирают и вовсе изощренные способы свести счеты сжизнью, но мало кто из этих самоубийц понимает, что он делает.

Чем проявляетсяаутоагрессивное поведение? Читайте и узнавайте собирательный портретсовременного человека: нарушение правил дорожного движения (включаяпереход дороги на красный свет и вождение автотранспорта в нетрезвомвиде); несоблюдение правил техники безопасности (на рабочем месте,при обращении с электричеством); наркомания, алкоголизм, вредныепривычки и другие признаки нездорового образа жизни; невыполнениепредписаний врача (или выполнение их по собственному усмотрению);экстремальные виды работы и спорта; неоправданный риск; собственносамоубийства; преступное поведение (человек таким образом подвергаетзначительной опасности не только других, но и себя самого), а такжемногое, многое другое.

Взгляните на свою жизнь изадумайтесь – все ли ваши поступки служат укреплениюсобственного здоровья, созданию собственного благополучия? Неподвергаем ли мы себя риску – заболеть, оказаться жертвой ДТП,получить бытовую травму или травму на производстве и т. д. и т. п.? Аесли мы делаем это, можно ли думать, что нам дорога наша жизнь? Аесли она нам не дорога, то не является ли это признаком депрессии?Любое действие, любой поступок, совершенный человеком вопреки егоинстинкту самосохранения, подвергающий риску его жизнь, –есть проявление болезни, и у этой болезни нет другого названия –это именно депрессия.

Если янавешу три висячих замка на решетчатые двери своего жилища, заведуогнестрельное оружие, собак и полицейского в комнате и буду при этомвесело уверять, что ничего не боюсь, – то это верно иневерно одновременно. Мой страх заключен в висячих замках.

Альфред Адлер

Вы незнаете собственного разума.

ДжонатанСвифт

Самоубийство –безысходность или бессмыслица?

Обывателюиногда кажется, что самоубийство – это сюжет из романа, что-тонереальное, невозможное, вымышленное. И он сильно удивляется, когдаузнает, что только по данным официальной статистики, которая такнекстати хромает в этом пункте на обе ноги, каждый год количествопокончивших с собой жителей крупных городов в два и более разапревышает количество людей, погибших за этот же период вдорожно-транспортных происшествиях.

Что такое самоубийство(суицид), большинство из нас знают только понаслышке, однако многиепочему-то думают, что хорошо разбираются в этом вопросе. Подобные, спозволения сказать, знания зачастую чистейшей воды заблуждения,печальные плоды которых мы и вынуждены пожинать. Какие же ошибочныемнения о самоубийстве и самоубийцах бытуют в массовом сознании?

Во-первых, подавляющеебольшинство людей уве рены в том, что проблема суицида –проблема незна чительная. Попробуем в этом разобраться.Завершенные самоубийства (т. е. когда человек умирает вследствиесамоубийства) – это только верхушка айсберга; попытоксамоубийства в 10~20 раз больше; количество людей, думающих осамоубийстве как о способе решения своих проблем, еще больше –как. минимум в 100 раз! А ведь и попытка самоубийства, и мысли осамоубийстве сами по себе являются тяжелой психологической травмой,они мучают человека. Кроме того, каждый самоубийца оставляет в живыхв среднем восемь своих близких – друзей и родственников, длякоторых его поступок – это настоящая трагедия. Таким образом, вкрупных городах проблема самоубийства, так или иначе, затрагиваетсотни тысяч людей!

Во-вторых, бытуетмнение, что самоубийством жизнь кончают душевнобольные люди –это большое заблуждение. На самом деле их количество средисамоубийц не превышает 15—20%, т. е. оставшиеся 80—85%люди «нормальные», хотя и находящиеся в состояниидушевного кризиса или депрессии. Впрочем, некоторые полагают, чтосамоубийство – это проявление слабости. Снова ошибка! Мысли осамоубийстве – это один из симптомов депрессии, а потомуговорить, что самоубийца – человек слабовольный, это все равночто утверждать, будто бы больной гриппом – страшный лентяй.

В-третьих, бытуетмнение, что если человек гово рит о самоубийстве, то онникогда этого не сделает, что в корне неверно. Напротив, чащевсего самоубийцы так или иначе озвучивают свои планы. Но кто ихслушает, кого это заботит? Потом родственники и друзья будут мучатьсяугрызениями совести, что не уследили, недосмотрели, неприслушались...

Каковы истинные причинысамоубийства? Жизнь – сама по себе стресс, практически каждыйчеловек убеждался в этом на собственном опыте, многие испытывали ичувство безысходности, вызванное невозможностью преодолеть тяжестьнавалившихся на них обстоятельств. Этими обстоятельствами могутоказаться зашедшие в тупик семейные отношения (с супругом,родителями, детьми), трудности, связанные с работой, карьерой, в рядеслучаев – это жилищный вопрос, иногда – зависимость(начиная от любовной и заканчивая наркотической или алкогольной),наконец, телесное заболевание, сексуальные проблемы и т. п.

Когда человек сталкиваетсяс трудностями и препятствиями, он, конечно, пытается их решать. Ноесли все его усилия оказываются тщетными, что тогда? Тогда онпредпринимает попытки уйти от проблем, выйти из игры. Самым простымспособом кажется именно самоубийство. Но задумаемся: в этом случае явроде бы решаю проблему, но я не могу получить причитающийся мнерезультат, поскольку его просто некому будет получать! Уйти отпроблемы, выйти из-под ее пресса можно только переориентировавшись начто-то другое. Но в этом-то вся и загвоздка, потому что сил учеловека, измученного проблемой, нет!

Депрессия – состояниеболезненное, характеризующееся как раз утратой сил, чувством, чтоничего нельзя изменить, ощущением, что жизнь не удалась и достойнатолько того, чтобы быть завершенной в кратчайшие сроки. Вылечи этудепрессию, и взгляд у этого человека на жизнь изменится кардинально,но ведь так трудно понять, что твои мысли – это не твояистина, а твое заблуждение, навязанное тебе болезнью. Ивот так человек оказывается в замкнутом круге: с одной стороны, жизньс ее проблемами, с другой стороны – его собственное болезненноесостояние, где к бессилию примешиваются идеи бессмысленностисуществования.

Человек, оказавшийся в этомаду, на самом деле из последних сил пытается бороться за свою жизнь ипроявляет, зачастую подлинное мужество в противостоянии собственнойдепрессии и своему бессилию. Но, к сожалению, силы здесь неравны, ичасто это противостояние оборачивается против самого человека:возникает тревога, усиливается внутреннее напряжение. На пике этойдушевной боли он и совершает самый бессмысленный поступок в своейжизни – самоубийство. Да, в чем уж поистине нет никакого смысла– так это в самоубийстве, о жизни этого сказать никак нельзя.Если же кто-то и говорит, то это не он говорит, а царствующая в немдепрессия.

Страдающему нужна помощь,если вы страдаете, значит, вам нужна помощь. Это настолько логично,что спорить с этим не станет даже безумный. Нас почему-то не смущаеттот факт, что, получив травму, мы обращаемся к врачу. Чего жестранного в том, что, получив душевную травму, мы также должныобращаться именно к врачу? Странно то, что мы не обращаемся. Страннотакже и то, что не бьют тревогу родственники и близкие человека,попавшего в страшный омут депрессии.

Чтобыпонять всю глупость глупости, надо ее проделать.

В. О. Ключевский

«Небудем больше строить иллюзий!» – лучшее начало для новойиллюзии.

КарлКраус

Говорят,что человек – это разумное животное. Всю свою жизнь я искалхоть какие-то свидетельства в пользу этого утверждения.

БертранРассел

Оптимистзаявляет, что мы живем е наилучшем из возможных миров; пессимистопасается, что так оно и есть.

ДжеймсБрэнч Кэбелл

Доктор простопротив депрессии

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры