1 Правила движения к свадьбе

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Правила движения к свадьбеСкачать


Автор: Кускова А.

Вместо предисловия

Инспектор Свистунов сидел в учебном автомобиле «ВАЗ-2109» и выставлял штрафные баллы курсанту автошколы Валерьяну Тимофееву, объясняя, что ему ни в коем случае никогда в жизни нельзя садиться за руль. Валерьян щурил близорукие глаза и ехидно улыбался. К учебному автомобилю подплывала Марго. Группа ребят замерла в оцепенении и уставилась на инспектора. Тот, третьим глазом ощутив на себе повышенное внимание, поднял голову. То, что он увидел, его ужаснуло.

Если бы Свистунов точно не знал, что девица шла на сдачу экзамена по вождению автомобиля, он бы подумал, что Марго собралась на кастинг в модельное агентство. Невысокая, но стройная до худобы, со всеми выпирающими достоинствами, симпатичная блондинка с глазами цвета зеленой тоски сегодня была облачена в умопомрачительно короткую мини-юбку, неприлично маленькую курточку и сапоги-ботфорты. Свистунов внутренне сжался. Сейчас она сядет за руль, и все начнется сначала: битые иномарки, покалеченные пешеходы, море крови из разбитого учебного автомобиля. Ничего подобного еще не случилось только благодаря тому, что он успевал вовремя среагировать. Одна оплошность, и эта девица сведет его счеты с жизнью.

Инспектор Свистунов перекрестился и тяжело вздохнул. Размашистым почерком он поставил Валерьяну заветное слово «хорошо» и вытолкнул того на свежий воздух. Голова инспектора соображала: «плохо», но курсант не стал указывать ему на ошибку и кинулся в бега.

– Можно? – поинтересовалась Марго, заглянув в салон. Свистунов поймал открытым ртом воздух и махнул рукой. Девица тут же устроилась рядом. – Ну что, хороший наш, поехали кататься! – За эту присказку, которую Свистунов слышал от Марго в четвертый раз, он был готов ее задушить. Но вместо этого инспектор махнул рукой: «вперед!», и автомобиль, дернувшись в предсмертной агонии, рывками попрыгал на проезжую часть дороги. – Ха, ха, чайники! – кричала довольная Маргарита и показывала соседним водителям «фак». – Сейчас мы вас сделаем. – Она улыбнулась Свистунову, тот грозно нахмурил брови. – Шучу, – предупредила его Марго и сбавила скорость.

Никто из водителей не посмел издать лишнего звука – ссориться с госавтоинспектором никто не рисковал. Но инспектор уже скривился в предвкушении ошибки – вдали желтым цветом маячил светофор. «Сейчас она заглохнет, – с радостью подумал Свистунов про машину и Марго, – и можно завершать поездку». Но Марго не оправдала его ожидания. Учебный автомобиль, тяжело урча, встал перед светофором и дождался зеленого света с включенным двигателем.

– Есть! – Девица изобразила стоп-кран и приветливо улыбнулась Свистунову. В ответ он кисло усмехнулся. Дальше – развилка, помеха справа и все остальное, на чем она ловилась уже три раза.

Как назло, на развилке не было ни одной машины. Благополучно остановившись перед знаком «Стоп», автомобиль со скоростью сорок километров в час двинулся дальше. Свистунов не отчаивался, впереди – Центральный рынок, и через проезжую часть шныряет масса пешеходов-нарушителей. Он даже расслабился, надеясь получить удовольствие от предполагаемого процесса. Задавить он ей никого не даст, но подъехать настолько близко, чтобы зеленоглазая особа ощутила всеми фибрами души пронизывающий страх, позволит. Инспектор мысленно представлял картину позора Марго, во время которой он объяснит, что ей ни в коем случае никогда в жизни нельзя садиться за руль.

Центральный рынок был закрыт на санитарный день. На проезжей части не было ни души. Свистунов решил, что именно сегодня судьба решила сыграть с ним злую шутку. Сегодня был день рождения его тещи. Это был их день: тещ, блондинистых девиц, тупых курсантов. Инспектор вспомнил, что должен был купить теще цветы. Это был шанс! Парковка – вот ее слабое место. Свистунов указал на обочину, машина, резко затормозив, чуть не уперла его лоб в переднее стекло. Конечно, если бы лоб инспектора при этом издал соответствующий звук, все решилось бы гораздо проще. Но голова замерла в сантиметре от стекла, к тому же девица тут же нашлась:

– Пристегиваться нужно, гражданин начальник.

Да, он не пристегнулся. Но и она! Та еще штучка! Свистунов выбрался из машины и скрылся в цветочном магазине. Девица схватилась за мобильник:

– Капа! Мы возвращаемся по третьему маршруту. Организуй заслон на проспект Котовского! – За выезд теперь можно было не волноваться.

Свистунов вернулся через минуту с неприглядно кровавыми гвоздиками чрезвычайно довольный. Он предвкушал дальнейший ход развития событий. Впереди транспортным потоком гудел проспект. Ее последний вздох. Но неожиданно у самого выезда на шумную улицу ход событий затормозился. Его перекрыл мощный грузовик с аварийными огнями. Нехорошо ругнувшись, инспектор Свистунов зловеще поглядел на Марго. Она постаралась улыбнуться очень искренне, получилось почти по-ангельски. Свистунов махнул рукой, показав обратное направление. Сегодня был не его день.

Глава 1. Через два квартала – светофор! Пока он синий, зеленый или красный…

Маргарита Калугина до двадцати трех лет не мечтала сесть за руль собственного автомобиля. Просто по той причине, что у нее не было ни руля, ни автомобиля. Была зарплата флориста небольшого магазинчика и родители, которые на старой «копейке» при их желании возили дочь на дачу, к родственникам в деревню и в гипермаркет за продуктами и товарами первой необходимости. Почти неожиданную блажь пойти учиться в автошколу они восприняли не как первую необходимость, скорее как каприз единственного чада. Но поскольку до этого момента Маргарита капризничала довольно удачно, то и здесь родители сдались. Особенно после того, как обладательницей новенького международного водительского удостоверения стала соседка Валентина, высоченная, ростом под два метра, девица с таким же непомерным гонором. Она пришла хвастаться обретенными после многодневной изнуряющей учебы правами к матери Маргариты как раз в то время, когда та лежала на диване и страдала за дона Педро. Сама Марго сидела на кухне с чашкой кофе и новым любовным романом. Отец возился в гараже со своим железным конем, который после очередного капитального ремонта норовил отбросить копыта.

– Вот! – Валентина ткнула в лицо Тамаре Александровне блестящую корочку. – Видали?

Тамара Александровна видала и не такое, но сам факт был вопиющим. У Валентины было водительское удостоверение, а у ее дочери – нет. Соревнования «а у кого больше» начались с первых шагов девочек-сверстниц, родившихся и живших по соседству, и, ни на минуту не прекращаясь, продолжались и в настоящее время. Маргарите довольно скоро наскучило соревноваться с Валентиной, особенно после того, как завязанная на ее волосах десятиметровая лента в виде банта (пятилетняя девочка Валя ходила только с тремя метрами) потянула ребенка назад. Маргарита опрокинулась на спину и долго лежала, как перевернутый таракан, махая всеми четырьмя лапками, не в силах подняться. Это был настоящий позор, дело происходило на детском утреннике, и на девочек смотрел Ленька Захаров.

Тамара Александровна, глядя на новенькое водительское удостоверение Валентины, снова будто бы оказалась в том далеком времени. Только Маргарита теперь не махала лапками, а Ленька Захаров больше не торчал под ее окном. Как бельмо на глазу торчала Валентина со своими правами. «Нельзя допустить, – подумала Тамара Александровна, – чтобы моя дочь жила совершенно бесправной. Нужно отправить ее учиться». И, как только Валентина скрылась, разработала план действий, по которому повела агитацию в свойственной ей манере скрытой рекламы. Через несколько дней доверчивая Маргарита сама захотела стать обладательницей новеньких международных прав. Стимулом послужило обещание Тамары Александровны подарить дочери старую «копейку».

Учеба в автошколе прошла легко и непринужденно, на занятиях Марго появлялась редко, на вождении автомобиля ее вообще никто не видел. Тем не менее внутренний экзамен она успешно сдала и стала усиленно готовиться к сдаче на получение водительских прав в Госавтоинспекции. Отец пару раз показал ей, где и на что следует нажимать во время движения и после того, как заметила впереди себя столб. Марго потренировалась на «копейке», и ей даже понравилось, но отец заявил, что она сожгла у машины сцепление, и снова скрылся со старой «копейкой» в гараже.

После этого ее преследовала полоса неудач в образе инспектора регистрационно-экзаменационного подразделения местного отдела Госавтоинспекции Кузьмы Свистунова. Сам по себе он был вполне симпатичным парнем с полным отсутствием присутствия чувства юмора. А в милицейской униформе представлял редкого тупицу, задающего бессмысленные вопросы типа «Для чего нужно зеркало заднего вида?» или «Кого давить на проезжей части – бабушку или внука?» Последний вопрос был особенно каверзным. Для чего нужно зеркало, могла бы сказать любая нормальная женщина. А вот кого выбрать: бабушку или внука, Маргарита сомневалась. Она решила задавить пенсионерку. Свистунов, не моргнув глазом, сообщил ей правильный ответ – нужно давить на тормоз. Такой безграмотности она не ожидала! Тормоз у нее никак не ассоциировался с одушевленным предметом. После таких вопросов ездить со Свистуновым нормально было невозможно. И четвертый раз сдачи водительского мастерства потребовал от Маргариты Калугиной необычайной изворотливости.

Собственно, изворотливой всегда была ее подруга Капитолина Куролесова, которая полностью оправдывала свою фамилию. Водительского удостоверения она не имела, как и соседки Валентины, поэтому она полностью растворилась в проблемах подруги. Своих у нее еще не было, или уже не было. Полненькая, симпатичная особа по имени Капитолина пользовалась успехом у сильного пола, но этой весной была совершенно одна, как и Маргарита. Они обе ждали принца на белом «Мерседесе», но не могли договориться, кому он достанется. Принц не спешил, а время не стояло на месте. Капитолина, узнав, что подруге достанется в наследство старый автомобиль, обрадовалась. Теперь у них появится возможность не ждать, а догонять несчастного принца. Для этого она приложила все свои силы. В то утро, когда Марго сдавала на права, катаясь по городу с инспектором Свистуновым, Капитолина установила перед развилкой дорожный знак, запрещающий въезд транспорта на развилку. Знак они вместе с Ленькой Захаровым выкопали ночью у близлежащего перекрестка. Водители ругались, но объезжали стороной. После того как Маргарита со Свистуновым благополучно миновали развилку, Ленька с запрещающим знаком побежал к перекрестку. Закрыть Центральный рынок на санитарный день оказалось плевым делом. Капитолина позвонила в Роспотребнадзор и сообщила, что купила на рынке больную курицу. Та якобы сидела у нее на кухонном столе и беспрестанно чихала, безжизненно свесив окорочка. Серьезная дама из этой организации ответила ей металлическим голосом, что от анонима жалобы не принимает. Капитолина тяжело вздохнула и пожелала ей и всем посетителям рынка крепкого здоровья. На что тяжело вздохнула серьезная дама. День, когда мимо рынка проезжала Маргарита, все-таки стал санитарным. Оставался проспект. Но и здесь подругам не пришлось особенно ломать голову. Ленька Захаров по просьбе Капитолины поставил свой фургон поперек проезжей части и включил аварийные огни. Он чуть не опоздал, бегая с запрещающим знаком по городу. То, что фургон безнадежно заглох на самом деле и перекрыл движение на улице на весь день, подругам было уже неинтересно. Маргарита Калугина стала одной из немногих обладательниц новенького водительского удостоверения. Седой майор, вручая права симпатичной блондинке, горько пошутил:

– Надеюсь, выпуская вас на дорогу, я не сокращаю этим количество пешеходов.

Маргарита Калугина тоже надеялась, и не только на это.

Как оказалось, зря. Отец и слышать не хотел об экспроприации у него автомобиля в пользу дочери. Та загрустила, сходила с водительским удостоверением к Валентине и поставила заветную корочку в сервант. С этого дня она стала задумчивой и молчаливой. Часто сотрудницы по работе заставали грустную Маргариту у окна.

– Какой красавец, – вздыхала она, разглядывая припаркованный рядом с магазином автомобиль.

Капитолина грустила еще больше, ее мечтам догнать принца было не суждено свершиться – по пешеходным дорожкам за ним было не угнаться. Зато Ленька ничуть не переживал за Маргариту, говоря ей, что всему свое время, и предлагал покататься на фургоне.

Так и случилось. Время пришло. Родной дядя Маргариты собирался уезжать за границу на постоянное место жительства и оставлял ей в безграничное пользование свою бледнолицую «девятку». Как мало нужно женщине для счастья! Маргарита, перед тем как увидеть свой автомобиль, не спала всю ночь, представляя каждое его колесо, педаль тормоза и газа. Под утро она увидела себя в зеркале заднего вида и переехала старушку.

Вступать во владение собственным авто Маргарита отправилась с Капитолиной, та взяла на всякий случай Леньку Захарова. Он должен был ехать на своем фургоне впереди и расчищать калугинскому кортежу проезжую часть. Автомобиль превзошел ее ожидания. В нем было все, что нужно: руль, педали, кресла, зеркала! Маргариту смущал только цвет – слишком никакой, но Капитолина сказала, что это вполне поправимое дело. У Леньки есть знакомый художник, который занимается аэрографией и преобразит ее авто в считаные часы. Нужно было только с ним заранее договориться и накопить денег. Аэрография оказалась недешевым удовольствием. Наскоро поцеловав доброго дядю, который был рад тому, что избавился от капризной машины, Маргарита поспешила вернуться домой.

Она с замиранием сердца села за руль «девятки» и повернула ключ в замке зажигания. Капитолина, устроившаяся рядом с ней, замерла, как будто в ожидании чуда. И оно свершилось – машина тронулась с места и тихо покатилась на улицу. Журча мотором, она выехала на проезжую часть и стала полноправным участником дорожного движения. Только сейчас Маргарита поняла, что не может одновременно крутить руль и разглядывать дорожные знаки. От этого открытия ей захотелось все бросить и сбежать, но оставить на произвол джипов и «Мерседесов» Капитолину она не смогла. Та, догадавшись о причине неожиданной бледности лица подруги, принялась заранее сообщать ей обо всех знаках, которые видела перед собой и на обочине.

– Кирпич! – кричала она. – Ой, нет! Это во двор – кирпич. У нас – рекомендуемая скорость сорок километров в час! Через два квартала – светофор! Пока он синий, тьфу ты, зеленый или красный…

Капитолина от нечего делать учила вечерами вместе с подругой Правила движения и знала дорожные знаки. Было одно «но» – Капа страдала дальтонизмом. Верить ей про светофор было ни в коем случае нельзя. А Марго забыла и поверила. Только благодаря счастливой случайности они проскочили на красный свет без дорожно-транспортного происшествия. К радости подруг, на пешеходном переходе старушек не оказалось. Сон был не в руку.

На зеленый свет в этот момент ехал довольный собой и своей новой «Ауди» Валерьян Тимофеев. Заметив в последнюю секунду перед собой призрак «девятки» с Калугиной за рулем, он резко вывернул руль вправо и «ушел» на тротуар, огороженный «живой» изгородью. Из кустов бузины его вытаскивали вместе с автомобилем. Он сопротивлялся и кричал, что водительские права раздают кому ни попадя.

Но это уже были его проблемы. У Маргариты начались свои мучения.

Оказалось, что все парковочные места около дома принадлежат неформальному объединению местных автолюбителей, и за каждое они сражаются, как за малую родину. Маргарите пришлось «занять» место старой отцовской «копейки», судьба которой складывалась весьма плачевно. Подвинувшая «копейку» машина Маргариты никак не хотела парковаться, словно чувствуя, что заняла чужое место. Справедливости ради нужно заметить, что парковаться не могла ее хозяйка. Но откуда в этой жизни взяться справедливости? Маргарита так старалась, так старалась, что чуть не въехала задним ходом в детскую карусель. Удивленная Капитолина, зачарованно разглядывая «девятку», только произнесла:

– Надо же, автомобиль с передним приводом, а ездит задом!

Это было сильно сказано, автомобиль не ездил, а передвигался, как черепаха. Марго страшно боялась въехать в забор. Один только Ленька Захаров со свойственным ему здоровым оптимизмом улыбнулся Маргарите и стащил ее с переднего сиденья. Ему сразу удалось поставить норовистого железного жеребца в стойло. Маргарита с тоской поглядела на это священнодейство и утерла набежавшую слезу. Ей придется осваиваться гораздо дольше. Хорошо еще, что это будет происходить не под улюлюканье соседей-автолюбителей. Она решила парковаться глубокой ночью, когда те будут спать.

– Правильно, – поддержала ее Капитолина. – Вечерами нам некогда будет этим заниматься. Вечерами мы будем кататься по городу. Учиться управлять автомобилем, – заявила она Леньке, – а не просто заигрывать с другими водителями. – Для чего нужна девушке машина, кроме того, как заигрывать, она не знала. До работы можно прекрасно добираться на метро.

Маргарита ездить в свой цветочный магазин на общественном транспорте больше не хотела. Теперь, когда она стала обладательницей такого средства передвижения, о метро, трамваях и троллейбусах не могло быть и речи. Она влилась в гулкие ряды автомобилистов, в особую касту приближенных к техническому прогрессу людей, и ей не было места среди простых смертных. Но сколько ей учиться для того, чтобы к ней, блондинке за рулем, относились как к человеку! Марго поставила себе задачу – ездить каждый день для того, чтобы набраться опыта и своим мастерством переплюнуть всех остальных водителей. На меньшее она была не согласна, даже несмотря на то, что после вождения у нее дрожали ноги, от переизбытка чувств кружилась голова, а руки вновь жаждали ощутить кожаную оплетку руля.

– Держи, – Ленька протянул Маргарите ворох бумажек. – На первое время пригодится. Обязательно прилепи! Не выделывайся. О дамах за рулем нужно предупреждать заранее. – Он в нее не верил! – Я в тебя верю, – будто подслушав ее слова, сказал Ленька, – но это на первое время – обязательно!

Маргарита послушно взяла бумажки и увидела, что это автомобильные наклейки, уничижающие ее женское достоинство. На одной из них был изображен кипящий чайник, на другой их отчего-то было сразу два (вероятно, Ленька имел в виду ее и Капитолину), на третьей было просто написано: «Я – блондинка», а на четвертой была изображена дамская туфелька. Ладно, чайник она, может, и прилепит, предупрежден, значит, вооружен. Пусть видят этот значок и вооружаются кто чем может. Два чайника – это перебор. Обязательная буква «У» тоже займет свое место на стекле. Надпись про блондинок вообще неприличная. Не лепят же мужчины себе на автомобили «За рулем – брюнет», а стоило бы. Сколько симпатичных брюнетов ездят по дорогам, ненароком заглядишься и угодишь в кювет! Короче говоря, Маргарита одобрила «туфельку», которую они с Капитолиной прилепили на заднее стекло автомобиля. Женская обувь выглядит менее претенциозно, чем два кипящих чайника.

Ленька Захаров перед уходом прочитал небольшую лекцию о том, что он хотел бы увидеть девушек живыми и здоровыми и что для этого следовало делать. По его словам, выходило одно: ни в коем случае не садиться за руль. Маргарита вспомнила – то же самое ей твердил инспектор Свистунов. Она его не послушалась и ничего не потеряла. Во всяком случае, пока.

Боязнь потерять пришла поздним вечером, когда над городом сгустились сумерки. Маргарита, как обычно, устроилась на кухне с книгой в руках. Но она не успела прочитать и двух страниц, как со стороны двора раздалось противное пиканье. Через пять минут, за которые переполошился весь двор, на кухню прибежал злой родитель и высказал дочке все, что думает по поводу женщин за рулем. Марго сначала не поняла его претензий, в данном случае она находилась не за рулем, а за книгой. Когда до нее дошел смысл сказанного, сердце ушло в пятки и оттуда вызвало на помощь мозги. Волшебное словосочетание «твой автомобиль» вывело Марго из ступора. Она бросилась к окну и выглянула во двор. Действительно, пищала ее машина. Что там внизу происходило, она не видела. Марго судорожно обыскивала содержимое карманов в поисках брелка с пультом сигнализации. Он оказался в сумке, откуда его выудила Тамара Александровна. Маргарита вырвала брелок из рук матери и побежала вниз по лестнице, перепрыгивая, как молодая кенгуру, сразу через три ступеньки. Лифт, как обычно, не работал. Бастовали обе стороны: жильцы с первого и второго этажа, отказывающиеся за него платить, и организация, обслуживающая этот вертикальный транспорт. Спуск хоть и занял гораздо меньше времени, чем подъем, но успел собрать у автомобиля заинтересованных пенсионеров.

Они больше походили на стаю голодных шакалов, сгрудившихся вокруг беззащитной овцы. Роль овцы в данном случае отводилась Маргарите.

– Чуть не угнали! – возмутилась Маргарита, вовремя спохватившись, что лучшая защита – это нападение. – Это вы, господин Переделкин, пытались вскрыть мой автомобиль?! – набросилась Марго на того, кто стоял ближе к машине, отключая ее противное завывание.

Состояние инвалида Переделкина в последнее время позволяло ему вскрывать только упаковку лекарственных препаратов. Обвинение в свой адрес он воспринял в штыки, заметив, что яблоко от яблони недалеко падает и что старший Калугин не раз донимал дворовую общественность жутким воем своей автомобильной сигнализации. Товарищи его поддержали, добавили к отцу Марго еще тройку-другую таких же нерадивых водителей, потом все перешли на обсуждение Вовки Бубенцова, купившего не так давно новую стереосистему.

Маргарита тихо открыла салон и села за руль. Ноги сами нащупали педали сцепления и газа, руки вцепились в баранку, в глазах встал туман от ощущения полного блаженства. Родственник предупреждал, что сигнализация у «девятки» слишком чуткая и «пугается» каждого воробья. Чего она испугалась на этот раз, Марго так и не узнала. Сама она со страшной силой боялась потерять своего нового друга. Марго решила ночевать в машине. Она вернулась домой за подушкой и одеялом. Тамара Александровна чрезвычайно удивилась такому решению, до этого ее дочь всегда ночевала только дома. Или почти всегда. Но тогда она собиралась за Степана замуж, и никто из родителей не стал вмешиваться в отношения влюбленных. Вмешалась старая приятельница Степана, которая увела его практически из-под венца, но вскоре бросила – подвернулся более обеспеченный жених. И сколько Степан ни винился перед Маргаритой, ночевать та предпочитала дома.

Спать в машине оказалось неудобно: сиденье не раскладывалось полностью, подушка никуда не помещалась, фонарь светил прямо в лицо. Свернувшись калачиком и завернувшись в одеяло, Маргарита пыталась задремать. Было далеко за полночь, когда она проснулась от резкого удара в боковое стекло. Первой мыслью было то, что ее пытаются угнать вместе с машиной. Она открыла глаза, и звук о помощи замер в ее горле, так и не вырвавшись наружу. Сквозь стекло на девушку глядела натуральная собака Баскервилей, она облизывалась, прицениваясь к ее костлявому тельцу. Маргарита нащупала в кармане брелок с ключами, медленно достала его и вставила ключ в замок зажигания. Автомобиль заурчал, собака отошла на один шаг и замерла в ожидании хозяина.

Он появился через пару минут. Высокий, спортивного телосложения мужчина шел широким, размашистым шагом по направлению к ее автомобилю. В руках он держал какую-то веревку. Марго испугалась, издали он был похож на красавца-маньяка, решившего задушить свою очередную жертву. Крик, застрявший было где-то в горле, вырвался наружу одновременно с клаксоном автомобиля, на который Маргарита надавила что было сил. Дуэт оказался для собаки жуткой смесью, она отпрыгнула от машины и подбежала к хозяину. Тот взял ее на поводок и скрылся вместе с ней в соседнем подъезде. Маргарита не стала больше испытывать судьбу, схватила одеяло и убежала домой. Как только ее голова коснулась подушки, Марго погрузилась в сонное царство.

Ворча на судьбу и дочь, Тимофей Спиридонович устроился у кухонного окна и принялся караулить нежданный подарок своего брата. Не дело девице ночевать по машинам, она хоть и великовозрастная, но все-таки дочь. Будет ей хоть и сорок лет, она и тогда останется для него маленькой вредной Риткой, капризничающей по любому поводу. Вот и сегодня он сторожит ее очередной каприз. Дочь захотела стать водителем, а с детства обещала заниматься только цветочками. Он потерял бдительность – и вот тебе! Сиди ночью и карауль ее автотранспорт. А чем придется заниматься завтра?! Тимофей Спиридонович закрыл глаза и представил, как Маргарита создает опасную ситуацию на дороге, сбивает гаишника, столб, ларек с шаурмой, остановку, автобус с пассажирами, что-то еще… Море крови, стоны раненых, трупы, трупы…

Он вздрогнул и проснулся. Светало, солнце наполняло кухню яркими лучами, на березах запели птицы, ранние собачники вывели на прогулку своих питомцев. Вспомнив, а зачем он, собственно, сидит у окна, Тимофей Спиридонович подскочил. Но с автомобилем все было в порядке. Он стоял перед окнами целым и невредимым, не считая большого темного пятна на крыше. Оно оказалось кошкой, которую Калугин прогнал громким свистом из форточки. «Небось поцарапала машину, вредное животное! – подумал Тимофей Спиридонович и вздохнул. – Придется запустить дочь в гараж. Пусть оставляет свою машину там, не караулить же ее по ночам». Так старая «копейка» заняла свое прежнее место, на которое больше никто не покушался.

Глава 2. Биг-Бен, парламент. Снова Биг-Бен?!

Маргарита встала ни свет ни заря – в семь часов утра. Для нее это была рань необыкновенная, магазин открывался только в десять, персоналу следовало приезжать за пятнадцать минут до открытия, а ехать на метро, которое находилось совсем рядом, нужно было десять. Но она не собиралась отныне спускаться в подземку. Марго села за руль своего автомобиля и закрыла глаза. Как назло, все знания вылетели из головы, как будто их сдуло сквозняком. Что за чем включать, на какие педали и сколько нажимать… Она вспоминала вслух.

– Отпускаю сцепление и одновременно жму газ, – убеждала себя Марго.

– Плавно отпускаешь и плавно жмешь, – подсказал ей озабоченный мужской голос. Она открыла глаза и увидела Леньку. – Сейчас я тебя отвезу на работу, – твердо сказал он, – а ты будешь сидеть рядом и запоминать обратную дорогу. Вечером я не смогу тебя подстраховать.

– Ой, Ленечка! – засмеялась Маргарита. – Как здорово! Вечером я сама доеду, не беспокойся.

Леня Захаров по старой дружбе всегда выручал и помогал Маргарите, когда в этом была необходимость. Особенно Марго была ему благодарна за яркий фингал под глазом Степана на следующий день после побега с торжественного бракосочетания. Сейчас Леня сидел рядом и вновь предлагал свои услуги. «Ну почему, – подумала Маргарита, – принцы не бывают водителями фургонов и не развозят молочные продукты по магазинам?!» Тогда она точно выбрала бы Леньку и на этот раз не обожглась бы. И кто только придумал сказки про любовь? Может, ее вовсе нет, а она все ждет принца и надеется на большие светлые чувства.

Маргарита спохватилась, что Леня ждет, когда она освободит ему место водителя. Улыбнулась, пересела и задумчиво уставилась в окно. Нужно запоминать обратный маршрут, а то придется тыкаться, как слепому котенку. Дома мелькали за окном пестрыми вывесками и броскими рекламными щитами.

– Так, – запоминала Марго, – после парфюмерного магазина нужно повернуть направо, за универмагом свернуть налево, а от бутика с дорогущей обувью ехать прямо до… моего цветочного магазина! – Она обрадовалась завершению маршрута.

– Ты, Марго, словно к шопингу готовишься, – изумился Захаров. Он, в отличие от нее, предпочитал ориентироваться по дорожным знакам и светофорам.

Мужчина, что с него взять. Они не умеют думать сразу двумя полушариями, мыслят совершенно однобоко. Маргарита по пути успела разглядеть, в каких магазинах какие скидки, а не просто, как мартышка, заучила обратный путь. Возвращаться она предполагала с Капитолиной, заодно и забежать в пару магазинов, где скидки обещали быть до пятидесяти процентов.

– Держи ключи! – Ленька протянул ей брелок и поцеловал Марго в щеку. – Если что, зови. – И небрежной походкой направился в метро.

Маргарита поглядела на часы: до открытия магазина было больше часа. Хорошо, что у нее были ключи от подсобки, не то стоять бы ей на улице… Ах да! Как она только забыла. Сидеть ей в своей машине столько времени! А почему бы и не посидеть? Маргарита пересела на место водителя и завела двигатель, он нежно заурчал, сообщая о своей готовности двинуться в путь. Но двигаться Маргарита не стала, хорошего понемногу. И все хорошее ожидает ее этим вечером. Впрочем, может быть, и раньше. Из выхода метро показалась заведующая магазином и, как савраска, понеслась к магазину. Точно! У нее был отчетный период, потому она пришла гораздо раньше. Маргарита нажала на клаксон, привлекая к себе ее внимание. Та, заслышав возле себя протяжный гудок, резко отпрыгнула в сторону, испугавшись, что ее собираются давить со смертельным исходом.

– Я же не асфальтовый каток, – усмехнулась Маргарита, показывая голову из салона. Заведующая обомлела и забыла про отчет.

После нее на водительском месте сидела и бибикала продавщица Варя, уборщица тетя Соня, девочки из соседнего магазинчика попутных принадлежностей, девочки из отдела сувениров… Цветочный магазин на этот раз открыли с большим опозданием. Хорошо, что с утра никто не торопился закупать букеты. Маргарита закрыла автомобиль, погладила рукой боковое зеркало и провела взглядом по антенне. «Нужно будет на этот бесполезный штырь какую-нибудь яркую ленточку нацепить. Украшением машину не испортишь». И помыть бы автомобиль следовало, и нарисовать на нем что-нибудь интересное. К примеру, изобразить морской пейзаж. Маргарите теперь не скоро придется съездить к морю. Куда она денет свою малышку? Оставит на произвол судьбы и родителей?! И почему она думает о машине как о девочке? Ее автомобиль должен быть с мужским характером. Ленточку лепить она не будет, а нарисовать закажет что-нибудь мужественное. Хочется ощутить рядом с собой настоящего жеребца, пусть даже железного. А еще приятнее не просто ощущать, а управлять им, чтобы он подчинялся каждому ее движению. Чтобы подчинялся велению руки, одному взмаху ресниц…

– Ну ты даешь, – восхитилась Варя. – Тогда нужно было брать «японца». У них автомобили компьютерными программами наворочены. Только что не летают.

– Я – патриотка, – искренне веря в свои слова, говорила Маргарита. – Езжу на отечественном автомобиле и рекламирую родной автопром. Пока он меня устраивает.

– Да, – с чувством глубокой зависти ответила Варя. – Везет же людям.

Маргарита знала, что ей повезло. Получить в двадцать с небольшим хвостиком свой собственный автомобиль – редкая удача. Возможно, лет через пять-десять у нее будет свой «японец». А пока ее задача – научиться сносно водить простую «девятку». Она и училась, подбирая сиреневые лилии к белым хризантемам. Мысленно представляла себя за рулем, поворачивала ключ, поочередно нажимала на педали, дергала коробку передач… И кто только ее придумал! Варя сказала, что у «японцев» она автоматическая и переключается сама. Умные люди, до чего додумались. В любом автомобиле масса лишних деталей. Почему педалей три, когда у человека только две ноги?! Представьте себе велосипед с тремя педалями. Одна точно будет крутиться в противоположную сторону, и ехать будет невозможно. А на автомобиле хочешь не хочешь – езжай.

– О! Калугина, там не твоя поехала? – задавали ей один и тот же вопрос все, кому было не лень этим интересоваться. И Маргарита каждый раз дергалась, подбегала к витрине и проверяла свою «девятку». Та стояла смирно и темнела на солнце немытыми боками, всем своим видом говоря: «Кому я нужна, кроме тебя, дорогая моя хозяйка». Маргарита успокаивалась и бежала к лилиям, в который раз представляя, как она сядет за руль, заведет мотор и нажмет на педали.

Она это сделала, как только закончился рабочий день. Как раз когда она садилась за руль, подбежала Капитолина и, отдышавшись, сообщила о сезонной распродаже на ярмарке, но Маргарита кисло заметила, что пока запомнила только обратную дорогу. Придется воспользоваться теми скидками, что встретятся им по пути. Капитолина не стала настаивать и заскочила на переднее место рядом с водителем – с Маргаритой. Та сидела исполненная гордости за предстоящее ответственное дело. Подруга махнула рукой, как первый космонавт, и сказала: «Поехали!» Автомобиль сдвинулся с места.

То, что учиться ездить по городским улицам нужно было каждый день, Марго догадалась сразу. Тогда бы она, по крайней мере, не заблудилась между трех памятников архитектуры.

– Так, прямо до бутика с дорогущей обувью, после него налево или направо до парфюмерного магазина, – рассуждала вслух Маргарита, двигаясь по левой полосе дороги с предельно низкой скоростью.

– Ой, на доме табличка висит, что он – памятник архитектуры девятнадцатого века. Марго, ты бы хотела жить не в доме, а в памятнике? – щебетала Капа. – Ой! А рядом с памятником магазин. Маргарита! Там скидки до пятидесяти процентов! Чего сигналишь?! – Капитолина обернулась к уткнувшемуся к ним в хвост джипу. – Не видишь, люди едут! Не нравится, ходи пешком, – менее уверенно добавила она.

– Людей не вижу, – криво усмехнулся обгоняющий их водитель джипа. – Одни блондинки в машине! Мать моя женщина, что делается, бабы заполонили все дороги…

Маргарита закрыла окно и увеличила скорость до сорока километров в час. Когда едешь с такой скоростью рядом с кем-то, то кажется, что продвигаешься черепашьим шагом. Когда сидишь за рулем сама – несешься со скоростью света. Нестись Марго не хотела, она не знала куда. Для того чтобы вспомнить, налево или направо нужно сворачивать, девушки решили объехать вокруг и вернуться на исходную позицию. Тихо ездить по кругу было совершенно необременительно. Другие водители так не считали, джентльменов из себя не строили и гудели «девятке» наперебой.

– Марго! Снова этот дом-памятник, а там – скидки, – стонала Капитолина. – Настоящее безумие ехать мимо магазина, где в витринах огромными буквами написано про пятьдесят процентов…

– Сейчас разберемся, – не суетилась Марго. – Направо мы уже сворачивали и попали в круговорот. Сейчас свернем налево и поглядим, что там.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры