1 Основы семейной психопедагогики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Основы семейной психопедагогикиСкачать


Автор: Короткий В.

К числу вторичных половых признаков относятся также волосы «под мышками» (они появляются обычно через 2 года после оволосения лобка). У мальчиков с этим совпадает появление «бороды», которое проходит три основные фазы: 1) волоски по углам губ и по верхней губе; 2) волоски на верхних частях щек и в центре подбородка (под нижней губой); 3) наконец, волосками покрываются бока и низ подбородка. Важным пубертатным феноменом у мальчиков является ломка голоса. Она происходит относительно поздно и очень быстро. Мальчики очень гордятся этим приобретением и стараются чаще высказываться на уроке («басят» по делу и не по делу), чтобы продемонстрировать свое достоинство. Девочки также меняют тональность голоса.

Реакция подростков на происходящие с ними физические изменения стала предметом многих исследовательских работ. Установлено, что мальчики и девочки ощущают специфическую тревогу, связанную с развитием гениталий. Наибольшую озабоченность девочек вызывает развитие груди, а также проблема тучности. Шестьдесят процентов девочек старшего подросткового возраста считают, что обладают лишним весом, и уже пытались похудеть. Мальчики слабо озабочены этой проблемой: быстрое развитие жировой ткани в начале пубертата компенсируется у них столь же быстрым скачком роста (приблизительно в 14 лет) и даже потерей веса. Девочки не теряют всех жировых запасов, накопленных в подростковом возрасте.

Развитие груди также беспокоит мальчиков, т.к. у многих из них наблюдается заметное увеличение грудных желез по женскому типу, что не совпадает с их представлениями о мужественности и маскулинности. У некоторых мальчиков озабоченность вызывает недостаточные, по их мнению, размеры полового члена.

Подростки того и другого пола остро переживают недостатки роста (мальчикам его не хватает, а девочкам наоборот), недостатки кожи (те и другие болезненно реагируют на появление прыщей и угрей). По-разному переживается оволосение тела: мальчики довольны оволосением (их смущает отсутствие волос), у девочек оно вызывает панику.

Скорость, с которой происходят указанные изменения, болезненно отражается на самооценке ребенка. Подростки того и другого пола многие часы проводят перед зеркалом, непропорциональное количество времени уделяют нарядам, не могут избавиться от чувства тревоги. Внешность — важная сторона их жизни и уязвимое место, требующее особой осторожности и щепетильности окружающих. На языке науки этот процесс называется «ломкой» или «изменением» образа тела. У мальчиков он переживается в период между 12-ю и 15-ю годами. Тело девочки меняет свои пропорции (бедра, грудь) и особенно быстро увеличивается в размерах до появления менархе. (В период между 13 и 15 годами развитие вторичных половых признаков завершается, т. е. тело девочки в меньшей степени растет в длину и в большей степени «наливается».)

Половое поведение

«У вас либо память атрофировалась, либо — совесть».

(Бытовое изречение)

Подростковый период не является возрастом парных сексуальных игр или возрастом массового вступления в половую связь. По данным европейской статистики, только 11% мальчиков и 4% девочек начинают половую жизнь до 16 лет. Соответственно, до 14 лет первую половую близость переживают порядка 1,5% мальчиков и 0,4% девочек [40]. Открывая свои сексуальные способности, подросток, прежде всего, с разных сторон исследует их. Подростковая сексуальность носит ярко выраженный экспериментальный характер. Ни в каком другом возрасте не наблюдается такого большого числа случаев отклоняющегося поведения на сексуальной почве, как в 12-15 лет. Подростковый период — это возраст глубоких переживаний, страданий и страхов. От взрослых требуются большие знания и такт, чтобы отличать действительно тревожные симптомы от нормы сексуального развития ребенка.

Поразительно постоянным занятием для мальчиков 12-16 лет является онанизм (или мастурбация). В подростковом и раннем юношеском возрасте это явление носит массовый характер. Вина тому (или лучше причина) — повышенная секреция половых гормонов (у 18-летнего юноши она в 8 раз выше, чем у 10-летнего мальчика). Как вспоминал один из писателей: «В четырнадцать лет мое тело будто взбесилось». «Тело взбесилось» — это словосочетание как нельзя лучше характеризует подростково-юношескую гиперсексуальность, которая проявляется в повышенной сексуальной возбудимости, частых и длинных эрекциях, бурных эротических фантазиях и мастурбационных действиях (а также в тяге к лицам противоположного пола и повышенной влюбчивости) [17]. Согласно данным американских психологов, количество мальчиков, имеющих мастурбационный опыт, очень быстро нарастает после 12 лет и достигает своего «пика» к 15-16 годам, когда этим занимаются более 90% подростков.

Конкретные цифры таковы: в 12 лет мастурбирует 21% мальчиков, в 13 лет 54%, в 14 лет 76%, в 15 лет — 85%, в 16 лет — 96% [40].

Девочки начинают мастурбировать позже и делают это реже. Тем не менее, по данным исследователя Данилова ВВ., к 13,5 годам опыт мастурбации имело 22% девочек, к 15,5 годам 37,4%, к 17,5 годам 50,2%, к 18,5 годам 65,8% опрошенных девушек [44].

Обычно мастурбация переживается как приятное занятие, но в силу определенных возрастных заблуждений (у 45% юношей и 57%девушек) сопровождается чувством вины и тревоги [37]. Причиной мастурбационных тревог, видимо, следует считать (еще недавно распространенную в медицинской и педагогической литературе) идею о чрезвычайной опасности подростково-юношеского онанизма, страшными последствиями которого считались безумие, ослабление памяти и умственных способностей и, конечно, импотенция. Мастурбирующим юношам кажется, что раньше или позже их эксперименты откроются и что по ним уже видно, чем они занимаются (например, некоторые юноши считают недостатки кожи следствием онанизма).

На самом деле ничего подобного не происходит. Подростковая мастурбация служит всего лишь средством разрядки полового напряжения, вызываемого физиологическими причинами (переполнение семенных пузырьков, механическое раздражение гениталий и т. п.). Известный ленинградский сексолог А. М. Свядощ писал, что «умеренная мастурбация в юношеском возрасте обычно носит характер саморегуляции половой функции. Она способствует снижению повышенной половой возбудимости и является безвредной».

Однако, безвредность безвредности рознь. Подростковая и юношеская мастурбация явление не столько физиологического, сколько психического порядка. Оргазм, достигаемый при мастурбации, неполноценен в том смысле, что половое удовлетворение здесь лишается своего коммуникативного начала. Индивид замкнут на себе, на своих эротических образах и фантазиях. Бурная работа воображения фиксируется подсознанием. Эти фиксации сработают потом во взрослой жизни, когда он не сможет получать настоящее удовлетворение от реального секса с реальной женщиной и все время будет искать чего-то еще...

Переживание полового вопроса

«Я клал свое «Да» на этих людей» (Розанов В. В. Опавшие листья)

Первое появление сексуально окрашенных переживаний сопровождается чувством ужаса или страха перед чем-то таинственным и незнакомым [68]. (Сталкиваясь с постельными сценами на экране, дети нередко отворачиваются, зажмуривают глаза или закрывают лицо руками.) Сюда же примешивается чувство стыда, связанное с неполным, с недостаточно ясным (пока еще) осознанием собственной роли. Так реагирует младший школьник.

Подросток, как губка, впитывает все касающееся сферы секса. В этом ему помогают сверстники, циничные свидетельства уличных очевидцев, сальные анекдоты и порнографические картинки. По данным исследователей Исаева Д. Н. и Кагана В Е., старшие товарищи (в жизни мальчика) являются главным поставщиком информации: о роли отца — 86% случаев, о половом акте — 73% случаев, о половых извращениях — 63% случаев [38]. Как откровение воспринимает ребенок, что между его родителями происходит нечто похожее на сцены из «мужского журнала». (Мама, трогательная и заботливая, где-то за его спиной играет в постельные игры!) Проинструктированный на стороне подросток не понимает разницы между поведением «девушки с панели» и поведением матери в супружеской постели. Это обстоятельство значительно подрывает авторитет родителей и усугубляет отчуждение (обособление) подростка.

«Эти «известные» слова и разговоры, к несчастью, неискоренимы в школах. Чистые в душе и сердце мальчики, почти еще дети, очень часто любят говорить в классах между собой и даже вслух про такие вещи, картины и образы, о которых не всегда заговорят даже и солдаты, мало того, солдаты-то многого не знают и не понимают из того, что уже знакомо в этом роде столь юным еще детям нашего интеллигентного и высшего общества. Нравственного разврата тут, пожалуй, еще нет, цинизма тоже нет настоящего, развратного, внутреннего, но есть наружный, и он-то считается у них нередко чем-то даже деликатным, тонким, молодецким и достойным подражания».

(Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы)

Собираясь в компании, мальчики 13-14 лет совместно развивают воображаемый групповой образ «грязных половых отношений». Отголоски (их) грубых мужских разговоров можно слышать в городских скверах, мужских туалетах и даже на школьных переменах (в спину молодой учительнице). Нередки случаи оскорбления подростками незнакомых беременных женщин на улице. Грубая форма проговаривания полового вопроса коробит взрослых. Но надо учитывать, что обсуждение запретных вопросов (к ним относится не только секс, но многие другие телесные чувствования) со сверстниками позволяет снять напряжение и отчасти разрядить его смехом. (Обзывая девочек «проститутками», младшие подростки таким образом противодействуют свалившейся на них новой информации.) «Грязные разговоры» — это по сути дела не что иное, как способ (механизм) психологической защиты, позволяющий «заземлить», снизить волнующие подростков смутные эротические переживания. Находясь в состоянии психологической неготовности, подросток матерными словами и вульгарными жестами пытается сбросить (снять) стресс, глубина которого сопоставима с потерей близкого человека.

Справиться с сексуальными страхами и кризисными явлениями подростку помогает большое и чистое чувство своих родителей. (Он видит отца трогательно прижимающего, целующего мать, и ему становится легко и спокойно.) Взрослые традиционно скрывают свою эмоциональную жизнь (ведут себя на детях максимально безлично) и явно пережимают с проблемой наготы. Отношение родителей к собственному телу во многом определяет «список ограничений» для ребенка (так как в вопросе обнажения сам по себе ребенок долгое время ведет себя достаточно непосредственно). Если родители испытывают смущение при попытке переодеться (шарахаются от детей), то их чувство неловкости передается ребенку. В результате все связанное с полом отождествляется в сознании ребенка с «постыдным» и «запретным». Это достаточно привязчивое наследство, которое препятствует нормальному развитию сексуальности и создает нездоровый ажиотаж в вопросах полового просвещения. (Надо не спину ему в душе тереть, а в баню с ним ходить!) Отношение к обнаженному человеческому телу — целиком и полностью результат влияния внутрисемейных стереотипов. Известная степень открытости в этих вопросах (мать, не стесняясь, кормит грудью младшего ребенка в присутствии старшего) и своевременное отеческое слово о происхождении ребенка (о взаимодействии мужчины и женщины в постели) делает подростка (в особенности мальчика) неуязвимым для сомнительных потоков уличной информации, когда наиболее опытные («бывалые») сверстники предпримут попытку трансформировать его нравственность.

Обсуждая с младшим школьником (еще в 9-10-летнем возрасте) вопросы пола, необходимо соблюдать педагогический такт, учитывать психологические особенности ребенка. (Это делается легко, как бы между прочим.) Для завязки разговора с сыном уместно использовать непринужденную фразу: «Ты что ли до сих пор не знаешь, почему рождаются дети?» Через некоторое время после «полоориентационной» беседы ребенку можно подарить «Современную энциклопедию для мальчиков», откуда он (опять же с подачи взрослого) спокойно закрепит полученные знания.

О разобщенности чувственно-эротического и нежного влечения у подростков

«Кто не любит человека в радости его — не любит и ни в чем». (Розанов В. В. Опавшие листья)

Пугающая форма уличного полового просвещения поразительным образом уживается с романтической влюбленностью подростков. Зачастую влюбленный подросток даже не помышляет о каких-либо попытках сексуального характера, и его отношения с конкретной девочкой строятся по законам не половой, а «первой» (целомудренной) любви. (Прогулки под луной и редкие поцелуи — предел мечтаний большинства подростков.) Эта дихотомия подростково-юношеского сознания замечательно передается формулой: «Юношу не влечет к девушке, которую он любит, и он не любит девушку, к которой его влечет».

«Я был развращен в душе, с вожделением смотрел на красивых женщин..., но весь этот мутный душевный поток несся мимо образа любимой девушки, и ни одна брызга не падала на нее».

(Вересаев В. В. Воспоминания)

Дело в том, что юноши (речь идет о 15-17 летних) обычно бывают неспособны преодолеть наиболее выраженное в подростковом возрасте противоречие между любовью и сексом, как между «возвышенным» и «грязным». Подобная двойственность особенно присуща представителям сильного пола, что связано с большей остротой полового влечения и с большей интенсивностью «виртуальной половой жизни» юношей-подростков. Женщины психо-физиологически (в сексуальном плане) пробуждаются значительно позднее мужчин, но даже они в юношеском возрасте подразделяют отношения «мальчик — девочка» на любовь и «чистую любовь». Таким образом, подростково-юношеская любовь почти не включает эротических компонентов и скорее представляет специфическую форму межличностных отношений, предполагающую максимальную духовную близость и чисто личностную интимность.

Юношеская любовь (или разнополая юношеская дружба) очень ранима. (До 72% городских старшеклассников считает, что настоящая дружба дается редко, а желание иметь верного друга, по результатам анкет, опережает среди прочих желаний также любовь [44].) Подросток-юноша отнюдь не стремится завести друга обязательно противоположного пола, и, если такая привязанность возникает, он искренне и честно называет ее «дружбой», т. к. прежде всего испытывает потребность в коммуникации и эмоциональном тепле. Взрослым трудно совместить пробуждающуюся чувственность ребенка с собственным «моральным кодексом». К сожалению, большинству родителей свойственно заблуждение, что дети лукавят и лицемерят и что любые интимно-личностные отношения юношей и девушек неизбежно чреваты сексуальным контактом. Это, в свою очередь, вызывает законный протест самих юношей и девушек, чья подлинная интимность не допускает присутствия третьих лиц.

«Дочерей своих Ольгу и Елену Мстислав Леопольдович воспитывал в необычайной строгости. Вернувшись как-то с очередных гастролей и увидев девочек, наряженных в джинсы, Ростропович заставил их немедленно раздеться, развел костер (прямо на полу дачной веранды) и сжег модные брюки, призванные, по его словам, лишь возбуждать ненужный интерес соседских мальчишек».

(«Аргументы и факты», 2002 г., № 13)

Биться за девичью честь в юношеском возрасте авторитарными методами — значит проявлять полное неуважение к своему ребенку. (Стыдливому женскому поведению девочку обучают в младшем подростковом возрасте, когда она норовит отвесить затрещину сверстнику.) Стремление уберечь дочь от соблазнов (до поры до времени) проистекает, как правило, из собственных морально-этических или психологических проблем. Девочке-подростку как бы внушается, что цель каждого мужчины — воспользоваться «невинностью» девушки, «обмануть», а потом бросить (то есть от мужчин, в принципе, нужно держаться подальше). Суровыми запретами нельзя добиться ничего конструктивного, а можно только внедрить мысль о безнравственности межполового общения как такового. В результате девушка остается неподготовленной к восприятию мужской психологии, к восприятию душевных качеств мужчины. Аскетическая, пуританская, негативная, паническая установка родителей затрудняет не только замужество, но и всю последующую семейную жизнь дочери, повышает вероятность сексуальной несовместимости ее и супруга (вероятность ее сексуальной закомплексованности).

Вместо того, чтобы наказывать (или высмеивать) интерес к нарядам и украшениям у девочки-подростка, необходимо воспользоваться этим стремлением, чтобы привить ребенку хороший вкус и чувство меры. Действительно, есть эротический женский имидж (максимум открытого тела плюс обтянутые формы), значение которого надо понимать и элементы которого можно использовать для создания (к примеру) романтического женского имиджа (платье, очеркивающее фигуру и вроде бы скрывающее ноги, плюс одна-две эротических изюминки — разрез от бедра, декольте, обнаженные плечи, обнаженная спина и т. п.) [46]. Тот и другой вариант одежды используется в неформальной обстановке и моделирует определенное поведение партнера. А есть еще спортивно-непринужденный (студенческий) стиль женской одежды (где уместно эксплуатируются джинсы), классический, доминантный, наивный, экстравагантный. (Читайте книги Инны Криксуновой!)

В целом, отношения «мальчик девочка» в 7-9-х классах значительно смягчаются (против того как это происходило в 12-летнем возрасте). Дети весьма охотно контактируют друг с другом, но при условии, что их взаимодействие организует взрослый. Старшие подростки еще не отказываются от уничтожающих высказываний в адрес друг друга, но если воспитатель продолжает настаивать на совместной деятельности (пропуская мимо ушей ритуальный обмен любезностями), то общение доставляет детям большое удовольствие. Это видно по выражению их лиц, позам и жестам, хотя на словах не многие из подростков согласятся признать это. (Девочек средних классов особенно интересует тема «кто кому нравится», в этом вопросе им не занимать наблюдательности.) Старшеклассники зачастую пускаются на всякие ухищрения, чтобы иметь повод общаться с представителями противоположного пола. Но даже они не признают открыто своего стремления к взаимодействию друг с другом. Юноши и девушки не могут позволить себе просто сказать: «Можно мне с тобой посидеть?» Необходимо делать вид, что их взаимодействие результат обстоятельств и что они в нем совершенно не заинтересованы.

Начало половой жизни

«Люди, которые никуда не торопятся — это и есть Божьи люди». (Розанов В. В. Опавшие листья)

Современные юноши и девушки начинают половую жизнь значительно раньше, чем их сверстники в прошлом. Средний возраст первой половой близости в Европе составляет 16,9 года (что одинаково для юношей и для девушек) [44]. По данным зарубежных исследователей, если до 1915 года три четверти американских девушек считали необходимым сохранить девственность до замужества, то уже к 1930 году их количество сократилось до 50%. Сегодня добрачные сексуальные отношения (в Америке) признаются тем и другим полом и расцениваются как естественные.

Социологические опросы конца 80-х о начале половой жизни американской молодежи собрали следующую инсрормацию: в возрасте 15-17 лет вступали в половую связь 28% юношей и 23%девушек; в возрасте 17-19 лет половую связь уже имели 65% юношей и 44% девушек (что фактически соответствует современному состоянию дел в родном отечестве) [44].

Поучительные выводы об особенностях полового поведения юношей и девушек позволяет сделать анализ количественных данных Мишеля Кле (1991) [40].

Возможные формы

полового поведения

Юноши

15-17 лет

Девушки

15-17 лет

Юноши

17-19 лет

Девушки

17-19 лет

1) Свидания

78%

91%

93%

96%

2) Поцелуи

78

91

92

96

3) «Настоящие поцелуи»

43

64

67

81

4) Ласки груди поверх одежды

41

60

74

79

5) Ласки груди под одеждой

36

38

63

61

6) Ласки гениталий

24

12

51

29

7) Контакт гениталий без проникновения

16

13

38

29

8) Коитус

11

6

30

16

Как видно из динамики цифр, в группе 15-17-летних девушки имели больший (чем юноши) опыт «романтического поведения» (т. е. опыт свиданий, поцелуев и ласк). С переходом к генитальным формам поведения картина становилась иной. Юноши имели большую частоту генитального поведения, причем процент юношей, знакомых с коитусом, в два раза превышал аналогичный процент девушек. Расхождение последних цифр исследователи объяснили наличием определенного контингента девушек, услугами которых пользуются многие юноши. Это обстоятельство как нельзя лучше иллюстрирует утверждение о том, что сексуальная активность юношей носит скорее не личностный и эмоциональный, а опытный и экспериментальный характер.

Это же подтверждают данные опроса большой группы студентов из разных вузов Российской Федерации (начала 80-х годов) [27]. Согласно полученным сведениям, в качестве основных мотивов вступления в половую связь были названы:

Мотивы

Юноши

Девушки

1) любовь

29%

46%

2) приятное времяпрепровождение

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры