1 Как пережить измену

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Как пережить изменуСкачать


Автор: Воган Д., Воган П.

Через несколько минут, в течение которых мы целовались и ласкали друг друга, она спросила: "Что ты хочешь чтобы я сделала?" Я растерялся. Прежде ни одна женщина не задавала мне такого вопроса. Ситуация показалась мне забавной. Она была также неожиданной в том плане, что любой поступок девушки воспринимался мною как естественный, совершенно обычный. Однако Мария задала свой вопрос совершенно серьезно. Она хотела доставить мне удовольствие - честно отработать деньги, которые я платил ей. Она на самом деле была проституткой - ещё не успевшей устать от своей работы и относящейся к ней весьма серьезно.

Я все ещё размышлял об этой ситуации, когда Мария спросила:

- Хочешь, чтобы я пососала?

- Да, - ответил я немного смущенно. Мне никогда прежде не делали минет, и я хотел узнать, что это такое. Я узнал это очень быстро. Ощущения были столь восхитительными и волнующими, что через несколько секунд я остановил Марию, иначе все кончилось бы слишком стремительно. После паузы я смог выдержать ещё несколько секунд. Потом мы позанимались обычным сексом, передохнули и совершили ещё один половой акт. Очевидно, я имел вид вполне удовлетворенного мужчины (точнее говоря, обессилевшего). Мария уничтожила все сомнения относительно своей профессии, сказав:

- А теперь мне пора возвращаться в клуб.

Мне не следовало испытывать удивление, однако оно все же охватило меня. Я ещё наслаждался приятными ощущениями, возникающими после хорошего секса, а она уже была готова заняться поисками нового клиента. Мы провели вместе час с четвертью. Все происходящее вызывало у меня искренний интерес. Я участвовал в нем и одновременно наблюдал за ним, словно участник эксперимента. Впоследствии это отношение ляжет в основу моей рационализации - оправдания того факта, что я лег в постель с проституткой. "Дело не в сильном сексуальном желании. Я просто хотел узнать, что это такое." Да, именно так я думал. Рационализация - забавное явление. Проблема в том, что, будучи участником какого-то процесса, трудно сознавать всю правду о своей роли в нем.

Я хотел провести с Марией всю ночь, но боялся даже спросить, сколько это будет стоить. Мы оделись; она вернула ключ; я заплатил ей двадцать долларов; примерно в час ночи мы вышли на безлюдную улицу. Я чувствовал себя глупцом из-за моих опасений насчет того, что меня могут ударить по голове. Я с удовольствием вдыхал свежий ночной воздух. Проводив Марию до клуба, отправился погулять в одиночестве по берегу.

Ночь была восхитительной, и я радовался тому, что живу на этой земле. Пережитый эпизод вызывал у меня благоговейный восторг. Я хотел испить и вкусить все, что меня окружало. Рио - один из самых оживленных и волнующих городов из всех, где я бывал. Его природная красота казалась невообразимой, ошеломляющей. Я радовался тому, что находился здесь и познакомился с Марией.

Трудно описать мое состояние - жизнь, которую я вел, казалось, сама набирала обороты. Я посещал места, о которых никогда даже не мечтал, совершал поступки, которые прежде не приходили мне в голову. Это было восхитительно. Мне нравилось все происходящее и хотелось большего. Я неохотно ложился спать, боясь, что пропущу что-то. Я без устали знакомился с новыми местами и узнавал, как живут люди. Во время этих путешествий я часто думал о Пегги. Я бы хотел разделить с ней многое из того, что делал. Наверно, я был бы счастлив её присутствию возле меня только в дневное время. Ночь была временем "охоты", составлявшей неотъемлемую часть моего пребывания в Рио. Я воспринимал её как искусство, которым владеет каждый искушенный путешественник.

Следующей ночью я снова увидел Марию. Все происходило по старому сценарию. Я забрал её из клуба; мы сняли ту же комнату; я опять получил удовольствие, стоившее двадцать долларов. Однако на этот раз я не думал о том, что может со мной случиться, и полностью сосредоточил свое внимание на Марии. Она владела своей профессией в совершенстве. Весь этот опыт дал мне новое представление о проституции. Я испытал потребность пересмотреть мои убеждения и ценности.

Мария успешно уничтожила прежний образ проститутки, существовавший в моем сознании. Она походила на обыкновенную девушку. Используя мои развитые способности к рационализации, я сказал себе: "Разве может быть плохим человек, который занимается столь полезным делом? Что плохого в том, что я заплатил ей двадцать долларов?" Ведь если бы я снял "порядочную" женщину, то скорее всего потратил более значительную сумму на ужин и напитки.

Я обрел новый взгляд на внебрачные связи, пройдя через пять этапов. Сначала я говорил себе, что способен сблизиться с женщиной лишь при наличии полноценных человеческих отношений, а не только ради секса. Я хотел получать удовольствие от общества другого человека. Мы должны были обладать общими интересами и ценностями. Я держался за эти представления цепко и самоуверенно. Разве можно считать себя порядочным и цельным человеком, если ты ложишься с женщиной в постель только из-за секса? - думал я.

Таким образом я рассуждал, находясь на первой стадии. Вступать во внебрачные связи можно, если... (1) это полноценные отношения, и вы относитесь с другому человеку с теплотой, (2) если все происходит вне вашего города и, следовательно, вы не отдаете предпочтение другой женщине, игнорируя при этом жену, (3) если никто не страдает от происходящего. Согласно этой концепции вы должны проявлять осторожность, чтобы жена ничего не узнала, а любовница понимала долгосрочный характер ваших отношений с женой и не привязывалась к вам слишком сильно. Я никогда не допускал мысли о том, что тоже могу привязаться к другой женщине. Просто не мог и не хотел представить себе такую ситуацию. Наверно, это похоже на то, как человек оценивает реальность своего превращения в алкоголика - обычно при этом он не располагает всей информацией об алкоголизме.

Едва я успел почувствовать себя комфортно на первом этапе, как меня охватило желание "расширить" мою философию. Я много путешествовал и часто оказывался один в другом городе, где возле меня не было Пегги или Лайзы. Передо мной вставал вопрос: "Что плохого в том, что я встречусь с новой женщиной в такой ситуации?" Мне было достаточно слегка расширить толкование термина "содержательные и теплые отношения", и три мои условия оставались выполненными. Начало "знакомств на одну ночь" ознаменовало собой мое вступление во вторую фазу. Я по-прежнему считал, что отношения должны быть "полноценными". Я искренне верил в это. Сейчас я пишу об этой позиции, отойдя от неё на значительное расстояние. Она кажется мне такой же нелепой и надуманной, как, вероятно, и вам. Однако она точно описывает мой образ мыслей в то время.

Я все глубже погружался в мир внебрачных связей. На третьем этапе я поддерживал одновременно два романа, протекавших в двух разных городах. Каждый следующий этап был сопряжен с чуть большим риском и требовал умения жонглировать несколькими шарами одновременно. Я гордился моим мастерством. Считал свое умение сочетать пару романов с хорошей семейной жизнью свидетельством искушенности и житейского опыта.

Четвертый этап заключался в том, что я заводил внебрачные связи в том городе, где мы жили. Сначала я воздерживался от такого образа действий, поскольку он явно более опасен, нежели отношения с женщинами вне нашего города. Также я не мог найти убедительную рационализацию (самооправдание) ведь в таком случае я бы лишал Пегги и детей определенной доли моего времени и внимания. Поездки упрощали ситуацию. Находясь вдали от дома, я все равно не мог быть с моей семьей. Путешествия являлись неотъемлемой частью моей работы, поэтому такое положение дел не зависело от меня. Самая лучшая рационализация, которую я смог придумать, звучала так: "Мне требуется разнообразие - перемена аллюра. У нас с Пегги хорошие отношения, но если я буду проводить все время только с ней, нам, вероятно, будет труднее ладить друг с другом". Такая рационализация не удовлетворяла даже меня. Но я хотел иметь романы, поэтому я принял её, даже если она звучала не слишком убедительно.

Свидание с проституткой обозначило пятый этап в моем развитии. Конечно, речь идет о моем индивидуальном взгляде на вещи. Некоторые мужчины начинают с проститутки и идут в обратном направлении, в конце концов вступая в содержательные, длительные отношения. Для других первый роман оборачивается столь негативным опытом, что они не идут дальше.

Беседуя с мужчинами, которые постоянно имеют какие-то романы, я заметил две практически универсальные тенденции. Первая заключается в постепенном увеличении риска. Человек вступает в свой первый роман с изрядными предосторожностями. Если все идет гладко, следующий роман оказывается сопряженным с большим волнением, следующий - с ещё большим. Этот процесс подобен освоению любого нового поведения. Сначала мы проявляем значительную осторожность. Когда мы осваиваемся с новизной, она превращается в привычку. Изначальные страхи уменьшаются, мы обретаем готовность рисковать на следующем уровне. Опасности остаются столь же реальными, как и в первом романе. Мы просто приспосабливаемся к ним. Некоторые мужчины приспосабливаются так хорошо, что через некоторое время просто перестают замечать их.

Вторая замеченная мною тенденция - это склонность к рационализации. Мы цепляемся за объяснение, которое наилучшим образом подходит к нашей сиюминутной ситуации. Иногда рационализации оказываются длинными и изощренными. Чем логичнее они звучат, тем лучше. В других случаях они весьма просты: "Я не мог ничего с собой поделать. Наверно, мы все - просто животные".

Пегги:

Мужчины придумывают бесчисленное множество рационализаций в отношении своих романов. Их изобретательность вызывает умиление.

- Можно заниматься сексом с женщиной, к которой я испытываю серьезные чувства, а не просто похоть...

- Можно заниматься сексом вне брака, если речь не идет о серьезных отношениях...

- Можно посещать массажные салоны, но не заниматься настоящим сексом...

- Внебрачный секс допустим, если я нахожусь в другом городе...

- Внебрачный секс допустим, если женщина не принадлежит к нашему кругу общения...

- Внебрачный секс допустим, если женщина не замужем...

- Внебрачный секс допустим, потому что я имею право на периодическую разрядку; я много работаю и устаю...

- Внебрачный секс допустим, потому что моя жена не понимает (не ценит) меня...

- Внебрачный секс допустим, потому что он помогает мне стать более искусным любовником...

- Внебрачный секс допустим, если никто от него не страдает...

Возможно, самая главная рационализация звучит так: "Я имею на это право, но моя жена - нет". Многие мужчины, активно занимающиеся внебрачным сексом, не потерпели бы такого поведения со стороны жены. Это - суть философии двойной морали.

Джеймс жил согласно двойной морали в полной мере. Но я никогда не была уверена в этом. Его любовное письмо дало мне новую надежду. Я не могла представить себе, что во время путешествия в Южную Америку он имел ещё две связи. Мне было трудно совместить в сознании его письмо и мысли о изменах. Одним из наиболее удивительных открытий для меня стало осознание того, что любой человек способен поступать и мыслить таким противоречивым образом. Все мои старания понять, имеет ли Джеймс любовниц, опирались на убежденность в том, что его поведение подчиняется здравому смыслу. Однако подобная раздвоенность не укладывалась в моем сознании, поэтому я не могла догадываться о происходящем. Неудивительно, что я постоянно испытывала растерянность.

Стараясь верить в цельность личности, я не подозревала Джеймса во время его путешествия после получения любовного письма. Для меня это был хороший период. Я с удовольствием готовилась к шоу, которое мы устраивали в теннисном клубе по случаю открытия сезона. Я написала слова теннисного гимна, репетировала мои любимые старые блюзы. Особенно большое удовольствие я получала, готовя новый танец в современном стиле. Мне представлялась первая возможность появиться на людях в серебристом платье, которое Джеймс подарил мне к Рождеству.

У меня было прекрасное настроение. Я с радостью расходовала мою энергию на подготовку к празднику. Даже стала подумывать о том, не следует ли мне возродить мое увлечение пением или танцами... однако мне больше импонировала мысль о работе в офисе. В любом случае я думала о какой-то самостоятельной деятельности. Ко мне возвращалась уверенность в своих силах.

Однако эти дни не были совершенно безмятежными. В то лето я столкнулась с ситуациями, которые бросали вызов моим душевным силам и рассудку. Джеймс решил пригласить Терри и её знакомого на воскресный ленч. Его идея вызвала у меня неоднозначные чувства. С одной стороны, это событие обещало стать ужасным испытанием. С другой стороны, я склонялась к мысли о том, что их роман действительно завершился, коль скоро Джеймс чувствует себя комфортно, приглашая её к нам домой. Я волновалась, но мне удалось справиться с собой.

В это лето имели место и другие светские мероприятия, где я сталкивалась с Терри. Каждая встреча была для меня тяжелой, но одна из них вызвала особую боль. Мы с Терри переодевались в одной комнате после купания в бассейне. Видя её обнаженное тело и представляя себе, как Джеймс занимался с ней любовью, я думала, что сейчас умру.

Джеймса пригласили на празднование Дня независимости в соседний городок. Прием устраивал человек, с которым Джеймса связывали деловые интересы. Тони был истинным предпринимателем, постоянно погруженным во всевозможные сделки и проекты. Джеймс был очарован им. Тони мог работать в любое время суток и не признавал традиционного распорядка дня. Несколько раз он звонил нам в четыре утра, чтобы обсудить идею, которая его увлекла. Иногда Джеймс садился с ним за обеденный стол и заканчивал деловое обсуждение глубокой ночью.

Прием по случаю Четвертого июля носил деловой характер, поэтому жены не были приглашены. Я подозревала, что Терри могла получить приглашение через своих знакомых по работе. Я сказала Джеймсу, что не хочу, чтобы он отправился на прием с ней. Объяснила ему, как трудно мне смириться с тем, что он поедет туда с другой женщиной, пока я сижу дома. Меня удивила моя собственная твердость, но она сработала - в определенном смысле. Джеймс поехал туда без Терри, в одиночестве. Возвращаясь домой, он задремал за рулем и с трудом удержался на дороге. Позже он заявил, что моя ревность, заставившая его отказаться от общества Терри, едва не стоила ему жизни. Я почувствовала, что терплю поражение даже тогда, когда добиваюсь своего.

Тони умел превосходно принимать гостей. Мы с Джеймсом получили приглашения на несколько приемов, которые он устраивал вместе с женой. Часто там появлялась Терри. Я отчаянно старалась выглядеть лучше её и других присутствовавших там женщин. Почувствовала себя победительницей, когда Тони сказал, что я - самая сексапильная женщина из всех, каких он видел. Но я не ощущала себя сексапильной. Я лишь старалась казаться уверенной в себе.

Я начала делать все возможное для того, чтобы Джеймс чувствовал, что я доверяю ему. Никогда не заглядывала в его портфель или календарь. Всячески давала ему понять, что не вмешиваюсь в его жизнь. Я продолжала считать, что демонстрировать ему мое недоверие слишком опасно. Не хотела подталкивать его к нежелательным для меня действиям.

Джеймс:

Не знаю, как бы повлияли на меня явные расспросы Пегги по поводу того, в чем она подозревала меня. Пока они звучали лишь в косвенной форме, мне было легко отвечать уклончиво. Меньше всего я стремился к открытому обсуждению вопроса о внебрачных связях. Если бы она спросила меня впрямую: "Ты встречаешься с другой женщиной?", это, несомненно, изменило бы мое поведение каким-то образом. Возможно, в определенные моменты я мог солгать и сказать "нет". Прежде всего это относится к периоду моих первых романов, когда я считал, что у Пегги нет серьезных причин подозревать меня и что я смогу "отбиться" в случае предъявления мне обвинений. Позже я порой думал, что она, возможно, знает правду. У меня пропадала уверенность в том, что моя ложь окажется успешной. Я никогда не был искусным лжецом. Я уверен, что перестал бы изменять Пегги, если бы она проявила твердость.

Пегги:

Я не была готова предъявить Джеймсу обвинение. Продолжала надеяться на то, что ошибаюсь. Держалась так, словно полностью доверяю ему. Я взяла за правило никогда не звонить ему, когда он находился в другом городе. Он не просил меня об этом (хотя возражал против звонков в офис). Но я все равно воздерживалась. Если Джеймс отсутствовал неделю, то он сам звонил мне два или три раза. Вечерами, когда он звонил после обеда, я испытывала облегчение, думая, что он находится в своем гостиничном номере. Я не догадывалась о том, что иногда он звонил мне, пока другая женщина принимала душ. В те вечера, когда он не звонил, я испытывала беспокойство. Но хуже всего я чувствовала себя, когда он звонил днем. В таких случаях я всегда думала, что он собирается провести вечер с женщиной и заботится о том, чтобы у меня не возникло желание поговорить с ним позже.

Я не расспрашивала его о том, как он проводит свободное время в поездках. Пыталась удовлетворить свое любопытство, заставляя его рассказывать о командировках, однако избегая прямых вопросов. Я не хотела демонстрировать ему свои подозрения, но стремилась получить как можно больше информации. Иногда чем больше он рассказывал, тем лучше я себя чувствовала.

Джеймс:

Я продолжал осложнять мою жизнь. По-прежнему встречался с Лайзой в Нью-Йорке, хотя и не так часто, как в течение двух предыдущих лет. Я перестал видеться с Марго в Вашингтоне с начала осени, однако вскоре вступил в новую связь. В тот же период у меня завязалась тесная дружба с Мартой, преподавательницей средней школы и участницей семинара, который я вел раз в неделю на протяжении всего учебного года. Эта группа состояла из учителей и директора. Главная цель заключалась в изучении межличностных отношений в преподавательском коллективе и поиск путей их улучшения. В конце концов мы сосредоточили наше внимание скорее на развитии личности, нежели на эффективности сотрудничества в трудовом коллективе. Эти люди интересовались всевозможными исследованиями собственной личности. В ходе наших групповых занятий некоторые участники научились выражать свои чувства и решать проблемы, которые долгое время оставались "замурованными" в их душах.

Марта выступала в качестве моей помощницы, и мы часто планировали вместе дальнейшую работу. Три-четыре раза в неделю беседовали по телефону. Она информировала меня о школьной жизни, мы получали удовольствие от обсуждения того, что интересовало нас обоих. Сексуальные отношения между нами никогда не возникали, но я испытывал к ней едва ли не самые теплые чувства, какие когда-либо связывали меня с женщиной.

Вероятно, я попытался бы переспать с ней, если бы она не была замужем, а я не встречался с Терри. Мне казалось неразумным заводить новые отношения в том же городе. У меня ещё оставалось достаточно благоразумия, чтобы понимать это. Пегги и Терри воспринимали с подозрением мою дружбу с Мартой и ревновали из-за того, что я провожу с ней много времени. Терри озвучивала свою ревность охотнее Пегги. Конечно, я чувствовал себя вправе отвергать домыслы обеих женщин. Я ощущал свою полную невиновность - мысли и планы не шли в счет.

Дружба с Мартой была для меня уникальным явлением. Я не был столь близок с другими женщинами при отсутствии секса и не испытывал опасений, что он появится и повлияет на наши отношения. Мы нравились друг другу и могли выражать наши симпатии, не порождая осложнений, сопутствующих сексу. Марта была сильной и доброй. В ту пору я ценил наши отношения, но со временем они стали казаться мне ещё более прекрасными. Я бы хотел иметь больше таких друзей, как Марта.

Пегги:

Участие Джеймса в работе семинаров по развитию личности, похоже, удаляло его от меня сильнее, чем что-либо иное. Я испытывала особенно сильное беспокойство, потому что он заметно сблизился с членами этой группы, которые делились друг с другом информацией личного характера. Я боялась, что он расскажет о нас нечто способное поставить меня в неловкое положение или выставить в плохом свете.

Одновременно благодаря этому семинару личность Джеймса менялась в лучшую сторону. Он научился с большей легкостью выражать свои эмоции. Хотя в других обстоятельствах я бы обрадовалась этому, я не могла принять тот факт, что эти важные перемены появились вследствие общения Джеймса с незнакомыми мне людьми. Я казалась себе выброшенной из его жизни и боялась новых изменений.

Я была не единственным человеком, у которого возникли проблемы из-за семинаров по развитию личности. Занятия, которые вел Джеймс (на них присутствовали в основном мужчины), создавали проблемы для жен некоторых участников. Поэтому один из коллег Джеймса создал группу для жен и других заинтересованных лиц. Мы встречались раз в неделю на протяжении шести недель. Обретенный опыт не ободрил меня, но все было не так страшно, как мне представлялось. Я почувствовала себя лучше, узнав, что это такое.

Я по-прежнему тревожилась из-за женщин, посещавших некоторые из семинаров Джеймса. Особенно мне не нравилось, когда участники оставались загородом более одного дня. Сильнее всего я заволновалась, когда Джеймс организовал для одной из групп уик-энд в коттедже Тони. Поездка в изолированный домик, стоящий посреди леса, внушала мне больше опасений, нежели занятие в городе. Я чувствовала, что работа служит здесь лишь ширмой для приятного времяпрепровождения. Я призналась в своей ревности и выразила сомнение в целесообразности этого мероприятия.

Он возразил мне в своем обычном высокомерном стиле: "Ты просто ничего не понимаешь - Это работа - Ты мыслишь слишком узкими категориями - Почему ты указываешь мне, как надо организовывать работу?" Я чувствовала себя несчастной.

По-моему, я робела от мысли о том, что Джеймс имел степень доктора психологии, а у меня за плечами были только два года учебы в колледже. Также, полагаю, эта его ученая степень заставляла меня думать, что он осведомлен лучше меня во всех областях жизни. Я помогала ему стать "Богом", преклонялась перед ним и постоянно испытывала чувство несправедливости.

Похоже, мы встали на путь, который мог привести только к разводу если я не поделюсь моими эмоциями. Я решила предпринять такую попытку.

- Я чувствую, что ты уделяешь все большее и большее внимание собственным интересам и карьере, не думая о том, как это отражается на мне и наших отношениях. Я хочу знать, каково мое положение.

- Я стараюсь не жертвовать благополучием в семейной жизни ради моего профессионального успеха, - ответил Джеймс.

Я по-прежнему не знала, каковы наши истинные отношения, и даже не могла точно сформулировать, чего хочу на самом деле. Я не понимала самую себя достаточно хорошо, чтобы объяснить Джеймсу мои чувства. Я решила, что попытка сформулировать их в письменном виде поможет мне мыслить более ясно. Поэтому записала то, что ещё не могла сказать ему, и сохранила этот листок в надежном месте.

Я испытываю неприятные ощущения - мне кажется, что однажды я почувствую себя совершенно ненужной тебе. Поэтому я считаю своим долгом перед самой собой выйти из игры до того, как окончательно погибну. Иногда я спрашиваю себя, буду ли я более несчастной без тебя, нежели сейчас, живя с тобой. Меня переполняют чувство обиды, ненужности, незащищенности и разочарования. Я чувствую себя полностью свободной только в ситуациях, никак не связанных с тобой, или же когда ты находишься в длительном отъезде. Лишь тогда я уверена в себе и могу полностью успокоиться. Не знаю, в чем тут дело. Возможно, в туманности нашего общего будущего. Я чувствую, что ты ускользаешь от меня, что я никогда не могу положиться на тебя без боязни испытать разочарование. Возможно, дело в том, что твое присутствие порождает во мне робость. Меня пугает твоя возможная отрицательная реакция на мои слова и действия, и поэтому я никогда не могу расслабиться. Мне кажется, что меня постоянно экзаменуют. Я пытаюсь вести себя таким образом, чтобы заслужить твою любовь и одобрение.

Я отчаянно нуждаюсь в обретении более высокой самооценки. Я должна принять мысль о том, что могу оказаться предоставленной самой себе. Должна идти на риск и противостоять тебе хотя бы немного, чтобы обрести шанс на улучшение ситуации. Я не могу бесконечно жить так, как сейчас.

Было ясно, что мне следует постоянно делиться с Джеймсом моими чувствами. Так начался период наших самых тяжелых разговоров. Я делилась моими чувствами более прямолинейно, чем когда-либо - особенно связанными с другими женщинами. Когда Джеймсу давали помощницу для работы над проектом, который мог потребовать их совместных поездок, меня охватывал страх... и я говорила об этом.

"Я много читаю и знаю, что "служебные романы" - дело весьма распространенное. Знаю также, что путешествия весьма способствуют их возникновению. Я не хочу, чтобы ты ездил в командировки с Дайаной. Мысли об этом внушают мне страх. Я бы не вынесла, если бы ты завел роман."

Я пыталась поделиться с ним некоторыми чувствами, в которых прежде не хотела сознаваться. Мне казалось более безопасным говорить об этой новой ситуации, нежели о моих подозрениях относительно Терри. Моя тактика не сработала. Джеймс стал лицемерно защищать себя.

- Я не позволю тебе вмешиваться в мою работу. Я намерен выполнять её как можно лучше и не пойду на поводу у твоей мелочной ревности.

Джеймс:

В то время у меня не было отношений с Дайаной, но Пегги не ошибалась, подозревая такую возможность. Меня влекло к этой женщине, и я решил, что если когда-нибудь расстанусь с Терри, то попытаюсь добиться благосклонности Дайаны. Она была не замужем и более доступна, чем Марта. Я также улавливал исходящие от неё невербальные сигналы, говорившие о симпатии ко мне. Мы работали вместе над несколькими проектами и постепенно сближались, не вступая в интимные отношения. По-моему, мы оба знали, что это - дело времени.

Пегги:

Когда я уже потеряла надежду, Терри исчезла из жизни Джеймса, переехав в другой город. Меня охватило огромное облегчение. Я даже испытала к ней некоторое сочувствие. Подумала, что она могла сталкиваться с теми же проблемами, что и я - например, его увлечение семинарами по развитию личности и другими аспектами профессиональной деятельности. По какой бы причине она ни уехала, я позитивно воспринимала это событие. Подозревая, что я не знаю истинный характер их отношений, я радовалась их завершению.

Джеймс:

Конец моего романа с Терри был связан со стечением ряда обстоятельств. Летом мы стали встречаться значительно реже главным образом из-за перемен в моем рабочем расписании. Во время учебного года мне не составляло труда видеться с ней несколько раз в неделю. Я просто "добавлял" несколько лишних часов к моему обычному графику занятий. Летом ситуация изменилась. Я уже не преподавал и не должен был проводить определенные часы в офисе. Тем летом я много играл в теннис в клубе, находившемся возле моего дома. Результатом всего этого стало значительное ослабление нашей связи как по силе эмоций, так и по частоте свиданий. Мы никогда не обсуждали это открыто, но оба сознавали, что роман постепенно умирает.

Потом началась осень, а с ней - мои профессиональные отношения с Мартой и Дайаной. Думаю, Терри верила, что я не имел физических отношений с этими женщинами, но её задевали наша явная близость и значительное время, которое я проводил с ними в связи с работой. Последний удар обрушился на наш роман в октябре, когда в Рочестер приехал мой друг Фрэнк. В день прилета я был занят и попросил Терри забрать его из аэропорта. Я рассказал ей о том, какой он неутомимый ловелас, предупредил Терри, что он обязательно попытается уложить её в постель и добавил, что мне бы этого не хотелось. Я знал, что не вправе решать, с кем ей спать, но Фрэнк был таким отъявленным бабником, что я счел своим долгом уберечь её. На самом деле я защищал самого себя. Мне трудно было смириться с происшедшим. Вскоре после этого события мы перестали встречаться.

Это было самое тяжелое расставание из всех, какие я пережил. Мы не ссорились и не испытывали злости - только грусть и нежелание расставаться. В конце концов она решила покинуть город. Думаю, это решение было лучшим для нас обоих.

Пегги:

Другое важное событие произошло примерно в это же время. Джеймс принял важное решение относительно своей карьеры. После почти восьми лет преподавательской работы - шесть лет в Питтсбурге и около двух лет в Рочестере - он отказался от преподавания и полностью посвятил себя консультированию. Он уже занимался этим на протяжении последних четырех-пяти лет. Он определенно отдавал предпочтение этому виду деятельности и теперь решил отдаться ей полностью.

У него было больше связей в Питтсбурге, и мы решили вернуться туда по завершении учебного года. Для меня важность этого шага заключалась в том, что Джеймс хотел, чтобы я работала с ним в качестве секретаря и менеджера во всяком случае, до тех пор, пока он не добьется успеха в новом качестве и сможет нанять сотрудников.

Джеймс:

До отъезда из Рочестера я пережил ещё один "местный" роман - с Дайаной. Я вступал в эти отношения с большой осторожностью. Я все ещё не пришел в себя после разрыва с Терри, к которой был сильно привязан. Моя осторожность не огорчала Дайану. Она не стремилась к серьезным отношениям. Нас объединяли общие профессиональные интересы, мы получали удовольствие, проводя время друг с другом. Также нам нравилось заниматься сексом, но ему никогда не отводилось центральное место в наших отношениях, как это было в большинстве других моих романов.

С Дайаной я пережил один уникальный сексуальный опыт. Возможно, определение "сексуальный" тут не очень уместно. Однажды я не смог добиться эрекции. Такое случилось со мной в первый и единственный раз. Мы оба уже разделись и начали прелюдию. Я был возбужден и хотел заняться сексом. Когда мне стало ясно, что эрекция не возникает, меня охватила тревога. Сначала я ничего не говорил, пытаясь добиться успеха. В конце концов сдался и сказал Дайане, что не могу ничего сделать. Я испытывал смущение, но она повела себя превосходно. Сначала попыталась помочь мне, но это ни к чему не привело. Потом предложила, чтобы мы расслабились и просто насладились обществом друг друга. Сказала мне, что я не должен переживать. Я не мог полностью расслабиться, но то, что она не видела в происшедшем серьезной проблемы, позволило мне не предавать моей неудаче чрезмерного значения. Она была права. Во время нашего следующего свидания эрекция возникла, как обычно, и больше я не сталкивался с такими трудностями. Нет нужды говорить о том, какое облегчение я ощутил. Также я оценил зрелость Дайаны, проявившуюся в том, как она повела себя в той ситуации.

Роман продолжался лишь четыре или пять месяцев и никогда не доходил до "точки кипения" ни для кого из нас. Это были просто хорошие отношения, приносившие нам удовлетворение. Возможно, наши эмоции сдерживало сознание того, что летом я уеду из города. Расставание было легким и дружеским.

Пегги:

Мои подозрения относительно этого романа с Дайаной никогда не были сильными. Поскольку они не путешествовали вместе, я предавалась ложному чувству безопасности. Облегчение, связанное с этим обстоятельством, а также с отъездом Терри, притупило мою бдительность.

Я по-прежнему страдала от моих сомнений, но все же не в такой степени, как прежде. Месяцы пролетали быстро, мы строили планы относительно совместной работы. Думаю, предвкушение работы с Джеймсом усиливало мою радость от скорого переезда, хотя он обещал стать пятым за пять лет. Каждый раз я находила основания для оптимизма, думала, что перемены благотворно скажутся на наших отношениях. На этот раз подобные чувства были особенно сильными.

В месяцы, предшествовавшие переезду, Джеймс дважды обращался ко мне в связи с его работой. Один раз он попросил записать на магнитофон текст для семинара. В другой раз предложил мне отпечатать описание упражнений, потому что секретарша не успевала закончить работу к нужному времени. Мне пришлось одолжить печатающую машинку незнакомой модели и провести за письменным столом всю ночь, но я выполнила эту работу. Джеймс гордился мной. Главное заключалось в том, что я сама гордилась собой.

Наша жизнь менялась - медленно, но неуклонно. Самый явственный признак перемен появился за пару месяцев до переезда, когда Джеймс начал говорить мне: "Я люблю тебя". Я не слышала от него этих слов в течение четырех лет. Я берегла те немногие письма, которые содержали подобные признания, однако услышать их снова из его уст было просто замечательно.

Глава шестая. Переходный период

Пегги:

Наше возвращение в Питтсбург в июне 1970 года стало началом значительных изменений, постигших наш брак и меня лично. Я вместе с Джеймсом оборудовала городской офис - покупала мебель, технику и другие необходимые вещи. Он нанял ещё одного психолога и секретаршу, поэтому в то лето мы трудились вчетвером. Изначально было решено, что я буду работать только до тех пор, пока Джеймс не сможет нанять необходимое количество людей. В сентябре он нанял вторую секретаршу, и я перестала работать.

В течение двух месяцев, в сентябре и октябре, я была свободнее, чем когда-либо в моей жизни. Оба ребенка впервые проводили весь день в школе. Энди учился в первом классе, а Викки - в третьем. Я записалась на шестинедельные курсы по оказанию первой медицинской помощи, о чем мечтала уже давно.

В ноябре Джеймс нанял ещё одного психолога, и я снова вернулась в офис, чтобы печатать документы... предварительно закончив соответствующие курсы. Большую часть года я печатала брошюры и комплексы упражнений. Несколько раз, когда Джеймс уезжал из города, я брала обоих детей в офис на всю ночь. Это доставляло им огромное удовольствие. Я работала всю ночь, пока они спали в соседней комнате. Иногда я заканчивала работу до рассвета и ложилась рядом с ними. Мы вставали рано, ехали домой и готовились к школе. Детям нравилось такое приключение, они с гордостью делились им с друзьями.

Я получала подлинное удовольствие от работы и особенно от сотрудничества с Джеймсом. Мне было приятно вновь сознавать себя полезной ему. Пока дети были дошкольниками, я хотела посвящать им все мое время, но чувствовала, что это способствует моему отдалению от Джеймса, начавшемуся после рождения Викки и Энди.

Джеймс:

Мои отношения с Пегги значительно изменились с того времени, когда я работал в университете. Произошло много такого, что мы не планировали и не предвидели. Существовали две причины, по которым в июне 1970 года я расстался с весьма стабильной работой. Я хотел больше заниматься консультированием, которое мне нравилось, и собирался создать консультационную фирму, которая позволила бы мне в дальнейшем зарабатывать много денег. Тогда я не думал об изменениях в образе жизни, связанных с этим шагом.

График работы в университете был достаточно гибким. Я трудился весьма напряженно по собственной воле, но в целом моя должность не налагала очень жестких требований. Внезапно мое положение резко изменилось. Создание консультационной фирмы требовало больше времени и энергии, чем я мог вообразить. Проблема получения нужных средств отнимала у меня почти все вечера того года. Та финансовая поддержка, в которой я был уверен, так и не стала реальностью. Это привело к двум важным последствиям. Я был так озабочен нашим финансовым благополучием, что у меня оставалось мало сил для романов, и я всерьез нуждался в помощи Пегги, чтобы добиться успеха.

Пегги:

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры