1 Основы семейной психопедагогики

С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

Основы семейной психопедагогикиСкачать


Автор: Короткий В.

Очень скоро ребенок начинает привносить наблюдаемые явления в игру (простые сюжетные игры). Дети 2-4 лет играют несложно (преимущественно повторяют одни и те же действия) и порознь (рядом, но не вместе). На первых порах существенное значение в игре имеет предмет-заместитель (ролевой набор): игрушечный шприц, белый халат, прибор для прослушивания. Основные конфликты между младшими дошкольниками возникают из-за обладания предметом, который является ключевым в игре [63]. Поэтому здесь часто в магазине сидит по несколько продавцов, а больного осматривает несколько докторов. Разумеется, все хотят варить кашу и угощать, и мало кто хочет ее есть! У четырехлеток наблюдается явное превосходство опоры и сюжета. На первых порах дети точно копируют (обыгрывают) всю последовательность действий взрослого (все, что видели своими глазами), не отступая ни на шаг.

Малышей в игре интересуют предметные действия, старших дошкольников нюансы отношений. Когда ролевая игра переходит на уровень исследования отношений, ребёнок начинает остро нуждаться в партнерах. Объединение детей в совместной игре способствует дальнейшему обогащению и усложнению сюжета. Сюжетно-ролевая игра в развитом виде это уже игра без сюжета (но по правилам!): сюжет начинает варьироваться, если не исчезает совсем. Когда правила вскрыты, вычленены и обобщены, отпадает необходимость опор (предмет уже не играет главной роли). У детей старшего дошкольного возраста воображение опирается на такие предметы, которые лишь отдаленно напоминают орудия взрослого, например, карандаш вместо шприца. (Совет: не заваливайте дошкольника игрушками. Чем больше возможностей у предмета «превратиться» в другой предмет, тем ценнее он для игры.)

В игре нужен товарищ. Если нет товарища, то действия отчасти лишены смысла. Многие родители, чьи дети по тем или иным причинам не посещают детский садик, задаются вопросом: «А может ли взрослый заменить ребенку сверстников в игре?». До известной степени — «Да!» (на уровне 4-5 лет). Малыши любят играть со взрослыми. Только не оговаривайте время ребенку («10 минут»), иначе все удовольствие от игры будет испорчено. Взрослому можно принять участие в игре, играя с детьми на равных (принимая их правила). Однако, развитие произвольности требует, чтобы ребенок подчинялся чужим правилам. В этом смысле общение со сверстниками (на уровне 5-6 лет) является незаменимым. Взрослый и так находится по отношению к ребенку в определенной доминантной позиции (демонстрирует свое физическое и психическое превосходство). Если он к тому же еще будет командовать в игре, то это ударит по самооценке ребенка. Ребенок, общающийся только со взрослыми, представляет собой удручающее зрелище. Общение со сверстниками нужно ребенку для комфортного самочувствия [3]. Общение со сверстниками предполагает разные варианты взаимодействия (смену подчинения и руководства). Дети нередко предпочитают грубого и агрессивного сверстника трогательно-отзывчивому взрослому (бабушке, например).

Дети играют в разные игры (не только ролевые)! Есть еще просто развлекательные игры (побегать друг за другом), спортивные игры (упражнения на ловкость, координацию, борьба) и т. п. Именно в играх со сверстниками обнаруживает себя соревновательный момент (выигрыш или успех приобретает мотивационную силу). Так у детей дошкольного возраста формируется и закрепляется мотивация достижения.

Игра для ребенка не просто забава, а сама жизнь. Играя, ребенок учится жить в реальном мире, приобретая опыт общения и опыт управления собой. В игре впервые возникает новая форма удовольствия ребенка — удовольствие от соблюдения правил. Психологическое кредо трехлетнего ребенка — «Я хочу!». Психологическое кредо старшего дошкольника — «Я могу!» (могу ходить на цыпочках, когда сестренка спит; могу не кричать, не плакать, могу ждать, могу терпеть). Игровая деятельность влияет на формирование произвольности всех психических процессов (см. раздел «Составляющие школьной готовности»).

Внутри игровой деятельности начинает складываться и учебная деятельность (элементы учения вносит взрослый) [63]. Дошкольник начинает учиться играя — к учению он относится как к своеобразной ролевой игре с определенными правилами. Выполняя эти правила, ребенок незаметно для себя проникается серьезным (взрослым) отношением к учебе. У дошкольника возникает желание именно учиться, а уже не играть в учебу.

Рисование

Большинство дошкольников рисует с огромным энтузиазмом, поскольку координация между зрительным и моторным развитием доставляет большое удовольствие ребенку. На первой стадии изобразительной деятельности (3-5 лет) ребенок рисует малое число объектов с примитивной выразительностью: дом, дерево, человечек, забор, солнце и т. п. (все, что заимствовал у взрослых). Наиболее важной для ребенка в этот момент является возможность создавать линии и формы [68]. С определенного момента развития, приблизительно в возрасте 5-6 лет, ребенок преодолевает тематическую узость рисунка и начинает художественно «самовыражаться» (т. е. отражать себя и окружающий мир).

По мнению Л. С. Выготского, с психологической точки зрения рисунок дошкольника следует рассматривать как своеобразную детскую речь. Согласно теории Штерна В., рисунок ребенка отнюдь не изображение конкретно воспринимаемого объекта (как у взрослых). Ребенок изображает не то, что видит, а то, что знает об объекте, или то, что переживает по отношению к изображаемому. (Отсюда такая богатая интерпретация символики детского рисунка.)

В возрасте 5-6 (7) лет дети рисуют во много раз больше, чем в предыдущие и последующие годы [63]. Мальчики преимущественно рисуют дома, города, дороги, автомобили, самолеты в небе, корабли в море, а также войны. Девочки, сензитивные к женским ролям, рисуют «хорошеньких девочек» и принцесс, цветы, сады, орнаменты, а также мам, гуляющих с дочками. Те и другие рисуют животных, папу, маму, себя (атмосферу в доме, свое отношение к родителям, свои проблемы, комплексы и черты). Те и другие рисовали бы значительно больше, но скованы слабой техникой рисования и стереотипными графическими формами, навязанными взрослыми.

Многие родители совершают глубокую ошибку, когда начинают натаскивать ребенка на форму (покупают книжки-схемы: «Вот так рисуется попугай», «Вот так рисуется голубь»). Ребенку, действительно, нужно помочь с техникой, но не с техникой формы (это надо делать постепенно), а с техникой цветоотношения и композиции, что и составляет основу выразительности [28]. (Сначала эмоционально-смысловая окраска и композиционное равновесие, а уж затем очертания и формы.) Каждый из нас назовет пару-тройку художников, которые открыто пренебрегали стандартными формами, но были признаны гениями в силу своей непревзойденной выразительности. (А уж как они работали с цветами?!)

«Если сто лет назад происходящее в возрасте 7-8 лет усиление реализма рисунка расценивалось как эстетический прогресс, то сегодня многие склонны рассматривать это как упадок, как снижение экспрессивности и смелости детских произведений».

(Г. Гарднер)

По мнению Г. Гарднера, вместе с готовой формой (и стандартным цветом) заканчивается «золотой век детского рисунка» и начинается банально-унылый период рисуночного «буквализма» [68].

Пока ребенок рисовал голубых и оранжево-красных лошадок с угловатыми формами и длинными шеями, он еще был художником. Что детского (чистого и прекрасного) осталось в нем, когда вы показали ему схему и цвет? А мы задаем себе вопрос: «Почему наши дети перестают рисовать в начальной школе?». Зачем рисовать дальше, если к созданию идеальной формы способны лишь единицы, а элементарных навыков выразительности не сформировано! Кто из вас умеет рисовать? Правильно, единицы! Потому что нас всех учили одинаково: мы так и не поняли, что такое рисование. (Чайник с натуры — это не рисование.) Подросток не будет продолжать деятельности, в которой он неуспешен. Таким образом, мы изначально лишаем ребенка одного из мощных средств самовыражения, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поздравляю вас, скоро он будет «самовыражаться» на наших нервах!

По мнению американских исследователей Ловенфильд В. и Ломберт В., если ребенок найдет себя в рисовании (творчестве), у него будет снят эмоциональный блок, тормозящий его последующую самоидентификацию [68]. Обучение с прицелом на творчество есть обучение с прицелом на будущее.

Слушание сказок

Дети дошкольного возраста склонны одушевлять явления природы, наделять человеческими свойствами животных и растения. Поэтому они легко понимают и принимают язык сказок. Герои сказок просты и типичны: их характеристика исчерпывается двумя-тремя качествами (небывалая доброта, храбрость, находчивость). При этом герои сказки делают все то, что делают обыкновенные люди: едят, пьют, работают, женятся. Для разграничения добра и зла в сказке присутствуют отрицательные персонажи. Все это способствует лучшему восприятию сказки [68].

История создания сказки подчиняется закону больших чисел. Прежде чем быть записанной, над ней трудились миллионы людей, передавая из уст в уста, отбрасывая несущественное, оставляя главное. Это сделало сказку действительно сгустком человеческой мудрости и максимально увеличило ее пробивную, проходную идентификационную силу.

Сказка воздействует на чувства ребенка. Слушая сказку, ребенок неосознанно в своем воображении сливается (отождествляется, идентифицируется) с героями, если они ему симпатичны. (Слушает кассету «Три мушкетера» и ходит со шпагой по комнате.) Вместе с героями ребенок проявляет доброту и благородство, рискует собой ради других, совершает подвиги, становится смелым, верным, справедливым, предприимчивым. Сказки передают нравственные понятия и чувства ребенку не в виде голой морали или нудной проповеди, а в прозрачной, ясной по смыслу и одновременно захватывающей форме [87]. Идентификационные механизмы позволяют ребенку развиваться в направлении ожиданий общества [63]. («Сказка — ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок».)

Сказки с их чудесами и волшебными превращениями наиболее близки детскому мироощущению. В отличие от мифов, где нередко гибнут главные герои, в сказке все заканчивается хорошо. Басни не столь подходят ребенку. Например, в басне Крылова «Стрекоза и муравей» стрекоза страдает потому, что наслаждается жизнью (?!), а муравей, с которым мы должны идентифицироваться, не проявляет к ближнему никакого сострадания [68]. Внутренняя работа (ребенка) начинается с сопереживания персонажу, а не с рациональных сентенций: кто прав, кто виноват. «Мысль изреченная есть ложь»

(Тютчев).

Дети по многу раз любят слушать (и смотреть) одни и те же сказки, так как их интересует не столько сюжет, сколько нравственная сила героя. Поставьте пластинку, оставьте ребенка наедине со сказкой. Сказка дает ребенку опору (смысл) в развитии определенных личностных качеств. В дошкольном возрасте воспитательное воздействие сказки не уступает воспитательному воздействию ролевой игры. Овладевая действиями игры, изобразительной деятельностью и слушая сказки, ребенок одновременно осваивает произвольные стороны психических процессов, подготавливая себя к следующему насыщенному учебному периоду.

Составляющие школьной готовности

Трудно назвать более ответственный период в жизни родителей, чем последний год перед поступлением ребенка в школу. В последнее время формирование школьной готовности (усилиями родителей, воспитателей детских садов и некоторых учителей) сводится исключительно к натаскиванию детей в чтении и счете («письма» мы как-то побаиваемся). Парадокс заключается в том, что можно всего этого не уметь и быть готовым к школе и, наоборот, можно владеть определенными учебными навыками до школы, а потом методично отставать, отставать и отставать. (Типичная родительская ошибка — неправильная реакция по правильному поводу.) Родителям, обучающим ребенка до школы, следует обратить особое внимание на выбор учебного заведения (по их запросам)! Если такого выбора нет и вам придется отдавать ребенка в обычную школу, да еще по программе «1-4», вы первыми можете столкнуться с проблемой потери интереса ребенка к учебе (проблема «школьной дезадаптации»).

Первое сентября в 1 классе: мальчик Рома читал 42 слова в минуту (при норме 25 слов на конец года). Первого сентября в 1 классе, когда учительница рассказывала детям про букву А, мальчик Рома стоял с поднятой рукой за первой партой и умолял: «Давайте я вам почитаю!». 29 октября того же года Рома лежал на последней парте и демонстративно не принимал участия в уроке (дети пытались читать по слогам). Ребенок не понимал, зачем он ходит в школу.

Изуродованные подготовкой к тестированию дети, которые механически рисуют пятипалого мужчину из теста Керна-Ирасека (воспитатели детских садов понимают, о чем я говорю), — вот закономерный итог истерии школьной готовности. Согласно таким критериям готовности, многие известные в прошлом люди, вообще, не поступили бы в 1 класс современной школы. Тотальное очковтирательство: одни делают вид, что что-то проверяют, другие делают вид, что что-то готовят. Ребенок может уметь читать и считать, но у него могут быть не сформированы навыки поведения на уроке (произвольное поведение). Ребенок может уметь читать и считать, но у него может отставать зрительно-моторная координация и мелкая моторика руки, и тогда вся учеба пойдет наперекосяк. Владеет ли ваш ребенок элементами научной логики, контекстной речи, фонематическим слухом? Вспомните своих одноклассников, которые знали в 1 классе одну букву «О», а потом заканчивали школы и институты на «Отлично»! Сейчас нам предстоит детально разобраться, что такое «здоровый и любознательный ребенок, по-настоящему готовый к обучению в школе».

Произвольность

«Готовность к школьному обучению формируется в ходе самого обучения».

(Л. С. Выготский)

Произвольное поведение — это отказ от непосредственности, это поведение, опосредованное определенным правилом или нормой (это способность ребенка управлять собой и своим поведением). Наблюдения в первые дни пребывания ребенка в школе показывают, что готовности к обучению в школе (читай: произвольности) у многих детей-первоклассников еще нет.

Учительница просит детей успокоиться и прослушать тему урока. Мальчик Вася, невзирая на просьбу учительницы, ходит по рядам и рассматривает предметы, лежащие на партах (у товарищей)...

Учительница просит детей нарисовать 5 кружочков и закрасить первый синим, а последний красным. Девочка Оля рисует бусинки и закрашивает их красным, говоря, что «так красиво»...

Школа — это общественное учреждение, где, по словам Гегеля, дух должен отказаться от своих причуд. Правильно поступают те учителя начальных классов, которые заранее приходят в подготовительную группу детского сада для проведения 35-минутных занятий и сознательно «подтягивают» произвольность своих будущих учеников. (Обычно произвольность складывается к концу первого полугодия таких занятий: дети становятся серьезными и сосредоточенными и уже понимают, что такое учебный процесс.)

Родители также могут формировать произвольность в домашних условиях. У шестилеток еще не развито активное сосредоточение, и им не удается удерживать внимание более 10 минут [87]. Поэтому занятия для них должны быть не более получаса, и за это время надо сменить, как минимум, 3 формы работы. Если ребенок привносит в работу свои задачи, подменяет задачи (самый низкий уровень готовности), то задания ему придется давать в игровой форме: «Вычеркни на листе всех поросят с одним ухом» (ищите в магазине брошюры для подготовки в школу). Если ребенок выполняет задание, но только в присутствии взрослого, значит, оставьте свои дела и садитесь рядом с ребенком (на первом этапе это нормально). Существует следующая динамика обучения произвольности: на первом этапе задачи выполняются в присутствии взрослого, затем они выполняются с опорой на подкрепление (одобрение, наводящие вопросы, выполнение начального действия), на третьем этапе ребенок сам выполняет задачу «от корки до корки» и требует новых заданий от взрослого (получает удовольствие от собственной произвольности) [68].

И не забывайте читать ребенку сказки. Сказки это его умение слушать и слышать! (В школе до сих пор царит 19 век: большую часть времени учительница говорит и изредка что-то показывает. Школа это не телевизор с рекламой, картинками и громким звуком.) Дети обожают слушать сказки на ночь (даже начинают беситься по этому поводу). Вечером им уделяется больше внимания (умывают, закаляют), поэтому перед сном ребенку читают сказку, чтобы он успокоился. Читайте сказки ребенку днем! (Но не так: вы читаете сказку, а у него в одной руке банан, а в другой бантик для кошки.) Посадите его на диван, пусть успокоится, и только тогда читайте сказку. Те родители, которые утверждают, что их ребенок не может успокоиться и, наоборот, начинает прыгать от встречи со сказкой, скорее всего, очень мало читают детям (отсюда такая реакция).

Обучение произвольности вплетено во все виды деятельности ребенка. К концу дошкольного возраста ребенок должен перейти от спонтанного обучения к обучению по программе, предложенной взрослым. И взрослому очень важно понимать, над чем они совместно работают с ребенком.

Умение видеть и мелкая моторика руки

Письмом шестилетние дети овладевают медленнее, чем семилетние. У них еще не развита тонкая координация движений рук (взаимодействие движений рук со зрением) [87]. Умение видеть и мелкая моторика руки формируются в различных видах деятельности: складывание мозаик, кубиков, «пазлов», конструирование (гаечки, винтики, лего-конструкторы), пришивание пуговиц, вырезание, вышивание, нанизывание, склеивание, раскрашивание, штриховка (кстати, один их самых мощных способов постановки руки, только без линейки). Все эти занятия подготавливают руку к письму. Очень полезны лепка и рисование.

Способность действовать по образцу составляет, по словам Запорожца А. В., первый «цокольный этаж» школьной готовности [34].

Лучший способ развития умения видеть и мелкой моторики руки — это срисовывание надписей (по аналогии со вторым субтестом теста школьной зрелости Керна-Ирасека). Ребенку дается лист бумаги, на котором красивым каллиграфическим почерком написано некое короткое слово, например, «кот» (любое пришедшее вам в голову). Задание сопровождают следующей инструкцией: «Посмотри, здесь что-то написано. Ты еще не умеешь писать, но попробуй. Может, у тебя получится точно так же. Хорошенько пиши». От ребенка не требуется умения читать, но ведь он умеет рисовать — вот пускай и срисовывает (копирует) надпись. После того, как он срисует, вы ему прочитайте (его же надпись). Некоторые дети придумывают специальную игру, когда один из родителей пишет (выдает задание), а другой читает надпись ребенка (образец ребенок отрезает и прячет). Такие задания доставляют неописуемую радость ребенку, и он готов месяцами копировать надписи. От родителя требуется только взмахнуть пером (где-нибудь за ужином): ребенок сам принесет вам и листочек, и ручку.

Если ребенку-дошкольнику что-то удается, это вызывает у него настолько сильное чувство удовлетворения (такой восторг), что дополнительные награды только испортят дело [3]. Не следует приучать ребенка к внешним мотивам (слишком рано), когда у него есть еще внутренний мотив: чувство успеха от самого результата действия. Часто ребенок переживает то, что уже недоступно взрослому радость познания, восторг новизны, прилив сил (не от конфеты, а от собственного роста).

Таких развивающих заданий («котов») можно придумать миллион, постепенно удлиняя, усложняя слова, вводя словосочетания, предложения, заглавные буквы. Этим способом вы не научите ребенка читать, но сформируете у него острую потребность учиться!

«Какой рукой писать?» — вот еще один интересный вопрос. Наше письмо построено под правую руку (это и позвоночник, и зрение). Если ваш ребенок все делает правой, то тогда у вас нет такого вопроса. А если левой?...

Гена леворукости до сих пор не обнаружено [87]. Скорее всего, у вашего ребенка произошло научение леворукости по методу импринтинга (Импритинг прочное запечатление первого сигнала). Если младенец при кормлении чаще лежал на правом боку и правая его рука была прижата к телу матери, а левая свободно двигалась (и все это получило такое мощное подкрепление, как утоление голода, жажды, потребности в безопасности), то ваш ребенок автоматически стал леворуким.

Когда леворукость обнаруживается на первых месяцах жизни ребенка, то попытки перевоспитания оправданы. «Творческие способности ребенка» диктует не левая рука, а большее внимание к нему. (Просто у вас проблема, и это ваша защитная реакция.) В более старшем возрасте, когда многие функции нервной системы уже закрепились, автоматизировались, перевоспитание леворукости чревато болезненными проявлениями. Здесь можно попробовать договориться с ребенком (что и сделал автор этой книги), объяснив ему, пятилетнему, что каждый человек в равной степени может владеть той и другой рукой (это даже интересно!). Категорически запрещать ребенку действовать левой рукой ни в коем случае нельзя (например, мой сначала научился копировать надписи левой рукой, а потом правой). Категорическое запрещение действовать левой может обернуться неожиданными проблемами самооценки, поведения и характера. (Лучше устроить соревнование, кто быстрее научится: вы — левой или он — правой.) В нашем случае мы долгое время ждали: что из всего этого получится. Получилось нормально: правой, действительно, писать удобнее! Если у вас леворукий ребенок, то выбор за вами. Только постарайтесь решить этот вопрос до школы.

В 2001 году студентка КФ ПГУ Владыкина И. в курсовой работе исследовала тревожность леворуких детей. В процессе исследования была выдвинута новая гипотеза, что повышенной тревожностью отличаются именно переученные леворукие, т е. дети, действующие левой, но пишущие правой.

Тревожность это эмоционально окрашенное ожидание неблагополучного исхода в разных ситуациях [87]. В школе тревожные дети учатся лучше (это научно доказанный факт). Повышенная (в меру) тревожность способствует более тщательному выполнению задания, самопроверке, самоконтролю. Эти дети переживают за результаты учебы, боятся огорчить родных и близких плохой оценкой, хотят отличиться на уроке.

Вербальная способность

Развитие вербальной способности — это преодоление скованности в общении и это преодоление ситуативной речи, характерной для ребенка-дошкольника [63]. Существует много приемов проверки вербальной способности. «Я начну говорить и остановлюсь, — ставит задачу ребенку психолог. — А ты продолжи вместо меня все, что тебе придумается».

  • Когда наступит сильный мороз...

  • Мороз... (пауза, смущение)

Так продолжает задание ребенок с неразвитой вербальной способностью. В школе про него скажут: «Не умеет говорить полным ответом».

Ситуативная речь это когда из рассказа ребенка (а дети постоянно пытаются нам что-то рассказать) выпадает подразумеваемое подлежащее: «Он его, а она...».

Под влиянием окружающих (по требованию родителей) ребенок будет перестраивать ситуативную речь на более понятную слушателю. Постепенно он вводит вместо бесконечно повторяющихся местоимений существительные, которые вносят определенную ясность. У старших дошкольников, работающих над своей речью, появляется типичная для их возраста речевая конструкция: «Она (девочка) пошла. Он (волк) напал» [63]. Ребенок сначала вводит местоимение, а затем, чувствуя неясность своего изложения, добавляет существительное. Это уже значительный шаг вперед. Контекстной (полной, вразумительной) речью ребенок овладеет под влиянием систематического обучения. В данном случае уже от родителей потребуется терпение и умение слушать. Не отмахивайтесь от ребенка. Если родители много разговаривают между собой, то детям тоже очень хочется поговорить. Сильным упражнением по развитию контекстной речи (на более отвлеченных текстах) является пересказывание сказки, которое периодически можно предлагать ребенку. Дети требуют читать некоторые сказки по несколько раз. Вот и попросите его пересказать сказку (перед пятым прочтением). Такие задачи можно ставить уже четырехлетнему ребенку. То, что вы услышите, — это шедевр. Подобные события надо записывать на пленку!

Работа над построением связной речи необходимое условие не только развития речи, как таковой, но и умственного развития ребенка в целом [63].

Память

В центре школьной готовности стоит память. (Воля и память — детерминанты подготовительного периода!) В этом возрасте следует намеренно тренировать запоминание в целях последующей школьной успешности. Тренировать память надо во всех направлениях: зрительную, слуховую, кратковременную, долговременную, механическую, словесно-логическую, постепенно включая ребенка в полноценный учебный процесс.

Механическая и эмоциональная память формируется с помощью стихов, долговременная и словесно-логическая — с помощью пересказывания нерифмованных текстов своими словами, в том числе с помощью пересказывания сказок.

Кратковременная слуховая память это цифры, слова, предложения, дидактические задачи, в том числе не связанные друг с другом по смыслу («Сейчас пойдешь к маме и скажешь, чтобы она нашла книгу, ручку, тетрадку; и принеси их сюда. И скажи «пожалуйста». «Сейчас на ниточке нарисуешь 5 бусинок так, чтобы ниточка проходила через середину бусинок. Первую и последнюю бусинку закрась красным карандашом»).

Зрительная память это рисование клеточных орнаментов и разного рода графических объектов (домиков, заборов) по памяти. Такие задания можно найти в пособиях для дошкольников. Там вообще много интересных заданий. (Например, выставьте на стол несколько предметов, попросите ребенка зажмурить глаза, уберите один из предметов и предложите вспомнить.)

Задача взрослых — обеспечить переход от непроизвольного запоминания к произвольному. Благоприятные условия для овладения произвольным запоминанием складываются в игре [63]. Количество запоминаемых слов (названий предметов), когда ребенок играет роль покупателя в магазине, оказывается выше, чем количество слов, запоминаемых по прямому требованию взрослого. Ребенок, передающий в штаб сообщение, также запоминает больше.

Уже в 2,5 года (в конце раннего детства), при очередном прослушивании сказки, ребенок может вставлять реплики главных героев во время дидактических пауз взрослых. («Как выскочу, Как выпрыгну, Пойдут клочки по закоулочкам!») В 4-5-летнем возрасте ребенку помогают запоминать и воспроизводить наводящими вопросами («А кого она встретила потом?»). Ребенок нежного возраста не владеет специальными действиями запоминания (не имеет перед собой цели запомнить или припомнить что-нибудь). Такие действия активно складываются в дошкольном возрасте и только при участии взрослого.

Формулируя задания на развитие памяти, надо помнить про ее предельный объем. Пропускная способность кратковременной памяти «семь плюс (минус) две единицы информации» (формула Д. Миллера) [92]. Если кто-то назовет вам номер телефона из 11 цифр, вы не запомните и пяти (вас «выключат» избыточным объемом информации).

А теперь следите по тексту:

«Сейчас на ниточке (1 единица) нарисуешь пять (2 единица) бусинок (3 единица) так, чтобы ниточка проходила через середину бусинок (4 единица). Первую (5 единица) и последнюю бусинку (6 единица) закрась красным карандашом (7 единица)» (итого: 7 единиц информации). Но малыш, обучающийся запоминанию, может первоначально брать только 3-4 единицы (норма 3-летнего ребенка). Поэтому упрощайте задания и ведите обучение в зоне ближайшего развития дошкольника: «Вычеркни на листочке всех поросят с одним черным ухом и без хвоста» (задание на внимание, память и произвольность) [45].

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы


Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; EasyTpl has a deprecated constructor in /home/s/syntonesru/syntone-spb.ru/include/components/tpl/easytpl.php on line 2

Наши Партнеры