1 Основы семейной психопедагогики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Основы семейной психопедагогикиСкачать


Автор: Короткий В.

Можно бесконечно увещевать родителей о понимании взрослых детей, но дружбы от этого не становится больше. Сущность дружеского общения, в терминах Эрика Берна (автор трансактного анализа), состоит в том, что у друзей нет активного эго-состояния «Я-родитель». Друг это не наставник и не учитель (хотя официально он может быть учителем), и уж тем более не судья. У него отсутствует попытка изменить другого. Друг избегает оценивающих высказываний («Во что это ты сегодня вырядилась?») и высказываний-обобщений («Ты опять пошел без головного убора?»). Друг не может себе позволить общаться с тобой в авторитарной форме и всегда принимает тебя таким, каков ты есть. Друг примет и простит все. Друг это равный тебе, и ему доступно эго-состояние «Я-ребенок» [13].

Влияние родителей и сверстников в юношеском возрасте не всегда противоположно (Папа всю жизнь был врачом, а друг приехал из областного центра и рассказал, как весело живется студентам мединститута). Значимость для юношей и девушек их родителей и сверстников принципиально не одинакова в разных сферах деятельности. Наибольшая автономия от родителей (при ориентации на сверстников) наблюдается в сфере досуга, развлечений и свободного общения. Исследования старшеклассников показывают, что подавляющее большинство их (93-99%) предпочитают проводить досуг вне школы и вне дома [44].

Дружба со взрослыми и дружба со сверстниками удовлетворяет разные психологические потребности. Со сверстниками юноши и девушки больше говорят о самих себе. «Несмотря на всю дружбу мою к Дмитрию... мне не хотелось более ничего знать о его чувствах, а непременно хотелось сообщить про свою любовь к Сонечке» (Л. Н. Толстой. Юность). Друг-сверстник — это единственный человек, от которого юноша или девушка ожидает более высоких оценок, нежели их собственная самооценка. (Одной из главных функций юношеской дружбы является поддержание самоуважения личности.) С другом-взрослым навряд ли получится обсуждать самые интимные темы (случаи больших разочарований, особенности отношений с противоположным полом), да еще в исповедально-попустительском режиме. Такое возможно разве что на консультации у психолога. К доверительному общению со взрослыми старшеклассники прибегают, в основном, в карьерно-проблемных ситуациях, когда затрудняются принять решение, связанное с планами на будущее. С отцом юноша уточняет планы на будущее, намечает способы достижения поставленных целей, анализирует трудности текущей учебы. Диапазон вопросов, обсуждаемых с матерью, несколько шире; он включает, помимо профориентации, удовлетворенность ситуацией в школе и особенности жизни в семье. Личные ценностные ориентации и ценностные ориентации родителей (соотношение материального и духовного) обговариваются с «посторонним» взрослым (другом-взрослым). Таким образом, выбор старшего друга, во всех вариантах, не только строится на принципе тождества, но и выражает юношескую потребность в примере, опеке и руководстве.

Мальчики-старшеклассники за пределами школы достаточно много общаются группами однополыми компаниями. (В жизни мужчин однополая группа значит гораздо больше, чем в жизни женщин [18].) Школьники любят ходить командой на дискотеку и «тусоваться» вечером у родного подъезда. Юношеские-мальчишеские группы удовлетворяют в первую очередь потребность в свободном нерегламентированном общении. (Надо же где-то, в конце концов, подвигать руками-ногами и ощутить чувство локтя.) Групповые контакты стимулируют соревновательность, лидерство, борьбу за положение и авторитет. Но так как юношеская компания формируется преимущественно на основе совместных развлечений, человеческие контакты в ней все-таки остаются поверхностными. Как ни важны в 15-17 лет товарищеские отношения и чувство принадлежности к группе, юноша ищет глубокого общения. Ради полноценного глубокого общения юноша готов бросить вызов привычному окружению и переступить через то «стадное чувство», которое так сильно характеризовало его в предыдущем (подростковом) периоде. В подростковом возрасте индивидуальность утверждалась через единообразие, в юношеском возрасте из единообразия проявляется индивидуальность! Чувство принадлежности к группе однополых сверстников, разумеется, поддерживает юношу, но ради предельно настоящего общения он может пренебречь и полом, и возрастом.

«Дружба с девчонкой», дружба юноши и девушки (выбор разнополого друга) требует особого разговора.

«К моей дочери приходит мальчик, они запираются у нее в комнате, и что мне делать?»

(Из письма в районную газету «Знамя труда»)

Дружеское общение юношей и девушек в старших классах вызывает смущение взрослых: «Не рановато ли? Кабы чего не вышло?». Нередко родители стараются упредить или ограничить такое общение («Мама выбрала место для купания подальше от деревенских парней»). Однако, в норме, влечение полов нельзя подавить! Стремление к общению с представителями противоположного пола развивается раньше, чем стремление к половому контакту. Лишь по мере накопления сексуального опыта (специфического сексуального опыта) стремление к половому контакту может стать доминирующим мотивом межполового общения. Для юноши-старшеклассника главным кандидатом в друзья остается сверстник своего пола, и лишь 14% мальчиков (учащихся 10-11 классов) выбирают в качестве идеального друга девушку [44]. Дружба это или любовь? После всего того, что мы знаем о юношеской дружбе, вопрос, явно, неуместный. (Там однополые сверстники друг на друга «неровно дышат».) Смешанная, разнополая дружба, конечно, отличается от обычной и часто является завуалированной формой впервые зарождающейся любви. Только любовь эта все-таки находится на границе любви и дружбы. «Первая юношеская любовь» (или разнополая дружба) так же, как и «настоящая дружба», в первую очередь помогает решать проблемы становления идентичности. Ей сложно развиться в более серьезное чувство; скорее всего, она внезапно прекратится, как любая другая раннеюношеская дружба (Потребность в интимности в это время практически ненасыщаема и удовлетворить ее крайне трудно). Многие юноши и девушки даже себе не успевают открыться. А запираются они в комнате вдвоем, потому что неотъемлемой частью подлинной интимности (коммуникативной интимности) является дистанцированность от посторонних и защита собственных границ [115].

В юношеском возрасте отчетливо проявляются половые коммуникативные особенности дружбы. Потребность в интимной дружбе возникает у девочек на 1,5-2 года раньше, чем у мальчиков [44]. Количество девушек, предпочитающих дружить с юношей, в 10-11 классах стремительно возрастает. Зачастую девушки-старшеклассницы дружат с ребятами на 1,5-2 года старше себя, которые уже закончили школу или учатся в ПТУ. Студенты им недоступны. (У студентов свои девушки и своя дружба.) Мальчики-одноклассники не всегда соответствуют девичьим представлениям о настоящей дружбе. Говорить о себе им (юношам) куда приятнее, чем слушать подругу. Девушка, долгое время искавшая повод остаться наедине с симпатичным ей одноклассником, может столкнуться с тем фактом, что он все время будет говорить про свои компьютеры, и как его остановить, одному богу известно! Женские критерии дружбы тоньше, то есть более насыщены психологическими мотивами. Мотив понимания в определении дружбы выражен у девочек во всех возрастах сильнее, чем у юноши. Осознание динамики в отношениях знакомых людей главный предмет девичьего общения и хорошая основа для поддержания разнополой дружбы.

Юношеская разнополая дружба — достаточно нравственное переживание, значительно более нравственное, чем кажется взрослым. Нравственная природа разнополой дружбы заключена в ее бескорыстном (беспредметном) отношении человека к человеку. В молодости все силы души направлены на будущее, а не на секс. Увы, но психологам приходится констатировать, что в основе настороженного отношения взрослых к вполне нормальной дружбе юношей и девушек лежит лицемерное стремление прикрыть свою сексуальную неудовлетворенность или свое сексуальное невежество, вынесенное когда-то из собственного детства. Ограничение контактов с другим полом вредно тем, что лишает подростков и юношей навыков свободного непринужденного общения. Правило давно известно: чем больше запретов, тем больше срывов. Нет большего преступления против детей, чем приписывать их действиям дурные мотивы.

Принятие решения о карьере

«...Главным руководителем, который должен нас направлять при выборе профессии, является благо человечества и наше собственное совершенствование»

(Маркс К. Размышления юноши при выборе профессии)

Будущая жизнь интересует старшеклассников в первую очередь с точки зрения профессиональной. Они достаточно нейтрально, без особого энтузиазма, обсуждают семейные вопросы, зато четко излагают свои соображения по проблемам общественного разделения труда (о престижных и непрестижных профессиях, о желаемой заработной плате и т. п.). Ранняя юность — это время конкретной проработки жизненных планов, которые в расплывчатом виде формируются к концу 9 класса. Формула личного благоденствия «пойду учиться в 10-й, а потом в институт» должна «обрасти» существенными деталями: «В какой институт?». Человек должен знать, чего он хочет в будущем, потому что, когда человек «знает будущее», настоящее (приобретает смысл), становится конкретной ступенькой, шагом к нему.

Неопределенное будущее не дает возможности двигаться вперед и снижает устойчивость «Я» (снижает способность противостоять единственной определенности смерти). «В целом можно сказать, что более всего беспокоит молодых людей неспособность установить профессиональную идентичность» (Эрик Эриксон) [115]. Несложившаяся профессиональная идентичность препятствует вхождению юноши в пору зрелости. Юноша, неуверенный в своей идентичности (плохо понимающий свое призвание), избегает межличностной интимности или же бросается в беспорядочные интимные контакты без настоящего единения. Для вступления в действительно полноценные интимные отношения с девушкой, с женщиной (я имею в виду уже юношей 18-24 лет) нужны очень мощные внутренние ресурсы. Некоторые дамы «за километр» чувствуют это сильное мужское «Я» (т. е. хорошее понимание себя и целостное мироощущение) и не дают «засиживаться» таким юношам.

Подчинение своей настоящей жизни будущей цели — одно из центральных новообразований ранней юности. Оно предполагает самоограничение, отказ от подростковых фантазий, в которых ребенок мог стать представителем любой привлекательной профессии. Учащийся средних классов слабо ощущает течение времени. Из всех измерений времени самым важным для него остается «сейчас» (настоящее). Будущее представляется ему только в самом общем виде. С возрастом прежде всего увеличивается субъективная скорость течения времени. Антон Семенович Макаренко писал: «Чем старше возраст, тем дальше отодвигается обязательная грань... перспективы. У юноши 15-16 лет близкая перспектива уже не имеет такого большого значения, как у подростка в 12-13 лет». Дети не живут отдаленной перспективой: она их не мотивирует (см. раздел «Младший школьник»). Юноша приобретает способность думать о будущем. Способность отсрочить непосредственное удовлетворение, трудиться ради будущего, не ожидая немедленной награды, — один из главных показателей морально-психологической зрелости личности [44].

Можно нарисовать два крайних (черно-белых) варианта развития личности в ранней юности в зависимости от степени решенности вопросов профессионального самоопределения. Первый — это когда происходят быстрые, скачкообразные изменения в позитивном направлении. Родители вчерашнего подростка вдруг обнаруживают, что перед ними юноша с высоким уровнем саморегуляции поведения, с хорошим сильным «Я» (без срывов), который четко определяет свои жизненные цели и настойчиво стремится к их достижению. (Однако, при высокой производительности и самодисциплине у целеустремленных юношей страдает развитие рефлексии и эмоциональной сферы!) Второй (полярный) вариант развития личности — это юношеский инфантилизм (сопротивление пониманию неотвратимости будущего), сопровождающийся сохранением в психике и поведении особенностей, присущих предшествующему возрасту (Юношеский инфантилизм — это, собственно говоря, уже и не развитие). Юноши с фактической «остановкой времени» отличаются наивностью, беспечностью, склонностью к игровым интересам, к постоянной смене впечатлений, стремлением к удовольствиям, несамостоятельностью, неспособностью к волевым усилиям. Главные черты молодых «инфантилов» — неумение думать о других и уверенность в том, что родители должны чуть ли не до старости содержать их. Их жизнь протекает под лозунгом: «Больше зрелищ!» (сенсорный голод). Отмена дискотеки в субботу для них гораздо большее горе, чем «тройка» в аттестате зрелости по основному предмету. К серьезному анализу собственного положения и планомерной работе над собой они не готовы. Они не привыкли «рефлексивно страдать» и поэтому возлагают на других ответственность за решение проблем своего самоопределения.

Юноше достаточно самой общей стратегии самоопределения («Пойду в ВУЗ»), чтобы он начал подтягиваться в учебе. (Многие учителя отмечают положительные сдвиги в учебной деятельности в старших классах, особенно у мальчиков.) Юноша, ориентированный на ВУЗ, может сознательно поддерживать успеваемость сразу по всем направлениям на уровне хорошей аттестационной оценки, планируя наперед «пятерка» или «четверка» нужна ему в этом полугодии. Ему не требуется репутация «отличного ученика», как в младших классах (он не собирается самоутверждаться в учебе). Юноше необходимы (наконец-то!) конкретные знания, благодаря которым он, наконец-то, расстанется со школой. «Каким бы умным и зрелым ты ни был, пока ты еще учишься в школе, к тебе относятся, как к ребенку, не только родители, но и все окружающие люди».

Только 30-40% одиннадцатиклассников на пороге окончания школы считают, что сделали окончательный выбор профессии [44]. (Остальные пребывают в полной неопределенности.) Становление профессиональной идентичности (в норме) происходит не в последние 2-3 месяца, а, как минимум, насчитывает три этапа и захватывает половину школьной биографии ребенка. Психолог Э. Гинзбург предложил следующую содержательную расшифровку этих этапов, в процессе которых (на протяжении 6-7 лет) поступательно формируется профготовность [16].

Первый этап - период фантазии (в чистом виде до 11 лет), в ходе которого младший школьник проигрывает в голове отдельные сценки своей профессиональной жизни, (Посмотрел «Убойную силу» и решил, что будет капитаном милиции. Целый месяц хотел быть капитаном милиции Дукалисом.) Первый этап — это первичный выбор, для которого характерны малодифференцированные представления о мире профессий, известных учащимся лишь по названиям и некоторым внешним признакам (из кино). Ребенок на первом этапе не умеет сопоставить себя и требования профессии.

  • Ваша последняя идея? Хочу быть юристом!

  • Каких юристов вы знаете?

  • Адвокат, судья... (минута тишины)

  • Чем занимается адвокат?

  • Ну, там, тусуется везде.

  • Откуда вы знаете о работе адвоката?

  • Из «Санта-Барбары».

  • ?!

  • Кино такое есть про Мейсона и Джулию.

  • А какие у вас оценки по истории, литературе? — Да тройки пока.

  • И куда вы хотите поступить ?

  • В Великий Устюг. В сельхозтехникуме 1 год учат по профессии «Юрист»!

(записано в 1996 году)

Фантазирующий младший школьник обычно неустойчив в своих профессиональных намерениях (что вполне естественно). Неестественно смотрится «юноша», ученик 11 класса, «без 15-ти минут выпускник» (на консультации у психолога), который рассуждает, как пятиклассник, не умеет сопоставить свои ресурсы и квалификационные требования, обильно фантазирует и руководствуется весьма поверхностными сведениями при выборе профессии. Разумеется, речь в данном случае не может идти о детализации и кристаллизации профессионального выбора (3 этап). Скорее всего, психологу придется заняться профилактикой инфантилизма учащегося, которая позволила бы ему, пусть с опозданием, все же перейти на второй этап.

Второй этап — предварительный выбор. (Только не надо думать, что подросток так прямо сидит и осмысливает отвлеченно, скрестив руки на груди, кем ему быть. Это какой-то уж слишком идеальный подросток получился бы. Таких в природе нет.) На втором этапе у ребенка появляются вопросы о содержании профессии (вопросы по существу), об условиях работы, о престиже, о вознаграждении и т. п. Эти вопросы он выясняет в кругу своих сверстников в процессе свободного обмена информацией. Задача взрослых: обеспокоиться, в каком кругу вращается ребенок и всемерно обогатить его общение (записать его в кружки и секции). Второй этап, по мнению Гинзбурга Э., это период пробных выборов (ребенок не только фантазирует, выясняет, но еще и пробует себя). Считается, что в 11-12 лет выбор подростка определяется его интересами, в 13-14 лет — его способностями, в 15-16 лет — его ценностными ориентациями (но это уже начало 3 этапа).

Кульминационным, переломным, особо значимым моментом второго этапа является 6 класс [79]. Как отмечают исследователи Дубровина И. В. и Лейтес Н. С, в этом возрасте ребенок получает относительную свободу дома и в школе и происходит взрыв его познавательной активности. Чем будет наполнена воронка от этого взрыва, зависит от вас, уважаемые родители! Если она будет заполнена «ничем», то не пороге своей студенческой юности ваш ребенок пойдет на консультацию к психологу и тот навряд ли сможет чем-нибудь ему помочь (если только «не вытащит за уши» какое-нибудь давно забытое увлечение). Профессиональное самоопределение затягивается и откладывается старшеклассником в случае отсутствия сколько-нибудь выраженных и устойчивых интересов [44]. Именно в младшем подростковом возрасте у ребенка могут возникать интересы, которые получат выход на его профессиональную деятельность.

Третий этап — это уже собственно профессиональное самоопределение. Третий этап, в терминах Гинзбурга Э., это период реалистического выбора, период детализации, кристаллизации выбора и сознательной работы над собой. Юноша подходит к третьему этапу уже с предварительным выбором (или с системой альтернативных выборов). («Физику и черчение не люблю, следовательно, инженером мне не быть. Я люблю историю. Не податься ли мне в юристы?».) Размышления о своих способностях, потребностях и возможностях появляются именно на 3 этапе. Именно на 3 этапе ученик должен всерьез задуматься над тем, насколько готов он к намеченной для себя профессии, оценить с этих позиций школьные дисциплины и постараться отдать больше сил и времени тем, которые необходимы для поступления.

Осознанный интерес к школьному предмету стимулирует юношу больше заниматься им. Постепенно учителя и сверстники начинают транслировать мысли об учебных способностях «будущего юриста»: «Ты прирожденный учитель истории, Саша!». Таким образом, подводится более серьезная база (мнение других людей) под окончательный выбор: «Юрист это престижно, но на исторический факультет легче поступить. С классическим образованием можно работать специалистом по общественным связям или журналистом. И потом, всегда же можно доучиться до юриста!».

Профессиональное самоопределение — это процесс поэтапного принятия решений, посредством которых человек постепенно приближается от более общего (ценностей и мотивов, которые никто специально не проговаривает) к более частному (к цели и действиям). Венцом профессионального самоопределения является четкий (прозрачный, ясный) алгоритм действий, который психологи на своем языке сокращенно называют ЛПП — личный профессиональный план.

Идеальный (полный) личный профессиональный план выглядит следующим образом. Во-первых, должна быть главная магистральная цель — чего хочет достигнуть оптант (юноша, выбирающий профессию), каковы его жизненные идеалы на данный момент развития [41]. Личный профессиональный план — это принятие решения об индивидуальном стиле жизни.

Для принятия зрелых шагов необходимо целостное «Я». Личный профессиональный план это, по сути своей, построение пирамиды мотивов, становление ядра ценностных ориентаций, это проговоренный во внутренней речи конечный результат: «Я хочу машину, квартиру, два видеомагнитофона, квартиру в Питере, мужа с машиной». (Каждый имеет право хотеть все, что угодно, но почему при таком ЛПП вы поступаете в Котласское медучилище? Как вы будете реализовывать свой личный профессиональный план?) Зрелый профессиональный план характеризуется своей моральной полнотой. Формула «Я пойду в мединститут, там в общаге веселая жизнь» может не сработать, если тебе не дадут «общаги» и придется снимать квартиру в 2-ух часах езды от института. Если оптант заявляет, что его основная цель деньги, то, скорее всего, эти деньги и разрушат его профессиональные планы где-нибудь на втором или на третьем курсе (поманят его в другую сторону). Людям, прожившим жизнь, хорошо известно, что огромную мобилизацию сил на долгое время вызывает нравственная цель. Она способна обеспечить марафон учебной и творческой деятельности. Конкретные материальные цели таким свойством не обладают, после их достижения быстро наступает спад активности, чреватый депрессией и скукой [3]. Окончательная расплата за неправильную постановку магистральных целей приходит к человеку на последней стадии жизненного цикла, когда профессиональная деятельность уже заканчивается и наступает время забав с внуками [110]. Психо-социальный параметр этой стадии заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, вспоминает благодарные лица. Тому, кто всю жизнь провел в заботе об удовлетворении своих потребностей, кто завидовал, злопыхательствовал, старался «обскакать», расчищал себе пути, прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей, так как приходят молодые чужие, еще более «успешные» (от слова «успел»). Такого человека охватывает отчаяние, так как все его блага нивелировались и истлели, и ему, по большому счету, нечем гордиться! «Наивысшее наслаждение состоит, возможно, не столько в обладании материальными вещами, сколько в обладании живыми существами»

(Эрих Фромм. Иметь или быть ?).

Во-вторых, должно быть представление о цепочке ближайших и более отдаленных целей: какую специальность и где хочет получить оптант, где хотел бы работать после окончания учебного заведения, какие должности занимать, как ему видится в мечтах «будущий рабочий день», перспективы профессионального роста.

  • Куда хотите поступать?

  • Наверное, в пединститут, на географический факультет.

  • Назовите, пожалуйста, родственников, которые, с вашей точки зрения, имеют интересные профессии.

  • Дядя в Вологде майор ФСБ, тетя в Архангельске завскладом, дедушка на Украине был директором хлебозавода...

А учителя у вас в родне есть ?

Ах да, есть тетя учитель географии, работает в Красноборском районе.

(записано в 1997 году)

Как психолог-профконсультант со стажем считаю, что самый большой вред при выборе профессии наносит завышенное статусное ожидание оптанта. У некоторых юношей и девушек вопрос о должностных аксессуарах — кабинет, компьютер, свободный режим работы, неясные вербальные нагрузки (преимущественно раздача распоряжений) — разработан значительно лучше, чем конкретный профессиональный план (специальность, город, ВУЗ, предметы, которые потребуются для поступления). Они ждут слишком многого и слишком быстро. Через 10 лет (т. е. через 4-5 лет после окончания ВУЗа) у них уже «все будет». При этом высокий уровень социальных притязаний не подкрепляется столь же высокими профессиональными стремлениями. У этих ребят здоровое желание многого достигнуть сочетается с психологической неготовностью к более сложному и квалифицированному труду. Они строят самые фантастические схемы, изучать электрооборудование станций и подстанций они не будут. По крышам с молотком ползать они тоже не будут, хотя достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть, как мало совершают те, кто изначально готовился к статусным достижениям, и как быстро поднимаются по служебной лестнице другие ребята, которые не боялись «черной» работы и рьяно учились конкретному делу.

Статусное ожидание изначально создает пессимистическую концепцию жизни. (Прожить жизнь в ожидании статуса — это печально.) Выбирая учебное заведение (особенно высшее учебное заведение) следует думать о самом реальном и земном варианте. («Иду на географический факультет, значит, согласен быть учителем географии», «Иду на психологический факультет, значит, согласен быть школьным психологом», «Иду в школу милиции, значит, согласен сидеть «опером» в засаде!».) Многие из налоговых инспекторов и экономистов крупных организаций (очень уважаемые в юношеской среде специалисты) начинали в бухгалтериях далеких совхозов и леспромхозов. Если ваш ребенок согласен на минимум, то его уже ничто не сможет «вышибить из седла» и он двигается в правильном направлении. Любование отдаленной выпуклой перспективой («Я — начальник!») не должно заслонять ближайшее будущее, которое может жестоко расплатиться с оптантом за необузданные юношеские мечты.

В-третьих, у старшеклассника, выбирающего профессию, должно быть четкое представление о внешних и внутренних путях достижения цели. Представление о внешних путях — это информация о том, будут его поддерживать или нет, и кто, в какой степени и в какой момент его поддержит (родители наймут репетитора, дадут денег на дорогу, тетя пустит пожить на время «абитуры» и т. п.). Представление о внутренних путях — это уже частично реализуемые в той или иной форме планы самообразования, пробы сил, попытки трудоустроиться по своему направлению. В практике профконсультаций типична ситуация, когда оптант — ученик 11 класса — в середине учебного года еще не придает значения тому обстоятельству, что родители находятся в оппозиции его профессиональному плану. В это время он еще не представляет себе, какую энергию способны развить папа и мама в июле месяце («Пускай сначала сдаст выпускные экзамены, а там посмотрим») по трансформации его жизненных перспектив.

Выбор занятия по душе имеет в юношеском возрасте большее значение, чем степень идентификации с родителями. Как бы мы ни стремились передать нашим детям свой опыт, они не смогут воспринять его безоговорочно. Все воздействия на человека проходят через фильтр его личных качеств и, пусть пока небольшого, но его собственного жизненного опыта. В итоге получается новое психологическое образование, новая, не похожая на нашу, духовная жизнь. Юношам и девушкам хочется самим попробовать свои силы, самим определить свое будущее. Они охотно принимают помощь взрослых, если она гуманна и тактична. Попытки родителей ускорить, форсировать процесс самоопределения путем прямого психологического нажима, как правило, дают отрицательные результаты, вызывая у детей рост тревожности, а иногда и негативный отказ от всякого самоопределения. По этой причине некоторые юноши (никогда прежде не отличавшиеся инфантилизмом) предпочитают временно вообще ничего не делать, нежели вставать на путь «перспективной», но постылой карьеры [115]. Дети, как и взрослые, имеют разный запас прочности. Есть характеры сильные, которые если сначала и пойдут на поводу, то все равно потом сделают по-своему. (Уйдут из института со второго курса. И что вы будете делать?) Там, где родители по жизни оказывают давление на юношу, молодой человек (подсознательно) будет стремиться профсориентироваться таким образом, чтобы стать недосягаемым для родителей. Лучший способ создания недосягаемости — это спонтанное развитие интеллекта, создание (неважно какого) круга интересов, в котором нет места родителям [116].

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры