С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Светоцветовая терапияСкачать


Автор: Серов Н.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Целью настоящей работы является моделирование, а следовательно, и понимание, и лечение человека с помощью цвета. Медицина как наука объединяет в себе и гуманитарные (психологию, философию, социологию и т.п.), и естественнонаучные (биологию, психофизику, физиологию и т.п.) области знания. Поэтому вначале мы кратко коснемся понимания цвета с позиций этих наук, чтобы попытаться дать обобщенную модель человека..

Как показано в первой части книги, основные закономерности цветовой модели обнаруживаются в памятниках мировой культуры. Поэтому рассмотрены наиболее общие свойства тех цветов, которые мировая культура связывала с интеллектом человека. Здесь же представлены различные виды воздействия цвета на человека, а также причины того, почему ребенка учат всем цветам спектра, почему происходит смена цветов в моде, как могут эти цвета передать отношение человека к жизни и т.п.

Философски-прикладной, если можно так сказать, характер первой части позволил нам обратиться к произведениям знаменитых творцов (философов, поэтов, писателей, художников, композиторов), которые воплотили в истории мировой культуры свои, влекущие нас, образы. Как показано ниже, эти образы, содержат в себе многие черты архетипов К.-Г. Юнга и, следовательно, могут быть использованы на благо человека. В самом деле, типические образы истинных творцов входят в своеобразный резонанс и нашего интеллекта, и мировой культуры, одним из атрибутов которой мы считаем цвет.

Значения основных цветов были канонизированы множеством культур как неосознаваемые характеристики сексуальных, а точнее говоря, гендерных (то есть психических феминно-маскулинных) качеств личности. И попытка осознать эти неосознаваемые характеристики дана в главе, посвященной кодированию цвета интеллектом и раскрытию понятия «архетип». Причины того, почему архетипические цвета возрождаются в каждой новой культуре, раскрыты на примере гармонии цветовых пар, моделирующей устойчивость совместного существования партнеров. Здесь же показаны принципы, методики и возможности светоцветовой терапии в сочетании с психоаналитическим и религиозным подходом к интеллекту.

Первую часть заключают главы, в которых представлены типические черты женщин и мужчин, канонизированные и сохраняемые различными культурами независимо друг от друга. В этих же главах указаны основные типы воздействия каждого из цветов на человека, в соответствии с которыми перечислены болезни, поддающиеся лечению с помощью цвета. Приведены и обобщенные механизмы светоцветовой терапии с использованием невидимых (человеческим глазом) цветов спектра.

Вторая часть предназначена для лиц, интересующихся вопросом «почему западная наука до сих пор не может воссоздать человека». В самом деле, после травм, аварий и т.п. мы можем заменить практически все органы тела, но даже не представляем себе, как можно заменить хоть что-то в душе человека... Об этом же говорит, – нет, об этом уже кричит – прогрессирующее число наркоманов, душевнобольных, религиозных, политических, националистических экстремистов, рецидивистов и т.п.

Поэтому вначале мы отметили сложности известного подхода к моделированию интеллекта (психики) и ввели понятия, с помощью которых далее преодолели эти сложности. Так, в частности определение понятий цвет, интеллект и гендер позволило использовать знания, полученные нами в первой части книги, и уже на их основе подойти к характеристикам интеллекта. Цветовые каноны мировой культуры в сопоставлении с методиками тест опросов и различными типологиями выявили четкие критерии для разделения интеллекта на определенные компоненты, которые мы обозначили хром-планами.

Так как эти планы описывали множество разнородных систем (и цвет, и интеллект, и мозг, и коды, и чувства и т.п.), то для их правильной соотносимости друг с другом были введено представление о единой системе «интеллект - внешняя среда». С позиций информатики интеллект оперирует только информацией, что в сочетании с пространством и временем привело к введению основных единиц измерения и системы размерностей, которая служила надежным критерием соотносимости разнородных понятий друг с другом. Поскольку внешняя среда (в которой существует интеллект) является светоцветовой, то хром-планы и светоцветовые величины оказались связанными единым психо-физико-физиологическим смыслом.

На этой основе в конце второй части выведены формулы для основных функций интеллекта (активность, интуиция, мотивация, настойчивость, цель, эмоции и т.п.) и единицы их измерения, связанные с системой единиц измерения внешней среды. Введенная система размерностей позволила не только проверять правильность полученных формул, но и систематизировать их в виде таблицы, «пустые клетки» которой заполняются процессом человеческого самопознания.

В третьей части изложены вопросы, связанные теорией искусственного интеллекта, моделированием компьютерных архитектур и информационным характером светоцветового взаимодействия естественного интеллекта и внешней среды. В последней главе представлены результаты, обобщающие наши знания о единстве человека и внешней среды.

В приложениях приведены принятые сокращения и обозначения, а также тезаурус и хром-тесты как сведения, которые могут заинтересовать специалистов по теоретико-методологической разработке междисциплинарного изучения человека .

Благодарности.

От всей души благодарю Надежду Александровну Серову, Елену Михайловну и Эдуарда Давидовича Фроловых, Наталью Николаевну и Валентина Петровича Козловых, Татьяну Баранову, Елену Чехову, Ольгу Сафуанову, Анастасию и Павла Дмитриевича Батаковских, Наталью Михайловну и Юрия Петровича Платоновых, Моисея Самойловича Кагана, (Россия); Мину Иосифовну, Бориса Васильевича, Ольгу и Игоря Полянских (Германия); Беллу Глинер, Джона Сеарфосса и Роберта Дербина (США), Олега Кобцева и Василия Серова (Франция) за огромную помощь и советы, благодаря которым появилась эта книга.

Особую благодарность хочу выразить Дмитрию Константиновичу Макарову, генеральному директору фирмы Модо Пейпер, за поддержку и понимание важности исследований, ведущих к реальному представлению реального человека в этом реально-цветном мире.

Выражаю также искреннюю признательность фирме Ниеншанц за создание компьютера «Favorit», с которым реально работалось и в реальном, и в виртуальном пространстве.

ЧАСТЬ 1. СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ЦВЕТА

Глава 1. ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА И ЦВЕТ

1.1. Цвет и интеллект

Всеобъемлюще значение света и цвета, так как при их отсутствии у нас наступает “световой голод”, который сопровождается не только внешней бледностью, но и апатией, сонливостью и даже депрессией. Избежать этого помогает физиотерапия. Воздействие светом, ультрафиолетовыми (УФ) или инфракрасными (ИК) лучами в лечебных целях общеизвестно, хотя и не всем понятно.

Однако между ИК- и УФ-лучами существует огромная совокупность видимых цветов. И эти цвета воздействуют на нас, нередко минуя зрение. Воздействуют так, что порой мы и не догадываемся об этом. Но постоянно прибегаем к цветолечению, к самолечению цветом. Разумно ли это, принимать лекарства, назначение которых не известно? Кто не сталкивался со своими любимыми и нелюбимыми цветами. Несложно объяснить, почему одни цвета нам нравятся больше, другие – меньше. Но кто объяснит, почему мы носим третьи?

Быть может, эти симпатии и антипатии являются наиболее глубинными (неосознаваемыми) проявлениями нашей духовной индивидуальности? Проявлениями, которые своими цветами ведут нас по жизни, и незаметно увлекая за собой, воспитывают душу и лечат тело.

За последнее время вышло большое число книг по цвету, хромотерапии, цветомедитации и др. Философия, символика, антропология, психология, физиология цвета. И нигде ни слова о единстве цвета и человека. Вернее, слов много. Нет теории, объединившей метафизику души и тела, тела и цвета. Теории, которая позволила бы человеку познать себя в этом многоцветном мире, – познать, чтобы лечить.

А можем ли мы познать себя? Ведь обычно видна ничтожнейшая часть души нашей. Как надводная часть огромного айсберга. Изучением ее занята наука. Наука, где ученые сознательно говорят на разных языках и не понимают друг друга: узкая специализация – лечим одно, калечим другое.

Небольшая подводная часть этого айсберга представлена искусством, и в частности, модой. Но здесь никто и не задумывался о теории самопознания. Здесь – творчество подсознания. Здесь – практика (арттерапия).

Нерелигиозный человек происходит от homo religiosus, и хочет он того или нет, он — его творение. Поэтому мы вслед за Элиаде полагаем, что религия охватила самую глубоководную, самую неосвещенную часть нашего айсберга. Нашего тщательно скрытого (философской водой) естества – бессознания.

Теория хроматизма1 позволила осветить эти потаенные части нашей души. И можно буквально плениться ее яркими живыми красками. Ибо они несут удивительные послания тысячелетий. Открывают смысл божественной и земной жизни. Смысл жизни нашей. Суть нашей души. И расцвести ей божественными цветами или остаться беспробудно темной – теперь это зависит только от нас.

Хроматизм происходит от древнегреческого понятия “хрома”, в которое античные авторы вкладывали три основных значения: 1) цвет как идеальное, психическое, распредмеченное, 2) краска как материальное, физическое, физиологическое, опредмеченное и 3) энергия, эмоции, чувства как их информационно-энергетическое отношение. Объективно эти отношения проявляются в таких идиомах как «багроветь от гнева», «чернеть от горя», «белеть от страха», «краснеть от стыда», «желтеть от зависти», «зеленеть от тоски» и т.д. и т.п. И эти обороты, действительно, раскрывают нам смысл эмоциональных отношений между психическим (цветом) и физиологическим (окраской кожного покрова). Очевидно, их можно отнести к разряду объективных и в силу практической неизменности во всех известных нам культурах.

Схематично развитие представлений о цвете можно свести к следующим этапам развития культуры.

  • Первобытное общество – мифологизация и отождествление цвета с существенными веществами (кровь, молоко, семя, земля) и стихиями (огонь, солнце, земля) – Б, К (Ж), Ч2.

  • Ранняя история – канонизация цветов, согласно устройству космоса (мира богов и людей) – Египет, Китай, Передняя Азия; использование цвета для диагностики болезней (Иудея, Древняя Греция).

  • Античность – мифологизация цветовых отношений и теория истечений как первая психофизиологическая система объединения внешнего мира и интеллекта.

  • Средневековье – интерпретация цветовой семантики по религиозным канонам и догматам христианства и ислама.

  • Возрождение – символические значения цвета и «практически-живописные» системы цветов (Леонардо).

  • Просвещение: Ньютон – естественнонаучная (физическая) основа классификации цветов световых потоков по длинам волн и Гете – гуманитарная (психофизиологическая) основа по впечатлению и парам дополнительных цветов в цветовом круге. Шар Рунге – трехмерное представление цвета и Геринг – оппонентная теория цветовосприятия.

  • XIX век – Гельмгольц – физиологическое представление основных цветов (КЗС для аддитивного смешения).

  • ХХ век – дифференциация цветовых систем в зависимости от прагматики использования Оствальд, Манселл, Рабкин и др.

Принципы цветовой терапии использовались еще в Средневековье, но наибольшее распространение получили в последней четверти XIX века. Так, в 1876 году доктор Сетчи лечил душевнобольных фиолетовым светом, полученным фильтрацией света солнца; доктор Штейн (1890 г.) и Келлог (1894 г.) ввели в медицинскую практику общее инфракрасное и видимое облучение лампами накаливания. В 1892 г. доктор Минин применил лампу ИК-излучения из синего стекла со специальным рефлектором, получившем в дальнейшем большую популярность. В 1895 г. Эвальд использовал ультрафиолетовое излучение вольтовой дуги для лечения невралгических болей. К началу XX века доктора Бехтерев, Жуар, Пото и многие другие применяли в целях синтонической стимуляции и лечения фильтрованный свет различных длин волн. При этом нередко отмечалось, что лечебное действие цвета осуществляется не только через органы зрения, но и через кожу, о чем свидетельствовали и данные нейрофизиологии, и опыты со слепыми.

Наблюдения электрофизиологии, в частности, показали, что при различных эмоциональных состояниях возникают различные колебания потенциалов кожного покрова. Совместное протекание кожно-гальванической и зрачковой реакций дает право рассматривать их как часть общего вегетативного рефлекса. Биологическое значение последнего связано с вегетативным обеспечением адекватного цветовосприятия организмом за счет мобилизации адаптационно-трофических механизмов филогенетической памяти человека.

В целом цветолечение основано на знании законов физической химии, биофизики и психофизиологии человека. Биофизика и физическая химия позволяют установить законы распространения и поглощения излучений, которые возбуждают рецепторы кожи и сетчатки глаза, вызывая этим различные биохимические процессы в организме, приводящие к изменению всей нейроэндокринной системы. Закономерности психофизиологии человека дают возможность связать чувственное цветовосприятие организма в целом с отдельными составляющими: например, с гипоталамо-гипофизарной системой, вегетативно-эндокринно-метаболическими компонентами, кортико-висцеральными или субкортикальными и т.п.

Итак, с одной стороны, на первых стадиях развития культуры цвет мифологизировался и обожествлялся. С другой стороны, предпринималось его параллельное изучение и использование в цветотерапии. И если сказители называли цвета “божествами” и обоготворяли цвет, то художники видели за цветом краску и считали ее “материальными состояниями души”. Ученые же по-разному называли цвет (в разных областях науки), выделяя физиологическую и психологическую составляющие воздействия цвета. А эти две составляющие имеют близость к эмоциям – к телесным проявлениям нашей души, то есть нашего интеллекта.

Замеченная античными учеными связь между цветом, краской и эмоциями, а также константность отношения цвета к краске в устойчивых словесных оборотах и, наконец, проведенная параллель между чувствами и цветом, приводят нас к определению цвета, которое может служить основой для создания междисциплинарного языка. Итак, цвет – это идеальное (психическое), связанное с материальным (физическим и/или физиологическим) через эмоции как их характеристическое отношение.

В тоже время, сразу подчеркнем, что выбор предпочтительного цвета в одежде или в интерьере никак не может свидетельствовать о «мужском» или «женском» цвете. Все определяется соотношением доминант интеллекта и не более того. Как женский интеллект в определенных стадиях развития может проходить через этапы доминирования «мужских» компонентов (цветов), так и мужской – «женских». И об этом говорит не только чередование гормональных сдвигов в организме и/или известные сдвиги в функционировании вегетативной нервной системы, но и весь последующий материал книги. Называем же мы цвета «женскими» и «мужскими» исключительно для того, чтобы нагляднее и понятнее представить как гендер, так и хроматическую модель интеллекта реального человека в реальном мире.

Таким образом, если однообразие цветовых восприятий неблагоприятно сказывается на работе интеллекта, то периодическое восприятие дополнительных цветов увеличивает физическую и умственную работоспособность по сравнению с наблюдаемой при каком-либо одном цвете. Отметим, что при этом чередовании цветовых стимулов происходит взаимная сенсибилизация (повышение чувствительности рецепторов) за счет активности соответствующих нейронов и нервных центров 3, то есть активация интеллекта как на бессознательном, так и на подсознательном уровнях.

1.2. Цветовая модель времени и пространства

Среди восточнославянских существуют приметы, касающиеся асимметричности пространства и времени. Так, согласно В. Далю, “Была пора, а теперь время. То было время, а ныне пора”, “Незнаемая прямизна наводит на кривизну”, “Правая рука всегда правее. Правша левшу вперед не пустит“, “В праздник – Груша, а в будень – Клуша”, “Праздники помнит, а будни забывает”. Любопытно, что обращаясь к этимологии ‘будней‘ и ‘будущего‘, Даль приводит глаголы ”быть”, “бывать”, в числе значений которых приводятся такие, как ‘бытие‘, ‘опытность‘, ‘будущее‘, ‘прошлое‘ и т.п. Это, с одной стороны.

С другой стороны, у Андрэ Боннара встречается любопытная метафора: боги "меняют свое настроение, как женщина меняет платье. После платья цвета крови и пожара - платье цвета времени". Для ответа на возникающий вопрос о том, каким собственно цветом могут характеризоваться времена, обратимся к соотношению между традиционными устоями культуры античной и современной.

Согласно Платону (Гос. 617 е), времена поделены богами на прошлое, настоящее и будущее. При этом, к настоящему приложима правая, а к будущему – левая рука одной из богинь человеческой судьбы. Следует отметить, что практически во всех традиционных культурах «правое» - это правильное, праведное, справедливое. «Левое» же - неизвестное, непонятное, пугающее, поскольку неизвестное будущее человеку кажется таким же пугающим непонятным, как и левое или черное. Действительно, чернота ночи пугает человека, часто не меньше, чем чернота будущего, в то время как в прошлом (как и в правой руке богини или в белом цвете) все ясно, все определено, все реально. Как пишет по аналогичному поводу Эрих Фромм, ясность существует только относительного прошлого, а относительно будущего ясно только, что когда-нибудь да наступит смерть.

Следует признать, что при всем своем желании у человека не существует возможности осознать будущее, поскольку оно как черное - само ничего не излучает и не отражает, а, как заметил бы античный эмпирик, огненный взгляд его души поглощает без остатка. Относительно же осознания прошлого с его фроммовской ясностью имеет смысл говорить потому, что властными методами на белом фоне прошлого можно изобразить практически любую концепцию, требуемую правителями для ее исторического осознания массой.

Согласно полученным принципам, представим хроматическое соотношение между временами как правое = праведное = белое – справа; левое = неправедное = черное – слева; серое = сумме черного и белого – посередине. Общим объектом для этих соотношений оказывается ахроматическая ось: черный-серый-белый, что (в соответствии с рассмотренным выше платоновским расширением зрительного луча при взгляде на белое и сужением при взгляде на черное) позволяет конкретизировать ее свойства, представив расширение значком «меньше»:черный < серый < белый. Сравнение рассмотренного соотношения "взглядов" с периодами времен (как более или менее ясного в прошлом и совсем черного в будущем) дает окончательный результат: будущее < настоящее < прошлое. Для понимания дальнейшего изложения приведем и другие модели Платона в табл.1.2.1.

В связи с этим можно привести размышления теоретика цветоведения и яркого живописца Яна Зрзавы о соотношении ахромных цветов: “Картина, которая стала бы правдивым выражением совершенной гармонии всей вселенной, должна была бы содержать равное количество черного и белого или равное количество промежуточных цветов, так чтобы в смеси они дали черное и белое (серый цвет, который при разложении дал бы равное количество черноты и белизны). Возникновение такой картины мало правдоподобно, ибо мы не постигаем жизни всей вселенной, мы чувствуем и понимаем лишь отдельные более или менее широкие ее отрезки, определенные мгновения, определенные состояния жизни.”

Действительно, если предположить, к примеру, что будущее – первоначало и ни из чего не возникает, то что тогда можно сказать о настоящем. Маловероятно, к примеру, изменить что-либо в будущем, так как будущее еще будет подлежать осознанию. С другой стороны, в истории культур хорошо известны подмены биографий культурных героев (правителей), что, казалось бы, говорит о возможности изменения прошлого, несмотря на то, что оно уже прошло. И, тем не менее, объективный ход истории и развития культуры свидетельствует о субъективном характере этих подмен, уничтожаемых временем. Следовательно, остается предполагать возможным вариантом первоначала серый цвет неприметного настоящего, определяемого реалиями всех цветов спектра – разноцветными реалиями человеческого существования или кругом цветов, оппозиционным к ахромной временной оси в хроматической модели времен. Тот факт, что ни прошлое (белое – цвет, но не свет), ни будущее (черное) полихромией не обладают подтверждает, в частности, и семантический анализ эпических произведений древности.

Проведенная корреляция между, казалось бы, субъективными значениями цвета и их объективным воплощением на временной оси нашла свое подтверждение и в ранней греческой поэзии, где, согласно Мюллеру-Боре, выбор конкретных цветов определялся преимущественно выбором стиля художественного произведения. Так, эпический стиль поэм Гомера весьма достоверно соотнесен с историческим величием и почти философским обобщением предмета описания путем преобладающего использования ахромных тонов в сочетании с выражениями их яркости, светлоты и/или белизны, коррелируемой с прошлым.

Цветообозначения же полихромных цветов предполагали бы факт снижения роли происходящего или, согласно хроматической модели, сопоставление с плоскостью ид-плана в цветовом теле, которая во временном аспекте коррелирует лишь с сегодняшним днем, с буднично-цветастым настоящим, но никак не с героическим прошлым, гениально описанным Гомером через абстрагирующие эти цвета ахромные тональности, совпадающие с вертикальной осью цветового тела.

Аналогичное заключение вытекает из хроматического анализа русского народного эпоса, где также наблюдается преимущественное использование ахромных тонов. Полагаясь на настоящее (“Сивка-бурка”вывезет) и амбивалентно не веря ему (“Врет как сивый мерин” и т.п.), в России нередко уповают на будущее, возможно, полагаясь на его вербальную близость с красным (черный Þ чермный). Представим, с другой стороны, известное понятие антиципации (предвосхищения будущего), согласно этой модели. Моделируемое белым цветом сознание как своеобразный коннотат власти оперирует понятиями прошлого (уже достигнутого) и не способно предвидеть будущее, как показал опыт формально-логических приемов в творчестве и крушение тоталитарных режимов.

Бессознание, передаваемое в хроматической модели интеллекта черным цветом, который непосредственно связан с непознаваемостью будущего ("необузданного черного коня", по Платону, или "пугающего неизвестного", по Фромму, или "черной нитью магии", по Фрезеру и др.), по-видимому, и является основным источником антиципации. Обычно к бессознанию принято причислять интуицию, которая, как известно, проявляется большей частью у женщин, в интеллекте которых, как правило, доминирует бессознание при измененных состояниях интеллекта (пифии, сивиллы, жрицы, предсказательницы, гадалки и др.). В нормальном состоянии у женщин доминирует сознательный компонент интеллекта в силу их оптимальной социализации.

Роль же творческого подсознания (доминирующего обычно в интеллекте мужчин-творцов), моделируется серым цветом, соответствующим незаметности настоящего, и сводится к умению опредметить, выразить вовне, в произведениях искусства те архетипические4 характеристики бессознания, которые активизируются в процессе творческой сублимации у мужчин.

Об этом, в частности, писал А.Н. Скрябин, размышляя о сверхсознании в аспекте его интуитивных прозрений: "Его активность во мне не может быть осознана мною, является бессознательной функцией". Следует отметить, по-видимому, что такие феминистические черты как интуиция, эмоциональность и, вообще говоря, доминанта неосознания, отмечались и отмечаются в теории творчества практически у всех гениальных творцов. С этих позиций обратим внимание на высказывания известных писателей и поэтов.

К примеру, рассмотрим контекстуально насыщенные сублиматы ахромных цветов. "Как одиноко все и как бело. / ...забыв о времени оно ушло" (Р.М. Рильке); "И все терялось в снежной мгле / Седой и белой." (Б.Л. Пастернак); "нетающие ®снега былых времен¯ Франсуа Вийона" (Жан Кокто); "Белую краску возьми потому, что это начало" (Окуджава); "Ведь удалось Ахиллу в Ферах,/ Как, верно, ведомо тебе,/ С ней жить вне наших рамок серых,/ Вне времени, назло судьбе!" (Гете) и т.д. Комментируя эти данные, несложно выявить общую закономерность: мышление творцов преимущественно организовано сублимацией, поскольку всего лишь одним цветовым образом они реально задают ретроспективную динамику видения времени вне его осознания и/или опредмечивания. Обобщим все приведенные данные в табл.1.2.2.

Таблица 1.2.2. Цветовые сублиматы времени и пространства в интеллекте

Ахромные цвета

Времена

Пространство

Интеллект

Белый

Прошлое

Верх

Правое

Сознание

Серый

Настоящее

Центр

Центр

Подсознание

Черный

Будущее

Низ

Левое

Бессознание

По-видимому, эта относительность цветовых сублиматов и предоставляет возможность российскому индивиду начала ХХI века приобщиться к мировой культуре так, что, например, с позиций будущего (Ч) настоящее должно казаться ему прошлым (Б), тогда как реальное настоящее окажется будущим исключительно с позиций прошлого. Аналогичный вывод можно сделать и по гендерным проблемам: с позиций женского правосознания (Б) мужское подсознание кажется инфантильным, тогда как с позиций ее интуитивно-аффективного бессознания (Ч) оно же представляется “слишком логичным” и т.д.

Поэтому в хроматизме учет гендерных предпочтений осуществляется заданием граничных условий, обуславливающих однозначность семантических оценок. Иначе могут возникать непредсказуемые выводы, противоречащие канонизации этих цветов в традиционных культурах.

1.3. Принципы цветового воздействия

Простая перемена цвета одежды или интерьера связана с новым восприятием мира. И ведомая цветом душа чувствует это. В нашем стремлении лучше приспособиться (к партнеру, к семье, к коллективу) цвет играет роль опредмеченных эмоций. То есть цветом одежды или машины мы часто передаем все то, чего никогда не сможем сказать окружающим. Не из-за боязни чего-либо. Нет. Скорее уж потому, что не можем выразить словами все реально ощущаемое, все чувствуемое нами. Словами можно передать осознанное, цветами – неосознаваемое. Да и можно ли словами передать содержание своей души – все свое отношение к свету, к миру, к себе, к окружающим.

С учетом сказанного, будем основываться на концепции цветовой терапии, наиболее четко изложенной М. Люшером и У. Бером5. Согласно этим исследователям, во-первых, цвета отражают существующее поведение и сущность человека, а, во-вторых, предпочтение каких-либо цветов свидетельствует о возникающей потребности к «перемене цвета», то есть о фиксации наступающего состояния интеллекта. Поэтому для цветотерапевта прежде всего следует выяснить причину, по которой пациентом выбирается наиболее предпочтительный цвет. Так, пациент может выбирать и цвет, отвечающий существующим отношениям компонентов интеллекта, и цвет, благодаря которому интеллект получит недостающее подкрепление для какого-либо из компонентов интеллекта. Люшеровская методика дает основания полагать, что эти два выбора взаимозависимы и принципиально не разделимы.

Мы же считаем эти принципы выбора предпочтительных цветов двумя последовательными стадиями возникающей потребности в гомеостазе интеллекта. Иначе говоря, возникающая в интеллекте потребность является проекцией на его сущность. А проекцию от потребности всегда можно отделить, как мы это увидим ниже. В соответствии с этим цвета можно использовать в качестве инструмента для исследования интеллекта человека (психологической диагностики) и последующего приведения в норму, согласно возникшей у пациента потребности.

Применение в цветовой терапии вслед за основным (лечащим) цветом дополнительного к нему, согласно Вайсу, вызвано тем, что он усиливает действие основного. Действительно, интеллект приостанавливает действие излишнего цветового излучения, вырабатывая через определенный промежуток времени (адаптации) дополнительный цвет. Если в это время (то есть когда нейтрализуется вредное излучение) интеллект получает тот же цвет, который он вырабатывает для нейтрализации основного, то может возникнуть интеллектуальная перегрузка, выражающаяся в цветовом утомлении и даже усталости.

 

Характеристики всех (ахромных и квазимонохромных) цветов принято изображать на примере цветового тела, содержащего цветовой круг с максимально насыщенными ("яркими”) цветами по периметру и средне-серым в центре6.

Согласно изображенному на рис.1 цветовому телу, любой цвет можно описать тремя характеристиками и выразить точкой в трехмерном пространстве типа двойного конуса: цветовой тон - сходство данного цвета с одним из спектральных; насыщенность - степень отличия данного цвета от серого равной светлоты; светлота - близость определяемого цвета к белому.

В силу некоторой идеализации черного и белого цветов на рис.1 (в природе не существует ни абсолютно черного, ни абсолютно белого цвета), в хроматизме используется атлас Манселла7, представляющий собой цветовое тело в виде сферы, где ахроматические цвета соответствуют окружающей действительности.

Рис.1. Цветовое тело с цветообозначениями

 

Рис.1. Цветовое тело с цветообозначениями

Так, в частности, симметрия распределения цветов в цветовом круге по отношению к вертикальной оси П-З и центру (Сер) дает преимущественно антагонистический эффект. Например, по данным Вайса, О цвет стимулирует дыхание и соответствует вдоху, тогда как дополнительный к нему С замедляет дыхание и соответствует выдоху. И вместе с тем, эти два цвета в цветотерапии неразделимы и считаются осью, на которой можно количественно оценить рассматриваемые функции с учетом их оппонентности. Однако следует помнить, что реакционная способность интеллекта к адаптации может приводить к инверсии указанных цветов и соответствующих функций.8.

Проще говоря, цветовая задача нашего интеллекта состоит в устранении или в ослаблении неблагоприятных воздействий. Отвести нас подальше от противного раздражителя. Или его удалить подальше от нас. “С глаз долой – из сердца вон”. Как же это сделать, если не получается “с глаз долой”? Любая женщина знает, что цвет достигает наибольшей выразительности, если рядом с ним поместить немного контрастного цвета9. И этот же контрастный в большей пропорции может “уничтожить” не желаемый цвет. Так и появляются цвета наших одежд – в выборе цветов желаемых и уничтожении не желаемых. А ведь любимые нами цвета при сочетании с контрастными дают белый или серый цвета.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры