С.-Петербург +7(812) 642-5859 +7(812) 944-4080

5 великих тайн мужчины и женщиныСкачать


Автор: Курпатов А.
Андрей Курпатов

АндрейКурпатов

Пятьвеликих тайн

мужчиныи женщины

ОТ АВТОРА

Эта книга уже хорошознакома моим читателям под названием «Красавица и чудовище». И, видимо,пришлась им по душе, поскольку даже стала бестселлером. Но к ней всегда былинарекания… Мой издатель, например, считает, что у нее «непонятное название» —какая «красавица», какое «чудовище»? А читателям не понравилось, что такая«умная книжка» оформлена как «бульварный роман».

Ну что ж, менятьголову я бы не согласился, а обложку — это пожалуйста… Так что теперь передвами не «Красавица и чудовище», а «Пять великих тайн мужчины и женщины» с моимизображением на обложке. Надеюсь, вы не сильно испугались… Шутка. В остальном— все как прежде.

Почему «Пять великихтайн мужчины и женщины»? Вообще говоря, у мужчин и женщин тайн, конечно,больше. Особенно друг от друга, по вот основных, общих для всех нас тайн именнопять. Это тайна эволюции, тайна оргазма, тайна сексуальности, тайна инстинкта итайна существа. Ровным счетом — пять штук, как и глав в этой книге.

Природа зачем-топридумала два пола — мужской и женский. А она никогда и ничего не делает простотак. Мы — мужчины и женщины — разные. Космически! Считай — с разных планет. Аживем вместе… Что было бы совсем приятно, так это, если бы мы друг другапонимали.

Мужчины действительноочень хотят все знать о женщинах и понимать их. Только у них это редкополучается. А женщины, в свою очередь, все хотят знать о мужчинах. Результатчуть лучше, чем у мужчин, но куда расти — есть. Как этого добиться? Нужнопринять к сведению «тайны пола».

Так что, усаживайтесьпоудобнее — тайны открываются!

Искренне Ваш, АндрейКурпатов

ПРЕДИСЛОВИЕ

Не сочтите занавязчивость или же за проявление неуважения, но сейчас я буду рассказывать вамсказку, которую все вы, конечно, знаете. Сказки — это такая странная штука…Их придумывают взрослые, и, кажется, что для детей, но это действительно толькотак кажется. Взрослый, рассказывающий ребенку сказку, испытывает двоякиечувства: с одной стороны, это чувство ностальгии по утраченному детству, по«блаженному неведению»; с другой стороны, это чувство некоторого стеснения,какой-то неловкости — ведь врать собственному чаду не хочется, а разрушать егорадужные иллюзии кажется жестоким.

Где-то глубоко внутрисамих себя мы понимаем: ребенок должен знать правду — это его защитит. Норассказать ему правду о жизни — значит лишить его детства! Как он будет себячувствовать, если узнает, что у его родителей, мягко говоря, далеко не всегладко? Что завершающее сказку пиршество, где кто-то был и что-то пил, — тольконачало жизненной эпопеи? Что фраза «с тех пор они жили долго и счастливо иумерли в один день» — это просто шутка, и достаточно злая, надо признать!

Есливопрос пола — мировой вопрос, если в поле есть истинное и тайное, тайна будетвечно раскрываться, до конца оставаясь тайной.

ЗинаидаГиппиус

Стоит ли рассказыватьсвоему ребенку о том, что пушкинская сказка про золотую рыбку — это грустнаяистория, повествующая о причинах извечного мужского несчастья? Мужскоенесчастье — это жена, «вздурившаяся старая баба», меркантильная, неблагодарная,зло и без оглядки плюющая в нежную муж скую душу. А вечная мужская мечта —такая вот «золотая рыбка», удивительная женщина, которой хочется «все отдать»,причем искренне и бескорыстно, ведь она с такой благодарностью помнит о том,что было для нее сделано. Женщина, которая всегда поддержит и не бросит в беде,а любит просто за то, что он — этот ее мужчина — есть. Надо ли отцурассказывать об этом своему сыну или подождать, пока он сам узнает?

А имеет ли смыслрассказывать девочке о том, что «Сказка о царе Салтане…» — это сказка о том,какую роковую роль в жизни женщины играет мужчина? О том, как он ее выбирает(«будь царица и роди богатыря…»), как он в ней сомневается («родила…неведому зверушку»), на какие страдания он ее обрекает («бочка по морюплывет… плачет, бьется в ней царица»), как он ей изменяет (со «сватьей бабойБабарихой»). О мужчине, который не понимает и не ценит ее — женщину, готовуюпожертвовать ради него самым дорогим… А надо ли рассказывать девочке о том,каким должен быть мужчина? Как он должен защищать ее от «коршуна-кощея», беречьи поддерживать? Надо ли, если всякая женщина, в отличие от девочки, хорошознает: такого мужчины в ее жизни никогда не будет? Наконец, стоит ли вообщерассказывать девочке сказку о «Царевне лягушке» или, например, «Русалочку»Ханса Кристиана Андерсена?..

Нет, собственномуребенку хочется сказать: «Давай, малыш, не дрейфь! У тебя впереди большая ипрекрасная жизнь! Все будет хорошо!» Но ведь каждый взрослый знает, что этонеправда. Жизнь, скорее всего, действительно будет, но хорошей… Это вряд ли.И потому так хочется хоть чем-то защитить свое милое чадо, хоть что-топодсказать ему, как-то предупредить о грядущих напастях! Так появляются сказки,которые на самом деле — не пустые аллюзии, не развлечение и не фантазия, азакодированные послания из мира взрослых в мир ребенка. Впрочем, до ребенка этипослания дойдут только тогда, когда он сам станет взрослым. Однако же это неделает такие послания для нас как для исследователей менее интересными. Да, япредлагаю нам быть исследователями человеческой природы, поскольку считаю, чтознание этой природы абсолютно и жизненно необходимо каждому уважающему себячеловеку. И вот почему я должен сейчас рассказать сказку, на мой взгляд, самуюдраматичную из всех русских народньк сказок, хоть и с хорошим концом.Называется она «Аленький цветочек» (в иноязычной интерпретации — «Красавица иЧудовище»), а сюжет ее заковырист до невозможности.

С одной стороны, у насНастенька — девушка во всех отношениях хорошая, но ожидающая от папы того, чегоон фактически исполнить не может, а именно: привезти ей из дальнего плаванияаленький цветочек. С другой стороны, Чудовище — субъект вплоть до финальнойсцены непонятный; очевидно, что оно «ужасное снаружи» и вроде как «доброевнутри». Впрочем, доброта эта до поры до времени сокрыта в нем категорически. Узверя этого, как потом выясняется, весьма непростые отношения с некой старойженщиной (видимо, со злой матерью), от чего, собственно, и все проблемы.

Ну что там дальше?Отец Настеньки отправляется по своим торговым делам за три моря и собираетпредварительно наказы-заказы от своих дочек: одной — одно, другой — другое,третьей вроде бы что-то очень незатейливое — аленький цветочек. Первые двазаказа вполне выполнимы: раскошеливайся — и пожалуйста, а вот аленький цветочек— это просто наказание какое-то, нигде его нет и даже где искать — неизвестно.В конечном счете запрошенный Настенькой ботанический раритет обнаруживается,причем не где-нибудь, а на необитаемом острове. Батюшка счастлив, решает: «Былане была!» — и устраивает кражу этого сельскохозяйственного имущества.

Но недолго емутешиться, поскольку «Кинг-Конг жив», и он уличает нашего вора-басурманаславянского происхождения на месте преступления. Изловивший добросердечногопапашу субъект страшной до неприличия наружности (не то хозяин острова, не тохранитель аленького цветочка) требует себе жертву во искупление сегонедостойного поступка. Сокрушенный отец возвращается домой, и Настенька, узнаво том, как она «подставила» дорогого родственника, решает принести себя вжертву.

На острове, где оначудесным образом оказывается, все мило и благолепно, однако тревожно до жути.Она прислушивается и присматривается — где-то в густой лесной чаще бродитужасное, бессердечное чудовище с абсолютно непонятными, но явно недобрыминамерениями. Ух!.. Впрочем, постепенно ужас сменяется тоской по дому, ачудовище оказывается не только не злобным, а чутким и даже чувствительным, ипотому отпускает Настеньку на побывку. Но дома в дело вмешиваются«женщины-завистницы» — сестры Настеньки; они переводят стрелки часов, иувольнительная главной героини угрожает перерасти в самоволку. В самыйпоследний момент, уже опаздывая, Настенька спохватывается-таки и возвращается спомощью волшебного колечка-мобиля на остров.

Картина на островеужасная! Кажется, что мы присутствуем на Земле то ли в момент ее сотворения, толи в процессе Армагеддона.

Люблю яи делаю любимую моею, мною самим, раскрывая ее и себя. Нашел я ее и узнал. Ново мне и она меня искала, нашла и сделала своим и собою. И не бывает, не можетбыть истинной любви без ответа, она всегда — любовь двоих.

ЛевКаосавин

Гигантское Чудовище,потерявшее надежду и чувствующее себя обманутым, лежит, обессиленное, на холмеу взморья и умирает, а пересохшие губы шепчут: «Настенька, Настенька… Что жты так обманула меня, Настенька… Ненаглядная моя Настенька…» Аленькийцветочек в ослабевших руках несчастного — уже не аленький, а серенький, с элементамитления. Вселенский потоп, крушение Вавилонской башни, жертвоприношение Авраама,сожжение Содома и Гоморры кажутся на фоне этой трагедии просто невинными шалостями«товарища сверху».

И тут неимоверная силаженской чувственности просыпается в Настеньке, она бросается к чудищу и молитего о прощении: «Не умирай, миленький, пожалуйста, не умирай! Ведь я так люблютебя! Так люблю! Как же я без тебя…» И безудержные женские слезы падают нааленький цветочек… Бах!.. Бездыханный зверь на глазах у Настеньки превращаетсяв чудесного красавца — «не принца, а королевича»! Звук фанфар — чары спали,темные силы повержены, а впереди свадьба и длинная-предлинная жизнь, и так,чтобы вместе, и так, чтобы умереть на одной подушке. Ура!

Ну и о чем эта сказка?Зигмунд Фрейд бы сказал, что вся проблема в «аленьком цветочке», который, вневсякого сомнения, есть символ «мужского полового члена». У каждой женщины,поведал бы нам отец-основатель психоанализа, наличествует «комплекс Электры»(это аналог знаменитого «Эдипова комплекса» у мужчины). Согласно этомукомплексу, Настенька ждала от своего отца любви и страсти — то есть (даже незнаю, как такое и сказать) рассчитывала на отеческий «аленький цветочек». Папа,понятное дело, тоже всего этого хотел, но не сдюжил, а потому найден был этот«цветочек» в другом месте, т. е. у другого мужчины, на которого Настенькаосуществила свой «перенос».

Карл Гюстав Юнг сказалбы, вероятно, что дело в «архетипическом образе Страшной Матери», которыйдовлеет над мужской половиной человечества, не позволяя представителям этойполовины воссоединиться с собственным «либидо». Возможно, у классиковпсихоанализа пошла бы еще речь о нарциссизме — слишком уж зациклено чудовище насвоем, прошу прощения, «аленьком цветочке». Не исключаю, что были бы предложеныи какие-то дополнительные версии, касающиеся сексуальных извращений самогоразного плана (садомазохизм, например, эксгибиционизм и т. п.).

Со всем этим я готов,при наличии некоторых оговорок, согласиться, но об этом ли сказка? Я полагаю,что сказка эта — об отношениях полов, отношениях драматичных, часто роковых,поскольку в них — в этих отношениях — сокрыты тайны, которые загадала намэволюция и физиология сексуальности, красота и инстинкты, общество и самасущность полов. И сейчас нам предстоит разгадать все эти тайны — как обычно, отглавы к главе.

Приятного путешествия!

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ: «ОН» И «ОНА»

«Что наша жизнь?» —восклицает оперный Гер-манн в «Пиковой даме» и дает неправильный, а точнееговоря, неполный ответ: «Игра!» Наша жизнь — это, конечно, игра, но, какпоказывает опыт и самого Германа, да и любого другого человека, наша жизнь —это игра мужчин с женщинами и женщин с мужчинами. Вы только представьте себе насекундочку, что эволюция пошла по другому пути, что мы, как и амебы, размножаемсяделением, никаких полов у нас нету, а на вершине эволюционной иерархии царитабсолютное половое, точнее — бесполое — единообразие… Представили? Что отнашей с вами жизни в этом случае останется? Будут ли в таком обществесуществовать культура, наука, искусство? Станут ли в нем люди работать, аглавное — чего ради, собственно, они будут это делать? И чем вообще они будутзаниматься, не будь полов? Нет, дорогие мои, такое общество невозможно впринципе!

«Половой вопрос» —это, как оказывается, самый важный, самый насущный, самый серьезный вопрос длявсей нашей жизни в целом. И до тех пор, пока он не решен (а он, заявляю этоофициально, даже и не поставлен пока должным образом), наше существованиеобречено на бесконечные, бессмысленные и беспощадные муки сердца. Мы будемстрадать, питать иллюзии, натыкаться на бесконечные препятствия,разочаровываться, снова и снова наступать на одни и те же грабли — и все до техпор, пока не решим полового вопроса. С чем ко мне как к психотерапевту приходятна консультацию? С проблемами в личной жизни. А что это за проблемы? Это преждевсего проблемы отношений с представителями противоположного пола. Меняспрашивают: «А почему он ведет себя таким образом?»; «Что может значить эта еереакция?». Меня никогда не спрашивают про «ОНО», меня спрашивают или про «НЕЕ»,или про «НЕГО». И в этом все!

В любвимужчина ищет безусловную рабыню, а женщина — безусловное рабство. Любовьвозвращается к прошлой культуре и прошлому.

Фридрих Ницше

Но что такое эти «ОНА»и «ОН»? Попытки психологии дать ответ на этот вопрос пока успехом не увенчались— вы при всем своем желании нигде не найдете книги, которая бы содержала в себевнятную и стройную систему описания мужской и женской психологии. И знаетепочему? Потому что в голове ученых мужей никак не укладываются два загадочныхпротиворечия. Первое: все умом понимают, что мужчина и женщина — это не одно ито же, но никто не чувствует этой разницы. Второе: «муж чин» и «женщин» вдействительности просто не существует, однако же все наше существо определяетсятем, к какому полу мы принадлежим. Догадываюсь, что обе эти фразы звучат какбред сумасшедшего. Но в этом-то, собственно, вся и проблема! Если же мы сможемвникнуть в суть этих высказываний, если мы увидим, что это вовсе никакие не парадоксы,то «половой вопрос» будет снят с повестки дня, причем раз и навсегда. Ну или,по крайней мере, он перестанет быть проблемой, влеку щей за собой бесконечныеиздержки.

Сейчас нам и предстоитпоставить «половой вопрос», разглядеть проблему и понять, что перед нами такая загадкаприроды, на разрешение которой нужна целая книга, которую, впрочем, вы в рукахи держите.

Курица — не птица. А петух?..

Начнем разбираться снашим первым «парадоксом». Утверждение о том, что мы — мужчины и женщины — другот друга отличаемся, наверное, ни у кого сомнений не вызывает. Но понимаем лимы это по-настоящему? Не является ли это наше «понимание» лишь формальной,пустой, по сути, констатацией факта? К сожалению, весь мой практический опытврача-психотерапевта свидетельствует о том, что по большей части мы толькодумаем, что понимаем этот тезис. Понимать что-то и принять, прочувствовать,пропустить через себя это «что-то» — вещи, согласитесь, разные. Я могупонимать, что все люди «внутри» хорошие, но это не мешает мне испытыватьнегативные чувства к тем, кто не разделяет моих убеждений, кто действуетвопреки моим желаниям, кто ставит меня в неудобное положение. Понимать и чувствоватьнутром — это разные вещи.

Так что при всем нашем«понимании» различий между мужчинами и женщинами ничто не мешает нам вести себятак, словно этих различий не существует. Все мужчины, и я это подчеркиваю, —все мужчины подсознательно ждут от женщин, что они — женщины — будут вести себятак, как ведут себя мужчины, что они будут чувствовать то, что чувствуютмужчины, что они все будут пони мать так же, как это понимают мужчины.Разумеется, подобные ожидания тщетны, поскольку мы — мужчины и женщины — разные.Никогда женщина не будет вести себя так, как ведет себя мужчина (она можеттолько изображать из себя «мужчину»), поскольку она никогда не будет думать также, как думает мужчина, никогда ее чувства не будут идентичными или хотя быродственными чувствам мужичин. В результате ожидания мужчин терпят фиаско,разочаровываются и пускаются в самые разнообразные обвинения: «женщины думаюттолько о себе»;.«все бабы — дуры»; «что с женщины возьмешь?» Но ведь весь этотжалкий лепет — от бессилия, я бы даже сказал, бессилия непонимания.

С женщинами, к слову,та же самая ситуация. Все женщины, и я снова это подчеркиваю, сами того неосознавая, ждут от мужчин, что они — мужчины — будут воспринимать мир так, каквоспринимают его женщины, что они будут понимать, что думают женщины, что ихповедение будет таким, каким его хотят видеть женщины. В действительностимужчины, даже если бы они и хотели, не способны ощущать, чувствовать, думать всоответствии с этими ожиданиями и требованиями представительниц «слабого пола».Они будут делать это по-мужски, поскольку они мужчины. А что остается в такойситуации женщинам? Им остается разочаровываться, злиться и клясть судьбу: «всемужики — козлы»; «им одно нужно»; «они эгоисты»; «они только о себе и думают».

Конечно, каждый из наси по любому вопросу находит уйму аргументов в пользу своей правоты (кто ж не умеетискать аргументов в пользу того, что он прав?). Но при этом и я уверен в том,что я прав, и Мой оппонент уверен в том, что он прав, и у обоих у нас есть нато «неопровержимые доказательства». На самом деле, мы просто не понимаемпозиции, положения, состояния, мироощущения своего оппонента» в противном случаенам и в голову не пришло бы С ним спорить. Ощути мы его правоту, которую онименно ощущает, то стали бы договариваться, искать взаимовыгодные компромиссы,точки соприкосновения. Итак, в основе любого конфликта, любого противостояния, любыхпроблем между людьми стоит их взаимное непонимание. И в особенности это касается«полового вопроса», поскольку наше понимание взаимных различий — это чистойводы химера.

Проведемпсихологический эксперимент:

«Изменятьили не изменять? Вот в чем»

Если вы хотитеубедиться в том, что мужчины и женщины живут в абсолютно отличных друг от другамирах, поинтересуйтесь, как относятся к измене (т. е. к сексуальным контактамна стороне) представители разных полов. По тем или иным причинам и приразличных обстоятельствах на измену могут пойти как мужчины, так и женщины,хотя мужчины изменяют своим «постоянным партнершам» в среднем в четыре разачаще. Но дело здесь не в статистике и не в патологической тяге к измене, а втом, что измена воспринимается мужчинами и женщинами по-разному.

Мужчина, если взять изасунуть в дальнее место все его воспитание и сознательные установки моральногосвойства, просто не понимает, что такое измена. Он осознает, с одной стороны,свое желание — он или «хочет», или «не хочет», — а с другой стороны, понимаетсвои обязательства. И то и другое для него важно. Если он обязался браком, значит,он должен быть хорошим мужем, что означает для него буквально следующее: ондолжен зарабатывать для своей семьи деньги, отдавать «ценные указания» иследить за тем, чтобы все члены его семьи излучали счастье (если они счастье неизлучают — это не его вина, а их проблемы — все недовольные получат по первоечисло). Так думают мужчины.

Однако если у субъектамужеского пола возникло сексуальное желание в отношении какого-то третьеголица, если его заинтересовал какой-то иной «сексуальный объект», то это, помнению этого мужчины, «совершенно другое дело», с его семейными отношенияминикак не связанное. «Просто возникло желание», «просто захотелось», и «эторовным счетом ничего не значит», «подумаешь, переспал с кем-то, какаяневидаль!» Иными словами, в психологии мужчины между сексом и социальнымиобязательствами пролегает великая китайская стена. Желание — это одно, аобязательства — это другое: «Я свою жену люблю и бросать ее не собираюсь. Аинтрижка на стороне?.. Ну, просто интрижка, ничего особенного!» Разумеется, подобныерассуждения покажутся женщине «бредом кобеля-конформиста», причем «насквозьлживого кобеля-конформиста», потому что все у них — у женщин — здесь выглядитпо-другому.

Для женщины союз смужчиной — это вовсе не «гражданский акт» и не вериги «социальнойответственности». Если отбросить всяческие меркантильные издержки, которыеиногда превалируют в судьбе женщины, а также давление традиции, которая иногдасильно искажает подлинную линию женской судьбы, то можно с уверенностьюутверждать буквально следующее: женщина решается на союз с мужчиной только втом случае, если он воспринимается ею как мужчина. Но что такое такой мужчина всознании женщины? «Настоящий мужчина» для женщины — это не просто тот, комуможно доверять, а тот, кому можно довериться.

Женщинам этоуточнение, вне всякого сомнения, очень хорошо понятно. А вот мужчинам я быпредложил над ним задуматься. Проведем психологический эксперимент… Пусть моймужчина-читатель представит себе того, кому бы он мог не просто доверять, адовериться. От такого предложения всякий мужчина сначала испытает некоторыйшок, а потом надолго впадет в состояние выраженного внутреннего напряжения,отягощенного манией преследования. Для мужчины вообще непонятно, как можнодовериться, это отнюдь не из его репертуара! Он может «доверять», «полагаться»,«рассчитывать», но никак не доверяться.

Женщиныспособны на все. Мужчины — на все остальное.

АнриРенье

Теперь пусть мояженщина-читательница представит себе мужчину, которому она доверяет, а вотдовериться не может. Возникает ли у вас, дорогие дамы, всеобъемлющее желаниесвязать с ним свою судьбу? Нет. Такой мужчина может стать вам хорошим другом(по крайней мере, для такой роли он кажется вам вполне подходящим), а вот бытьвозведенным на пьедестал «единственного-ненаглядного-любимого» он претендоватьникак не может. Причем, если мужчина при подобном психологическом экспериментеиспытывает ужас, то женщина, напротив, отдается во власть чувства своегонеутоленного «женского счастья». Так что эффект от одного и того же действияздесь у представителей разных половых групп прямо противоположный.

Что ж, сновавозвращаемся к вопросу измены. Если мужчина изменил своей партнерше (невлюбившись, конечно, в эту пассию по уши), он уверен, что ему можно доверять,поскольку «ничего такого он не сделал». Такая измена, по его мнению, не предательство,не «психологическая измена», а просто «физическое развлечение», что-то вродевозможности погонять на «Ягуаре», сходить на футбольный матч любимой командыили, на худой конец, «дернуть бутылочку холодного пивка» после рабочего дня.Впрочем, что такое физический восторг от полупьяных криков с трибун: «Гол!!!»,женщине, конечно, никогда не понять, так что не стоит даже и пытаться. Но могувас заверить: восторг здесь чисто физический. Разницы между мужским оргазмом инакалом страсти при виде забитого в ворота противника гола — никакой!

Если же женщина измениласвоему партеру, — это или «политический акт», или «кряк души». Возможно, онапыталась таким образом повысить свою самооценку («Я еще могу нравиться! Меняеще хотят, черт возьми!»). Возможно, она настолько измучена немужественностьюсвоего партнера, что просто решила наконец «плюнуть на все» и «пуститься во всетяжкие». Возможно, она пыталась посредством своей измены унизить партнера илизаставить его ревновать (в последнем случае, правда, до секса, как правило,дело не доходит — не те задачи). У мужчины за его изменами таких целей не стоити стоять не может, только если он не совершенный невротик.

Однако же, что мывидим… Женщина, которой изменил ее мужчина, уверена, что «этот урод» сделалэто или по причине «низкой самооценки» в целях «компенсации», или неудовлетворен ею как женщиной, а потому «пустился во все тяжкие», или же хотелтаким образом ее унизить, а если дело до коитуса не дошло, а ограничилосьфлиртом, то заставить ревновать: «Идиот, пытался доказать, что он нарасхват».Боже, как далеки эти рассуждения женщины от действительных намерений мужчины!Если же женщина изменила мужчине, то — караул. Первым делом у него возникаетпаника: «У меня член маленький!» (даже если он и что-то другое подумает, то,можете быть уверены, рано или поздно все так или иначе сведется к мукам поповоду длины этого хозяйства). И ведь ему даже в голову не придет поразмыслить,а не в том ли дело, что у него мозги маленькие или, напротив, слишком большие.

Не знаю, что я могуеще по этому поводу сказать, но то, что тут царит полное отсутствие какого-либопонимания мужчин женщинами и женщин мужчинами, мне кажется вполне очевидным. Вдругих случаях, когда речь не идет о таком «криминале», как измена, возможно,это полное отсутствие взаимопонимания между полами, эти абсолютно беспочвенныеи неконструктивные попытки приписать поведению представителя противоположногопола мотивы собственного, и не столь заметны. Ну что ж, остается поднапрячься,и вы их заметите…

Милый мой, хороший, догадайся сам!

Вспомните сказку прожуравля и лисицу, ведь это не сказка, — это быль об отношениях мужчины иженщины. Журавль повстречал лисицу и был весьма этим обстоятельством обрадован,настолько, что даже пригласил лисицу к себе отобедать. Лисица, разумеется,согласилась; а как иначе? — хорошее обхождение предполагает готовность ксогласию. В условленный час лисица пришла к журавлю на обед, а тот к немуготовился и, надо признать, постарался на славу: сделал добрую окрошку и разлилее в лучшую свою посуду — в кувшины. Лисица попыталась отведать предложенногоей кушанья, но ее голова в кувшин не пролезала. Журавль привык есть из кувшина,поскольку это было ему очень удобно с его длинным клювом. То, что лисица, мягкоговоря, существо другого рода, он не понял, внимания этому не придал и поставилее тем самым в ужасно неудобное положение.

Женщиныслишком не доверяют мужчинам вообще и слишком доверяют им в частности.

ГюставФлобер

Лиса, разумеется,разозлилась на журавля за такой прием, за такое к себе невнимательноеотношение. Разозлиться разозлилась, но виду не подала. Что ж, лисица пригласилажуравля на ответный обед… В назначенный час журавль явился, она жеприготовила манную кашу, которую размазала тонким слоем по плоскому блюдцу.Журавль, конечно, по природной своей простоте подвоха лисицы не заметил ипринялся клевать кашу с блюдца. Но успеха в этом предприятии не имел, блюдцепод ним прыгало, а заветная кашица в рот ему не попадала. Потыкался-потыкалсяжуравль в блюдце, разозлился и излил гнев свой на лисицу — ударил ее клювом влоб, а та и преставилась. Вот такая сказка…

Что ж, остается толькоудивляться народной мудрости. Лучшего иносказательного изложения проблемы«полового вопроса» придумать трудно. Журавль не заметил, не понял, не подумал;не придал значения тому очевидному, на первый взгляд, факту, что он отличаетсяот лисицы, а лисица, соответственно, отличается от него. Если ему удобно естьиз кувшина, значит, и всем должно быть удобно — так рассуждает эта птица, имякоторой, конечно, не журавль, а мужчина. Выглядит логично (чем мужчины, какизвестно, гордятся), а получается — скверно.

Если мужчины исовершают глупости, то вовсе не потому, что хотят совершить глупость или со зла,а просто этот их поступок кажется им правильным; возникает это ощущение отнепонимания того, что представляет собой женщина и что ей на самом деле нужно.Перефразируя знаменитую пословицу, можно сказать: что мужчине хорошо, тоженщине — смерть. Реакция нашего журавля-мужчины, выразившаяся в откровенномнасилии, конечно, не имеет себе оправдания, но, с одной стороны, онаестественна, а с другой стороны, «хотели как лучше…» и «за что боролись…»

Теперь о лисице…Женщина в нашем обществе не привыкла, не умеет, а в ряде случаев просто несчитает необходимым объяснять свою позицию. Женщин (девочек, девушек) не учатоткрыто излагать свои пожелания и нужды; считается, что это даже стыдно инедостойно. Почему? Ну вот так… В результате женщина постоянно ждет отмужчины, что обо всем он сам догадается. А как ему догадаться? Он и сам ждетинструкций, ему все нужно объяснять. Лисица повела себя как настоящая женщина —ничего не сказала, смолчала, может быть, даже поблагодарила, а потом, чтоназывается, «выкатила».

Неспособная нивысказать свое желание, ни пойти в лобовую атаку, защищая свои права, женщинаидет на разнообразные ухищрения, на всяческие уловки, завуалированные«контратаки». Что из этого получается? Что количество разводов, по крайней мерев России, превышает количество заключенных браков, а в европейских странахвообще треть семей состоит из одного человека. Кто от этого страдает?.. Нуконечно, это страдание обоюдное, но, как говорил профессор, преподававший мнетерапию, «чаще бывает то, что бывает чаще», так что чаще, гуще и большестрадают женщины.

Наша проблема не втом, что мы — мужчины и женщины — разные, а в том, что мы не задумываемся,насколько мы разные. Одной констатации факта здесь недостаточно; чтобы извлечьиз него хоть какие-нибудь дивиденды, нужно этот факт прочувствовать, подойти к немус ощущением «священного трепета».

Каким ты был, таким ты и остался?..

Переходим ко второйчасти заявленного «парадокса», к самой, может быть, парадоксальной его части.Итак, что значит сумасбродное заявление автора этой книжки о том, что «мужчин»и «женщин» не существует? Прежде чем я поясню эту мысль, позвольте мнеподелиться с вами одним наблюдением-переживанием. Мне, по роду моейдеятельности, часто приходится присутствовать на всяческих «уважаемыхсобраниях», где специалисты в области психологии, психотерапии, сексологии итому подобных наук рассуждают о «мужчинах» и «женщинах». Они говорят: «мужчины— это…», «женщины никогда…», «специфика мужественности состоит в том,что…», «женственность предполагает…». И вот я сижу в этом зале илиаудитории и думаю: «А о чем, собственно, идет речь? Что говорящие понимают подсловом „мужчина", под словами „женщина”, „мужественность" и „женственность"?»

Мой читатель, вероятно,уже готов окончательно причислить автора к сонму умалишенных. Не буду с этимспорить и вас переубеждать, но все же давайте во всем этом разберемся, этоважно. Очевидно, что всякий человек, произносящий слово «мужчина» или слово«женщина», держит у себя в голове какой-то идеальный образ или, проще говоря, представлениео том, что это такое. Каждый представляет себе что-то и это что-то называетсоответствующим словом. Представление это сугубо идеалистическое, грубееговоря, фантазийное. Речь идет некоем «абстрактном мужчине» и некой«абстрактной женщине», т. е. о том, чего в природе не существует.

Страницы:

Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Наши Партнеры